• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ АЛТАЙСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 12 января 2012 года Дело N 22-69/2012
 

г. Барнаул 12 января 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Алтайского краевого суда в составе:

председательствующего Ким А.В.

судей Зверева Д.Ю., Колосничих И.П.

при секретаре Суспине Д.Н.

с участием прокурора Гордеевой Н.С.

адвоката Саттаровой Т.В.

осужденного Буренкова А.Г. (посредством видеоконференц-связи)

рассмотрела в открытом судебном заседании кассационную жалобу осужденного Буренкова А.Г., кассационное представление государственного обвинителя Гарбузовой С.Ю. на приговор Железнодорожного районного суда г. Барнаула Алтайского края от 17 ноября 2011 года, которым

Буренков А. Г.

- осужден по ч.4 ст.111 УК РФк 9 годам лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Ленинского районного суда г. Барнаула от 18.05.2010 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ, по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Ленинского районного суда г. Барнаула от 18.05.2010 года окончательно назначено наказание в виде 10 лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Зверева Д.Ю., выслушав пояснения осужденного Буренкова А.Г., адвоката Саттаровой Т.В., мнение прокурора Гордеевой Н.С., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Приговором суда Буренков А.Г. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Р., опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей, совершенное в период времени с 06 часов до 06 часов 15 минут 28 августа 2011 года в г. Барнауле Алтайского края, путем нанесения потерпевшей на почве внезапно возникших неприязненных отношений, не менее двух ударов ножом в лицо, правое предплечье и в область грудной клетки, при обстоятельствах подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании осужденный Буренков А.Г. признал себя виновным.

В кассационной жалобе осужденный Буренков А.Г. выражает несогласие с приговором, считая его слишком суровым и несправедливым. Полагает, что с учетом совокупности установленных судом смягчающих обстоятельств, назначенное ему наказание подлежит смягчению, с применением положений ст. 64 УК РФ, без учета требований ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Кроме того, не оспаривая своей вины в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшей, повлекшего её смерть, полагает, что суд неверно квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ. В обоснование обращает внимание на то, что потерпевшая своим поведением, предшествующим совершению им данного преступления, а именно фактом её супружеской измены, вызвала у него значимое эмоциональное состояние. Утверждает, что совершил данное преступление в состоянии аффекта, в связи с чем, считает, что его действия необходимо переквалифицировать и смягчить наказание. В этой связи выражает несогласие с выводами судебно-психиатрической экспертизы в этой части.

В кассационном представлении государственный обвинитель по делу Гарбузова С.Ю. такжевыражает несогласие с приговором, полагает необходимым его отменить из-за нарушения требований уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона, несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, несправедливости назначенного наказания, вследствие его чрезмерной мягкости.

В обоснование своих доводов автор представления указывает, что суд необоснованно переквалифицировал действия осужденного с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ, без учета установленных обстоятельств причинения Буренковым смерти потерпевшей, а именно умышленного нанесения им удара орудием, имеющим высокие поражающие значения (ножом) в жизненно-важную область человека - в сердце. Полагает, что последующие действия осужденного, а именно его просьба вызвать скорую помощь, с учетом его предшествующего поведения, не свидетельствуют об отсутствии у него умысла на убийство потерпевшей.

Кроме того, автор представления обращает внимание на допущенные судом нарушения требований ст. 307 УПК РФ, выразившиеся в том, что суд в приговоре допустил противоречия относительно количества нанесенных осужденным ударов ножом потерпевшей.

В дополнениях к кассационному представлению потерпевшая Р. Н.В. поддерживает представление в полном объеме, считает его законным и обоснованным.

В возражениях на кассационное представление защитник осужденного адвокат Саттарова Т.В. просит оставить кассационное представление без удовлетворения.

Поверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, кассационного представления и возражений на него, судебная коллегия приходит к следующему решению:

Выводы суда о виновности осужденного в совершении преступления при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, содержание которых полностью раскрыто в приговоре суда и которые были надлежаще оценены судом с точки зрения относимости, допустимости и достоверности, а все в совокупности - достаточности для разрешения уголовного дела.

Так, обстоятельства совершения преступления, как они установлены судом, а также доказанность вины Буренкова в совершении данного преступления, фактически никем не оспариваются.

Вопреки доводам жалобы версия осужденного о совершении им данного преступления в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения (аффекта), тщательно и всесторонне проверялась судом первой инстанции и обоснованно отвергнута как несостоятельная, поскольку опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами, объективно свидетельствующими как об отсутствии неожиданности для осужденного и как следствие об отсутствии внезапно возникшего умысла на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, так и об отсутствии по настоящему делу издевательств и оскорблений со стороны потерпевшей, а также длительной психотравмирующей ситуации.

