• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ
г. Екатеринбурга
 
РЕШЕНИЕ

от 23 октября 2012 года Дело N А60-33669/2012


[Исковые требования об оспаривании постановления о привлечении к административной ответственности удовлетворить]
(Извлечение)

Резолютивная часть объявлена 16 октября 2012 года

В полном объёме изготовлено 23 октября 2012 года

Арбитражный суд Свердловской области в составе судьи Киселёва Ю.К. при ведении протокола судебного заседания секретарём судебного заседания Брагиной М.П.

индивидуального предпринимателя Киреева Дмитрия Юрьевича (ИНН 504207075317, ОГРНИП 306963234100023, далее - предприниматель)

к Управлению Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области (ИНН 6658065103, далее - управление)

об оспаривании постановления от 16.07.2012 N 47 о привлечении к административной ответственности.

В судебном заседании приняли участие:

предприниматель Киреев Д.Ю., представители предпринимателя Кричкер А.Р., Власов Д.Ю.;

представитель управления - Огальцева Е.Н.

Предприниматель представил дополнения к жалобе.

Управление представил дополнения к отзыву.

Документы приобщены к материалам дела.

Иных заявлений, ходатайств не поступило.

Предприниматель обратился в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением об оспаривании постановления управления от 16.07.2012 N 47 о привлечении к административной ответственности по ч. 5 ст. 19.8 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ) и назначении административного наказания в виде штрафа в размере 10000 рублей.

В обоснование заявленного требования предприниматель ссылался на то, что не располагает сведениями, за непредставление которых управление привлекло его к административной ответственности. Норма п. 2 ст. 54 Налогового кодекса Российской Федерации, на которую сослалось управление, не может быть применена к нему, поскольку он находится на системе налогообложения в виде единого налога на вменённый доход, и в связи с этим у него отсутствует необходимость ведения учёта доходов и расходов; кроме того, бухгалтерский учёт, по мнению предпринимателя, подразумевает учёт количественных показателей деятельности хозяйствующего субъекта (цифровой), а не учёт лиц, которые были захоронены. Статья 6 Федерального закона "О погребении и похоронном деле" также не распространяется на предпринимателя.

Управление требование не признало, полагало вынесенное постановление законным и обоснованным. В обоснование своих возражений управление ссылалось на следующее. В качестве единственной причины непредставления сведений предприниматель указал на отсутствие поименного учёта лиц, которые были захоронены с его помощью. При этом управление запросило не конкретный документ, а сведения (информацию), однако предприниматель не представил ни доказательств отсутствия у него запрошенных сведений, ни доказательств их сбора и (или) восстановления.

Суд установил:

Дело N 47 об административном правонарушении, предусмотренном ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ, в отношении предпринимателя возбуждено 05.07.2012 путём составления протокола. Поводом к возбуждению дела явилось непосредственное обнаружение должностным лицом, уполномоченным составлять протоколы об административных правонарушениях, достаточных данных, указывающих на наличие события административного правонарушения (п. 1 ч. 1 ст. 28.1 КоАП РФ).

Постановлением от 16.07.2012 по делу N 47 предпринимателю назначено административное наказание в виде административного штрафа в размере 10 тыс. рублей.

Постановление мотивировано тем, что предпринимателем не предоставлена в управление информация, запрошенная письмом от 25.04.2012 (исх. N 4165), что является уклонением от представления сведений в антимонопольный орган (не представлены сведения о том, сколько умерших в 2010-2011 гг. было захоронено предпринимателем с указанием Ф.И.О. умершего, даты рождения, смерти).

Считая постановление незаконным, предприниматель 10.08.2012 обжаловал его в арбитражный суд.

Суд считает, что в удовлетворении требования предпринимателю следует отказать по следующим основаниям.

