• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ АЛТАЙСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 01 июля 2010 года Дело N 22-3879/2010
 

г. Барнаул 1 июля 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда в

составе председательствующего Науменко Т.В.,

судей Кононовой Л.С., Гладких Л.В.,

с участием прокурора Дворниковой О.В.

адвоката Буторина В.Н.

при секретаре Фролове В.А.

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу адвоката Буторина В.Н., на приговор Хабарского районного суда Алтайского края от 24 мая 2010 года, которым АХТЯМОВ О.Р., не судимый,

- осужден по ч.3 ст. 264 УК РФ - 2 года лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управлять транспортным средством на 2 года.

Заслушав доклад судьи Кононовой Л.С., адвоката Буторина В.Н., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора Дворниковой О.В., полагавшей приговор суда постановленным законно, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Ахтямов О.Р. признан виновным за нарушение лицом, управляющим автомобилем правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека при следующих обстоятельствах:

В период времени с 16 час. 30 мин. до 17 час. 30 мин. 15 августа 2009 года, управляя автомобилем, принадлежащим В., не имея препятствий для обзора по направлению движения автомобиля, со скоростью не менее 32,8 км/ч, двигался по улице в с.З.Р.Алтайского края по направлению выезда из села.

Приближаясь к пересечению улиц, Ахтямов О.Р. увидел идущего навстречу по половине проезжей части дороги, предназначенной для встречного движения, пешехода К.

В нарушение ч.1 п.1.5 Правил дорожного движения РФ, предписывающей участникам дорожного движения действовать таким образом, чтобы не создавать опасности для движения и не причинять вреда; пункта 9.1, определяющего, что количество полос движения для безрельсовых транспортных средств, определяется разметкой или знаками 5.15.1, 5.15.2, 5.15.7, 5.15.8, а если их нет, то самими водителями с учетом ширины проезжей части, габаритов транспортных средств и необходимых интервалов между ними. При этом стороной проезжей части, предназначенной для встречного движения, считается половина ширины проезжей части, расположенная слева, не считая местных уширений проезжей части (переходно-скоростные полосы, дополнительные полосы на подъем, заездные карманы мест остановок маршрутных транспортных средств); пункта 9.10, указывающего, что водитель должен соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, а также необходимый боковой интервал, обеспечивающий безопасность движения, имея возможность предотвратить происшествие, выбрав в данных дорожных и метеорологических условиях, такие приемы управления, которые бы обеспечили безопасное движение транспортного средства в пределах половины проезжей части дороги, предназначенной для движения в данном направлении с необходимым безопасным интервалом для пешехода, движущегося во встречном направлении, совершил маневр влево. Выехав на половину проезжей части дороги, предназначенной для движения во встречном направлении, Ахтямов допустил наезд автомобиля на находящегося там пешехода К..

В результате дорожно-транспортного происшествия, пешеходу К. были причинены телесные повреждения в виде: закрытой черепно-мозговой травмы с закрытым переломом затылочной кости с переходом на основание черепа, с кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку продолговатого мозга, кровоизлиянием в мягкие ткани волосистой части головы затылочной области, с кровоподтеком этой области; закрытой травмой грудной клетки с разгибательными переломами 4-10 ребер слева по заднеподмышечной линии, с кровоизлияниями в окружающие мягкие ткани, под пристеночную плевру; закрытой травмы живота с разрывом селезенки, разрывом левой почки, с кровоизлияниями в забрюшинную клетчатку, левый надпочечник, мягкие ткани левой поясничной области, сопровождающиеся внутрибрюшинным кровотечением (гемоперитонеум 1800.0) со ссадиной левой поясничной области.

Эти повреждения относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни. От полученных повреждений К. скончался в период времени с 20 часов до 20 часов 30 минут в своем доме, куда был доставлен Ахтямовым непосредственно после ДТП.

