• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВОЛГОГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 19 июля 2012 года Дело N 22-3691/12
 

г. Волгоград 19 июля 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда в составе:

председательствующего Радченко Т.В.,

судей Антоновой П. К., Ананских Е.С.,

при секретаре Любимовой Е. Г.,

рассмотрела в судебном заседании от 19 июля 2012 года кассационное представление и. о. прокурора г. Волжского Волгоградской области Ненашева В.С., кассационные жалобы осужденного Лепёшкина Д.Н., адвокатов Хрусталева И.А. и Агешина А.Е. на приговор Волжского городского суда Волгоградской области от 21 мая 2012 года, по которому

Лепёшкин Дмитрий Николаевич, <.......>

осужден:

по ч. 4 ст. 160 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Лепёшкина Д.Н. в пользу ООО <.......> в счет возмещения ущерба 11055154 рубля 31 копейку.

Заслушав доклад судьи Антоновой П.К., мнение прокурора Юдина И.А., поддержавшего кассационное представление и просившего об изменении приговора в части квалификации действий осужденного, защитника осужденного - адвоката Хрусталева И.А., поддержавшего кассационные жалобы, просившего об изменении приговора в части назначенного наказания и о применении положений ст. 73 УК РФ, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

по приговору суда Лепёшкин Д.Н. осужден за присвоение, т. е. хищение чужого имущества вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Преступление совершено в период с "дата" по "дата" в ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационном представлении и. о. прокурора г. Волжского Волгоградской области Ненашев В. С. просит об изменении приговора и переквалификации действий Лепёшкина Д.Н. на ч. 4 ст. 160 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от 7 марта 2011 года), в остальной части просит приговор суда оставить без изменения. Отмечает, что в нарушение требований закона в мотивировочной и резолютивной частях приговора судом не была указана редакция уголовного закона, подлежащего применению. Полагает, что с учетом того обстоятельства, что преступление совершено в период с "дата" по "дата", а также с учетом ч. 1 ст. 9 УК РФ, в соответствии с которой преступность и наказуемость деяния определяются уголовным законом, действовавшим во время совершения преступления, суд в соответствии со ст. 10 УК РФ обязан был указать редакцию уголовного закона, поскольку Федеральным законом РФ № 26-ФЗ от 7 марта 2011 года «О внесении изменений в Уголовный кодекс РФ», вступившим в силу 11 марта 2011 года, в ч. 4 ст. 160 УК РФ внесены изменения, улучшающие положение лица совершившего преступление, а именно исключен нижний предел наказания в виде лишения свободы.