В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 23 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" (далее - Закон о защите конкуренции) антимонопольный орган проводит проверку соблюдения антимонопольного законодательства коммерческими организациями, некоммерческими организациями, федеральными органами исполнительной власти, органами государственной власти субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, иными осуществляющими функции указанных органов органами или организациями, а также государственными внебюджетными фондами, физическими лицами, получает от них необходимые документы и информацию, объяснения в письменной или устной форме.

В силу ч. 1 ст. 25 Закона о защите конкуренции организации и их должностные лица, физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, обязаны представлять в антимонопольный орган по его мотивированному требованию в установленный срок необходимые антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями документы, объяснения, информацию соответственно в письменной и устной форме (в том числе информацию, составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну).

Таким образом, Законом о защите конкуренции установлено право антимонопольного органа на получение информации, документов и обязанность хозяйствующего субъекта представить требуемые антимонопольным органом документы. При этом закон не содержит ограничений по срокам, составу и объему запрашиваемой информации, необходимой для осуществления антимонопольным органом его задач и функций.

Согласно ч. 1 ст. 37 Закона о защите конкуренции за нарушение антимонопольного законодательства должностные лица, организации и физические лица, в том числе индивидуальные предприниматели, несут ответственность, предусмотренную законодательством Российской Федерации.

Частью 5 статьи 19.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность за непредставление или несвоевременное представление в федеральный антимонопольный орган, его территориальный орган сведений (информации), предусмотренных антимонопольным законодательством Российской Федерации, в том числе непредставление сведений (информации) по требованию указанных органов в виде наложения административного штрафа на граждан в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч пятисот рублей; на должностных лиц - от десяти тысяч до пятнадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей.

Таким образом, объективную сторону указанного правонарушения образует, в частности, непредставление или несвоевременное представление в территориальный антимонопольный орган сведений (информации) по требованию указанного органа.

Согласно примечанию к ст. 2.4 КоАП РФ лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, совершившие административные правонарушения, несут административную ответственность как должностные лица, если настоящим Кодексом не установлено иное.

В соответствии с ч. 6 ст. 44 Закона о защите конкуренции в ходе рассмотрения заявления или материалов антимонопольный орган вправе запрашивать у индивидуальных предпринимателей с соблюдением требований законодательства Российской Федерации о государственной тайне, банковской тайне, коммерческой тайне или об иной охраняемой законом тайне документы, сведения, пояснения в письменной или устной форме, связанные с обстоятельствами, изложенными в заявлении или материалах.

Принятие обоснованного решения по заявлению хозяйствующего субъекта возможно только в случае, если антимонопольный орган обладает полной информацией об обстоятельствах дела. Объем запрашиваемых сведений, порядок и сроки их представления определяются антимонопольным органом в каждом конкретном случае в зависимости от предмета проверки и иных существенных обстоятельств.

Как следует из материалов дела, 11.03.2012 в управление поступило заявление ООО "Проф Ритуал" о нарушении НУЗ "Дорожная больница на станции Свердловск-пассажирский ОАО "РЖД" (далее - больница) и предпринимателем (ритуальное агентство "Обряд") антимонопольного законодательства при осуществлении деятельности по организации похорон и предоставлении связанных сними ритуальных услуг.

Управление направило предпринимателю запросы 20.03.2012 N 2604 и от 03.04.2012 N 3183 о представлении, в частности, сведений о том, сколько человек было захоронено предпринимателем в 2010 - 2011 гг. из числа умерших в больнице.

В своём ответе от 17.04.2012 предприниматель сообщил, что в 2008 - 2009 гг. смертность в больнице составляла, по его сведениям, 18 человек в год, что предприниматель производит около 40 - 50 захоронений ежемесячно в г.Екатеринбурге и ещё столько же в области, но учёта, кто и где умер, не ведёт.

25.04.2012 управление направило предпринимателю запрос N 4165 о предоставлении информации о том, сколько умерших в 2010 - 2011 гг. было захоронено предпринимателем с указанием Ф.И.О. умершего, даты рождения, смерти.

