• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВОЛОГОДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 13 июля 2012 года Дело N 33-2736/2012
 

г. Вологда

13 июля 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Вологодского областного суда в составе:

председательствующего Образцова О.В.,

судей Беляковой В.Н., Белозеровой Л.В.,

при секретаре Груздевой Г.К.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по апелляционной жалобе Шангиной С.Е., действующей по доверенности Яковлевой Н.Ю., на решение Череповецкого городского суда от 03 мая 2012 года, которым Яковлевой Н.Ю. отказано в удовлетворении исковых требований в полном объеме.

Заслушав доклад судьи Вологодского областного суда Беляковой В.Н., судебная коллегия

установила:

Яковлева Н.Ю. обратилась в суд с иском к Федеральному казенному учреждению «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области» (ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области») об оспаривании степени утраты профессиональной трудоспособности.

В обоснование своих требований истица указала, что в период с 10 ноября 1987 года по 31 октября 2008 года работала электросварщиком ручной сварки в различных предприятиях ... .

На основании заключения Федерального государственного учреждения науки «Северо-западный научный центр гигиены и общественного здоровья» от 23 октября 2009 года №... ей установлено профессиональное заболевание ..., которое обусловлено длительным воздействием в профессии электросварщик ручной сварки марганца, содержащегося в составе сварочного аэрозоля.

При освидетельствовании 23 декабря 2010 года в филиале № 1 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области» ей установлено 50% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год до 01 января 2012 года.

С решением ответчика она не согласна, поскольку по состоянию здоровья не может выполнять работу в своей профессии, поэтому утрата ее трудоспособности должна составлять 100%.

В ходе судебного заседания Яковлева Н.Ю. и ее представитель Шангина С.Е. заявленные требования уточнили, просили признать незаконным установление истице с 23 декабря 2010 года 50% утраты профессиональной трудоспособности до 01 января 2012 года, установление с 26 декабря 2011 года 50% утраты профессиональной трудоспособности бессрочно, возложении на ответчика обязанности выдачи справки о 100% утрате профессиональной трудоспособности с 23 декабря 2010 года бессрочно, направлении выписки из акта освидетельствования в подразделение Фонда социального страхования Российской Федерации, возмещении затрат по уплате государственной пошлины в размере ... рублей.

Представитель ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области» Кокореева И.А. иск не признала, пояснив, что у Яковлевой Н.Ю. при освидетельствовании в бюро медико-социальной экспертизы в декабре 2010 года специалистами выявлены стойкие умеренно выраженные нарушения .... В связи с тем, что по состоянию здоровья истице противопоказана работа с вредными условиями труда (марганца и других нейротоксических веществ), на основании пункта 16 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года № 789, до 01 января 2011 года ей была установлена 50% утрата профессиональной трудоспособности и третья группа инвалидности на 1 год. При переосвидетельствовании истицы повторно в порядке обжалования 26 января 2011 года экспертным составом № 2 это решение специалистов оставлено без изменения. При освидетельствовании Яковлевой Н.Ю. в феврале 2012 года экспертным составом № 2 в связи с профессиональным заболеванием 3 группа инвалидности и 50% утрата профессиональной трудоспособности с <ДАТА> подтверждены бессрочно. Оснований для установления 100% утраты профессиональной трудоспособности в данном случае нет, так как нет абсолютных противопоказаний для выполнения истицей любых видов профессиональной деятельности даже в специально созданных условиях.

Судом принято приведенное решение.

В апелляционной жалобе представитель Яковлевой Н.Ю. Шангина С.Е. ставит вопрос об отмене решения, ссылаясь на то, что действующее законодательство утрату профессиональной трудоспособности определяет в зависимости от способности выполнения работником не любой работы, а трудовой функции, которая являлась обязательным условием трудового договора.

Судебная коллегия, проверив законность и обоснованность принятого судом первой инстанции решения, обсудив доводы апелляционной жалобы, полагает состоявшийся по делу судебный акт соответствующим фактическим обстоятельствам и нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

В соответствии с Конституцией Российской Федерации в Российской Федерации охраняются труд и здоровье людей (часть 2 статьи 7), каждый имеет право на охрану здоровья и медицинскую помощь (часть 1 статьи 41), на труд в условиях, отвечающих требованиям безопасности и гигиены (часть 3 статьи 37), каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту, в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом (часть 1 статьи 39).

Среди основных принципов правового регулирования трудовых отношений, закрепленных статьей 2 Трудового кодекса Российской Федерации, предусмотрены такие, как обязательность возмещения вреда, причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей, и обеспечение права на обязательное социальное страхование. Кроме того, Трудовой кодекс Российской Федерации особо закрепляет право работника на труд в условиях, отвечающих требованиям охраны труда, гарантируя его обязательным социальным страхованием от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний в соответствии с федеральным законом (статья 219 Трудового кодекса Российской Федерации).

Согласно Правилам установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года № 789, право на установление степени утраты профессиональной трудоспособности и признание пострадавшего инвалидом вследствие несчастного случая на производстве или профессионального заболевания предоставлено учреждениям государственной службы медико-социальной экспертизы.

Как видно из материалов дела и установлено судом первой инстанции Яковлева Н.Ю. с 10 ноября 1987 года по 31 октября 2008 года работала электросварщиком ручной сварки в различных предприятиях города Череповца.

На основании заключения Федерального государственного учреждения науки «Северо-западный научный центр гигиены и общественного здоровья» от 23 октября 2009 года №... ей было установлено профессиональное заболевание ..., которое обусловлено длительным воздействием в профессии марганца, содержащегося в составе сварочного аэрозоля.