В кассационной жалобе адвокат Хрусталев И. А. указывает, что не согласен с приговором суда, считает его незаконным, необоснованным, несправедливым в связи с существенными нарушениями уголовно-процессуального закона, недоказанностью вины Лепёшкина Д. Н., а также с чрезмерной суровостью назначенного наказания. Считает, что исследованные в судебном заседании доказательства не подтверждают вину Лепёшкина в совершении преступления. В соответствии со ст. 73 УПК РФ, при производстве по уголовному делу наряду с другими обстоятельствами подлежит доказыванию событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления). Как следует из обвинительного заключения и приговора суда, Лепёшкину Д.Н. вменяется период совершения преступления с "дата" по "дата", что не может считаться правильным, так как в соответствии с требованиями закона присвоение считается оконченным с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным и это лицо начало совершать действия, направленные на обращение указанного имущества в свою пользу. Как установлено в судебном заседании, Лепёшкин обязан был отчитаться о расходовании вверенных ему денежных средств через месяц после их получения, следовательно, момент, когда денежные средства, переданные Лепёшкину, перестали находиться в его законном владении, не может совпадать с моментом получения им денежных средств под отчет. Обращает внимание на то, что "дата" по "дата" и с "дата" по "дата", Лепёшкин не являлся лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, и вменение ему такого квалифицирующего признака как с использованием своего служебного положения неправомерно. Отмечает, что в ООО <.......> Лепёшкин не выполнял никаких организационно-распорядительных или административно-хозяйственных функций, должностная инструкция заместителя генерального директора по коммерческим вопросам не наделяет Лепёшкина какими-либо полномочиями. Кроме того, суду не был представлен приказ об утверждении должностной инструкции и подтверждение ознакомления с ней Лепёшкина. Также в материалах дела отсутствуют сведения о том, что Лепёшкин являлся материально-ответственным лицом и нес полную материальную ответственность за сохранность товарно-материальных ценностей ООО <.......> на основании договора о полной индивидуальной материальной ответственности. Подчеркивает, что из показаний свидетеля Ш. следует, что в "дата" она заметила задолженность Лепёшкина по подотчетным суммам и сообщила ему об этом, до этого в подотчет он получал крупные суммы и отчитывался как положено. Считает, что в основу обвинительного приговора положены доказательства, полученные с нарушением уголовно-процессуального законодательства и не отвечающие требованиям ст. 75 УПК РФ, часть доказательств изложена с искажением их действительного содержания. Исследованным доказательствам суд не дал надлежащей оценки в приговоре. В ходе судебного заседания были исследованы акты дополнительной проверки ООО «<.......>. Указанные доказательства нельзя признать допустимыми по тем основаниям, что они получены с нарушениями действующего законодательства, поскольку данные дополнительные проверки были произведены в ходе расследования по возбужденному уголовному делу и фактически подменяют собой судебную экспертизу. При производстве этих проверок грубо нарушено право Лепёшкина Д.Н. на защиту, а именно права, предусмотренные ст. 198 УПК РФ. Отмечает, что в материалах дела отсутствует процессуальный документ о привлечении специалиста, П. не может быть признана специалистом, поскольку документов, подтверждающих ее квалификацию, в материалах дела не имеется, ст. 58 УПК РФ, ей не разъяснялась, об уголовной ответственности она не предупреждалась. Судебно-бухгалтерская экспертиза по делу не назначалась, хотя ее назначение по делу являлось необходимостью, однако ходатайство защиты об этом было необоснованно отклонено. Также считает недопустимым доказательством заключение почерковедческой экспертизы № <...>, поскольку выводы эксперта в резолютивной части не соответствуют его исследовательской части, нарушена методика производства данного вида экспертизы, экспертному исследованию подвергалась только одна из подписей Лепёшкина Д.Н., по каким частным и общим признакам эксперт пришел к выводу о том, что на всех представленных ему документах подпись выполнена Лепёшкиным Д.Н., из исследовательской части установить невозможно. Экспертом не был исследован каждый представленный документ, не была составлена таблица по каждой исследуемой подписи с указанием частных и общих совпадающих признаков. Обращает внимание на то, что в нарушение требований уголовно-процессуального закона следствием и судом не установлена форма вины Лепёшкина, вид умысла, мотив и цель совершения преступления. При этом отмечает, что Лепёшкин долгов и кредитов не имеет, финансовых затруднений не испытывал, характеризуется положительно по месту работы и в быту, женат, имеет на иждивении несовершеннолетнего и малолетнего детей, к уголовной ответственности ранее не привлекался. Достоверных доказательств его виновности в совершении преступления судом не установлено. Суд необоснованно указал в приговоре о частичном признании им своей вины. Полагает, что бухгалтер, как ответственное лицо предприятия, является заинтересованным лицом в исходе уголовного дела и ее показания нельзя признать достоверными. Считает, что Лепёшкин давал правдивые показания, его доводы о невиновности в совершении преступления ничем не опровергнуты. Следственными органами не установлено, что в инкриминируемый период сам Лепёшкин или его родственники материально обогатились, приобрели дорогостоящие вещи, движимое или недвижимое имущество, что свидетельствует о невиновности Лепёшкина в совершении хищения путем присвоения. Подчеркивает, что бремя доказывания вины лежит на следственных органах, достоверных доказательств виновности Лепёшкина судом не установлено. Просит приговор суда отменить и направить дело на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденный Лепёшкин Д.Н. просит отменить приговор суда и направить уголовное дело на новое рассмотрение. В обоснование жалобы указывает, что обвинительный приговор в отношении него постановлен на неполно исследованных обстоятельствах дела. Допрошенные в судебном заседании свидетели Г., Ф., Ш., М., Б. пояснили о том, что в период "дата" по "дата" все расчеты ООО <.......> проводились согласно действующему законодательству. Однако эти их показания не соответствуют действительности, поскольку опровергаются показаниями свидетелей О., Д., А., которые показали, что, работая на ОАО <.......>, получали денежные средства на производственные нужды комбината в кассе ООО <.......>. Это обстоятельство косвенно подтверждается и тем, что с "дата" на расчетные счета ОАО <.......> и кассу предприятия был наложен арест. Соответственно, не имея средств, данное предприятие не имело бы возможности осуществлять свою деятельность, тем не менее предприятие работало. Обращает внимание на то, что Г. был в курсе всех финансовых операций предприятия, т.к. лично получал все займы в наличной форме и регулярно знакомился с отчетом бухгалтера Ш. о финансовых движениях ООО <.......> принимал участие в ежедневных планерках, где также присутствовали Ш., Ф., О., В., Щ. Показания свидетеля Ш. о том, что у нее не было места для хранения денежных средств, не соответствуют действительности, поскольку для хранения денежных средств в помещении ООО <.......> находился сейф, ключ от которого был только у Ш., ее показания о том, что он ежедневно забирал денежные средства, являются недостоверными. Для подтверждения данного обстоятельства просит допросить О., А., Ч., И. В связи с тем, что в отсутствие Ш. деньги из сейфа выдавала И., просит допросить ее в качестве свидетеля. Отмечает, что осталось не рассмотренным его ходатайство, заявленное еще в ходе следствия, о допросе Н. и К., которые выдали ООО <.......> займ в размере 2350000 рублей, однако фактически деньги от них получил Ф. Не дана оценка показаниям свидетеля Ш., являющегося закупщиком скота ОАО <.......> утверждающего, что не получал денежных средств ООО <.......> на покупку скота. Подчеркивает, что в связи с арестом кассы с "дата" скот закупался в частных хозяйствах за наличный расчет. Полагает, что судьей неверно истолкованы показания свидетелей О., Д., А. и не дана оценка наличию противоречий между их показаниями и показаниями бухгалтера Ш., утверждавшей, что никогда не выдавала вышеуказанным лицам денежных средств. Отмечает, что указанные свидетели, не являясь работниками ООО <.......>, систематически получали денежные средства в кассе предприятия и расписывались в расходно-кассовых ордерах, тем самым подтверждалась передача денежных средств в пользу ОАО «<.......>. Данные расписки в дальнейшем исчезли. С "дата" между ООО <.......> и ОАО <.......> сверки взаимных расчетов проводились неофициально, в установленной законом форме они не могли быть проведены по причине ареста кассы ОАО «<.......>, в этой части показания Ф. и М. не соответствуют действительности. Отмечает, что ООО <.......> располагается в двух помещениях, он регулярно находился на своем рабочем месте, однако не был извещен о проведении ревизии на предприятии и не присутствовал при ее проведении. На этом основании делает вывод о предвзятости при ее проведении. Просит допросить сотрудников отдела продаж ОАО <.......>. Считает, что в отношении него нарушена презумпция невиновности, поскольку денежные средства, за хищение которых он осужден, обнаружены не были. Многочисленные проверки не выявили приобретение им или его родственниками дорогостоящих вещей, движимого или недвижимого имущества. При этом указывает на приобретение Ф., Ш. дорогостоящих автомобилей, а Г. - однокомнатной квартиры в ... на имя родственницы. В ходе следствия он ходатайствовал о запросе сведений об имущественном положении указанных лиц и их родственников, однако этого сделано не было.

