• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ПРЕЗИДИУМ ИРКУТСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
 

от 25 апреля 2011 года Дело N 4г-38/11
 

г. Иркутск 25 апреля 2011 года

Президиум Иркутского областного суда в составе:

председательствующего Корнюшиной Л.Г.,

членов президиума: Зуевой Л.М., Федоркевич С.З., Овчинниковой А.Н.,

по докладу судьи Татарниковой В.И.,

рассмотрев гражданское дело по надзорной жалобе Морохоевой И.П.

на определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 21 декабря 2010 года

по делу по иску Кравченко Л.И. к Морохоевой И.П. о взыскании суммы неосновательного обогащения, судебных расходов,

У С Т А Н О В И Л:

Кравченко Л.В. обратилась в Эхирит-Булагатский районный суд с иском к Морохоевой И.П. о взыскании денег в сумме "данные изъяты" рублей как неосновательного обогащения, указав в обоснование иска, что с 1996 года она работала в Контрольно-счетной палате У. области (далее КСП), 12.09.2008 она была назначена на должность "данные изъяты" 31.12.2009 она уволена с этой должности по сокращению штатов. "данные изъяты" в период ее работы являлась Морохоева И.П., которая на момент ее назначения на эту должность не имела жилого помещения в г. У., но ей как лицу, замещающему областную государственную должность, Законом гарантировалось обеспечение жилищных условий за счет средств областного бюджета, в том числе путем предоставления служебного помещения. До принятия решения о выделении служебного жилья Морохоева И.П. от имени КСП для своего проживания заключила 01.01.2009 государственный контракт аренды жилого помещения, арендодателем по которому являлась гражданка У. А.В. 20.02.2009 Морохоева И.П. от имени КСП подписала дополнительное соглашение к данному контракту, которым пункт 1.5 контракта был изменен и общая стоимость контракта стала составлять "данные изъяты" рублей. Министерство финансов У. области письмом от 23.01.2009 № 52/4/1-25/4 отказало КСП в финансировании этого контракта, в связи с чем за арендованное жилье Морохоева И.П. должна была платить лично из собственных средств. Морохоева И.П. в силу доверительных отношений попросила истицу осуществить за нее оплату по контракту, заверив, что впоследствии компенсирует ей уплаченные денежные средства. Истица перечислила личные денежные средства в сумме "данные изъяты" рублей на расчетный счет У.А.В. в Сбербанке РФ г. Иркутска, что подтверждается квитанциями банка. После увольнения истица обратилась к Морохоевой И.П. с просьбой компенсировать ей указанную денежную сумму, на что получила ответ за подписью сотрудника КСП о предоставлении правовых оснований такой компенсации. Ссылаясь на положения ст. ст. 1102, 1109 ГК РФ о неосновательном обогащении, на отсутствие доказательств того, что Морохоева И.П. передавала ей свои собственные денежные средства для оплаты по государственному контракту аренды жилья от ее имени, которая при этом должна производиться с расчетного счета КСП, на который вместе с тем Морохоева И.П. не возместила спорную сумму, истица просила суд взыскать с ответчицы сумму неосновательного обогащения в размере "данные изъяты" рублей, государственную пошлину в размере "данные изъяты" рублей, а также расходы на оплату услуг представителя в сумме "данные изъяты" рублей.

Решением Эхирит-Булагатского районного суда Иркутской области от 22.10.2010 в удовлетворении исковых требований Кравченко Л.В. отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 21.12.2010 решение суда отменено и принято новое решение, которым иск Кравченко Л.В. удовлетворен частично. С Морохоевой И.П. в пользу Кравченко Л.В. взыскано неосновательное обогащение в сумме "данные изъяты" рублей, возмещение судебных расходов по уплате государственной пошлины в сумме "данные изъяты" рублей, расходы по уплате услуг представителя в размере "данные изъяты" рублей, в остальной части иска отказано.

В надзорной жалобе Морохоева И.П. просит отменить определение кассационной инстанции от 21.12.2010 и оставить в силе решение Эхирит-Булагатского районного суда от 22.10.2010.

Определением судьи Иркутского областного суда Татарниковой В.И. от 28.03.2011 надзорная жалоба вместе с делом переданы для рассмотрения по существу в судебном заседании суда надзорной инстанции - президиума Иркутского областного суда.