Решением Арбитражного суда Свердловской области от 05.09.2012 по делу N А60-29553/2012 установлено, что аналогичный запрос управление направило в больницу.

Срок исполнения запроса N 4165 установлен управлением до 08.05.2012 (вторник). Запрос N 4165 получен предпринимателем 04.05.2012 (в пятницу), что подтверждается почтовым уведомлением о вручении заказного письма и предпринимателем не оспаривается. В установленный срок запрошенные сведения (информация) предпринимателем в управление не представлены. С заявлением об отсутствии у него запрошенных сведений, а равно с заявлением о продлении срока подготовки ответа на полученный запрос предприниматель в установленный срок (до 08.05.2012) также не представил.

Ответ на запрос управления предприниматель представил несвоевременно - 10.05.2012.

При таких обстоятельствах управление пришло к верному выводу о наличии в действиях (бездействии) предпринимателя состава административного правонарушения, предусмотренного частью 5 статьи 19.8 КоАП РФ.

Кроме того, предприниматель в ответе от 10.05.2012 отказал управлению в предоставлении запрошенных сведений, заявив, что используя ложный донос, управление незаконно проводит проверку и ставит вопросы, не имеющие отношения к заявленным "ущемлением прав" ООО "Проф Ритуал"; что он также не видит связи в ущемлении "Проф ритуал" в 2011 г. и информации об умерших и захороненных им в 2010 г. Кроме того, предприниматель заявил, что подобного учета не ведёт и ответить на поставленные вопросы не имеет возможности.

Однако доводы предпринимателя о невозможности представления запрошенных сведений были правомерно отклонены управлением.

В соответствии с п. 2 ст. 4 Федерального закона от 21.11.1996 N 129-ФЗ "О бухгалтерском учете" (далее - Закон о бухгалтерском учете) граждане, осуществляющие предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, ведут учет доходов и расходов в порядке, установленном налоговым законодательством Российской Федерации.

Подпунктами 3 и 9 пункта 1 статьи 23 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ) установлено, что налогоплательщики обязаны вести в установленном порядке учёт своих доходов (расходов) и объектов налогообложения, если такая обязанность предусмотрена законодательством о налогах и сборах, а также нести иные обязанности, предусмотренные законодательством о налогах и сборах.

Согласн6о п. 2 ст. 54 НК РФ индивидуальные предприниматели исчисляют налоговую базу по итогам каждого налогового периода на основе данных учёта доходов и расходов и хозяйственных операций в порядке, определяемом Министерством финансов Российской Федерации.

В силу пункта 5 статьи 346.26 НК РФ предприниматели, являющиеся налогоплательщиками единого налога на вмененный доход, обязаны соблюдать порядок ведения расчетных и кассовых операций в наличной и безналичной формах, установленный в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Порядок ведения кассовых операций в Российской Федерации утвержден решением Совета директоров Центрального банка Российской Федерации от 22.09.1993 N 40, в соответствии с пунктом 12 которого кассовые операции оформляются типовыми межведомственными формами, которые утверждаются Государственным комитетом Российской Федерации по статистике.

Постановлением Государственного комитета Российской Федерации по статистике от 18.08.1998 N 88 утверждены унифицированные формы первичной документации по учету кассовых операций, к которым относятся: приходный кассовый ордер, расходный кассовый ордер, журнал регистрации приходных и расходных кассовых документов, кассовая книга, книга учета принятых и выданных кассиром денежных средств.

Как следует из объяснений предпринимателя и не оспаривается управлением, предприниматель является плательщиками единого налога на вмененный доход. Однако из этого не следует, что он освобожден от публичной обязанности соблюдать установленный порядок ведения расчётных и кассовых операций в наличной и безналичной формах.

