• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ИРКУТСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 июля 2012 года Дело N 33-5586/12
 

10 июля 2012 года г. Иркутск

Судебная коллегия по гражданским делам Иркутского областного суда в составе:

председательствующего судьи Воеводиной О.В.,

судей Симаковой Н.К. и Каракич Л.Л.,

при секретаре Нечкиной Е.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Самозванцева Н.М., Самозванцева И.М. к администрации г. Ангарска о включении имущества в наследственную массу, признании права собственности,

иску Шнитуленко М.А. к администрации г. Ангарска, администрации Ангарского муниципального образования, Самозванцеву Н.М., Самозванцеву И.М. о признании членом семьи нанимателя, признании договора приватизации недействительной сделкой, обязательств прекращенными

по апелляционной жалобе Шнитуленко М.А. на решение Ангарского городского суда Иркутской области от 19 января 2012 года,

УСТАНОВИЛА:

В обоснование иска Самозванцевы Н.М. и И.М. указали, что их отец Самозванцев М.В. 25 июня 2001 года заключил с администрацией Ангарского муниципального образования договор приватизации квартиры, расположенной в <Адрес>. Договор зарегистрирован в КУМИ администрации. Считая себя собственником квартиры с момента заключения договора, а также в силу правовой неграмотности за регистрацией права собственности в ЕГРП отец не обращался.

По этой причине после смерти отца в феврале 2011 года им было оказано в выдаче свидетельства о праве на наследство на указанное имущество.

Считают, что отсутствие государственной регистрации права на квартиру не может быть основанием к отказу в ее наследовании, поскольку наследодатель Самозванцев М.В. при жизни выразил волю на приобретение указанного имущества в собственность, но не довел до конца оформление права собственности по независящим от него причинам.

Просили включить спорную квартиру в наследственную массу и признать за ними по 1/2 доли в праве собственности на данное наследственное имущество.

Шнитуленко М.А., привлеченная в дело в качестве третьего лица, обратилась с самостоятельным иском, в обоснование которого указала, что с 2004 года по 2011 год они с Самозванцевым М.В. проживали в спорной квартире одной семьей, вели общее хозяйство, имели общий бюджет, сделали ремонт в квартире, приобрели домашние вещи. Брак зарегистрирован не был.

В связи с тем, что Самозванцев М.В. права собственности на спорную квартиру по договору приватизации не приобрел, он продолжал проживать в жилом помещении на праве социального найма. После ее вселения в квартиру обязательства сторон по договору приватизации прекратились за невозможностью исполнения, а она, как член семьи нанимателя, приобрела равные с ним права на пользование жилым помещением, на его приватизацию. Приобретение квартиры Самозванцевым М.В. в собственность считает ничтожной сделкой, противоречащей закону и ущемляющей ее жилищные права.

Просила признать ее членом семьи нанимателя Самозванцева М.В., признать сделку приватизации ничтожной, обязательства между администрацией Ангарского муниципального образования и Самозванцевым М.В. по поводу приватизации прекращенными.

Истцы Самозванцевы в судебном заседании не присутствовали, их представитель Шидловская Г.И. исковые требования поддержала, иск Шнитуленко М.А. не признала.

Шнитуленко М.А. и ее представитель Сутурин А.Г. в судебном заседании не присутствовали.

Представители администрации г. Ангарска иск Шнитуленко М.А. не признали, требования Самозванцевых полагали возможным удовлетворить.

Решением суда иск Самозванцевых удовлетворен, в удовлетворении иска Шнитуленко М.А. отказано.

С решением суда не согласилась Шнитуленко М.А., в апелляционной жалобе поставила вопрос об отмене судебного акта, ссылалась на неправильное установление судом фактических обстоятельств дела, неверную оценку существенных обстоятельств и нарушение норм материального права, что привело к необоснованным выводам в решении.

Представителем Самозванцевых Шидловской Г.И. поданы возражения на апелляционную жалобу.

Заслушав доклад судьи Каракич Л.Л., объяснения представителя Шнитуленко М.А. Сутурина А.Г., поддержавшего апелляционную жалобу, проверив обстоятельства дела и решение суда в пределах доводов апелляционной жалобы, судебная коллегия не находит оснований к его отмене.

Как следует из материалов дела, между администрацией Ангарского муниципального образования и Самозванцевым М.В. 25 июня 2001 года заключен договор на передачу квартиры <Адрес> Самозванцеву М.В. в собственность. Основанием для приватизации жилого помещения явились личное заявление нанимателя и ордер от <Дата обезличена> № <Номер обезличен>, литер <Номер обезличен>, в котором, кроме нанимателя, никто не значится. На момент приватизации Самозванцев М.В. проживал в квартире один.

Договор приватизации квартиры зарегистрирован 2 июля 2001 года в КУМИ администрации Ангарского МО за № <Номер обезличен>. Согласно справке Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии от 2 марта 2011 года № <Номер обезличен> спорная квартира с 4 июля 2001 года числится на учете в ОТИ за Самозванцевым М.В.

Самозванцев М.В. умер <Дата обезличена>, в установленном порядке не зарегистрировав право собственности на квартиру в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Самозванцев Н.М. и Самозванцев И.М. являются наследниками первой очереди по закону к имуществу Самозванцева М.В., что подтверждается документально.

