• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВОЛГОГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 июня 2012 года Дело N 22-3108/12
 

г. Волгоград 14 июня 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда в составе: председательствующего Епифановой А.Н.

судей Ананских Е.С., Антоновой П.К.

при секретаре Парамоновой Ю.В.

рассмотрела в судебном заседании от 14 июня 2012 года кассационные жалобы защитника - адвоката Сормовой В.М. и осуждённого Давыдова Р.Ш. на приговор Серафимовичского районного суда Волгоградской области от 16 февраля 2012 года, которым

Давыдов Р.Ш., родившийся ... в ... , <.......>

осуждён по ч.1 ст.105 УК РФ (в редакции Федерального закона от 27 декабря 2009 года № 377-ФЗ) к 8 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Мера пресечения в виде заключения под стражу оставлена без изменения до вступления приговора в законную силу.

Срок отбытия наказания исчисляется с 16 июня 2011 года.

Разрешен вопрос по вещественным доказательствам.

Заслушав доклад судьи Ананских Е.С., выслушав защитника - адвоката Власову О.А., поддержавшую кассационные жалобы и просившую об изменении приговора, мнение прокурора Юдина И.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Давыдов Р.Ш. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление совершено ... в х. ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник - адвокат Сормова В.М. просит приговор изменить как незаконный и необоснованный, переквалифицировать действия Давыдова Р.Ш. на ч.1 ст. 108 УК РФ, с учётом смягчающих обстоятельств - явки с повинной, чистосердечного признания, наличия на иждивении несовершеннолетней дочери назначить минимальное наказание. Указывает, что Давыдов Р.Ш. нанёс удары ножом потерпевшему при превышении пределов необходимой обороны, защищаясь в драке. Обращает внимание, что суд сослался на показания Давыдова Р.Ш., данные им при допросе в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте происшествия, которые противоречат показаниям, данным им при предъявлении обвинения ... и в суде. Полагает, что доводы Давыдова Р.Ш. об изменении своих показаний вследствие шокового состояния соответствуют действительности. Указывает, что Давыдов Р.Ш. страдает психическим расстройством. Считает, что показания Давыдова Р.Ш. о нанесении ему ударов потерпевшим подтверждаются заключением экспертов судебно-медицинской экспертизы о наличии у Давыдова Р.Ш. телесных повреждений. Утверждает, что в судебном заседании было установлено, что у потерпевшего фио1 была нарушена психика, у него были попытки суицида. Указывает, что непосредственных очевидцев конфликта между Давыдовым Р.Ш. и фио1 нет, нож, которым были нанесены повреждения потерпевшему, не обнаружен, что вызывает сомнение в виновности Давыдова Р.Ш. по ч.1 ст. 105 УК РФ.

В кассационной жалобе осуждённый Давыдов Р.Ш. выражает несогласие с приговором, просит переквалифицировать его действия на ч.1 ст. 108 УК РФ, мотивирует тем, что фио1 начал его избивать первым, он был спровоцирован действиями потерпевшего. Считает, что факт избиения его фио1 подтверждается заключением экспертов судебно-медицинской экспертизы о наличии у него побоев, вывод эксперта не исключает того, что между ним и фио1 была драка и борьба. Полагает, что версия превышения пределов самообороны не проверена. Утверждает, что его показания от ... имеют юридическую силу, так как даны в присутствии адвоката, и не противоречат его показаниям в суде. Указывает, что фио1, который физически сильнее, пытался его задушить, в руке у фио1 был нож, он был напуган действиями фио1, видел в его действиях реальную угрозу своей жизни и здоровью, в связи с чем, оборонялся всем возможными способами. Обращает внимание, что на изъятых вещественных доказательствах обнаружена его кровь, что, по его мнению, свидетельствует о драке и борьбе между ним и потерпевшим, при этом указывает, что биологическая экспертиза на принадлежность следов крови не проводилась. Утверждает, что неоднократно подавал ходатайства о проведении экспертизы, в которых следователем ему было отказано, без вынесения постановления. Обращает внимание, что рубашка черного цвета, являющаяся вещественным доказательством, в ходе следствия исчезла. Считает, что показания свидетеля фио3 не могут быть положены в основу обвинения, поскольку он является родственником фио1 Утверждает, что в ходе предварительного следствия по делу были допущены грубейшие процессуальные ошибки, не доказано, что им совершено убийство. Полагает, что суд не изучил все факты и доказательства, подтверждающие умышленное убийство. Выражает несогласие с тем, что суд учёл его прежние судимости.

