• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ АЛТАЙСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 13 апреля 2011 года Дело N 33-3064/2011
 

13 апреля 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Сердюк Л.А.

судей: Цибиной Т.О., Блинова В.А.

рассмотрела в открытом заседании по кассационным жалобам ответчиков Шершневой Е.А., ОСАО «Ингосстрах», истца Шульги А.С.

на решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 25 февраля 2011 года дело по иску Шульги А.С. к ОСАО «Ингосстрах», Шершневой Е.А. о возмещении ущерба.

Заслушав доклад судьи Блинова В.А., Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда

У С Т А Н О В И Л А :

Шульга А.С. обратился в суд с иском к Шершневой Е.А. о возмещении ущерба, причиненного в результате ДТП, указав, что * года в г.Б. в районе пересечения ул. Д. - пр. С. произошло ДТП с участием транспортных средств: автомобиля Х., принадлежащего истцу под его управлением, и автомобиля Т. под управлением водителя Шершневой Е.А. В результате ДТП автомобилю Х. были причинены механические повреждения, собственнику автомобиля - Шульге причинен материальный ущерб в размере * рублей, понесены расходы по оценке ущерба * руб., почтовые расходы * рублей.

Виновником ДТП, по мнению истца, является водитель Шершнева, нарушившая требования п. 13.9 ПДД. Автогражданская ответственность виновника ДТП застрахована в ОСАО «Ингосстрах», которое в выплате страхового возмещения отказало

В последствии истец уточнил исковые требования, просил взыскать с ОСАО «Ингосстрах» в пользу Шульги страховое возмещение * рублей.

В судебном заседании истец и его представитель на удовлетворении исковых требований настаивали по основаниям, изложенным в иске.

Ответчики ОСАО «Ингосстрах», Шершнева Е.А. иск не признали, полагали, что причиной аварии послужили виновные действия самого истца.

Представитель третьего лица ООО «Росгосстрах» в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом.

Решением Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края

от 25 февраля 2011 года исковые требования Шульги А.С. удовлетворены в части.

В пользу Шульги А.С. взыскано с ОСАО «Ингосстрах» в возмещение ущерба * р., расходы на оплату услуг представителя * р., расходы по оценке * р., расходы по оформлению доверенности * р., почтовые расходы * р. и госпошлину * р.

В пользу Шульги А.С. взыскано с Шершневой Е.А.в возмещение ущерба * р., расходы на оплату услуг представителя * р., расходы по оценке * р., расходы по оформлению доверенности * р., почтовые расходы * р. и госпошлину * р.

В остальной части - отказано.

Взыскано с Шульги А.С. в пользу ОСАО «Ингосстрах» в возмещение расходов по оплате за проведение экспертизы * р.

Взыскано с Шульги А.С. в пользу Шершневой Е.А. в возмещение расходов на оплату услуг представителя * р.

В кассационной жалобе Шершнева Е.А. просит данное решение отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении иска, так как в причинении ущерба полностью виновен истец, который нарушил ПДД и его действия явились причиной столкновения, что полоса движения истца была свободна и при продолжении им движения по своей полосе движения, столкновение не произошло бы, указывает, что суд дал неправильную оценку обстоятельствам ДТП, не учел, что не она, а водитель Шульга совершил наезд на её автомобиль, в то время как её автомобиль полностью находился на встречной полосе движения и не препятствовал движению автомобилю Шульги, что столкновение произошло в результате того, что водитель Шульга, не применив торможения, изменил направление движения своего автомобиля, выехал на полосу встречного движения, хотя имел возможность остановить автомобиль путем торможения или продолжить движение по своей полосе движения.

В кассационной жалобе ОСАО «Ингосстрах» просит данное решение отменить и в удовлетворении иска отказать, указывая, что суд ошибочно пришел к выводу о том, что ДТП произошло по вине водителя Шершневой Е.А., что в случае продолжения водителем Шульга движения по своей полосе движения, столкновение автомобилей не произошло бы.

В кассационной жалобе Шульга А.С. просит данное решение отменить и принять новое решение об удовлетворении иска в полном объеме, что суд ошибочно пришел к выводу о наличии смешенной вины участников ДТП, что вина полностью лежит на водителе Шершневой Е.А., которая в нарушение ПДД не уступила движение его автомобилю, что повлекло столкновение, что избежать столкновение путем торможения он не имел технической возможности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалоб и выслушав объяснения представителей сторон, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Из материалов дела усматривается, что суд правильно определил отношения сторон и материальный закон, которым эти отношения регулируются, фактические обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, в том числе и указанные в поданных кассационных жалобах, определил, кем из сторон эти обстоятельства подлежали доказыванию, вынес их на обсуждение в судебном заседании, дал им оценку при вынесении решения.

