• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
БЕЖИЦКИЙ РАЙОННЫЙ СУД Г. БРЯНСКА  
 

РЕШЕНИЕ
 

от 26 апреля 2011 года Дело N 2-1027/11
 

именем Российской Федерации

г. Брянск 26 апреля 2011г.

Бежицкий районный суд г. Брянска в составе:

председательствующего судьи Бобылевой Л.Н.

при секретаре Шкляровой Е.Н.

с участием прокурора Сущенко Е.В.

истца Беляева, его представителя Маркина

представителя ответчика Свиридова П.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Беляева к обществу с ограниченной ответственностью « ... » о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда

УСТАНОВИЛ:

Беляев с 18.07.2008г. работал оператором заправочной станции в АГЗС Новозыбков ООО « ... ». Приказом от 18.10.2010г. № 249/кл он уволен с указанной должности в связи с сокращением штата работников организации по п.2 ст. 81 ТК РФ.

Беляев, считая увольнение незаконным, обратился в суд с иском к ООО « ... » о восстановлении на работе в качестве оператора-кассира, взыскании заработка за время вынужденного прогула в сумме 5 440 руб. 05 коп., компенсации морального вреда в размере 10 000 рублей, ссылаясь на то, что 18 августа 2010 г. он был заблаговременно предупреждён о предстоящем сокращении штата работников, и ему была предложена должность оператора-кассира, с чем он согласился. Однако, несмотря на его согласие с предложенной должностью, он был уволен. Поскольку нарушена процедура увольнения просит восстановить его на работе.

В судебном заседании Беляев, его представитель Маркин уточнили требования о восстановлении на работе в качестве оператора заправочной станции, взыскании заработка за время вынужденного прогула за период с 19 января 2011 на день вынесения решения суда в сумме 60 711 руб. 75 коп., требование о взыскании компенсации морального вреда поддержали, ссылаясь на то, что увольнение произведено без учета его согласия на перевод на вакантную должность оператора - кассира. На вакантные должности были переведены Адамович и Пашков, по сравнению с которыми он имел преимущественное право. Кроме того, ему не были предложены другие вакантные должности. Незаконным увольнением ему причинены нравственные страдания в связи с потерей работы. Просит восстановить его на работе, взыскать компенсацию морального вреда, заработную плату за время вынужденного прогула с 19 января 2011г., так как за период с 18 октября 2010г. по 18 января 2011г. ответчик производил выплату среднего месячного заработка на период трудоустройства.

Представитель ответчика Свиридов П.А. иск не признал, пояснив, что при увольнении Беляева были соблюдены все требования трудового законодательства, регулирующие порядок расторжения трудовых отношений с работником по сокращению штата. Беляева был уведомлен о предстоящем сокращении за два месяца до увольнения и предложена должность оператора-кассира. Он согласился на перевод на указанную должность, однако своё желание о переводе на предложенную работу заявлением не подтвердил, возможность написания которого при проведении процедуры увольнения истцу была предоставлена. Преимущественного права на оставление на работе истец не имеет. Работодатель отдал свое предпочтение работникам со среднетехническим образованием, т.е. более высоким уровнем образования, чем у истца, и работникам у которых на иждивении несовершеннолетние дети, у истца дети в возрасте 18 лет и 21 года.

Заслушав стороны, исследовав материалы дела, заключение прокурора, полагавшего подлежащим удовлетворению требование истца о восстановлении на работе, суд находит иск подлежащим удовлетворению.

В силу п. 2 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата работников организации.

Из правовой позиции Конституционного Суда РФ следует, что из содержания конституционного права на свободу экономической деятельности прямо вытекает наличие у работодателя конкретных правомочий, позволяющих ему в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимать необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала).

По общему правилу, работодатель самостоятельно определяет структуру, штат организации и вправе вносить изменения в штатное расписание, в том числе сокращать должности, и суд не вправе входить в обсуждение вопроса обоснованности принятия решения о сокращении численности или штата.

Из материалов дела следует, что приказом от 13 августа 2010г. № 92 в целях оптимизации расходов и упорядочения численности Общества с 18 октября 2010г. произведено сокращение штата работников в количестве 51 единиц и исключении их из штатного расписания и введении в штатное расписание с указанной даты других штатных единиц.

Указанным приказом по АГЗС Новозыбкова предусмотрено сокращение штата операторов заправочной станции 3 ед., кассиров 3 ед. и введение в штатное расписание 2 единиц операторов-кассиров.

Приказом от 16 августа 2010 г. была создана комиссия для определения преимущественного права оставления на работе работников подлежащих увольнению. По заключению комиссии на АГЗС Новозыбков оставлены на работе операторы Б***, К***, кассиры Д***2, Г***

В судебном заседании Беляев не оспаривал, что не имеет преимущественного права оставления на работе перед Б*** и К***

В соответствии со ст. 180 ТК РФ при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить другую имеющуюся работу ( вакантную должность ) в той же организации, соответствующую квалификации работника. О предстоящем увольнении работники предупреждаются работодателем за два месяца до увольнения.

Как следует из материалов дела Беляев о предстоящем увольнении по сокращению штата был письменно уведомлен 18.08.2010 г., что подтверждается уведомлением и ему предложена должность оператора-кассира. Истец в уведомления о предстоящем сокращении, выразил письменное согласие на перевод на предлагаемую ему должность.

