• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ИРКУТСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 12 апреля 2011 года Дело N 33-3129/11
 

12 апреля 2011 года г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Воеводиной О.В.,

судей Апхановой С.С. и Туглаковой Л.Г.,

при секретаре Мыташок Ю.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе представителя ответчицы Дарханова И.А. на решение Ангарского городского суда Иркутской области от 1 декабря 2010 года по гражданскому делу по иску Г., к Бархатовой А.М. о взыскании суммы займа, начисленных процентов, неустоек, обращении взыскания на заложенное имущество, по встречному иску Бархатовой А.М. к Г., Мурзину П.Ю. о признании недействительными пунктов договора целевого займа, компенсации морального вреда, признании недействительным договора купли-продажи квартиры в части положений об ипотеке, применении последствий недействительности ничтожной сделки,

УСТАНОВИЛА:

Г., обращаясь в суд с иском, указал, что <дата обезличена> между ЗАО «И.» и Бархатовой А.М. был заключен договор целевого займа №, по условиям которого ответчице был предоставлен на 240 месяцев заём в размере ... . с целевым назначением - на приобретение в собственность заемщика квартиры по адресу: ..... Факт предоставления займа подтверждается платежным поручением № от <дата обезличена>. Квартира была приобретена в собственность ответчицы на основании договора купли-продажи от <дата обезличена>, на квартиру была установлена и зарегистрирована ипотека в силу закона в обеспечение исполнения обязательств заёмщика по указанному договору займа. Первоначальным залогодержателем предмета ипотеки и кредитором по договору займа являлось ЗАО «И.». <дата обезличена> ЗАО «И.» передало права по закладной А. (ЗАО), которое передало права по закладной Г. В соответствии с п.п. 3.1, 3.2, 4.1.1, 4.1.2 договора займа, разделом 4 закладной заёмщик обязался возвращать заём и уплачивать проценты из расчета процентной ставки в размере 13,75% годовых путем осуществления ежемесячных платежей. При этом уплата процентов производится по день окончательного возврата займа включительно. Заёмщик не исполнил надлежащим образом взятые на себя обязательства по возврату суммы займа и начисленных процентов. За нарушение сроков возврата займа и процентов пунктами 5.2, 5.3 договора займа, п. 6.1 закладной установлена неустойка в размере 0,2% от суммы просроченного платежа за каждый календарный день просрочки. В связи с просрочкой оплаты заёмщиком очередного ежемесячного платежа по договору займа более чем на 30 календарных дней, владелец закладной <дата обезличена> предъявил заёмщику требование о досрочном исполнении обязательств, которое до настоящего времени не исполнено.

Истец с учетом уточнений просил суд взыскать с Бархатовой А.М. в свою пользу задолженность по договору ипотечного займа по состоянию на <дата обезличена> в размере ... ., в том числе: ... . - основной долг (заем), ... . - проценты за пользование займом, ... - пени за просроченный к уплате основной долг, ... . - пени за просроченные к уплате проценты, сумму процентов за пользование заемными денежными средствами по ставке 13,75% годовых, начисленных на сумму основного долга за период с <дата обезличена> по дату фактического возврата суммы кредита, расходы по уплате государственной пошлины в размере ... .; обратить взыскание на предмет ипотеки - квартиру, общей площадью 92,2 кв.м., по адресу: ...., посредством продажи с публичных торгов, установив начальную продажную цену в сумме ... ., для уплаты из стоимости предмета ипотеки суммы задолженности.