В кассационной жалобе адвокат Агешин А.Е. просит приговор суда отменить как незаконный и необоснованный, уголовное дело в отношении Лепёшкина прекратить в связи с отсутствием в его действиях состава преступления, освободить Лепёшкина из-под стражи. Указывает, что судом неправильно определены обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела, выводы суда о виновности Лепёшкина в совершении преступления не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Признав доказанным получение Лепёшкиным из кассы ООО <.......> денежных средств по расходно-кассовым ордерам № <...>, № <...> суд не исследовал их, поскольку в материалах дела они отсутствуют, экспертному исследованию указанные расходно-кассовые ордера не подвергались. Основанием считать доказанным факт получения Лепёшкиным денежных средств по указанным ордерам явились показания П., проводившей ревизию финансово-хозяйственной деятельности ООО <.......>. При этом в материалах дела отсутствует постановление о привлечении ее в качестве специалиста и отметка о разъяснении ей прав и обязанностей специалиста. Согласно ее показаниям, в ходе ревизии ей были представлены все первичные кассовые документы, после их проверки делались копии, изначально имеющийся расходно-кассовый ордер № <...> от "дата" на 2273411 рублей, в дальнейшем обнаружить не удалось, куда делся этот документ, она пояснить не могла. Вместе с тем, исходя из того, что "дата" в бухгалтерии предприятия имелось три авансовых отчета: № <...>,№ <...> и № <...> на общую сумму 10.510.24 рубля, в том числе и денежной суммы 2273411 рублей, П. посчитала факт получения Лепёшкиным денежных средств подтвержденным. Расходно-кассового ордера № <...> от "дата" не было вообще, однако он значится в кассовом отчете и в связи с наличием в документации предприятия авансового отчета "дата", П. сделала вывод о том, что Лепёшкин получил эти деньги. На вопрос о том, возможно ли на основании бухгалтерской документации сделать вывод о том, когда и за какую конкретно подотчетную сумму Лепёшкин Д.Н. отчитывался, П. ответила отрицательно, уточнив, что в подотчете Лепёшкина Д.Н. постоянно находилась большая сумма денег, сказать за какую конкретно сумму он отчитывался, невозможно. Кроме того, обращает внимание на то, что в соответствии с заключением почерковедческой экспертизы № <...> подпись от имени Лепёшкина Д.Н. в авансовых отчетах, возможно, выполнена Лепёшкиным Д.Н., т.е. утверждать, что именно Лепёшкин утвердил отчеты, на которые ссылается П. нельзя. Не устранив указанных противоречий, суд положил эти показания в основу приговора, не дав им надлежащей оценки в приговоре. Относительно несуществующих расходно-кассовых ордеров № <...>, № <...> суд дал неправильную оценку показаниям свидетеля Т., необоснованно принял ее показания во внимание, хотя они опровергаются материалами дела и показаниями понятого, присутствовавшего при выемке документов. Обращает внимание на то, что судом дана неправильная правовая оценка действиям Лепёшкина Д.Н., т.е. были нарушены нормы материального права. Квалифицировав действия осужденного по ч. 4 ст. 160 УК РФ, как присвоение с использованием своего служебного положения, органами следствия и судом не учтено, что в период инкриминируемого ему деяния в период с "дата" по "дата" он не являлся лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации. Работая в должности заместителя генерального директора по коммерческой части, Лепёшкин действовал не на основании полномочий, а на основании договора о материальной ответственности. Выводы суда о том, что Лепёшкин в соответствии с должностной инструкцией такие полномочия имел, являются несостоятельными, т.к. Лепёшкин не был ознакомлен с должностной инструкцией. К тому же в должностной инструкции прописаны права, которые можно выполнить только по специальному полномочию, а доверенности на это Лепёшкину никто не выдавал. Для правильной квалификации необходимо было назначение судебной бухгалтерской экспертизы, о производстве которой ходатайствовала защита, однако ходатайство было необоснованно отклонено судом. Органами следствия и судом время совершения преступления определено неправильно. Присвоение считается оконченным преступлением с того момента, когда законное владение вверенным лицу имуществом стало противоправным. Лепёшкину вменяется период совершения преступления с "дата" по "дата". Из материалов дела видно, что первую сумму Лепёшкин получил в подотчет "дата", а отчитаться должен был "дата", т.е. в этот срок инкриминируемое Лепёшкину преступление не могло быть окончено, так как денежные средства находились в его законном владении, что определено учетной политикой ООО <.......> То же самое и касается и момента окончания инкриминируемого Лепёшкину Д.Н. преступления. Полученные Лепёшкиным в подотчет денежные средства в период с "дата" после "дата" еще находились в его законном владении, т.е. в отношении этой суммы присвоение, как преступление, было не окончено. Виновность Лепёшкина в совершении преступления не доказана. Тот факт, что Лепёшкин не отчитался за полученные в подотчет денежные средства, еще не является доказательством того, что он обратил их в свою собственность, поскольку ни одного доказательства, подтверждающего данное обстоятельство, ни органами следствия, ни судом не установлено. Доводы Лепёшкина о том, что полученные денежные средства он расходовал на нужды ООО «<.......> но без надлежащего оформления, ничем не опровергнуты. Напротив, доводы осужденного подтверждается показаниями свидетелей А., Д., С., О., однако суд исказил их показания, сделав неправильные выводы. Считает, что Лепёшкиным допущено нарушение документооборота, что не образует состава преступления. Обращает внимание на то, что внутренняя ревизия, обнаружившая недостачу денежных средств, произведена с грубейшими нарушениями, поэтому к результатам данной ревизии следовало отнестись с сомнением. Лепёшкин не был уведомлен о ее проведении, не принимал в ней участия. Все дальнейшие ревизии и проверки проводились по распечаткам из электронной базы, сами электронные носители экспертному исследованию не подвергались, что ставит под сомнение достоверность результатов исследования. В нарушение требований закона, суд не исследовал исковое заявление ОО <.......> и удовлетворил гражданский иск на сумму 11055153, 34 рубля, несмотря на то, что прокурор не поддержал его в своей речи и Лепёшкин не был признан гражданским ответчиком. Считает, что в действиях Лепёшкина отсутствует состав преступления, поскольку не установлены объективная и субъективная сторона преступления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим оставлению без изменения.

Вывод суда о виновности Лепёшкина Д.Н. в совершении преступления, за которое он осужден по приговору, основан на проверенных в судебном заседании доказательствах и соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Доводы, изложенные в кассационных жалобах и в кассационном представлении, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела.

Виновность Лепёшкина Д.Н. в совершении преступления подтверждается:

показаниями потерпевшего Г. о том, что в "дата" им совместно с Лепёшкиным Д.Н. и Ч. было учреждено ООО <.......>. Для своей деятельности предприятие арендовало офисное и складское помещения у ОАО «<.......> Главным бухгалтером работать пригласили Ш., а директором ООО <.......> по решению учредителей был назначен Ф. Лепёшкин Д.Н. был на момент начала деятельности предприятия назначен на должность заместителя директора ООО <.......>. В "дата" Ф. предложили должность генерального директора ОАО <.......> после чего он уволился с ООО <.......> а директором ООО «<.......> по решению учредителей был назначен Лепёшкин Д.Н. После назначения Лепёшкина Д.Н. на вышеуказанную должность его деятельность особо никто не проверял, т.к. доверяли ему. С "дата" к Лепёшкину Д.Н. стали возникать вопросы по невозврату займов, а также по вопросу неоплаты поставленного сырья, Лепёшкин отвечал, что все деньги находятся на ОАО «<.......>. Поэтому стали проверять его деятельность по бухгалтерии и в результате выяснили, что за Лепёшкиным Д.Н. числится в подотчете огромная сумма денежных средств. Он стал спрашивать у главного бухгалтера, как такое могло произойти, Ш. пояснила, что она не могла давать указания директору и выдавала деньги в подотчет Лепёшкину Д.Н. по его указанию, в то время когда он не отчитался за ранее взятые суммы. Лепёшкину Д.Н. неоднократно предлагалось объяснить факты отсутствия денег, но Лепёшкин Д.Н. этого не делал. Он пояснил Лепёшкину Д.Н., что в случае невозврата полученных денег он вынужден будет обратиться в полицию, на что он пояснил, что ни в чем не виноват, денег он не брал и если ему не верят, то готов написать заявление о выходе из учредителей ООО <.......>, также обещал отчитаться, но так и не представил никакого вразумительного отчета. В итоге, "дата" Лепёшкин Д.Н. написал заявление на увольнение, а позже написал заявление о выходе из учредителей. По решению учредителей он был назначен на должность директора ООО <.......>» и по предприятию провели ревизию, в результате которой выяснилось, что задолженность Лепёшкина Д.Н. по подотчетным средствам составляет порядка 11 млн. рублей. Лепёшкина Д.Н. пригласили на предприятие, чтобы ознакомить с актом ревизии. Однако, ознакомившись с актом, Лепёшкин Д.Н. отказался подписывать акт, ссылаясь на то, что он не согласен с актом и никаких объяснений давать по поводу недостачи не стал. После этого он был вынужден написать заявление о привлечении Лепёшкина Д.Н. к уголовной ответственности. Через некоторое время Лепёшкин Д.Н. обратился к нему, просил встретиться. При встрече Лепёшкин ему сказал, что продаст квартиру тестя, (гараж) и вернет 1500000 руб., при условии, что он заберет заявление из полиции. Но он на эти условия не согласился. Больше Лепешкин к нему не обращался. ООО <.......> учреждалось с целью извлечения прибыли из его деятельности. Создание ООО <.......> не было связано каким-либо образом с деятельностью <.......>». Решение о сотрудничестве между предприятиями ОАО <.......>» и ООО <.......>» принималось устно между учредителями обоих предприятий. Отношения между предприятиями строились на законных, договорных отношениях. Между предприятиями был заключен договор о сотрудничестве сроком на год, на основании которого и осуществлялась совместная деятельность предприятий. ООО <.......> закупал сырье для <.......> и закупал у него же готовую продукцию, которую реализовывал, ООО «<.......> являлся основным контрагентом последнего. Все процессы взаимодействия контролировал Лепёшкин Д.Н. лично, в том числе финансовые операции. Каким образом оформлялись финансовые операции, достоверно ему не известно, он в это до последних событий не вникал, но никакого устного соглашения между учредителями ООО <.......> и ОАО <.......> о том, что Лепёшкин Д.Н. будет брать деньги в подотчет и выдавать их по распискам, не было и в этом не было никакой необходимости, все взаимоотношения предприятий должны были носить законный официальный характер, они такими и были. Он не отрицает, что ООО <.......> в определенный период оказывало ОАО <.......> финансовую поддержку, но все это проводилось официально по бухгалтерии как ООО <.......>, так и ОАО <.......>, при этом регулярно проводились бухгалтерские сверки. Утверждает, что он лично от Лепёшкина Д.Н. никогда никаких денег, без оформления бухгалтерских документов, не получал и никаких неофициальных расписок ему не писал, да и сам Лепёшкин Д.Н. до последнего момента о таких расписках не говорил, он твердил, что денег не брал и что за все полученные деньги отчитается, но так и не отчитался за 11 миллионов рублей. Все договоры займа между предприятиями были оформлены письменно и проведены по бухгалтерии предприятия, все поступили в кассу и на расчетный счет ООО <.......>;

показаниями свидетеля Ф. о том, что с "дата" по решению совета директоров он был назначен на должность генерального директора ОАО <.......>. Ранее он занимал должность директора в ООО <.......>. Данное предприятие создавалось для получения прибыли, изначально без какой-либо привязки к деятельности <.......>, он был назначен на должность директора ООО <.......>. С "дата" на должность директора ООО <.......> был назначен Лепёшкин Д.Н. Предприятие занималось приобретением сырья с последующей продажей его в ОАО <.......>, а также приобретало и реализовывало готовую продукцию ОАО <.......>. Главным бухгалтером предприятия является Ш. Как он, так и назначенный после него директором Лепёшкин Д.Н., получали денежные средства в подотчет, на которые приобретали сырье. Сырье приобреталось и за безналичный расчет. ОАО <.......> в свою очередь также рассчитывалось и в наличном и безналичном порядке. Все денежные операции проводились официально, через бухгалтерии предприятий, никогда никем не было получено ни одной тысячи рублей без официального оформления и проведения через бухгалтерию. Когда он был директором, Лепёшкин Д.Н. занимал должность заместителя, ему как одному из руководителей так же было известно, что движение всех денежных средств оформляется документально и проводится по бухгалтерии и что, получив деньги в подотчет в кассе предприятия, каждый обязан за полученные деньги отчитаться документально либо вернуть деньги в кассу предприятия. ООО <.......> не являлось и не является должником перед ОАО <.......>. Где-то в "дата" ему от Г. стало известно, что у ООО <.......> стал образовываться внутренний долг, т.е. Лепёшкин Д.Н. брал деньги в подотчет и не отчитывался на всю сумму. В "дата" стало ясно, что возникла недостача и они вместе обсудили этот вопрос с Лепёшкиным Д.Н.. В ходе беседы в офисе ООО <.......> Лепёшкин Д.Н. подтвердил наличие за ним долга, а куда потратил деньги, обещал отчитаться. Отчета Г. ждал месяц, но не дождался, а Лепёшкин Д.Н. вместо представления отчета написал заявление об уходе с должности директора и с "дата" он был уволен. В "дата" была проведена внутренняя ревизия ООО <.......> и выявлена недостача подотчетных денежных средств за Лепёшкиным Д.Н. в размере около 11 млн. рублей. В "дата" Г. написал заявление в полицию на Лепёшкина Д.Н. Примерно два месяца назад Лепёшкин Д.Н. обращался к Г. и предлагал возместить 1500000 рублей с условием передачи ему всей документации. ООО <.......> создавалось с целью извлечения прибыли из его деятельности. Создание предприятия <.......> никаким образом не было связано с деятельностью мясокомбината, а арест расчетных счетов последнего не был основанием для незаконного, неучтенного движения денежных средств. Решение о сотрудничестве между предприятиями ОАО <.......> и ООО <.......> принималось директорами предприятий - им и Лепёшкиным. Основной целью сотрудничества предприятий было извлечение прибыли из совместной деятельности. Финансовые операции между предприятиями проводились на основании бухгалтерской документации, расчеты производились взаимозачетами, каждая копейка была официально оформлена и проведена по бухгалтериям, никаких неофициальных расписок не было и быть не могло, поскольку периодически они проводили сверки бухгалтерских документов, по итогам этих сверок никогда никаких недостач не было;