В судебном заседании Ахтямов вину признал частично, и показал, что 15 августа 2009 года, вместе с В., оказывали помощь леснику. Во время работы, буксируя трактор автомобилем УАЗ, он случайно разбил часть левой фары автомобиля. Затем он поехал в деревню и, возвращаясь обратно, увидел, что в 40-50 метрах от автомобиля движется К., скорость автомобиля было около 40 км/ч. К. переходил дорогу и уже находился на середине проезжей части. Примерно в 20-25 метрах от К. он переключил рычаг коробки передач в нейтральное положение, при этом отвлекся от обзора дороги, подняв глаза, увидел, что К. поднял руку и стал переходить на его полосу движения в 15-20 метрах от автомобиля, при этом К. пошел навстречу движения автомобиля. Он стал поворачивать влево, туда же сворачивал и К.. В течение всего это времени он держал ногу на педали тормоза, сбавляя ход автомобиля. В это время К. остановился и произошел удар автомобилем в левое бедро К.. Он вместе с Ф., который ехал с ним в автомобиле, подошли к К., тот лежал на правом боку, одна нога была согнута под тело. К., подвигав ногой, сказал, что ему больно, он предложил отвезти его в больницу, на что К. ответил отказом, сказав, что отлежится дома. Они привезли К. домой. О случившемся он рассказал все В., позвонил К. и попросил узнать о состоянии здоровья К. К. сказал, что все нормально. На следующий день узнал, что К. умер.

В кассационной жалобе адвокат Буторин просит отменить приговор суда в связи с его несправедливостью, считает, что доказательства имеют существенные противоречия, которые не устранены судом, так согласно протокола осмотра места происшествия, у К. обнаружено телесных повреждений больше, чем указано в заключении судебно-медицинской экспертизы.

Судом оставлены без оценки показания свидетеля М. относительно того, что К. ей сообщил, что упал с лестницы.

Не дана оценка показаниям К., М., Б. относительно обнаруженных телесных повреждений.

Судом необоснованно снят вопрос эксперту М. о том, могли ли образоваться данные повреждения при падении с высоты собственного роста или лестницы, не в полной мере дана оценка его показаниям.

Полагает, что судом не устранены противоречия относительно линейных размеров повреждений автомобиля и повреждений у К., которые, по мнению адвоката, не совпадают.

Судом необоснованно отклонено ходатайство защиты о назначении комплексной медико-автотехнической экспертизы.

Не установлено, какие нарушения правил дорожного движения, находятся в причинной связи с наступившими последствиями.

В возражениях потерпевшая К.З.В. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, возражений потерпевшей, судебная коллегия принимает следующее решение.

Помимо того, что сам осужденный Ахтямов не отрицал факт наезда на пешехода К., его вина в совершенном преступлении установлена судом и подтверждается исследованными в судебном заседании и приведенными в приговоре доказательствами.

Потерпевшая К.З.В. пояснила, что К. является ее братом, 15 августа 2009 года он пошел в гости к сестре-Л. Перед уходом телесных повреждений у него не было. Около 20 часов ей позвонил зять-К1. и сообщил, что К. плохо, после чего дочь пошла к К., но он уже был мертв. Через несколько дней приходила Р.-сожительница Ахтямова, просила не писать заявление и обещала возместить расходы на похороны и моральный вред. В этот же день приходил Ахтямов и извинялся.

Свидетель В. показал, что 15 августа 2009 года на своем тракторе в лесу помогал грузить древесину. Когда на тракторе порвался ремень, Ахтямов вместе с бригадиром поехали в деревню. Вернувшись назад, Ахтямов сказал, что на перекрестке сбил человека. Автомобиль УАЗ принадлежит ему, но по доверенности им управлял Ахтямов, на следующий день после произошедшего, увидел, что на автомобиле разбита фара.

Свидетель Ш. сообщила, что со слов В. ей стало известно о том, что на его автомобиле Ахтямов сбил человека.

Из показаний свидетеля Ф. следует, что в вечернее время, 15 августа 2009 года он с Ахтямовым на автомобиле УАЗ поехали в село за ремнем. Когда проезжали к пересечению улиц в селе, он увидел идущего им навстречу мужчину.