Бархатова А.М., обращаясь в суд с встречным иском, указала, что отношения, возникшие из договора целевого займа являются потребительскими. Закладная - именная ценная бумага, поэтому в силу ст. 48 ФЗ «Об ипотеке» передача прав по закладной влечет последствия уступки требования (цессии). Пункт 4.1.2 договора займа обязывает заемщика предоставить оценку стоимости квартиры до подписания договора целевого займа. Пункт 3.5 ст. 2 договора устанавливает, что заем предоставляется при условии предоставления отчета об оценке квартиры, произведенного независимым оценщиком, аккредитованным займодавцем. Данные пункты противоречат законодательству, поскольку нарушают права потребителя на свободу в выборе стороны по договору, предусмотренные ст. 421 ГК РФ. Также действия ЗАО «И.» и ООО «Б.» противоречат п.п. 1, 5, 6 ч.1 ст. 11 ФЗ «О защите конкуренции». Проведенная оценка недвижимости не соответствует требованиям закона, в силу ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», должна быть признана ничтожной. Ничтожность такой оценки порождает ряд последствий, в том числе ничтожность всех условий, ссылающихся на отчет ООО «Б.» № от <дата обезличена>, а такое указание содержится в договоре купли-продажи квартиры. Ничтожность одного из существенных условий договора следует расценивать как его несогласованность, следовательно, нельзя говорить, что такая сделка является заключенной в части договора об ипотеке. В договоре об ипотеке должны быть указаны сроки (периодичность) соответствующих платежей и их размеры, должно быть указано место заключения договора. В договоре купли-продажи квартиры от <дата обезличена> сведения о месте заключения договора целевого займа, срок исполнения основного обязательства, сроки и размер периодических платежей, не указываются. Стороны договора займа не тождественны сторонам договора купли-продажи квартиры, следовательно, Мурзин П.Ю. не осведомлен об условиях договора целевого займа. Однако заинтересованность Мурзина П.Ю. является бесспорной, поскольку от факта заключения договора целевого займа и договора ипотеки зависели его права и обязанности, в частности, право собственности на квартиру и обязанность передачи недвижимости. Таким образом, договор ипотеки не может считаться заключенным, так как в нем отсутствуют существенные условия. В договоре купли-продажи квартиры цена квартиры указана ... . Однако приведенная в договоре цена не является окончательной, так как имеется расписка от <дата обезличена>, в которой Мурзин П.Ю. указал, что деньги за проданную квартиру в размере ... . получил полностью. То есть имеется противоречие цены в договоре и расписке. Таким образом, регистрация договора купли-продажи квартиры не может считаться действительной и правомерной, поскольку в тексте договора не указана реальная сумма, за которую стороны договорились передать квартиру, то есть условие о цене сторонами не согласовано. В нарушение ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», в договор целевого займа включены пункты 1.6.2, 4.1.11, которые предусматривают, что в обеспечение исполнения обязательств заемщика, последний обязуется произвести страхование жизни и потери трудоспособности. Указанные пункты противоречат п. 2 ст. 935 ГК РФ. Пункты 4.1.11.2, 4.1.11.3 договора обязывают заемщика заключить договор на обязательном условии, что не свидетельствует о соблюдении свободы договора. Пункт 3.6.9 договора целевого займа устанавливает право займодавца самостоятельно в одностороннем порядке изменить очередность погашения вне зависимости от очередности, указанной в п. 3.6.8 договора, и вне зависимости от назначения платежа, указанного заемщиком, данное условие ущемляет права потребителя. В случае доказанности вины займодавца, в силу ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», судом должен быть взыскан моральный вред в пользу потребителя. Кроме того, она приобретала квартиру для собственного проживания с несовершеннолетними детьми, однако согласия органа опеки и попечительства на залог недвижимости получено не было. Денежная оценка ООО «Б.» проведена с нарушением закона, является недействительной, а в силу ст. 14 ФЗ «Об ипотеке», если в документе отсутствуют какие-либо сведения, он не является закладной. Поскольку у Г. правовые притязания к ней возникли вследствие передачи несоответствующей закону закладной, то такие притязания являются полностью необоснованными и удовлетворению не подлежат. Считает, что государственная регистрация договора купли-продажи квартиры от <дата обезличена> является незаконной в части регистрации ипотеки в силу закона, поскольку положения договора не предусматривают обязательные для договоров данного вида условий.

Бархатова А.М. просила суд признать недействительными пункты 1.6.2, 4.1.11, 4.1.11.2, 4.1.11.3 договора займа, взыскать с ответчика компенсацию морального вреда в размере ... признать недействительным договор купли-продажи квартиры от <дата обезличена> в части положений об ипотеке объекта недвижимости, признать незаконной государственную регистрацию ипотеки в силу закона, регистрацию и выдачу закладной квартиры, находящейся по адресу: ...., применить последствия недействительности ничтожной сделки в виде обязания УФРС по Иркутской области внести необходимые изменения в Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В судебном заседании представитель Г., Рожкова Е.А., действующая на основании доверенности, исковые требования поддержала, встречные исковые требования Бархатовой А.М. не признала.

Ответчица Бархатова А.М. и ее представитель Дарханов И.А., действующий на основании доверенности, в судебном заседании исковые требования Г., не признали, встречные исковые требования поддержали.