показаниями свидетеля Ш. о том, что в должности главного бухгалтера ООО «<.......> она работала с "дата" В ее обязанности входила организация бухгалтерского учета и отчетности предприятия. На момент ее трудоустройства на предприятии директором был Ф., а с "дата" Лепёшкин Д.Н. Данная организация была учреждена в "дата". С момента ее трудоустройства Ф., как и назначенный после него директором Лепёшкин Д.Н., получали денежные средства в подотчет, на которые приобретали сырье. Сырье приобреталось как за наличный, так и за безналичный расчет. Поставщики и покупатели в свою очередь также рассчитывались и в наличном и безналичном порядке. Когда директором предприятия являлся Ф., то Лепёшкин Д.Н. занимал должность заместителя. Затем он был назначен директором. Лепёшкин получал наличные денежные средства из кассы на закупку сырья, о чем в каждом случае оформлялся расходный кассовый ордер и Лепёшкин Д.Н. ставил свою подпись. Периодически Лепёшкин Д.Н. передавал в бухгалтерию документы, подтверждающие факт закупки сырья - кассовые, товарные чеки, после чего составлялись авансовые отчеты, в которых он также расписывался. Примерно в "дата" она заметила, что задолженность Лепёшкина Д.Н. по подотчетным суммам растет, о чем ему сообщила. Лепёшкин Д.Н. пояснил, что до "дата" отчитается за полученные денежные средства из кассы предприятия, то есть подтвердил наличие долга перед предприятием. Денежные средства Лепёшкину Д.Н. выдавались практически ежедневно, часть выручки ею сдавалась в банк, а часть выдавалась наличными Лепёшкину Д.Н., с оформлением расходно - кассовых ордеров, в подотчет он получал достаточно крупные суммы и до "дата" отчитывался как положено, а к "дата" денег стал брать гораздо больше, чем предоставлялось документов, она постоянно обращалась к Лепёшкину Д.Н., просила отчитаться за полученные денежные средства, но Лепёшкин Д.Н. ее успокаивал, говорил, что к "дата" все документы предоставит и отчитается. Ей как главному бухгалтеру было известно, что, не отчитавшись за полученные денежные средства, Лепёшкин не должен был получать новые суммы под отчет, но он был директором, ежедневно требовал под отчет крупные суммы денег и она обязана была ему подчиняться и эти суммы выдавала. Никаких расписок о том, что полученные Лепешкиным в подотчет деньги передавались другим лицам, в бухгалтерию никогда не предоставлялись. Их предприятие сотрудничало с ОАО «<.......>», указанное сотрудничество оформлялось соответствующими документами, если оплачивались какие-либо расходы данного предприятия, составлялись соответствующие документы, постоянно происходили сверки бухгалтерских документов, никогда никаких долгов предприятия друг перед другом не имели, что подтверждено актами сверок. "дата" Лепёшкин от должности директора предприятия был освобожден и на должность назначен Г. В "дата" по приказу руководства была проведена внутренняя ревизия ООО «<.......> и выявлена недостача подотчетных денежных средств за Лепёшкиным Д.Н. в размере около 11 млн. рублей. Ревизия проводилась в составе комиссии, в которую входил заместитель директора Р., экономит М. и она. Лепёшкин Д.Н. был уведомлен о проведении ревизии, однако не явился, находясь на работе, принимать участие в ревизии отказался. Позже Лепёшкину Д.Н. был вручен акт ревизии, в получении которого он расписаться так же отказался, о чем была сделана соответствующая запись на акте. В дальнейшем руководство предприятия обратилось с заявлением о привлечении Лепёшкина к уголовной ответственности. На предприятии также была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности, которая подтвердила выводы внутренней ревизии. Проведенной финансовой ревизией была установлена сумма задолженности Лепёшкина Д.Н. перед предприятием в размере 11055 154,31 рублей, то есть за данную денежную сумму Лепёшкин Д.Н. не отчитался перед предприятием. В ходе ревизии ревизору П. были предоставлены все оригиналы документов. После проверки документов ревизором было дано указание сделать копии ПКО, РКО и авансовых отчетов Лепёшкина Д.Н. После того как были сделаны копии требуемых документов, она вместе с ревизором стала проверять соответствие количества копий сведениям, которые ревизором были уже зафиксированы. Тогда же выяснилось, что не хватает копий двух расходно-кассовых ордеров: № <...> от "дата" на сумму 2 273411 рублей и № <...> от "дата" на сумму 1208 612 рублей, в то время как изначально данные документы представлялись ревизору. Полагает, что данные документы были намеренно похищены неустановленным лицом. На момент проведения ревизии Лепешкин обязанности директора не исполнял, но, тем не менее, на работе появлялся до самого увольнения в "дата" и имел доступ ко всем документам. В период сотрудничества ООО «<.......>» и ОАО «<.......>» расчеты производились как наличными, так и путем перечисления денежных средств на расчетный счет предприятия. Приход денежных средств в кассу мясокомбината осуществлялся исключительно путем пробития кассового чека и составления квитанции к приходному кассовому ордеру. Данное требование соблюдалось также во время всего периода сотрудничества предприятий, несмотря на то, что касса была арестована. Ни от бухгалтерии мясокомбината, ни от самого Лепёшкина Д.Н. она никаких расписок не получала. Лепёшкин ей передавал только чек и квитанции к приходным кассовым ордерам, на основании которых в последующем составлялись авансовые отчеты. Все займы по предприятию оформлялись письменно, договорами и все денежные средства по указанным договорам официально проводились по бухгалтерии предприятия. Денежные средства хранились у директора предприятия Лепёшкина Д.Н., где именно, ей не известно. В случае, если предприятию было необходимо произвести расчеты через расчетный счет, то необходимая сумма отправлялась в банк. Отдельного помещения для бухгалтерии и кассы на ООО <.......> не было. Бухгалтерии располагалась в одном кабинете с работниками отдела сбыта. Сейфа в бухгалтерии не было. Документы хранились в шкафах. Она получала от Лепёшкина Д.Н. денежные средства, которые были предоставлены последним в качестве займа на нужды предприятия. От Лепёшкина Д.Н. в кассу предприятия поступило несколько займов, насколько она помнит, один из займов был зачислен на расчетный счет предприятия, а остальные денежные средства приходовались в кассу. Также она получала от Лепёшкина денежные средства в качестве возвратов в кассу. Во всех случаях получения от Лепёшкина денежных средств оформлялись кассовые документы;

