• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВОЛГОГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 сентября 2012 года Дело N 22-4635/2012
 

г. Волгоград 10 сентября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда в составе:

председательствующего Епифановой А.Н.,

судей Шабуниной О.В., Ченегиной С.А.,

при секретаре Лисовцове А.Н.,

рассмотрела в судебном заседании 10 сентября 2012 года кассационную жалобу осужденного Нестерова В.В. на приговор Кировского районного суда г.Волгограда от 7 июня 2012 года, которым

Нестеров В. В., <.......>, судимый:

<.......>,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима, с отбыванием первых 5 лет лишения свободы в тюрьме.

Приговором разрешены вопрос о мере пресечения и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Шабуниной О.В., выслушав адвоката Киселеву А.А., поддержавшую кассационную жалобу осужденного и просившую об отмене приговора, мнение прокурора отдела Волгоградской областной прокуратуры Прокопенко А.В., полагавшего приговор изменить, исключив из описательно-мотивировочной части приговора указание на то, что Нестеров В.В. ранее совершил особо тяжкое преступление, признать в действиях Нестерова В.В. опасный рецидив преступлений и назначить для отбывания наказания исправительную колонию строгого режима, судебная коллегия

У С Т А Н О В И Л А :

Нестеров В.В. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление совершено Нестеровым В.В. ... в ... при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Нестеров В.В. вину в инкриминируемом преступлении не признал, пояснив, что Д. не убивал, а лишь нанес потерпевшему, замахнувшемуся на него ножом в ходе конфликта, два удара рукой и ногой по лицу и в грудь.

В кассационной жалобе осужденный Нестеров В.В. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, поскольку его причастность к убийству Д. не нашла подтверждения, уголовное дело сфабриковано органом предварительного следствия, не установлен мотив совершения преступления.

Указывает на применение к нему недозволенных методов ведения следствия с целью дачи им признательных показаний, в том числе, и при проверке показаний на месте, ходатайствует о вызове в судебное заседание понятых, участвовавших при проверке показаний на месте. Считает, что при осмотре места происшествия и проверке его показаний на месте в качестве понятых незаконно были привлечены К. и Р., арестованные в административном порядке, которые также откапывали труп потерпевшего. Полагает, что проведение осмотра места происшествия и фотосъемка в вечернее время являются процессуальными нарушениями.

Находит показания свидетелей К. и Р. в судебном заседании заученными и данными по согласованию со следователем, расследовавшим уголовное дело.

Считает, что вынужденно отказался в судебном заседании от заявленного ходатайства о возвращении дела прокурору.

Обращает внимание на нарушения, допущенные при проведении очной ставки с Б., поскольку свидетель находилась в нетрезвом состоянии, вопросы, заданные им свидетелю, не были занесены в протокол очной ставки, видео-, аудиозапись при проведении указанного следственного действия не проводилась.

По мнению автора жалобы, в суде свидетель Б. находилась в нетрезвом состоянии, её речь невозможно было разобрать, а в приговоре суд фактически изложил её показания, данные на предварительном следствии. Ссылаясь на то, что Б. имела ранее травму головы, считает, что она может давать ложные показания, ей необходимо было провести психиатрическую экспертизу, ходатайствует об истребовании характеризующего материала в отношении свидетеля Б., ведущей аморальный образ жизни.

Указывает на несоответствие показаний Б. о том, что он избивал потерпевшего, когда тот лежал на диване, заключению экспертизы, в соответствии с которой следы крови на диване и пледе отсутствуют. Считает ложными показания Б. о том, что в день совершения преступления она впервые увидела потерпевшего.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель Цыбанев Е.Н. просит приговор оставить без изменения, жалобу - без удовлетворения как необоснованную и несостоятельную, поскольку действия Нестерова В.В. квалифицированы верно, его вина доказана совокупностью исследованных доказательств, его доводам дана надлежащая оценка, наказание назначено справедливое, с учетом требований закона и всех имеющих значение по делу обстоятельств.

Проверив материалы дела, обсудив кассационную жалобу и возражения на неё, судебная коллегия находит приговор в отношении Нестерова В.В. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности Нестерова В.В. во вмененном ему по приговору преступлении соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, основаны на доказательствах, всесторонне, полно и объективно исследованных в судебном заседании и получивших оценку суда в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ.