Действующее законодательство возлагает на предпринимателей также публичную обязанность по хранению в течение 5 лет хозяйственных договоров и первичных бухгалтерских документов (п. 1 ст. 17 Закона о бухгалтерском учёте, п. 1 ст. 17 Федерального закона от 22.10.2004 N 125-ФЗ "Об архивном деле").

В соответствии с Положением по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации, утверждённым приказом Минфина России от 29.07.1998 N 34н, бухгалтерский учет представляет собой систему сбора, регистрации и обобщения информации не только об имуществе и об оформляемых первичными учетными документами хозяйственных операциях организаций, но и об обязательствах организаций, возникновение которых подтверждается соответствующими договорами.

При таких обстоятельствах управление пришло к правомерному выводу о том, что предприниматель должен был вести и хранить расчётные, кассовые документы, договоры, акты выполненных работ (оказанных услуг) за указанный в запросе период, глубина которого не превышала 5 лет.

Как следует из материалов дела, основным видом деятельности предпринимателя является организация похорон и предоставление связанных с ними услуг.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 12.01.1996 N 8-ФЗ "О погребении и похоронном деле" под погребением понимаются обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путем предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определенном нормативными правовыми актами Российской Федерации).

По смыслу Закона о погребении само погребение носит персональный характер, и осуществление деятельности по организации похорон без сведений персонального характера - Ф.И.О. умершего, даты рождения, смерти невозможно.

Управление, проанализировав содержание представленного предпринимателем типового договора, установило следующее.

Лицу, взявшему на себя обязанность осуществить погребение умершего, предприниматель предлагает следующие услуги, в частности, регистрация смерти в органах ЗАГСа, получение свидетельства о смерти, получение тела покойного после судебно-медицинской экспертизы, доставка тела в морг, предоставление услуг морга, оформление услуг крематория, оформление разрешения на захоронение на кладбище.

Таким образом, управление пришло к верному выводу о том, что запрошенные им сведения с необходимостью должны были содержаться в заключаемых предпринимателем договорах и иных оформляемых им документах, следовательно, предприниматель не мог не обладать запрошенными у него сведениями.

При изложенных обстоятельствах управление правомерно привлекло предпринимателя к административной ответственности.

Процессуальных нарушений при производстве по делу управление не допустило. Штраф наложен в минимальном размере.

Оснований для отмены или изменения оспариваемого постановления судом установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 167-170, 211 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд решил:

Постановление Управления Федеральной антимонопольной службы по Свердловской области от 16 июля 2012 года о назначении административного наказания в виде административного штрафа по делу N 47 об административном правонарушении (ч. 5 ст. 19.8 КоАП РФ) признать законным и в удовлетворении требования индивидуальному предпринимателю Кирееву Дмитрию Юрьевичу отказать.

Решение по настоящему делу вступает в законную силу по истечении 10 дней со дня его принятия, если не подана апелляционная жалоба. В случае подачи апелляционной жалобы решение, если оно не отменено и не изменено, вступает в законную силу со дня принятия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции.

Решение по делу об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, если размер административного штрафа за административное правонарушение не превышает для юридических лиц сто тысяч рублей, для индивидуальных предпринимателей - пять тысяч рублей, может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции.

Решение может быть обжаловано в порядке апелляционного производства в Семнадцатый арбитражный апелляционный суд в течение 10 дней со дня принятия решения (изготовления в полном объеме).

Апелляционная жалоба подается в арбитражный суд апелляционной инстанции через арбитражный суд, принявший решение. Апелляционная жалоба также может быть подана посредством заполнения формы, размещенной на официальном сайте арбитражного суда в сети "Интернет" http://ekaterinburg.arbitr.ru.

В случае обжалования решения в порядке апелляционного производства информацию о времени, месте и результатах рассмотрения дела можно получить на интернет-сайте Семнадцатого арбитражного апелляционного суда http://17aas.arbitr.ru.

Судья Ю.К. Киселёв

Номер документа: А60-33669/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Свердловской области
Дата принятия: 23 октября 2012

Поиск в тексте