показаниями свидетеля М. о том, что он работал в должности экономиста ООО «<.......> с "дата". В "дата" по приказу руководства была проведена внутренняя ревизия ООО <.......>» и выявлена недостача подотчетных денежных средств за Лепёшкиным Д.Н. в размере около 11 млн. рублей. Ревизия проводилась в составе комиссии, в состав которой входили он, главный бухгалтер Ш. и заместитель директора Р. Лепёшкин Д.Н. был уведомлен о проведении ревизии, однако не явился, на работе, как ему известно, он был, но не пожелал принимать участие в работе ревизии. Позже Лепёшкину был вручен акт ревизии, в получении которого он расписаться отказался, о чем была сделана соответствующая запись на акте. В дальнейшем руководство предприятия обратилось с заявлением о привлечении Лепёшкина Д.Н. к уголовной ответственности. На предприятии также была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности, которая подтвердила выводы внутренней ревизии. Проведенной ревизией финансово-хозяйственной деятельности ООО <.......> была установлена сумма задолженности Лепёшкина Д.Н. перед предприятием в размере 11061 768,31 рублей, то есть за данную денежную сумму Лепёшкин Д.Н. не отчитался перед предприятием. От Лепёшкина Д.Н. после проведения ревизии ему стало известно о том, что якобы ООО <.......> создавалась «под» мясокомбинат. Считает, что это неверно, так как учредителями обоих предприятий были совершенно разные люди. В период сотрудничества предприятий расчеты производились как наличными, так и путем перечисления денежных средств на расчетный счет предприятия, производились взаимозачеты. Приход денежных средств в кассу мясокомбината осуществлялся исключительно путем пробития кассового чека и составления квитанции к приходному кассовому ордеру. Данное требование соблюдалось также во время всего периода сотрудничества предприятий. Он никогда никаких расписок о получении денежных средств не составлял, в каждом случае принятия денежных средств в кассу составлялись приходные кассовые ордера, и все кассовые операции осуществлялись в соответствии с требованиями законодательства. В период его работы главным бухгалтером <.......> и в период работы Лепёшкина Д.Н. директором ООО <.......>, все денежные операции между предприятиями официально оформлялись, регулярно проводились бухгалтерские сверки, Лепёшкин Д.Н. при сверках присутствовал, был согласен с ними и никаких замечаний не имел;

показаниями свидетеля Р. о том, что "дата" по приказу руководства была проведена внутренняя ревизия ООО <.......> и выявлена недостача подотчетных денежных средств за Лепёшкиным Д.Н. в размере около 11 млн. рублей. Ревизия проведена в составе комиссии, председателем которой являлся он. Также в состав комиссии входили главный бухгалтер предприятия Ш. и экономит М. Лепёшкин был уведомлен о проведении ревизии, однако не явился. Позже Лепёшкину был вручен акт ревизии, в получении которого он расписаться отказался, о чем была сделана соответствующая запись на акте. В дальнейшем руководство предприятия обратилось с заявлением о привлечении Лепёшкина к уголовной ответственности. На предприятии также была проведена ревизия финансово-хозяйственной деятельности, которая подтвердила выводы внутренней ревизии. Проведенной ревизией финансово-хозяйственной деятельности ООО <.......> была установлена сумма задолженности Лепёшкина Д.Н. перед предприятием в размере 11061 768,31 рублей, то есть за данную денежную сумму Лепёшкин Д.Н. не отчитался перед предприятием. В момент проведения ревизии проверялись все бухгалтерские документы, документы по которым Лепёшкин Д.Н. получал из кассы предприятия денежные средства, и документы, которые он представлял для отчета, все платежные документы были в наличии, они были официальными, надлежаще оформленными, никаких расписок, не оформленных расходных ордеров, без чьих-либо подписей он не видел;