В соответствии с ч. 3 ст. 1079 ГК РФ вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях.

Согласно ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

В силу ч. 4 ст. 931 ГК РФ в случае, когда ответственность за причинение вреда застрахована в силу того, что ее страхование обязательно…, лицо, в пользу которого считается заключенным договор страхования, вправе предъявлять непосредственно страховщику требование о возмещении вреда в пределах страховой суммы.

Судом первой инстанции было установлено, что * года в г. Б. в районе пересечения ул. Д. - пр. С. произошло ДТП с участием транспортных средств: автомобиля Х., принадлежащего истцу под его управлением, и автомобиля Т. под управлением водителя Шершневой Е.А. В результате ДТП автомобилю Х. были причинены механические повреждения, собственнику автомобиля - Шульге причинен материальный ущерб в размере * руб.

Судом были проверены взаимоисключающие доводы сторон и их представителей об обстоятельствах ДТП и действиях его участников. Учитывая позицию ответчиков, по делу была проведена автотехническая и автотрассологическая экспертиза.

Согласно сообщению эксперта ГУ АЛСЭ о невозможности дачи заключения № * от 24.12.2010г. в связи с тем, что в результате транспортно-трасологического исследования не представилось возможным разграничить повреждения, которые были причинены автомобилю «Х.» в ДТП, отдельно от контакта с а/м Т. и от последующего контакта с препятствиями (бордюрным камнем, ограждением), ответить на вопрос о суммах ущерба, причиненных от каждого контакта в отдельности, также, не представляется возможным.

Согласно выводам заключения эксперта ГУ АЛСЭ № * и №* от 22.12.2010 г. в момент первичного контакта с автомобилем «Х.» автомобиль «Т.» наиболее вероятно находился в неподвижном состоянии.

В момент первичного контакта с автомобилем «Х.» автомобиль «Т.» находился в пределах перекрестка на своей правой стороне проезжей части под углом к правому краю проезжей части по ходу движения к ул. П. и наиболее вероятно находился в неподвижном состоянии. Автомобиль «Х.» перед контактом с автомобилем «Т.» осуществлял маневр влево на полосу встречного движения. В момент первичного контакта при столкновении вступили во взаимодействие левая боковая сторона в передней части автомобиля «Т.» и передняя часть с правой стороны автомобиля «Х.», когда автомобили находились на поперечных курсах, при этом угол между продольными осями автомобилей составлял около 90 градусов. Столкновение произошло на встречной для водителя автомобиля «Х.» полосе проезжей части.

После чего в результате продолжения движения автомобиля «Х.» произошло сжатие бампера с левой стороны автомобиля «Т.» с его частичным разрушением, контактирование передней стороны автомобиля «Х.» в правой части с левой боковой стороной в передней части автомобиля «Т.» и разворот автомобиля «Т.» в результате его заноса до положения его показанного на схеме места совершения административного правонарушения. После контакта с автомобилем «Т» автомобиль «Х.», имея запас кинетической энергии, продолжил движение, выехал через бордюрный камень на тротуар и допустил наезд на металлическое ограждение, остановившись в положении, показанном на схеме места дорожно-транспортного происшествия.

Кроме того, суд признал установленным, что водитель Шульга А.С. с момента возникновения не имел технической возможности избежать столкновения путем применения экстренного торможения.

Указанные выводы суда подтверждаются схемой ДТП, объяснениями водителей Шульги, Шершневой о том, что при выезде на перекресток с второстепенной дороги Шершнева не уступила дорогу, автомобилю, пользующемуся преимуществом в движении. Показаниями свидетелей Ш. и К., которые подтвердили доводы истца.

Причиной выезда автомобиля «Х.» на тротуар и наезда на ограждение явилось осуществление водителем автомобиля маневра влево с выездом на полосу встречного движения.