Предположение осужденного о супружеской неверности Р., послужившей поводом для совершения данного преступления, совокупностью приведенных доказательств, в том числе показаний самого осужденного, согласно которым он чётко и последовательно пояснял, что достоверно зная о месте нахождения своей сожительницы Р., он приехал к дому её подруги на такси, после чего, забравшись снаружи на балкон второго этажа, проник в комнату подруги, где увидел Р., спавшую на диване с неизвестным мужчиной, и, удостоверившись таким образом в своих предположениях, решил причинить ей боль, поскольку ему стало больно от увиденного, в связи с чем, разбудил её, схватил за волосы, затем достал из внутреннего кармана своей куртки, хранящийся там складной нож, разложил его и нанес им потерпевшей сначала один удар наотмашь в область щеки, а потом один удар в область грудной клетки слева, после чего, уходя из квартиры, попросил присутствующих вызвать скорую помощь; взаимосвязанных с заключением комиссии экспертов о том, что в инкриминируемый период времени Буренков не находился в состоянии физиологического аффекта, либо в ином значимом эмоциональном состоянии которое оказало существенное влияние на его поведение в исследуемой ситуации, на взгляд судебной коллегии объективно не может свидетельствовать о совершении Буренковым данного преступления в состоянии аффекта. Указанное поведение потерпевшей Р. было обоснованно учтено судом первой инстанции в качестве смягчающего наказание осужденного обстоятельства.

Вопреки доводам жалобы, судебная коллегия не усматривает нарушений уголовно-процессуального закона при проведении комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы, заключение которой являлось предметом исследования в суде первой инстанции. Оснований сомневаться в компетентности экспертов, как и в их выводах, судебная коллегия также не усматривает.

Достоверно установив фактические обстоятельства дела, суд первой инстанции, вопреки доводам кассационного представления, обоснованно пришел к выводу, что умысел осужденного был направлен именно на причинение тяжкого вреда здоровью потерпевшей, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей, что следует из имеющихся объективных признаков, а именно: способа причинения вреда здоровью потерпевшей, локализации телесных повреждений на теле потерпевшей, степени их тяжести, причине и времени наступления её смерти, поведения осужденного, как предшествующего преступлению, так и последующего за ним, а также характера взаимоотношений между осужденным и потерпевшей, которые, согласно показаниям, как самого осужденного, так и потерпевшей Р. Н.В. последнее время носили неприязненный характер, в связи с приступами ревности со стороны Буренкова.

Убедительное обоснование выводов о признании несостоятельными доводов осужденного и государственного обвинителя приведено судом первой инстанции в приговоре. Оснований не согласиться с принятым решением у судебной коллегии не имеется.

Совокупность исследованных в судебном заседании доказательств, получивших надлежащую оценку в приговоре, обоснованно признана судом достаточной для разрешения уголовного дела, установления виновности осужденного в совершенном им преступлении, так как приведенные в приговоре доказательства взаимосвязаны между собой, дополняют друг друга и конкретизируют обстоятельства содеянного.

Вопреки доводам кассационного представления, судебная коллегия не усматривает нарушений требований ст. 307 УПК РФ, поскольку судом первой инстанции в приговоре не допущено каких-либо существенных противоречий, ставящих под сомнение сам факт совершения данного преступления осужденным, а также правильность квалификации его действий.

Приговор постановлен в соответствии с требованиями уголовного и уголовно-процессуального закона, на основании всестороннего и объективного исследования в судебном заседании допустимых доказательств, решения суда мотивированны.

Действия осужденного Буренкова А.Г. верно квалифицированны по ч.4 ст.111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшей.

Что касается назначенного осужденному наказания, то вопреки доводам жалобы о его чрезмерной суровости и доводам представления о чрезмерной мягкости, оно назначено в строгом соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о личности, в том числе и характеризующего материала, влияния назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи, а также иных обстоятельств, влияющих на вид и размер наказания.

При этом, в качестве смягчающих наказание осужденного обстоятельств, судом признаны и надлежаще учтены: полное признание вины, раскаяние в содеянном, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, состояние здоровья, как осужденного, так и его близких родственников, предшествующее преступлению поведение потерпевшей.

Обстоятельством, отягчающим наказание осужденного, судом обоснованно признан рецидив преступлений.

С учетом обстоятельств дела, личности виновного, суд пришел к обоснованному выводу о назначении Буренкову наказания связанного с реальным лишением свободы.

Каких-либо обстоятельств, существенно уменьшающих общественную опасность содеянного, по делу не усматривается. Назначенное наказание является справедливым и соразмерным содеянному, оно назначено с учетом положений ст. 6, ч.2 ст. 68 УК РФ, оснований для смягчения наказания, в том числе с применением требований ст. 64, 73 УК РФ, судебная коллегия, как и суд первой инстанции, не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену и изменение приговора, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Железнодорожного районного суда г. Барнаула Алтайского края от 17 ноября 2011 года в отношении Буренкова А. Г. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного, кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Председательствующий: А.В. Ким

Судьи: Д.Ю. Зверев

И.П.Колосничих




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-69/2012
Принявший орган: Алтайский краевой суд
Дата принятия: 12 января 2012

Поиск в тексте