В силу статьи 7 Закона Российской Федерации от 4 июля 1991 года № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской федерации» передача жилых помещений в собственность граждан оформляется договором, право собственности на приобретенное жилое помещение возникает с момента государственной регистрации права.

Из смысла преамбулы, статей 1, 2, 7, 8, 11 указанного Закона следует, что гражданам не может быть отказано в приватизации занимаемого ими жилого помещения на условиях, определяемых Законом, если они обратились с таким требованием к компетентному органу.

Согласно разъяснениям Верховного Суда РФ, изложенным в пункте 8 постановления Пленума от 24 августа 1993 года № 8 (в ред. от 6 февраля 2007 года) если гражданин, выразив при жизни волю на приватизацию занимаемого жилого помещения и не отозвав свое заявление, умер до государственной регистрации права собственности, то при возникновении спора о включения этого жилого помещения в наследственную массу само по себе отсутствие государственной регистрации права собственности не может служить основанием к отказу в удовлетворении требования наследника.

Оценивая установленные обстоятельства применительно к требованиям приведенных норм Закона, суд первой инстанции пришел к заключению, что Самозванцев М.В. по независящим от него причинам в связи со смертью был лишен возможности соблюсти правила оформления документов на приватизацию, в которой ему не могло быть отказано, и обоснованно удовлетворил требования о включении квартиры в наследственную массу и признании права собственности на нее на основании статьи 218 ГК РФ за наследниками первой очереди в равных долях.

При этом суд учитывал, что Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество сделок с ним» не устанавливает пресекательных сроков для регистрации права на недвижимое имущество, договор приватизации также не содержит условия о сроке государственной регистрации права на приобретенную квартиру. Иных препятствий для включения квартиры в наследственную массу, кроме отсутствия государственной регистрации права собственности на нее, не имеется.

Выводы суда основаны на фактических обстоятельствах дела, положениям Закона РФ от 4 июля 1991 года № 1541-1 не противоречат, согласуются с позицией Верховного Суда РФ по поводу их применения, и судебная коллегия признает их правильными.

Разрешая исковые требования Шнитуленко М.А., суд проверил ее доводы относительно возникновения права на спорную квартиру, оценил показания свидетелей и пришел к заключению, что Шнитуленко М.А. не доказала факт вселения ее в спорную квартиру в качестве члена семьи Самозванцева М.В. и ведения с ним общего хозяйства.

Кроме того, из пояснений самой Шнитуленко М.А. следует, что в спорную квартиру она вселилась после заключения Самозванцевым М.В. договора приватизации, следовательно, даже в случае признания ее членом семьи, самостоятельного права на участие в приватизации квартиры она не приобрела. Утверждения истца о прекращении действия договора приватизации после ее вселения в квартиру на законе не основаны.

Поскольку Шнитуленко М.А. ни права пользования спорным жилым помещением, ни какого-либо иного права на квартиру не приобрела, таких требований суду не заявила, суд первой инстанции сделал правильное суждение, что она не вправе оспаривать договор приватизации квартиры, поскольку на ее жилищные права он не влияет.

Правильным является и вывод суда о том, что поскольку договор на передачу квартиры в собственность от 25 июня 2001 года между Самозванцевым М.В. и администрацией АМО признан действительным и заключенным, требования о признании прекращенными вытекающих из него обязательств сторон не могут быть удовлетворены.

При таких обстоятельствах суд обоснованно отказал в исковых требованиях Шнитуленко М.А. в полном объеме.

Еще одним основанием для отказа в иске о признании недействительным договора приватизации является пропуск срока исковой давности, вопрос о применении которого правильно разрешен судом по требованию представителя Самозванцевых, исходя из начала исполнения сделки приватизации с момента заключения договора.

При разрешении требований Шнитуленко М.А. судом правильно применены статьи 69, 70 Жилищного кодекса РФ, статьи 167, 168 Гражданского кодекса РФ, положения закона РФ «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации», дана надлежащая оценка представленным доказательствам в их совокупности, мотивированная в решении.

Оснований ставить под сомнение выводы суда в этой части судебная коллегия не усматривает.

Несогласие Шнитуленко М.А. с выводами и оценками суда, выраженное в апелляционной жалобе, основано на ином толковании норм материального права и не подтверждается материалами дела.

Доводы апелляционной жалобы о том, что спор разрешен при ненадлежащем ответчике - муниципальном образовании г. Ангарска не могут быть приняты во внимание, поскольку по имеющимся в материалах дела сведениям спорная квартира на момент разрешения спора числилась в собственности данного муниципального образования.

Несостоятельна и ссылка заявителя на лишение ее права участвовать в разбирательстве дела в связи с проведением судебного заседания в ее отсутствие. Доказательств уважительности причин неявки в судебное заседание Шнитуленко М.А. не представила, и суд обоснованно отказал в ходатайстве об отложении дела.

Проверив решение суда по доводам апелляционной жалобы, судебная коллегия признает его законным и обоснованным, а жалобу Шнитуленко М.А. отклоняет.

Руководствуясь статьями 328, 329 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Ангарского городского суда Иркутской области от 19 января 2012 года по настоящему гражданскому делу оставить без изменения, апелляционную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий О.В. Воеводина

Судьи Н.К. Симакова

Л.Л. Каракич




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-5586/12
Принявший орган: Иркутский областной суд
Дата принятия: 10 июля 2012

Поиск в тексте