Ответчик Мурзин П.Ю. в судебное заседание не явился.

Представитель третьего лица Управления Федеральной службы госрегистрации, кадастра и картографии по Иркутской области в судебное заседание не явился.

Решением Ангарского городского суда Иркутской области от 1 декабря 2010 года, с учетом определения суда от 22 февраля 2011 года об исправлении описок, исковые требования Г., удовлетворены частично. С Бархатовой А.М. в пользу Г., взыскана задолженность по договору целевого займа: сумма основного долга в размере ... ., проценты за пользование займом - ... неустойка за просроченный к уплате основной долг - ... ., неустойка за просроченные к уплате проценты - ... .; по индивидуальному договору займа - проценты за пользование займом, начиная с <дата обезличена> по дату фактического возврата суммы займа в размере ... . включительно по ставке 13,75% годовых; судебные расходы по уплате госпошлины - ... .

Обращено взыскание на предмет ипотеки - .... квартиру, общей площадью 92,2 кв.м., по адресу: ...., путем продажи с публичных торгов, с установлением первоначальной продажной стоимости в размере 4474000 руб.

В удовлетворении встречного иска Бархатовой А.М. отказано.

В кассационной жалобе представитель ответчицы Дарханов И.А. просит решение суда отменить, дело направить на новое рассмотрение в том же составе суда. В обоснование доводов к отмене решения указал, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для дела, нарушены и неправильно применены норма материального права. Судом не учтено, что в соответствии с п. 2 ст. 935 ГК РФ обязанность страховать свою жизнь или здоровье не может быть возложена на гражданина по закону. В том числе такая обязанность не может быть возложена на гражданина и по договору в качестве обеспечения, так как это противоречит ст. 935 ГК РФ и принципу свободы договора. Устанавливая в п.п. 1.6.2, 4.1.11, 4.1.11.2, 4.1.11.3 договора целевого займа обязанность заключить договор личного страхования, как обеспечение займа, кредитор нарушает п. 2 ст. 16 Закона РФ «О защите прав потребителей», которая запрещает обуславливать приобретение одной услуги обязательным приобретением другой услуги. Свобода граждан и юридических лиц в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий не может быть абсолютной, и не может быть направлена на ограничение прав и свобод других участников гражданских правоотношении. Следовательно, при заключении договора, где одной стороной является гражданин-потребитель, нельзя ограничиваться формальной свободой договора. Такой договор должен строго соответствовать закону. Условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с действующим законодательством в области защиты прав потребителей, являются недействительными. Таким образом, вывод суда о том, что условиями договора целевого займа, обязывающими Бархатову А.М. заключить договор страхования жизни и трудоспособности, не были нарушены ее права, был сделан при неполном исследовании обстоятельств дела. Отказ в удовлетворении требований о признании недействительными пунктов договора целевого займа является необоснованным. Считает, что суд необоснованно отказал в удовлетворении требований о компенсации морального вреда. Отсутствие согласия органа опеки на передачу недвижимого имущества в ипотеку является достаточным основанием для признания договора купли-продажи квартиры от <дата обезличена> в части положений об ипотеке объекта недвижимости недействительным.

В письменных возражениях на кассационную жалобу представитель истца Г., Рожкова Е.А. просит решение суда оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Заслушав доклад по делу, объяснения представителя ответчицы Дарханова И.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, объяснения представителя истца Рожковой Е.А., возражавшей против доводов кассационной жалобы, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов кассационной жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения и удовлетворения кассационной жалобы.

При рассмотрении настоящего дела суд правильно определил обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, правильно применил нормы процессуального и материального права, дал надлежащую оценку всем собранным по делу доказательствам в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Разрешая возникший спор, суд первой инстанции установил, что <дата обезличена> между ЗАО «И.» и Бархатовой А.М. был заключен договор целевого займа №, по условиям которого заемщику предоставлен кредит в сумме ... . на срок 240 месяцев с уплатой 13,75% годовых за пользование займом с целевым назначением - для приобретения в собственность квартиры по адресу: ..... В соответствии с платежным поручением № от <дата обезличена> сумма займа в размере ... . перечислена на счет, открытый на имя Бархатовой А.М. По условиям договора ответчица обязана возвращать заем и уплачивать начисленные проценты путем осуществления ежемесячных платежей; размер ежемесячного аннуитетного платежа составляет ... .