Заслушав докладчика, выслушав в поддержку доводов надзорной жалобы Морохоеву И.П., ее представителей Бендера Л.И. и Косухину Е.Е., а также выслушав возражения против доводов жалобы Кравченко Л.В. и ее представителя Кузина А.Г., проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, президиум находит жалобу обоснованной и подлежащей частичному удовлетворению.

Согласно ст. 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

В надзорной жалобе Морохоева И.П., ссылаясь на существенные нарушения судом кассационной инстанции норм материального или процессуального права, в числе прочих доводов указала на то, что судебная коллегия неправильно квалифицировала правоотношения между участниками гражданско-правового спора, не полностью установила обстоятельства, имеющие значение для дела, в том числе не установила наличие совокупности обстоятельств, необходимой для применения положений ст. 1102 ГК РФ. Суд кассационной инстанции неправильно оценил государственный контракт аренды жилого помещения от 01.01.2009, который заключен между юридическим лицом КСП (арендатор) и физическим лицом У.А.В. (арендодатель). Контракт подписан Морохоевой И.П. как председателем КСП, при этом у нее, как у физического лица, не существовало никаких обязательств перед У.А.В., т.к. она не является стороной в обязательстве. Квартира по контракту была передана КСП для проживания работника КСП с членами семьи. Из контракта и дополнительного соглашения к нему не следует обязанность Морохоевой И.П. исполнить обязательство лично. Кравченко Л.В. оплатила денежные средства У.А.В. без наличия обязательств и без поручения. В приходном кассовом ордере не усматривается, что денежные средства перечислены Кравченко Л.В. в счет арендной платы по договору, назначение платежа отсутствует, источником поступления указано «Дополнительный взнос Код вклада 51». Таким образом, ответчиками по данному делу должны быть КСП У. области и У.А.В.., получившая денежные средства от Кравченко Л.В., которая и действовала в интересах У.А.В., а не Морохоевой И.П.

В соответствии с требованиями п. 1 ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных Кравченко Л.В. требований, исходил из того, что денежные средства в счет арендной платы по государственному контракту аренды жилого помещения технически были оплачены Кравченко Л.В., однако последней не представлено суду доказательств, однозначно подтверждающих, что внесенные ею денежные средства принадлежали лично ей, в связи с чем суд пришел к выводу, что истицей не доказан факт неосновательного обогащения ответчицы за ее счет.

Отменяя решение суда и принимая по делу новое решение о частичном удовлетворении требований Кравченко Л.В., судебная коллегия указала, что поскольку судом бесспорно установлен факт наличия обязательств Морохоевой И.П. по оплате жилого помещения, арендованного для ее проживания у гражданки У.А.В., то суду необходимо было применить к спорным правоотношениям нормы главы 50 (действие в чужом интересе) в сочетании с нормами главы 60 ГК РФ (обязательства из неосновательного обогащения). В связи с тем, что денежные средства были внесены истцом в качестве арендной платы по договору в пользу У.А.В., при этом Морохоева И.П., не отрицая факт проживания в арендованной ей квартире, доказательств оплаты ею суммы арендной платы не представила, вместе с тем из условий договора аренды квартиры вытекает обязанность Морохоевой И.П. исполнить обязательство лично, а факт поручения Морохоевой И.П. истцу Кравченко Л.В. произвести оплату аренды по государственному контракту не отрицается ответчиком и нашел подтверждение в суде, наличие обязательств Кравченко Л.В. перед У.А.В. не установлено, судебная коллегия признала сбережение денежных средств ответчиком неосновательным обогащением, которое в силу п. 1 ст. 1102 ГК РФ подлежит взысканию с Морохоевой И.П. в пользу истицы в сумме "данные изъяты" рублей.

С данными выводами суда кассационной инстанции нельзя согласиться.