В возражениях государственный обвинитель прокурор Серафимовичского района Волгоградской области Добрыднев А.В. просит приговор оставить без изменения. Указывает, что выводы о виновности Давыдова Р.Ш. суд сделал на исследованных доказательствах, которые соответствуют требованиям относимости, допустимости, достоверности, достаточности для постановления обвинительного приговора, дал им полную и объективную оценку. Полагает, что позиция защиты о совершении преступления при превышении пределов необходимой обороны необоснованна и является способом защиты.

Судебная коллегия, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражений прокурора, приходит к следующему.

Выводы суда о доказанности вины Давыдова Р.Ш. в умышленном причинении смерти фио1 мотивированы, соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, объективно оцененных судом в приговоре.

Обстоятельства по делу исследованы полно, всесторонне, объективно. Положенные в основу обвинения осужденного доказательства получены в установленном законом порядке. Их допустимость сомнений не вызывает, всем им при постановлении приговора дана юридическая оценка.

Доводы осужденного и защитника о причинении смерти фио1 в состоянии необходимой обороны проверялись судом и обоснованно признаны несостоятельными. Обстоятельства, с которыми уголовный закон связывает состояние необходимой обороны, по настоящему делу отсутствуют.

Как следует из показаний свидетеля фио2, ... она слышала от Давыдова Р.Ш. о намерении «завалить» фио1 Разговаривя по сотовому телефону с фио1, она слышала, что они с Давыдовым Р.Ш. ругаются. Вечером, прийдя домой, она заметила следы крови в домовладении, при этом фио1 не было, а Давыдов Р.Ш. спал пьяный. Также на земле она увидела следы волочения, напоминающие следы волочения тела человека.

Свидетель фио4 показала, что ... , разговаривая по сотовому телефону с фио1, она слышала, что они с Давыдовым Р.Ш. ругаются. Вечером, прийдя домой, она заметила следы крови в домовладении, на земле она увидела следы волочения, напоминающие следы волочения тела человека, при этом фио1 не было.

Показания свидетелей согласуются с подробными показаниями самого осужденного, данными на предварительном следствии в качестве подозреваемого в присутствии защитника об обстоятельствах совершения им преступления. Данные показания Давыдова Р.Ш. согласуются с обстоятельствами, изложенными в протоколе явки с повинной Давыдова Р.Ш., из которого следует, что Давыдов Р.Ш. добровольно сообщил о совершении им убийства фио1 в драке, в ходе которой нанес ему удар ножом в живот; данными протокола осмотра места происшествия, согласно которому обнаружен труп фио1 с признаками насильственной смерти; данными протокола проверки показаний Давыдова Р.Ш. на месте, согласно которому он продемонстрировал способ и механизм нанесения ударов ножом фио1

Согласно заключению эксперта судебно-медицинской экспертизы № <...> от ... , причиной смерти фио1 стали множественные колото-резанные ранения грудной клетки живота, проникающие в грудную и брюшную полости, осложнившиеся обильной кровопотерей, которые являются опасными для жизни, расцениваются как тяжкий вред здоровью и находится в прямой причинной связи с наступлением смерти.

Все исследованные судом доказательства, в том числе и те, на которые ссылаются в жалобах защитник и осужденный, его показания об обстоятельствах преступления, данные в судебном заседании, показания свидетелей, получили оценку суда в приговоре. В соответствии с требованиями ч.1 ст.88 УПК РФ, каждое из них оценено с точки зрения относимости, допустимости, достоверности, а все собранные доказательства - достаточности для разрешения уголовного дела. При этом суд привел мотивы, по которым принял за основу приговора одни доказательства и отверг другие.

Анализируя доводы стороны защиты о причинении осужденным телесных повреждений потерпевшему в состоянии необходимой обороны, суд обоснованно указал, что действия потерпевшего не представляли угрозы для жизни и здоровья Давыдова Р.Ш. и не требовали защиты с применением ножа. Суд пришел к правильному выводу, что Давыдов Р.Ш. действовал осознанно, его умысел был направлен на причинение смерти фио1, и квалифицировал содеянное по ч.1 ст.105 УК РФ. Судебная коллегия находит данную квалификацию действий осужденного правильной и не усматривает оснований для переквалификации действий Давыдова Р.Ш. на ч.1 ст.108 УК РФ. О направленности умысла Давыдова Р.Ш. на причинение смерти фио1 свидетельствуют способ причинения вреда, нанесение удара в область жизненно-важных органов, избранное для этой цели орудие преступления - нож.