По договору купли-продажи от <дата обезличена> Бархатовой А.М. приобретена в собственность квартира по адресу: ...., за ... . Право собственности ответчицы на указанную квартиру зарегистрировано в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним <дата обезличена>. В силу ст. 77 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» на квартиру была установлена и зарегистрирована ипотека в силу закона в обеспечение возврата суммы займа, о чем указано в договоре купли-продажи от <дата обезличена> и в свидетельстве о государственной регистрации права. В соответствии с п. 1.7 договора целевого займа право на получение исполнения по договору и право залога на квартиру удостоверены закладной на данную квартиру. Пункт 1.6.2 договора целевого займа предусматривает в качестве обеспечения исполнения обязательства заемщика страхование жизни и потери трудоспособности Бархатовой А.М.

Проверяя доводы Бархатовой А.М. о несоответствии договора купли-продажи квартиры обязательным требованиям закона, суд установил, что отчет об оценке № от <дата обезличена>, составленный ООО «Б.», содержит достоверные сведения о стоимости квартиры - ... ., данная оценка указана в договоре целевого займа, договоре купли-продажи квартиры, закладной, и не нарушает права Бархатовой А.М., при заключении договора целевого займа она была согласна с указанной в отчете стоимостью квартиры, не возражала против проведения оценки ООО «Б.». Ипотека зарегистрирована на основании закона, а именно статьи 77 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)». Договор купли-продажи квартиры содержит все необходимые условия для такого рода договоров, на основании договора можно определить место заключения договора займа, в договоре указано, что квартира приобретается покупателем за счет заемных средств, предоставленных ЗАО «И.» в сумме ... ., и находится в залоге у займодавца с момента государственной регистрации права собственности на квартиру, указаны предмет ипотеки, его оценка, существо и размер обеспечиваемого ипотекой; имеется ссылка на договор займа, в котором указаны сроки (периодичность) платежей по договору займа, их размеры и другие существенные условия договора займа; сторонами согласованы все существенные условия договора, в том числе и условие о цене проданной квартиры. Получение суммы, составляющей цену квартиры, указанную в договоре - ... подтверждается расписками Мурзина П.Ю. и передаточным актом. На момент регистрации договора купли-продажи и ипотеки квартиры в силу закона несовершеннолетние дети Бархатовой А.М. в квартире, являющейся предметом ипотеки, не проживали, получение согласия органов опеки и попечительства на передачу квартиры в ипотеку в данном случае не требовалось.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции правильно не усмотрел оснований для удовлетворения исковых требований Бархатовой А.М. о признании недействительным договора купли-продажи квартиры в части положений об ипотеке объекта недвижимости, и признании незаконной государственную регистрацию ипотеки в силу закона и выдачу закладной.

Также суд правильно отказал Бархатовой А.М. в удовлетворении исковых требований о применении последствий недействительности ничтожной сделки в виде возложения обязанности на Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Иркутской области внести изменения в ЕГРП, как не соответствующих действующему законодательству.

Судом первой инстанции также установлено, что первоначальным залогодержателем предмета ипотеки и кредитором по договору займа являлось ЗАО «И.», права которого как залогодержателя и кредитора удостоверены закладной, оформленной и выданной <дата обезличена>. <дата обезличена> ЗАО «И.» передало права по закладной А. (ЗАО), который <дата обезличена> передал права по закладной Г.

Бархатова А.М. условия договора не выполняет, платежи по договору не производит в полном размере с <дата обезличена>, а с <дата обезличена> не вносит совсем. <дата обезличена> в адрес Бархатовой А.М. было направлено требование о полном досрочном исполнении обязательств, которое ответчицей не выполнено.

Поскольку ответчица свои обязательства по договору целевого займа не выполняет, требование досрочно погасить долг по договору в течение 30 дней не исполнила, и обстоятельств, при наличии которых не допускается обращение взыскания на заложенное имущество, не установлено, суд первой инстанции обоснованно удовлетворил исковые требования Г., взыскал с Бархатовой А.М. задолженность по договору целевого займа: сумму основного долга в размере ... ., проценты за пользование займом по состоянию на <дата обезличена> в размере ... ., неустойку за просроченный к уплате основной долг в размере ... . и неустойку за просроченные к уплате проценты в размере ... с учетом положений ст. 333 ГК РФ, а также обратил взыскание на квартиру по адресу: ...., определив способ реализации предмета ипотеки - продажа квартиры с публичных торгов, с установлением ее первоначальной продажной стоимости в размере ... .