В 40 метрах от автомобиля мужчина замешкался, стал двигаться в сторону левой обочины. Ахтямов решил объехать мужчину слева, но мужчина тоже стал уходить в левую сторону, автомобиль двигался прямо на него. За 6 метров до мужчины Ахтямов резко затормозил, мужчину ударило левой стороной автомобиля в левый бок, отчего тот упал на обочину. Они вышли из автомобиля, мужчина лежал в 1,5м от левого края проезжей части, в сознании, был сильно бледный. В области затылка у мужчины была ссадина. Мужчина держался за левый бок и стонал. Ахтямов предложил мужчине отвезти его в больницу, но тот ответил отказом, и попросил отвезти его домой. Они посадили его в автомобиль и привезли к дому, после чего они уехали в лес. Через некоторое время Ахтямов кому-то звонил и ему ответили, что К. умер.

Свидетель К1. показала, что 15 августа 2009 года шла со стадиона домой, ее обогнал автомобиль, принадлежащий В., который двигался быстро, по центру дороги. В 150-200 метрах от нее, автомобиль свернул влево и резко затормозил, поднялась пыль. Проходя мимо автомобиля, который стоял на левой стороне проезжей части, она увидела сидевших на корточках двух мужчин, а третий мужчина, возле которого они сидели, как бы сидел на земле, но уже поднимался. Среди мужчин, она узнала Ахтямова.

Свидетель К1. показал, что 15 августа ему позвонил Ахтямов и сказал, что он подвозил К., до дома и попросил узнать как у К. дела. Когда он пришел в дом к К., тот лежал на диване и постанывал, он позвонил Ахтямову и сказал, что К. чувствует себя нормально. После этого он уехал по делам, но через 30 минут вернулся и увидел, что К. дышит тяжело, он съездил за фельдшером М., которая сделала тому укол и попросила привезти другого фельдшера, когда он вернулся, К. уже был мертв.

Он участвовал в осмотре дома и трупа К., видел у К. на голове и на правом плече ссадины. В качестве понятого участвовал К3., не помнит, присутствовала ли при осмотре супруга К3. О происшедшем дорожно-транспортном происшествии Ахтямов впоследствии рассказывал, что, выезжая с поворота, он зацепил К., после чего посадил того в машину и довез до дома.

Свидетель М. судебном заседании, показала, что работает фельдшером. 15 августа 2009 года около 20 часов, К1.сказал ей, что его родственнику - К., плохо, он задыхается. Она пришла к К., тот лежал на диване, был бледный, по его состоянию было видно, что ему действительно очень плохо. На вопрос что случилось, К. ответил, что упал с лестницы. Давления у него практически не было, после сделанной инъекции, состояние К. не улучшилось. К1. поехал еще за одним медработником, но К. умер. При осмотре места происшествия и трупа К., у него были обнаружены ссадины на правой руке в области лучевого запястья, поломанные ребра, а также ссадина в области шеи. По внешнему виду было заметно, что у него обширная кровопотеря. При осмотре места происшествия присутствовали понятые - супруги К3., оба они находились в доме.

Допрошенный в качестве эксперта М. пояснил, что он производил вскрытие трупа К., описал имевшиеся телесные повреждения, сообщив, что данные телесные повреждения могли возникнуть в результате автомобильной травмы, рассказал о механизме образования травм.

Другими доказательствами вины являются протоколы осмотра места происшествия-дома, где обнаружен труп К., участка дороги, где произошло ДТП, при котором зафиксированы следы торможения и обнаружены осколки стекла, осмотра автомобиля, при котором зафиксированы следы повреждений, заключения автотехнической, трассологической и судебно-медицинских экспертиз, подробный анализ которых изложен в приговоре.

При этом заключением автотехнической экспертизы установлено, что в сложившейся дорожно-транспортной ситуации водитель автомобиля УАЗ должен был руководствоваться требованиями пунктов: 1.5 часть 1; 9.1, 9.10 Правил дорожного движения РФ.

Водитель автомобиля, руководствуясь в своих действиях вышеуказанными пунктами ПДД, имел техническую возможность предотвратить происшествие, выбрав в данных дорожных и метеорологических условиях, такие приемы управления, которые бы обеспечили безопасное движение транспортного средства в пределах половины проезжей части дороги, предназначенной для движения в данном направлении с необходимым безопасным интервалом до пешехода, движущегося во встречном направлении.