Увольнение по сокращению численности или штата работников организации допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором.

Из штатного расписания ООО « ... » следует, что в состав общества входят Брянская ГНС, Клинцовская ГНС, АГЗС в Погаре, Новозыбкове, д. Сергеевка, Красный камень.

Согласно трудовому договору Беляев был принят оператором в АГЗС Новозыбков, Клинцовская ГНС.

Как следует из приказа от 13 августа 2010г. № 92 с 18 октября 20201г. по Клинцовской ГНС кроме операторов-кассиров вводились и другие должности, из которых Беляеву была предложена только должность оператора - кассира.

При этом, несмотря на его согласие о переводе на указанную должность работодателем данный вопрос не был рассмотрен.

Доводы представителя ответчика о том, что перевод Беляева был возможен только при наличии соответствующего заявления, от подачи которого истец отказался, своего объективного подтверждения в судебном заседании не нашли.

Беляев, оспаривая данный факт, пояснил, что ни 18.10.2010г., ни ранее ему не предлагали подать заявление о переводе на должность оператора-кассира. Вместе с тем его согласие на перевод на вакантную должность оператора-кассира выражено письменно, что давало основание для изменения условий договора.

Из материалов дела следует, что на две вакантные должности оператора -кассира были переведены А*** и П***, которые подали соответствующие письменные заявления.

При этом из показаний свидетелей Д***, Г*** следует, что 18.10.2010г. были уволены все лица, предупрежденные об увольнении, за исключением А*** и Д***, которой было предложено написать заявление, так как у нее на иждивении трое несовершеннолетних детей. Ни Беляеву, ни другим лицам писать заявление не предлагалось. П*** также был уволен 18.10.2010г., и только после того как Д*** 22 октября 2010г. отказалась от перевода на предложенную работу, П*** был оформлен оператором- кассиром.

Суд считает, что показания истца, свидетелей объективно подтверждаются книгой учета выдачи трудовых книжек, в которой имеется запись о выдаче П*** трудовой книжки 18.10.2010г.

Оснований подвергать сомнению показания свидетелей не имеется, поскольку им были разъяснены их права и обязанности и предупреждены об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Их показания свидетельствуют о том, что они сообщили известную им информацию о фактах, имеющих значение для дела, а не суждения или субъективную оценку данных фактов. Кроме того, из положений статьи 69 ГПК РФ следует, что свидетели не являются субъектами материально-правовых отношений и в отличие от лиц, участвующих в деле, не имеют юридической заинтересованности в его исходе.

При указанных обстоятельствах суд считает, что не рассмотрение работодателем вопроса о переводе Беляева на вакантную должность оператора-кассира является неправомерным.

При этом Беляев, оспаривая увольнение, ссылается на преимущественное право перевода его на должность оператора - кассира перед П***

С учетом изложенного суд считает, что Беляев уволен с нарушением положений ст. 180 и ч.3 ст. 81 ТК РФ.

В соответствии со ст. 394 ТК РФ, п.60 Постановления Пленума Верховного Суда от 17.03.2004 № 2 «О применении судами РФ Трудового кодекса РФ» в случае признания увольнения незаконным работник должен быть восстановлен на прежней работе и ему подлежит выплате средний заработок за все время вынужденного прогула и компенсация морального вреда, размер которой определяется судом.

В связи с признанием увольнения истицы незаконным суд считает подлежащим взысканию средний заработок за время вынужденного прогула с 19 января по 26 апреля 2011г., который составляет 68 рабочих дней. Согласно справке, представленной ответчиком среднедневной заработок Беляева составляет 613 руб. 25 коп. Таким образом, сумма неполученного заработка составляет 68дн. х 613.25 = 41701 рубль.

Как установлено в судебном заседании вследствие незаконного увольнения истцу были причинены нравственные страдания. Суд, исходя из обстоятельств дела, с учетом степени вины работодателя, характера причиненных истице нравственных страданий, а также требований разумности и справедливости, считает подлежащей взысканию компенсацию морального вреда в размере 4000 руб.

В соответствии со ст. 396 ТК РФ решение о восстановление на работе незаконно уволенного работника, о восстановлении на прежней работе подлежит немедленному исполнению.

В соответствии со ст. 103 ГПК РФ с ответчика подлежит взысканию госпошлина, от уплаты которой истец освобожден.

Руководствуясь ст. 396 ТК РФ, ст. 194-199 ГПК РФ, суд

Р Е Ш И Л :

Восстановить Беляева на работе в должности оператора заправочной станции АГЗС Новозыбков ООО « ... »

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью « ... » в пользу Беляева заработную плату за время вынужденного прогула за период с 19 января 2011г. по 26 апреля 2011г. в размере 41701 рубль, компенсацию морального вреда в размере 4 000 рублей.

Решение в части восстановления на работе Беляева подлежит немедленному исполнению.

Взыскать с общества с ограниченной ответственностью « ... » государственную пошлину в сумме 1651 рубль 03 копейки в доход местного бюджета.

Решение может быть обжаловано в Брянский областной суд через Бежицкий районный суд в течение 10 дней.

Председательствующий по делу, судья

Бежицкого районного суда г. Брянска Бобылева Л.Н.



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 2-1027/11
Принявший орган: Бежицкий районный суд г. Брянска
Дата принятия: 26 апреля 2011

Поиск в тексте