При освидетельствовании истицы 23 декабря 2010 года в филиале № 1 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области» ей установлено 50% утраты профессиональной трудоспособности сроком на 1 год до 01 января 2012 года. С 26 декабря 2011 года данный процент утраты профессиональной трудоспособности подтвержден бессрочно заключением специалистов филиала № 2 ФКУ «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Вологодской области».

Яковлева Н.Ю. оспаривает размер процента утраты ею профессиональной трудоспособности, установленный филиалами ответчика, и полагает, что размер утраты ее профессиональной трудоспособности составляет 100%, поскольку вследствие профессионального заболевания она утратила полностью способность к профессиональной деятельности в должности электросварщика ручной сварки.

Проанализировав представленные доказательства, судебная коллегия считает обоснованным вывод суда первой инстанции о том, что истцу третья группа инвалидности с ограничением способности к трудовой деятельности первой степени и 50% утраты профессиональной трудоспособности установлены в соответствии с нормами действующего законодательства.

При этом суд правильно исходил из того, что признание лица инвалидом и установление ему процента утраты профессиональной трудоспособности осуществляется специалистами при проведении медико-социальной экспертизы, исходя из комплексной оценки состояния организма гражданина на основе анализа его клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых и психологических данных с использованием классификаций и критериев, используемых Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации на момент освидетельствования, т.е. оценивается его состояние на момент освидетельствования, что и было сделано экспертными комиссиями.

В соответствии с пунктами 2 и 3 Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года № 789, степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утвержденными Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.

Согласно пункту 20 Временных критериев определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (утв. постановлением Минтруда РФ от 18 июля 2001 года № 56), в случаях, когда в результате несчастного случая на производстве или профессионального заболевания при значительно выраженных нарушениях функций организма у пострадавшего наступила полная утрата способности к профессиональной деятельности, в том числе в специально созданных производственных или иных условиях труда, устанавливается 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности.

В пункте 21 Временных критериев приведены значительно выраженные нарушения статодинамической функции, которые являются примерами клинико-функциональных критериев установления 100 процентов утраты профессиональной трудоспособности, определяющих полную утрату профессиональной трудоспособности. Ни одному из этих условий не соответствуют имеющиеся у истца нарушения статодинамических функций.

В соответствии с пунктом 25 тех же Временных критериев степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим с умеренными нарушениями функций организма устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда:

50 процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случаях:

если пострадавший может выполнять работу по профессии со снижением квалификации на три тарификационных разряда;

если пострадавший может выполнять работу по профессии с уменьшением объема производственной деятельности (на 0,5 ставки);

если пострадавший может выполнять неквалифицированный физический труд со снижением разряда работ на три категории тяжести.

Принимая решение о наличии у Яковлевой Н.Ю. 50% утраты профессиональной трудоспособности, все комиссии учреждений медико-социальной экспертизы руководствовались невозможностью для истца выполнять работу с выраженной и умеренной физической нагрузкой, нервно-психическим напряжением, в предписанном темпе, с шумом и вибрацией, в контакте с токсическими веществами, в условиях повышенной способности травматизма. В неблагоприятных местах и микроклиматических условиях.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации в постановлении от 10 марта 2011 года № 2 «О применении судами законодательства об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» разъяснил, что если при рассмотрении дел данной категории истец ссылается на необоснованность заключения медико-социальной экспертизы, суду следует проверить соблюдение процедуры проведения данной экспертизы, предусмотренной Правилами установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 г. №789, а в случае необходимости и выводы, содержащиеся в этом заключении.

Суд первой инстанции пришел к выводу, что порядок освидетельствования ответчиком нарушен не был, в связи с чем, он правильно счел решения, обжалуемые истцом законными и обоснованными, оснований для назначения медико-социальной экспертизы у суда не имелось, так как всем предоставленным медицинским документам, состоянию здоровья лица при осмотре, диагностическим исследованиям была дана оценка несколькими составами органов медико-социальной экспертизы. Экспертиза проводилась соответствующими специалистами, путем очного обследования истца, изучения представленных им документов, анализа социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических и других данных. В ходе слушания дела в суде истец и его представитель не ссылались на отсутствие каких-либо медицинских документов, которые не были представлены экспертным комиссиям для исследования. Правом заявления ходатайства проведения экспертизы в ином экспертном учреждении до принятия решения по существу спора ни истец и его представитель не воспользовались, что отражено в протоколе судебного заседания от 03 мая 2012 года. Само по себе одно лишь не согласие истца с принятыми решениями, основанное на субъективной оценке, не является достаточным основанием для назначения судебной экспертизы.

Судебная коллегия находит указанные выше выводы суда правильными, основанными на совокупной оценке собранных по делу доказательств и требованиях норм материального права, регулирующих возникшие спорные правоотношения.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, аналогичны доводам искового заявления, являлись предметом рассмотрения суда первой инстанции, не опровергают правильности его выводов, с которыми согласилась судебная коллегия, в связи с чем не могут быть приняты во внимание.

Правовых доводов, которые бы в силу закона могли повлечь отмену решения суда, апелляционная жалоба не содержит.

Руководствуясь статьей 328 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Череповецкого городского суда от 03 мая 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Шангиной С.Е., действующей по доверенности Яковлевой Н.Ю., - без удовлетворения.

Председательствующий: О.В. Образцов

Судьи: В.Н. Белякова

Л.В. Белозерова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2736/2012
Принявший орган: Вологодский областной суд
Дата принятия: 13 июля 2012

Поиск в тексте