Заключением судебно-медицинской экспертизы подтверждается наличие у потерпевшего телесных повреждений, локализация, механизм образования, степень тяжести и причина смерти.

Оценив в совокупности представленные сторонами доказательства, суд правильно квалифицировал действия Ахтямова по ч.3 ст. 264 УК РФ, как нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека.

В судебном заседании установлено и в приговоре указано, какие пункты правил дорожного движения были нарушены осужденным, указанные нарушения состоят в причинно-следственной связи с наступившими для потерпевшего вредными последствиями, поэтому доводы адвоката в данной части являются необоснованными.

Версия осужденного, выдвинутая в судебном заседании, о том, что К. неожиданно пошел на полосу его движения, в судебном заседании была подробно исследована и отвергнута с указанием мотивов. Существенные противоречия в показаниях очевидца произошедшего наезда на пешехода-свидетеля Ф., судом также оценены и обоснованно приняты во внимание его показания в ходе предварительного следствия.

Существенных противоречий в части количества обнаруженных телесных повреждений у К. в ходе осмотра места происшествия и в заключении судебно-медицинской экспертизы, которые могли повлиять на законность вынесенного приговора, судебная коллегия не усматривает. В судебном заседании был допрошен эксперт М., который проводил судебно- медицинскую экспертизу, подробно сообщил об установленных телесных повреждениях и причине смерти, что обнаруженные телесные повреждения были характерны для ДТП и не характерны для повреждений, возникших при падении с высоты собственного роста (л.д.110-113), оснований не доверять пояснениям эксперта и заключению экспертизы не имеется.

Ссылка в кассационной жалобе на показания свидетеля М. о том, что К. перед смертью сообщил ей о падении с лестницы, а также иные доводы адвоката, которые сводятся к возможности получения травмы при иных обстоятельствах, чем это указано в приговоре, не могут служить основанием для отмены приговора суда, поскольку в судебном заседании достоверно установлен факт совершения наезда на К. и образование имеющихся повреждений в результате автомобильной травмы, из показаний потерпевшей К.З.В. следует, что перед уходом из дома у брата К. каких-либо телесных повреждений не было.

Так из показаний самого осужденного и свидетеля Ф., которые после наезда на К. помогли ему подняться, довезли до дома и помогли зайти в дом, не следует, что К. после ДТП мог совершать активные действия, получить травмы при других обстоятельствах. Также достоверно установлено, что до момента ДТП, К. травм и повреждений не имел, поскольку активно двигался, ходил в гости, алкоголь не употреблял.

Все ходатайства, заявленные сторонами в судебном заседании, разрешены судом в соответствии с требованиями, предусмотренными ст.271 УПК РФ.

Наказание назначено судом в пределах санкции закона, с учетом степени и характера общественной опасности преступления, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи, личности виновного, характеризующегося удовлетворительно.

В качестве смягчающих обстоятельств суд признал и учел частичное признание вины, раскаяние в содеянном, явку с повинной, нахождение на иждивении малолетнего ребенка, совершение преступления впервые, доставление потерпевшего домой, в связи с его отказом от предложения доставить его в больницу, принесение извинений потерпевшей, попытки к принятию мер по возмещению расходов на похороны и компенсации морального вреда.

Назначенное наказание судебная коллегия находит справедливым, соразмерным содеянному, оснований для его смягчения, а также применения ст. 64 УК РФ либо 73 УК РФ не усматривает.

Оснований для отмены приговора по доводам кассационной жалобы, либо изменения приговора, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Хабарского районного суда Алтайского края от 24 мая 2010 года в отношении АХТЯМОВА О.Р. - оставить без изменения, кассационную жалобу адвоката - без удовлетворения.

Председательствующий Т.В. Науменко

Судьи Л.С. Кононова

Л.В. Гладких




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-3879/2010
Принявший орган: Алтайский краевой суд
Дата принятия: 01 июля 2010

Поиск в тексте