Отказывая Бархатовой А.М. в удовлетворении исковых требований о признании недействительными условий договора целевого займа, предусматривающих страхование жизни и трудоспособности заемщика, суд обоснованно исходил из того, что при заключении договора целевого займа на заемщика Бархатову А.М. не было оказано давления при согласовании оспариваемых условий, эти условия приняты Бархатовой А.М. осознанно и добровольно, договор комплексного ипотечного страхования от <дата обезличена> заемщик заключила с ООО «Р.» добровольно. Кроме того, требование о признании недействительными условий договора целевого займа, предусматривающих страхование жизни и трудоспособности заемщика, предъявлено Бархатовой А.М. к ненадлежащему ответчику, поскольку стороной договора целевого займа № от <дата обезличена> являлось ЗАО «И.».

Ввиду того, что со стороны Г. нарушения действующего законодательства в отношении потребителя заемщика Бархатовой А.М. не допускались, суд правильно не усмотрел оснований для удовлетворения требований Бархатовой А.М. о компенсации морального вреда.

Выводы суда подробно мотивированы в решении, соответствуют содержанию доказательств, собранных и исследованных в соответствии со ст.ст. 56, 67 ГПК РФ, и не вызывают у судебной коллегии сомнений в их законности и обоснованности.

Доводы кассационной жалобы представителя ответчицы Дарханова И.А. о том, что установление в договоре целевого займа обязанности заемщика заключить договор личного страхования нарушает п. 2 ст. 16 Закона «О защите прав потребителей» и является недействительным; что суд необоснованно отказал Бархатовой А.М. в удовлетворении исковых требований о признании недействительными пунктов договора целевого займа, признании недействительным договора купли-продажи квартиры от <дата обезличена> в части положений об ипотеке, о компенсации морального вреда; что отсутствие согласия органа опеки на передачу недвижимого имущества в ипотеку является достаточным основанием для признания договора купли-продажи квартиры от <дата обезличена> в части положений об ипотеке объекта недвижимости недействительным, не могут быть приняты во внимание, поскольку основаны на неверном толковании материального закона и направлены на переоценку правильных выводов суда.

Суд проанализировал требования гражданского законодательства, исследовал оспариваемые Бархатовой А.М. пункты договора целевого займа, договор купли-продажи, закладную, и обоснованно пришел к выводу о том, что договор целевого займа, договор купли-продажи и закладная отвечают требованиям закона, содержат все необходимые сведении, и основания для отказа в регистрации ипотеки в силу закона отсутствовали.

Предусмотренные ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» основания для взыскания с Г. в пользу Бархатовой А.М. компенсации морального вреда также отсутствуют, поэтому суд правильно отказал Бархатовой А.М. в иске в этой части.

Решение суда принято с соблюдением норм процессуального права и при правильном применении норм материального права, и оснований для его отмены не имеется.

Все доводы ответчицы и ее представителя, в том числе и приведенные в кассационной жалобе, являлись предметом судебного разбирательства, суд первой инстанции дал им правильную оценку и обоснованно признал эти доводы несостоятельными по мотивам, изложенным в решении суда.

Таким образом, решение Ангарского городского суда Иркутской области от 1 декабря 2010 года, проверенное в силу ч. 1 ст. 347 ГПК РФ в пределах доводов кассационной жалобы, является законным и обоснованным, в связи с чем отмене не подлежит, а кассационная жалоба не подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361, 366 ГПК РФ, судебная коллегия по гражданским делам

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ангарского городского суда Иркутской области от 1 декабря 2010 года по гражданскому делу по иску Г. к Бархатовой А.М. о взыскании суммы займа, начисленных процентов, неустоек, обращении взыскания на заложенное имущество, по встречному иску Бархатовой А.М. к Г. Мурзину П.Ю. о признании недействительными пунктов договора целевого займа, компенсации морального вреда, признании недействительным договора купли-продажи квартиры в части положений об ипотеке, применении последствий недействительности ничтожной сделки оставить без изменения, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий О.В.Воеводина

Судьи С.С.Апханова

Л.Г.Туглакова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3129/11
Принявший орган: Иркутский областной суд
Дата принятия: 12 апреля 2011

Поиск в тексте