Как следует из п. 1 ст. 1102 ГК РФ, под обязательством из неосновательного обогащения понимается правоотношение, возникающее в связи с приобретением или сбережением имущества без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований одним лицом (приобретателем) за счет другого лица (потерпевшего). Основное содержание обязательства из неосновательного обогащения - обязанность приобретателя возвратить неосновательное обогащение и право потерпевшего требовать от приобретателя исполнения этой обязанности. Обязанность приобретателя возвратить имущество потерпевшему возникает при условиях: а) возникло приобретение или сбережение имущества; б) приобретение или сбережение возникло за счет потерпевшего; в) приобретение или сбережение является неосновательным.

Вместе с тем из государственного контракта аренды жилого помещения от 01.01.2009 следует, что он заключен между КСП У. области (арендатор) в лице председателя Морохоевой И.П. и У.А.В. (арендодатель) на аренду ее 2-комнатной квартиры для проживания работника КСП с членами его семьи, сроком с 01.01.2009 по 31.03.2009. Согласно п. п. 1.4 - 1.6 контракта его общая стоимость "данные изъяты" рублей, которая вносится арендатором в течение 30 дней со дня начала срока аренды путем перечисления на расчетный счет арендодателя. При этом плата за аренду включает в себя налог на доходы физических лиц, оплату коммунальных услуг, электроэнергии и телефона.

Из акта передачи жилого помещения в аренду от 01.01.2009 следует, что стороны исполнили контракт, о чем и подписали акт.

20.02.2009 между теми же сторонами заключено дополнительное соглашение к государственному контракту от 01.01.2009, которым изменены п. п. 1.3, 1.5, 1.6, 5.5 контракта, в силу чего срок аренды стал с 01.01.2009 по 20.02.2009, общая стоимость контракта - "данные изъяты" рублей, которая должна быть перечислена арендатором не позднее 20.02.2009 на расчетный счет арендодателя. Кроме того, контракт дополнен п. 1.7, которым определено, что в случае отсутствия финансирования арендатора, плата за аренду жилья производится наличными денежными средствами путем перечисления на расчетный счет арендодателя.

Из акта приема-сдачи жилого помещения от 20.02.2009 следует, что арендованная по договору от 01.01.2009 квартира передана арендатором КСП арендодателю У.А.В. без претензий. Акт подписан этими же сторонами контракта.

Учитывая, что государственный контракт и дополнительное соглашение к нему заключены между КСП и У.А.В., подписаны ими, в том числе и акты приема-передачи арендованного жилого помещения, при этом Морохоева И.П. не является стороной ни по контракту, ни по дополнительному соглашению, а действовала от имени и в интересах КСП как его председатель, вывод суда кассационной инстанции о наличии обязанности Морохоевой И.П. исполнить обязательство по оплате аренды жилья лично является необоснованным, как и ссылка суда на ст. 313 ГК РФ, в силу п. 1 которой исполнение обязательства может быть возложено должником на третье лицо, являющееся в свою очередь его должником. Доказательств того, что Морохоева И.П., которой региональным законодательством гарантировалось обеспечение жилищных условий за счет средств областного бюджета, является должником КСП, в материалах дела нет.

Не следует обязанности Морохоевой И.П. исполнить обязательство по оплате аренды жилья лично и из приведенного выше нововведенного п. 1.7 контракта, в котором отсутствует указание на лицо, обязанное в случае отсутствия финансирования арендатора вносить плату за аренду жилья, и из письма Минфина У. области от 23.01.2009, которым в адрес КСП сообщено об отсутствии возможности увеличения лимитов бюджетных обязательств и кассового прогноза на январь 2009 года.

Не свидетельствует об этом и то обстоятельство, что Морохоева И.П., как она утверждает, передала истице для оплаты аренды жилья свои личные денежные средства. Вместе с тем ответчица пояснила суду, что поручение истице оплаты аренды она давала от имени КСП как ее руководитель.

Из искового заявления Кравченко Л.В. , из пояснений истицы как суду первой инстанции , так и суду надзорной инстанции, следует, что Кравченко Л.В. именно во исполнение указанного договора аренды внесла 20.02.2009 на счет У.А.В., указанный в контракте, денежные средства в размере "данные изъяты" рублей, а 21.02.2009 она оплатила за У.А.В.., выступая согласно данному контракту как налоговый агент, налог на доходы физических лиц в сумме "данные изъяты" рублей . После чего истица подписала у У.А.В. акт приема-сдачи жилого помещения и вернула его Морохоевой И.П.