показаниями свидетеля П. о том, что "дата" на основании письма начальника УВД по ... от "дата" и приказа по ООО <.......> от "дата" была проведена ревизия финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой деятельности ООО <.......> за период с "дата" по "дата" Проверке были подвергнуты банковские первичные документы, кассовые отчеты, авансовые отчеты, приказы, заявления, бухгалтерские регистры, журнал кассира-операциониста. В ходе проверки установлено, что директор ООО <.......> Лепёшкин Д.Н. за период с "дата" из кассы получил в подотчет денежные средства в размере 46262 840,58 рублей. Получение Лепёшкиным Д.Н. денежных средств в размере 46262840,58 рублей подтверждено собственноручной подписью в каждом расходном кассовом ордере. За период "дата" Лепёшкин Д.Н. возвратил в кассу Общества неизрасходованные денежные средства в размере 6743811 рублей, полученные в подотчет. Кроме того, с подотчета Лепёшкина Д.Н. согласно авансовых отчетов списана сумма 28463875,59 рублей. Таким образом, получив в подотчет 46262840,58+6614,32 рублей, возвратив в кассу общества 6743811 рублей, израсходовав 28463875,59 рублей, задолженность Лепёшкина по данным бухгалтерского учета Общества по состоянию на "дата" составляет 11061768,31 рублей. По результатам ревизии установлено, что ущерб, причиненный бывшим директором ООО <.......> Лепёшкиным Д.Н. за период своей деятельности, составляет 11061768,31 рублей. Также в ходе проведения дополнительных проверок предприятия установлено, что на момент увольнения Лепёшкина на "дата" кредиторская задолженность ООО «<.......> составляла 81 433 234,82 рублей, в том числе задолженность Лепёшкина Д.Н. в размере 11 061 768,31 рублей. В ООО <.......>» кассовая книга ведется автоматизированным способом в виде «Вкладного листа кассовой книги», которые имеют одинаковое содержание и включают все реквизиты, предусмотренные кассовым отчетом. Нумерация листов осуществляется автоматически в порядке возрастания с начала года. Кассовые отчеты и документы соответствуют требованиям бухгалтерского учета по ведению кассовых операций. Перед началом ревизии были предоставлены оригиналы всех первичных кассовых документов. После проверки документов было дано указание сделать копии приходно-кассовых ордеров, расходно-кассовых ордеров и авансовых отчетов Лепёшкина Д.Н. После того как были сделаны копии требуемых документов, выяснилось, что не хватает копии расходного кассового ордера № <...> от "дата" на сумму 2 273411 рублей, в то время как изначально данный документ имелся. Всего за "дата" в бухгалтерии предприятия имелось 3 авансовых отчета: № <...>, № <...> на общую сумму 10.510.24 рубля, в том числе и денежной суммы 2 273 411 рублей. Данные авансовые отчеты утверждены директором Лепешкиным, чем подтверждается факт получения денежных средств. В связи с этим, данная сумма была учтена и отражена в акте ревизии предприятия. Кроме того, изначально не было расходного кассового ордера на № <...> от "дата", в то время как в кассовом отчете данный расходный кассовый ордер имелся. Она не эксперт, бухгалтерскую экспертизу проводить не имеет права и ее не проводила, следовательно, и об уголовной ответственности не предупреждалась, она в силу своего образования и большого опыта была привлечена к проведению бухгалтерской ревизии, которую и провела в соответствии с действующим законодательством. После проведения ревизии она была допрошена следователем в качестве свидетеля и предупреждалась об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Утверждает, что ни она, и ни один эксперт в настоящее время не смогут установить, за какие денежные средства, полученные по расходным ордерам, и когда Лепёшкин Д.Н. отчитался в полном объеме, за какие не отчитался. Поскольку денежные средства Лепёшкиным Д.Н. получались практически ежедневно, при этом за первоначально полученные денежные средства он не отчитывался. Все документы бухгалтерского учета бухгалтером ООО <.......>» оформлены надлежащим образом, в установленном законом порядке и соответствуют требованиям бухгалтерского учета. На основании постановления следователя от "дата" она принимала участие в проведении дополнительной документальной ревизии, поскольку вся документация ею уже была проверена и изучена, выводы дополнительной ревизии она подтверждает. В момент проведения как основной, так и дополнительной ревизии никаких расписок на получение денег она не видела, законом они не предусмотрены и их представлено не было.

Согласно акту ревизии финансовой, хозяйственной, предпринимательской, торговой деятельности ООО <.......>, она проводилась в период с "дата" по "дата", в указанное время для проверки членам комиссии были представлены подлинные банковские первичные документы, кассовые отчеты, авансовые отчеты, приказы, заявления, бухгалтерские регистры, журналы кассира-операциониста. В том числе были представлены: подлинный расходный кассовый ордер № <...> от "дата" на сумму 1208612 рублей, по указанному ордеру "дата" Лепёшкиным Д.Н. была получена сумма 1208612 рублей; расходные кассовые ордера №№ <...>,№ <...> соответственно от "дата", "дата" и "дата" по которым Лепёшкиным Д.Н. под отчет получено: 56439 рублей, 23884 рубля и 24581 рубль. Согласно выводам комиссии, Лепёшкин Д.Н., получив в подотчет 46262840+6614,32 рублей, возвратив в кассу Общества 6743811 рублей, израсходовав 28463875,59 рублей, имел задолженность по данным бухгалтерского учета по состоянию на "дата", которая составила 11061768,31 рублей, что подтверждается бухгалтерскими регистрами по балансовому счету № <...> «Расчеты с подотчетными лицами».

Из акта дополнительной проверки ООО «<.......> видно, в адрес ООО <.......> за период с "дата" от разных поставщиков поступили товарно-материальные ценности на сумму 165433707,19 рублей, за которые Обществом произведен расчет, а именно: перечислено платежными поручениями 71.856.076,69 рублей, оплачено Лепёшкиным Д.Н. наличными денежными средствами, что подтверждается квитанциями к приходным кассовым ордерам и кассовыми чеками - 28.091.881,71 рублей, возвращен товар поставщикам на сумму 1.024.871, 87 рублей, произведен взаимозачет между предприятиями на сумму 12.135.520,30 рублей, выдано из кассы по расходных кассовым ордерам - 589414,32 рублей. Таким образом, Общество произвело расчеты на общую сумму 113697764,88 рублей. По данным бухгалтерского учета ООО <.......> задолженность последнего перед поставщиками по состоянию на "дата" составляет 51735942,31 рублей. Кроме того, с подотчета Лепёшкина ДН списано 28.091.881,71 рублей за поступившие в адрес Общества материальные ценности для хозяйственных нужд на общую сумму 372060,24 рублей.

В соответствии с актом дополнительной проверки ООО <.......> от "дата", на момент увольнения Лепёшкина Д.Н. на "дата" кредиторская задолженность ООО <.......> составляла 81.433.234,82 рубля, в том числе задолженность Лепёшкина Д.Н. в размере 11061768,31 рубль. В ООО <.......> кассовая книга ведется автоматизированным способом в виде «Вкладного листа кассовой книги», которые имеют одинаковое содержание и включают все реквизиты, предусмотренные кассовым отчетом. Нумерация листов осуществляется автоматически и в порядке возрастания с начала года. Кассовые отчеты и документы соответствуют требованиям бухгалтерского учета по ведению кассовых операций.

Из заключения эксперта № <...> от "дата" видно, что рукописные записи в графе «получил» в 164-х расходных кассовых ордерах унифицированной формы № КО-2 выполнены Лепёшкиным Д.Н., подписи в графах «подпись» подотчетное лицо в 164-х расходных кассовых ордерах унифицированной формы № КО-2 выполнены, вероятно, Лепёшкиным Д.Н.

Виновность Лепёшкина Д.Н. в совершении преступления также подтверждается протоколом осмотра вещественных доказательств: расходных кассовых ордеров, приходных кассовых ордеров, авансовых отчетов Лепёшкина Д.Н., постановлением о приобщении вещественных доказательств к делу и другими доказательствами, приведенными в приговоре.

Суд, полно и всесторонне исследовав все обстоятельства по делу, дав надлежащую оценку всем исследованным доказательствам в совокупности, обоснованно пришел к выводу о виновности Лепешкина в совершении инкриминированного ему преступления.

Действиям осужденного дана правильная юридическая квалификация.