Так, согласно показаниям Нестерова В.В., данным в качестве подозреваемого на предварительном следствии, в ходе распития спиртного с потерпевшим и своей сожительницей Б., он приревновал последнюю к Д., который стал оказывать ей знаки внимания, и избил его, нанося удары потерпевшему по лицу и грудной клетке, после чего оставил его без сознания лежавшим на диване, вышел из дома, а вернувшись, увидел, что Д. мертв. В эти же сутки в ночное время они с Б. отнесли труп потерпевшего на территорию заброшенного кладбища, где закопали труп, следы крови потерпевшего в доме на полу и на диване замыли.

Данные показания суд первой инстанции справедливо положил в основу приговора, поскольку они являются последовательными и логичными, объективно согласуются с совокупностью иных доказательств по делу.

Доводы осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия с целью дачи им признательных показаний явились предметом тщательной проверки в суде первой инстанции и не нашли объективного подтверждения.

Так, Нестеров В.В. допрашивался в качестве подозреваемого с участием адвоката, после разъяснения ему процессуальных прав, лично подписал свои показания, подтвердив и дополнив обстоятельства совершения им убийства Д., изложенные в протоколе явки с повинной, замечаний на протокол допроса ни он, ни его защитник не приносили, с жалобами на действия сотрудников правоохранительных органов не обращались.

При проверке показаний на месте Нестеров В.В. в присутствии понятых и своего защитника с применением видеозаписи подтвердил ранее данные показания, воспроизвел события совершенного им преступления, продемонстрировал механизм нанесения телесных повреждений потерпевшему.

По заключению комиссионной судебно-психологической экспертизы, в речевом поведении Нестерова В.В. в ходе проверки показаний на месте не имеется психологических признаков скрываемых обстоятельств и заученности показаний, также как и признаков, свидетельствующих о не добровольности дачи им показаний и оказании на него психологического давления, а имеются психологические признаки достоверности сообщаемых им сведений о содеянном в приведении значительного количества деталей, в том числе, неочевидных, в описании последовательности событий, действий своих и других лиц.

Из показаний свидетелей К. и Р., принимавших участие в качестве понятых при проверке показаний Нестерова В.В. на месте, следует, что последний самостоятельно, без какого-либо давления со стороны сотрудников правоохранительных органов пояснил, что совершил убийство Д. по месту ... ... года, показав на манекене как и куда наносил ему удары, от которых потерпевший умер, также пояснил, что Б. видела происходивший между ним и потерпевшим конфликт, указав, что на ковре и других предметах обстановки имелись следы крови потерпевшего, которые они впоследствии замыли. Указал место захоронения Д., труп которого через несколько часов был обнаружен и извлечен из ямы.

Согласно показаниям оперуполномоченного М., явка с повинной была написана Нестеровым В.В. в его присутствии добровольно, самостоятельно, без какого-либо незаконного воздействия на задержанного.

Не доверять показаниям указанных лиц судебная коллегия оснований не находит.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает доводы осужденного о применении к нему недозволенных методов ведения следствия с целью дачи им признательных показаний надуманными, обусловленными желанием избежать ответственности за содеянное.

Также следует признать несостоятельным и заявление осужденного о недопустимости протоколов проверки его показаний на месте и осмотра места происшествия вследствие участия понятых К. и Р., в отношении которых был применен административный арест. По смыслу ч. 2 ст. 60 УПК РФ привлечение лица к административной ответственности само по себе не является обстоятельством, препятствующим его участию в производстве по уголовному делу в качестве понятого.

Понятые К. и Р. были допрошены в судебном заседании, их показаниям суд первой инстанции дал объективную оценку, с которой судебная коллегия считает необходимым согласиться. Какие-либо данные, которые могли бы свидетельствовать о заинтересованности указанных лиц в исходе уголовного дела, либо о необъективности и предвзятости в отношении Нестерова В.В., в материалах дела отсутствуют. Тот факт, что К. и Р. принимали участие в извлечении из ямы трупа потерпевшего, не опровергает выводов суда первой инстанции о допустимости и соответствии требованиям процессуального закона протоколов проверки показаний Нестерова В.В. на месте и осмотра места происшествия.