Доводы кассационной жалобы о наличии у осужденного Давыдова Р.Ш. телесных повреждений не опровергают предъявленное ему обвинение, а напротив, согласуются с исследованными судом доказательствами по делу, из которых следует, что между фио1 и Давыдовым Р.Ш. произошла драка. Свидетельские показания, из которых следует, что у потерпевшего фио1 нарушена психика, также не влияют на обоснованность выводов суда о виновности Давыдова Р.Ш. в умышленном причинении смерти фио1 Кроме того, свидетельские показания не являются достоверным источником сведений о состоянии психического здоровья фио1

Данные о состоянии психического здоровья осужденного Давыдова Р.Ш. были предметом исследования суда первой инстанции, получили оценку суда и учтены в приговоре.

Все ходатайства стороны защиты рассмотрены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, поскольку ставились на обсуждение сторон и разрешены мотивированными постановлениями, не согласиться с которыми судебная коллегия оснований не находит. В ходе предварительного следствия ходатайства стороны защиты также разрешены согласно требованиям уголовно-процессуального закона, по которым в материалах дела имеются мотивированные постановления.

Довод осужденного об исчезновении вещественного доказательства по делу в виде черной рубашки опровергается материалами уголовного дела, из которых видно, что данный предмет был уничтожен в присутствии понятых, в связи с тем, что не представляет значения для уголовного дела, о чем составлен соответствующий акт уничтожения изъятого предмета.

Судебная коллегия не усматривает каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела, которые повлияли на законность проведенных в рамках настоящего уголовного дела процессуальных действий и допустимость собранных доказательств, а поэтому не находит оснований для признания доказательств недопустимыми. Оснований не доверять выводам экспертов также не имеется, поскольку экспертизы проведены в экспертном учреждении надлежащим лицом, которому разъяснены права и ответственность эксперта, ответственность за дачу заведомо ложного заключения. Кроме того, как усматривается из материалов уголовного дела, в ходе судебного следствия каких-либо замечаний либо ходатайств, касающихся нарушения закона при совершении тех или иных следственных, процессуальных действий со стороны подсудимого и его защитника не поступало.

Вопреки доводам кассационной жалобы, судьба вещественных доказательств определена судом законно - в соответствии с требованиями ст.81 УПК РФ.

Другие доводы кассационных жалоб также несостоятельны, поскольку из материалов дела видно, что органами следствия и судом каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не допущено, ими были предприняты все меры для выполнения требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела.

Мера наказания осужденному определена в соответствии с законом, с учетом содеянного, относящегося к особо тяжким преступлениям, обстоятельств, влияющих на наказание, в том числе смягчающих и отягчающих, а также данных о личности Давыдова Р.Ш., который характеризуется удовлетворительно.

Смягчающими наказание Давыдова Р.Ш. обстоятельствами суд признал противоправность поведения потерпевшего, ставшую поводом для преступления, явку с повинной, наличие несовершеннолетнего ребенка. В качестве отягчающего наказание Давыдова Р.Ш. обстоятельства суд установил наличие опасного рецидива преступлений.

Каких-либо иных обстоятельств, обязательно учитываемых в силу ч.1 ст.61 УК РФ в качестве смягчающих при назначении наказания, по настоящему уголовному делу не установлено.

Назначение наказания в виде лишения свободы судом мотивировано, и выводы изложены в приговоре.

Судебная коллегия находит назначенное осужденному наказание справедливым, оснований для его смягчения не усматривает.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при расследовании уголовного дела и рассмотрении его судом не допущено. Оснований к удовлетворению кассационных жалоб осужденного Давыдова Р.Ш. и его защитника не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.377-378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Серафимовичского районного суда Волгоградской области от 16 февраля 2012 года в отношении Давыдова Р.Ш. оставить без изменения, а кассационные жалобы защитника и осужденного - без удовлетворения.

Председательствующий: подпись

Судьи: подписи

Справка: Давыдов Р.Ш. содержится в ФКУ ИК-19 ПФРСИ УФСИН России по Волгоградской области.

Верно: Судья Е.С. Ананских




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-3108/12
Принявший орган: Волгоградский областной суд
Дата принятия: 14 июня 2012

Поиск в тексте