Водитель автомобиля «Т.» Шершнева в сложившейся дорожной обстановке должна была руководствоваться требованиями пункта 13.9 в части 1 Правил дорожного движения. Водитель автомобиля «Х.» Шульга в сложившейся дорожной обстановке должен был руководствоваться требованиями пункта 10.1 в части 2 и пункта 8.1 в части 1 Правил дорожного движения. Если скорость автомобиля «Х.» превышала 60 км/ч, то, кроме того, водитель Шульга должен был руководствоваться требованиями пункта 10.1 в части 1 и пункта 10.2 Правил дорожного движения.

Суд, оценив в совокупности материалы дела, признал установленным, что причиной аварии послужили виновные действия водителя Шершневой, нарушившей п. 13.9 ПДД, согласно которому на перекрестке неравнозначных дорог водитель транспортного средства, движущегося по второстепенной дороге, должен уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся по главной, независимо от направления их дальнейшего движения.

Кроме того, суд установил в действиях истца нарушение п.10.1 ПДД, согласно которому водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения.

При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Суд признал установленным, и это не отрицалось сторонами, что при возникновении опасности Шульга А.С. в нарушение указанного пункта Правил применил маневрирование влево. В результате указанных действий он не только совершил столкновение с автомобилем Т., но так же выехал за пределы проезжей части, столкнулся с ограждением.

Суд признал установленным, что данное нарушение способствовало увеличению ущерба. Доказательств наличия крайней необходимости для истца в совершении данного маневра истцом не было представлено, не установлены они и судом.

Учитывая изложенное, суд обоснованно пришел к выводу о том, что в действиях обоих водителей имеется нарушение ПДД, состоящее в причинно-следственной связи с возникшим ущербом. С учетом всех обстоятельств, установленных судом, была определена степень вины каждого из участников ДТП, степень вины Шульги -30%, Шершневой - 70%.

Судебная коллегия находит, что при изложенных обстоятельствах суд обоснованно признал, что ответчик не доказала отсутствие её вины в причинении ущерба.

Изложенные в кассационных жалобах доводы представителя страховой компании и ответчика Шершневой о том, что автомобиль ответчика полностью завершил маневр поворота, находились на своей полосе движения и не препятствовала автомобилю Х. проехать по своей полосе противоречат заключению эксперта, согласно которому в момент первичного контакта при столкновении вступили во взаимодействие левая боковая сторона в передней части автомобиля «Т.» и передняя часть с правой стороны автомобиля «Х.», когда автомобили находились на поперечных курсах, при этом угол между продольными осями автомобилей составлял около 90 градусов.

Кроме того, то обстоятельство, что автомобиль Т. в момент первичного контакта находился в состоянии покоя, и то, что столкновение произошло на встречной для истца полосе движения, не исключает виновности Шершневой в том, что она, нарушив правила пункта 13.9 ПДД, создала помеху в движении автомобиля истца и вынудила его совершить маневрирование.

Судебная коллегия находит, что по вышеизложенным основаниям не подлежат удовлетворению и доводы кассационной жалобы истца, поскольку истец, допустив нарушение ПДД, способствовал своими действиями увеличению размера ущерба.

При изложенных обстоятельствах, судебная коллегия не усматривает оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 25 февраля 2011 года оставить без изменения, а кассационные жалобы Шершневой Е.А., ОСАО «Ингосстрах», Шульги А.С. - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:

Судья Чепрасов О.А. Дело № 33-3064/2011

О С О Б О Е М Н Е Н И Е

Судьи Блинова В.А.

13 апреля 2011 года Судебная коллегия по гражданским делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Сердюк Л.А.

судей: Цибиной Т.О., Блинова В.А.

рассмотрела в открытом заседании по кассационным жалобам ответчиков Шершневой Е.А., ОСАО «Ингосстрах», истца Шульги А.С.

на решение Центрального районного суда г. Барнаула Алтайского края от 25 февраля 2011 года дело по иску Шульги А.С. к ОСАО «Ингосстрах», Шершневой Е.А. о возмещении ущерба.

Кассационные жалобы ответчиков Шершневой Е.А., ОСАО «Ингосстрах», истца Шульги А.С. судебной коллегией были оставлена без удовлетворения.

Не соглашаясь с мнением большинства, полагаю, что решение суда подлежало отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение по основаниям п.1,2,3 ч.1 ст.362 ГПК РФ.