Вопреки указанию осужденного, осмотр места происшествия произведен в соответствии с общими правилами производства следственных действий (ст. 164 УПК РФ) в период с ... года, то есть не в ночное время.

Свидетель Б в судебном заседании показала, что ... на улице познакомилась с Д., распивала с ним спиртное. Потом они пошли по месту её жительства, где к ним присоединился её сожитель Нестеров В.В., и они втроем продолжили распивать спиртное. Нестеров В.В. приревновал её к Д., стал его избивать, нанося многочисленные удары кулаками и ногами по телу и лицу потерпевшего, отчего он упал на диван. Избиение продолжалось около 30 минут, потом Нестеров В.В. скинул Д. на пол, где последний стал хрипеть и задыхаться, а через некоторое время перестал подавать признаки жизни. Они с Нестеровым В.В. ушли из дома, поехали сначала к её матери, потом к подруге. Вернувшись домой ночью, отнесли труп потерпевшего на старое кладбище, где закопали его. Дома она вытерла следы крови с ковра и дивана.

При проверке показаний на месте Б. воспроизвела события совершенного Нестеровым В.В. преступления, продемонстрировала механизм нанесения телесных повреждений потерпевшему, указала, каким образом вместе с Нестеровым В.В. вынесли труп Д. из дома и место его захоронения.

На очной ставке с Нестеровым В.В. свидетель Б. полностью подтвердила ранее данные ею показания, изобличив Нестерова В.В. в убийстве Д.

Доводы осужденного о том, что при проведении очной ставки, а также в судебном заседании свидетель Б. находилась в нетрезвом состоянии, вопросы, заданные им Б. на очной ставке, не были занесены в протокол, а в протокол судебного заседания занесены показания, фактически данные Б. на предварительном следствии, судебная коллегия находит надуманными.

Как следует из протокола судебного заседания, Б. давала пояснения по обстоятельствам дела, отвечая на вопросы сторон, каких-либо замечаний о нахождении Б. в нетрезвом состоянии в зале суда от участников судебного разбирательства не поступало. Ознакомившись с протоколом судебного заседания (т.4, л.д. 10), замечаний относительно изложения показаний свидетеля Б. Нестеров В.В. не приносил.

В судебном заседании следователь Ф. показал, что при проведении очной ставки свидетель Б. находилась в трезвом состоянии. Согласно протоколу очной ставки между Б.. и Нестеровым В.В., следственное действие проводилось с участием адвоката, все участвующие лица поставили свои подписи, каких-либо замечаний, дополнений от них не поступало.

В соответствии со ст. 164, 166 УПК РФ применение технических средств при проведении следственных действий является правом, а не обязанностью следователя, в связи с чем, отсутствие при проведении очной ставки между Нестеровым В.В. и Б. аудио-, видеозаписи, на что указывает осужденный, процессуальным нарушением не является.

Давая оценку показаниям свидетеля Б., суд указал, что не имеется оснований не доверять им, поскольку не установлено каких-либо причин для оговора ею Нестерова В.В. Судебная коллегия находит указанные выводы правильными, основанными на фактических обстоятельствах дела, расценивая как несостоятельные доводы осужденного о ложности показаний Б. и необходимости проведения в отношении неё психиатрической экспертизы. Из материалов дела следует, что ни у суда, ни у органов предварительного следствия не возникло сомнений в психическом состоянии Б., следовательно, и оснований для назначения свидетелю указанной экспертизы не имеется.

Вопреки указанию осужденного, поскольку Б. является по настоящему делу свидетелем, у органов предварительного следствия не имелось оснований для сбора в отношении неё характеризующего материала. Тот факт, что Б. ведет аморальный образ жизни, как указывает об этом осужденный, не является основанием для сомнений в объективности её показаний в отношении Нестерова В.В.

Судебная коллегия не может согласиться с указанием осужденного о противоречиях между показаниями свидетеля Б. и заключением биологической экспертизы, в соответствии с которой следы крови на диване и пледе отсутствуют.

Так, по заключению судебно-биологической экспертизы, на футболке Д. и ковре, изъятом при осмотре места происшествия, обнаружены следы крови человека, выявлены антигены А и Н, свойственные Д. и, возможно, образованные его кровью.

Данное заключение подтверждает показания свидетеля Б. о том, что потерпевший в момент избиения лежал сначала на диване, потом на полу.