Суд кассационной инстанции, ссылаясь ст. 183 «Заключение сделки неуполномоченным лицом» ГК РФ, на главу 49 «Поручение» ГК РФ, пришел к выводу о праве истицы требовать взыскания с ответчика денежных средств, переданных третьему лицу по его устному поручению, с учитом его доказанности. При этом доказательств поручения истице лично Морохоевой И.П. совершения оплаты аренды жилья именно за ответчицу материалы дела не содержат.

В свою очередь согласно п. 1 ст. 971 главы 49 ГК РФ по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя.

В данном случае Кравченко Л.В., совершив оплату аренды от своего имени и за свой, как она утверждает, счет, при этом не взяв с Морохоевой И.П. расписки об использовании при оплате истицей своих личных денежных средств, тем не менее создала юридические последствия именно для КСП, а не для Морохоевой И.П., поскольку указанные отношения вытекают из договора аренды жилого помещения, государственного контракта, который на момент рассмотрения дела никем не оспорен, недействительным и незаключенным не признан. При этом Морохоева И.П. стороной по этому контракту не является.

Суд кассационной инстанции, оставив без внимания как таковой сам контракт, неправильно определил правоотношения сторон, не учел того, что в данном случае обязательства Морохоевой И.П. из неосновательного обогащения не возникло, поскольку нет тому всех необходимых условий. Судом не установлено приобретение или сбережение Морохоевой И.П. имущества, при этом неосновательное и за счет истицы. Доказательств тому в деле нет.

Нельзя согласиться и с выводом судебной коллегии о необходимости применения к спорным правоотношениям нормы главы 50 (действие в чужом интересе) в сочетании с нормами главы 60 ГК РФ (обязательства из неосновательного обогащения).

Согласно ст. 987 ГК РФ, если действия, непосредственно не направленные на обеспечение интересов другого лица, в том числе в случае, когда совершившее их лицо ошибочно предполагало, что действует в своем интересе, привели к неосновательному обогащению другого лица, применяются правила, предусмотренные главой 60 настоящего Кодекса.

Данная норма отграничивает действие в чужом интересе как одностороннюю сделку от неосновательного обогащения как внедоговорного обязательства. Для действия в чужом интересе необходимо прямое намерение и понимание лица, что оно действует в интересе иного конкретного субъекта. Если же лицо ошибочно оплатило "чужой" счет, полагая, что это его обязательство, то в данном случае имеет место неосновательное обогащение (сбережение) лица, которому предназначался счет. Однако, таких обстоятельств судом в данном случае не установлено.

Суд кассационной инстанции, неправильно применив нормы материального права, в связи с чем неправильно определив юридически значимые для дела обстоятельства, необоснованно взыскал с Морохоевой И.П. в пользу Кравченко Л.В. в качестве неосновательного обогащения денежные средства, внесенные последней на счет У.А.В., в размере "данные изъяты" рублей, что свидетельствует о существенном нарушении судом норм материального и процессуального права, поскольку суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лица, не являющегося стороной по договору, на котором основаны исковые требования Кравченко Л.В. При этом судебная коллегия не уточнила у истицы ее волеизъявление на предъявление иска к надлежащему ответчику, учитывая ее претензию к КСП от 23.04.2010 .

Учитывая изложенное, определение суда кассационной инстанции по данному делу, принятое с существенными нарушениями норм материального и процессуального права, подлежит в силу ст. 387 ГПК РФ отмене, с направлением дела на новое кассационное рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суду следует устранить допущенные им нарушения и, оценив все представленные доказательства в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, в их совокупности, разрешить дело с соблюдением требований закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 387, 388, п. 2 ч. 1 ст. 390 ГПК РФ, президиум

П О С Т А Н О В И Л:

Надзорную жалобу Морохоевой И.П. удовлетворить частично.

Определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 21 декабря 2010 года по делу по иску Кравченко Л.И. к Морохоевой И.П. о взыскании суммы неосновательного обогащения, судебных расходов, отменить, дело направить на новое кассационное рассмотрение.

Председательствующий:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 4г-38/11
Принявший орган: Иркутский областной суд
Дата принятия: 25 апреля 2011

Поиск в тексте