При разрешении данного дела суд первой инстанции исходил из доказанности того, что причиной аварии послужили виновные действия водителя Шершневой, нарушившей п. 13.9 ПДД, согласно которому на перекрестке неравнозначных дорог водитель транспортного средства, движущегося по второстепенной дороге, должен уступить дорогу транспортным средствам, приближающимся по главной, независимо от направления их дальнейшего движения.

Кроме того, суд признал установленным, что в действиях истца имело место нарушение п.10.1 ПДД, согласно при возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства.

Суд признал установленным, и это не отрицалось сторонами, что при возникновении опасности Шульга А.С. в нарушение указанного пункта Правил применил маневрирование влево. В результате указанных действий он не только совершил столкновение с автомобилем Т., но так же выехал за пределы проезжей части, столкнулся с ограждением.

Суд признал установленным, что данное нарушение способствовало увеличению ущерба. Доказательств наличия крайней необходимости для истца в совершении данного маневра истцом не было представлено, не установлены они и судом.

Учитывая изложенное, суд пришел к выводу о том, что в действиях обоих водителей имеется нарушение ПДД, состоящее в причинно-следственной связи с возникшим ущербом. С учетом всех обстоятельств, установленных судом, была определена степень вины каждого из участников ДТП, степень вины Шульги -30%, Шершневой - 70%.

Согласившись с правильностью и обоснованностью указанных выводов суда первой инстанции, судебная коллегия оставила кассационные жалобы без удовлетворения, а решение суда - без изменения.

Полагаю, что указанные выводы суда и судебной коллегии не соответствуют материалам дела.

Из материалов составленных по факту ДТП работниками ГИБДД, которые были исследованы судом, видно, что водитель Шершнева Е.А. и свидетель с её стороны поясняли, что водитель Шульга не совершал торможения, изменил направление движения, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ответчицы, который стоял полностью в границах встречной полосы движения.

Водитель Шульга А.С. и свидетели с его стороны, опрошенные работниками ГИБДД, не говорили о применении торможения водителем Шульга А.С., сообщая о том, что момент опасности возник, когда автомобиль Шершнева Е.А. выехала за 4-5 метров перед автомобилем Шульги.

В ходе судебного разбирательства истец Шульга А.С. и свидетели с его стороны уже давали иные объяснения о моменте возникновения опасности, поясняли, что было применено экстренное торможение и совершено изменение направления движения.

Исходя из изложенного, учитывая, что имело место после изменения направления движения совершение наезда автомобиля под управлением Шульга А.С. на автомобиль Шершневой Е.А., располагавшийся в статическом состоянии в границах полосы встречного движения, суду надлежало выяснить, имел ли техническую возможность водитель Шульга А.С. избежать столкновения путем применения торможения, произошло бы в данной дорожно-транспортной ситуации столкновение автомобилей, если бы водитель Шульга А.С., не совершая выезд на полосу встречного движения, не совершая торможения, продолжил движение по своей полосе движения (то есть, являлся ли оправданным совершенное им маневрирование).

От правильности установления указанных обстоятельств зависит правильность выводов суда о наличии причинно-следственной связи между действиями участников ДТП и наступившими последствиями, о степени ответственности каждого, при наличии смешенной вины.

Из материалов дела видно, что разрешения вопроса о наличии у водителя Шульга технической возможности избежать столкновения путем торможения была назначена экспертиза. Однако при формировании вопросов и представлении эксперту исходных данных о месте ДТП, были представлены не соответствующие фактическим данные о дорожных условиях.

Так из заключения эксперта видно, что при разрешении вопроса о наличии у водителя Шульги А.С. технической возможности избежать столкновения путем торможения, эксперт руководствовался заданными исходными данными о том, что столкновение произошло на сухом асфальте, при загрузке автомобиля Х. - один водитель.

Между тем, является общеизвестным фактом, что участок дороги на проспекте С. г. Б. между улиц П. и Д. имеет уклон более 20 градусов, что автомобиль Х. двигался вверх по уклону, что требовало определения фактического угла наклона, исчисления и введение в расчеты поправочного коэффициента сцепления, так как от этого зависит правильное определение времени нарастания замедления.

При составлении материалов работниками ГИБДД, наличие указанного уклона не было отражено. Не указал на его наличие и суд при изложении исходных данных для проведения экспертных исследований. Эксперт же дал заключение с применением коэффициента 0,35с. - времени нарастания замедления автомобиля при торможении в заданных дорожных условиях.