Тот факт, что следов крови на пледе, изъятом в доме осужденного, обнаружено не было, не опровергает выводов суда о виновности Нестерова В.В. в совершении инкриминируемого преступления и обстоятельствах содеянного, принимая во внимание, что преступление было раскрыто и следственные действия проведены более чем через год с момента убийства Д.

В соответствии с заключением судебно-медицинской экспертизы, смерть Д.. наступила в результате тупой травмы грудной клетки с множественными переломами ребер и грудины, образовавшимися незадолго до наступления смерти потерпевшего от 25-30 воздействий твердого тупого предмета с ограниченной контактной поверхностью.

По заключению медико-криминалистической экспертизы, исследуемый на экспертизе череп с нижней челюстью от неизвестного трупа принадлежит Д.

Кроме указанных доказательств судом приведены и другие доказательства, подробно изложенные в описательно-мотивировочной части приговора суда.

Доводы осужденного о недоказанности его вины в инкриминируемом преступлении и фальсификации материалов уголовного дела опровергаются совокупностью вышеприведенных доказательств.

Вопреки доводам осужденного, суд установил мотив совершения преступления, которым явилось возникшее у Нестерова В.В. к Д. в ходе распития спиртного чувство ревности и неприязни.

Из протокола судебного заседания от 31 мая 2012 года следует, что Нестеров В.В. отказался от своего ходатайства о возвращении дела для дополнительного расследования, направленного из СИЗО-4 почтой (т.3, л.д. 245), в связи с чем данное ходатайство судом по существу рассмотрено не было. Данных о том, что отказ от ходатайства был вынужденным, как об этом указывает осужденный, судебная коллегия не находит, поскольку в судебном заседании интересы осужденного представлял адвокат, отказ от рассмотрения ходатайства Нестеров В.В. написал собственноручно (т.3, л.д. 242) и подтвердил в судебном заседании.

Правовая оценка содеянного Нестеровым В.В. является правильной, основанной на уголовном законе.

При назначении Нестерову В.В. наказания суд учёл положения ст.ст. 6, 60 УК РФ, характер и степень общественной опасности содеянного, данные о личности осуждённого.

В соответствии со ст. 61 УК РФ в качестве обстоятельства, смягчающего наказание, учтена явка с повинной.

Суд обоснованно пришел к выводу о необходимости назначения наказания, связанного с изоляцией от общества.

Вместе с тем, при определении вида рецидива преступлений в действиях Нестерова В.В. суд ошибочно указал, что ранее он осужден за совершение особо тяжкого преступления и в его действиях имеется особо опасный рецидив преступлений.

Так, Нестеров В.В. осужден по приговору от ... по <.......>. Данное преступление в соответствии со ст. 7.1 УК РСФСР являлось тяжким, и совершение Нестеровым В.В. по настоящему делу особо тяжкого преступления в соответствии с ч.2 ст. 18 УК РФ образует в его действиях опасный рецидив преступлений.

Вместе с тем, несмотря на изменение вида рецидива преступлений в действиях Нестерова В.В. оснований для снижения наказания судебная коллегия не усматривает, поскольку назначенное ему наказание является справедливым, в полной мере отвечает требованиям закона.

Поскольку в действиях Нестерова В.В. имеется опасный рецидив преступлений, в соответствии с п. «в» ч.1 ст. 58 УК РФ назначенное ему наказание надлежит отбывать в исправительной колонии строгого режима.

Нарушений уголовного, уголовно-процессуального законов, влекущих отмену приговора суда, не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

приговор Кировского районного суда г. Волгограда от 7 июня 2012 года в отношении Нестерова В. В. изменить.

Из описательно-мотивировочной части приговора исключить указание на то, что ранее Нестеров В.В. осужден за особо тяжкое преступление.

Исключить указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание, особо опасного рецидива преступлений. Указать в соответствии со ст. 63 УК РФ о наличии в действиях Нестерова В.В. опасного рецидива преступлений.

Назначенное Нестерову В.В. наказание отбывать в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор в отношении Нестерова В.В. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

Справка: осужденный Нестеров В.В. содержится в <.......>.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-4635/2012
Принявший орган: Волгоградский областной суд
Дата принятия: 10 сентября 2012

Поиск в тексте