При указанных недостатках выводы эксперта по указанному вопросу применимы лишь к исходным данным, указанным эксперту судом, которые не соответствуют фактическим дорожным условиям и в силу этого не могут быть приняты во внимание при разрешении данного дела.

Из материалов дела видно, что суд первой инстанции правильно исходил из того, что выяснение того, произошло бы в данной дорожно-транспортной ситуации столкновение автомобилей, если бы водитель Шульга А.С., не совершая выезд на полосу встречного движения, не совершая торможения, а продолжил движение по своей полосе движения, имеет существенное значение для оценки судом действий участников ДТП. Результат экспертного исследования и сделанное заключение позволило бы суду оценить доводы сторон о том, являлось ли оправданным совершенное водителем Шульга маневрирование.

Однако указанные вопросы эксперту для разрешения не были правильно сформированы и вместо постановки экспертных вопросов, ему был задан вопрос правого, оценочного характера, что не входит в компетенцию эксперта, а подлежит разрешению судом. На это прямо было указано экспертом при отказе в дачи ответа на указанный вопрос.

Несмотря на это, суд не вынес на обсуждение вопрос о проведении дополнительной экспертизы, о постановке указанного вопроса эксперту для его разрешения.

Поэтому вывод суда по указанному вопросу носит вероятностных характер, что нельзя признать допустимым.

Кроме того, ряд выводов суда, положенных в основу принятого решения, не основан на материалах дела или противоречит им.

Отвергая доводы представителя страховой компании и ответчика Шершневой о том, что автомобиль ответчика полностью завершил маневр поворота, находился на своей полосе движения и не препятствовала автомобилю Х. проехать по своей полосе движения, суд указал на то, что эти доводы противоречат заключению эксперта, согласно которому в момент первичного контакта при столкновении вступили во взаимодействие левая боковая сторона в передней части автомобиля «Т.» и передняя часть с правой стороны автомобиля «Х.», когда автомобили находились на поперечных курсах, при этом угол между продольными осями автомобилей составлял около 90 градусов.

Между тем, приведенные судом экспертные выводы не опровергают и не противоречат указанным доводам ответчиков.

Кроме того, из схемы места ДТП, составленного работниками ГИБДД, видно, ширина проезжей части дороги в месте столкновения составляем 10 метров, а длина автомобиля Т. 4,45 метра, из чего следует, что даже при расположении автомобиля ответчицы под углом 90 градусов к бордюрному камню, он полностью будет находиться в границах встречной полосы движения.

Из указанной схемы, фотоснимков с места ДТП, заключения эксперта Н., которое соответствует материалам дела, видно, что столкновение автомобилей произошло на встречной, для автомобиля Х., полосе движения, что в момент столкновения автомобиль Тойота находился в статичном состоянии. При этом, согласно местонахождения характерного следа юза колеса от столкновения, правое или левое колесо автомобиля Т., оставившее этот след, находилось на расстоянии 0,5 метра от правого бордюрного камня (фото №32, 33). Учитывая то, что никто из участников ДТП или свидетелей не утверждали, что в момент столкновения автомобиль Т. находился за правым бордюрным камнем дороги, то есть за пределами дороги, то указанный след мог быть оставлен только правым колесом автомобиля Т. При указанных обстоятельствах, доводы ответчиков о том, что автомобиль Т. в момент столкновения полностью находился в границах встречной полосы движения, полностью соответствуют материалам дела.

Суд первой инстанции фактически признал неоправданными действия водителя Шульга по совершению им маневра влево, признал установленным, что в результате указанных действий он не только совершил столкновение с автомобилем Т., но так же выехал за пределы проезжей части, столкнулся с ограждением, что данное нарушение способствовало увеличению ущерба. Доказательств наличия крайней необходимости для истца в совершении данного маневра истцом судом не было представлено.

Несмотря на такие выводы, суд первой инстанции отверг доводы ответчиков и удовлетворил иск.

При наличии указанных недостатков, решение не отвечает требованиям законности и обоснованности, а учитывая, что недостатки, допущенные судом первой инстанции при разрешении дела не могли быть устранены в ходе рассмотрения дела в кассационной инстанции, решение суда подлежало отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

Судья : /Блинов В.А./

Текст публикации подготовила помощник судьи Шмидт Ю.С.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3064/2011
Принявший орган: Алтайский краевой суд
Дата принятия: 13 апреля 2011

Поиск в тексте