Доводы кассационных жалоб о невиновности Лепёшкина Д.Н. в совершении преступления судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они противоречат установленным по делу обстоятельствам и опровергаются исследованными и приведенными в приговоре доказательствами.

Всем исследованным доказательствам судом дана надлежащая оценка в приговоре в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, т.е. с точки зрения относимости, допустимости, достоверности и достаточности для постановления обвинительного приговора.

Доводы кассационных жалоб стороны защиты о том, что квалифицирующий признак «с использованием служебного положения» не нашел своего подтверждения, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются материалами дела, из которых видно, что, давая юридическую оценку действиям осужденного, суд подробно мотивировал свое решение в приговоре в этой части. Учитывая установленные по делу обстоятельства, суд пришел к правильному выводу о том, что действия осужденного подлежат квалификации по ч. 4 ст. 160 УК РФ, в том числе и по квалифицирующему признаку «с использованием своего служебного положения». Судебная коллегия соглашается с выводами суда первой инстанции, поскольку они соответствуют фактическим обстоятельствам дела и являются обоснованными.

Доводы кассационных жалоб осужденного и защитников о том, что судом необоснованно отклонялись ходатайства, заявленные защитой, также нельзя признать состоятельными, поскольку они противоречат материалам дела, в

соответствии с которыми все заявленные ходатайства, в том числе и о назначении судебной бухгалтерской экспертизы, рассматривались судом в соответствии с требованиями закона, с принятием по ним мотивированных решений, обоснованность которых у судебной коллегии не вызывает сомнений.

Также являются несостоятельными и доводы защиты о том, что судом неверно установлено время начала совершения преступления и время его окончания, поскольку они опровергаются материалами дела. Исходя из установленных по делу обстоятельств, характера действий осужденного и направленности его умысла, суд верно установил время совершения преступления. Выводы суда подтверждаются материалами дела и являются обоснованными.

Нельзя признать обоснованными и доводы кассационных жалоб осужденного и его защитников о том, что хищения вверенного ему имущества он не совершал, а лишь в силу мягкости его характера не наладил надлежащим образом бухгалтерский учет на ООО <.......> и по неосторожности своими действиями причинил материальный ущерб предприятию, поскольку указанные доводы противоречат материалам дела, из которых видно, что Лепёшкиным были получены в подотчет денежные средства и за полученные деньги в сумме 11055 154,31 рублей он не отчитался. Доводы осужденного о том, что часть денег передавалась по распискам, проверялись судом и не нашли своего подтверждения.

Также являются необоснованными и доводы кассационных жалоб о том, что Лепёшкин необоснованно признан виновным в причинении ущерба по расходным ордерам: № <...> от "дата" на сумму 2273411 рублей, № <...> от "дата" на сумму 1208612 рублей, № <...> от "дата" на сумму 56439 рублей, № <...> от "дата" на сумму 23884 рубля, № <...> от "дата" на сумму 24581 рубль, так как отсутствуют подлинники расходных ордеров на получение Лепёшкиным Д.Н. денежных средств по расходным ордерам №№ <...> и № <...>, а в протоколе выемки, постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении Лепёшкину Д.Н. не вменялось хищение денежных средств предприятия путем их присвоения по расходным ордерам №№ <...>, № <...>, в указанных документах указаны расходные ордера за №№ <...>, № <...>. Эти доводы опровергаются материалами дела, в частности, показаниями свидетелей Ш., П. Так, Ш. суду показала, что на момент проведения ревизии комиссией предприятия все расходные ордера присутствовали, в том числе за № <...> и за № <...>, на момент проведения ревизии с участием независимого бухгалтера-ревизора П. исчез ордер за № <...>, ордер за № <...> ей был представлен, но когда П. попросила приготовить ей копии документов, ордер за № <...> исчез, она в их хищении обвинять никого не может, но поскольку их офис находился в одном кабинете, к документам имели доступ все, в том числе и Лепёшкин Д.Н., однако получение указанных сумм Лепёшкиным Д.Н. по данным расходным ордерам подтверждается другими бухгалтерскими документами, в том числе регистрами по счетам, карточками по счетам, журналом и другими документами, Указанное подтвердила и П., из показаний которой видно, что денежные средства по указанным расходным ордерам ею обоснованно включены в акт ревизии, поскольку ордер № <...> она сама при производстве ревизии видела, кроме того, получение денежных средств по указанным ордерам подтверждается и другими бухгалтерскими документами которые приобщены к материалам уголовного дела.

В судебном заседании в качестве свидетеля была допрошена следователь Т., которая суду показала, что выемку бухгалтерских документов она в присутствии двух понятых производила у бухгалтера ООО <.......> Ш. в своем рабочем кабинете, заполняла протокол выемки сразу, в их присутствии тщательно проверяя и сверяя представленные документы, по окончании выемки понятым представляла протокол выемки для прочтения. Поскольку был представлен большой объем документов, при заполнении протокола выемки допустила техническую ошибку в написании трех расходных ордеров, то есть суммы, полученные Лепёшкиным Д.Н. по указанным ордерам, даты получения она указала верно, но в написании номеров упустила цифру 2, а в последствии закравшаяся ошибка перешла и в другие процессуальные документы. Выемку документов она производила однажды, все изъятые в ходе выемки документы приобщены к материалам дела и считает, что данная ошибка может быть устранена в судебном заседании.

Свидетель Е., присутствовавший при выемки бухгалтерских документов в качестве понятого, подтвердил показания свидетеля Т.

Кроме того, показания свидетелей подтверждается и заключением эксперта № <...> от "дата", из которого видно, что эксперту на исследование были представлены документы, в том числе расходные ордера № <...> от "дата" на сумму 56439 рублей, № <...> от "дата" на сумму 23884 рублей, № <...> от "дата" на сумму 24581 рублей.

Таким образом, суд первой инстанции, правильно указав номера расходных кассовых ордеров, не нарушил требования ст. 252 УПК РФ, а лишь устранил техническую ошибку, допущенную органами следствия.

Всем заключениям, в том числе и заключению почерковедческой экспертизы, актам ревизии, судом дана надлежащая оценка с точки зрении полноты, обоснованности и объективности, а также в совокупности с другими доказательствами они обоснованно приняты судом во внимание.

Доводы кассационных жалоб о том, что нельзя доверять результатам проверки, проводимых с участием П., поскольку она не предупреждалась об уголовной ответственности, в качестве специалиста привлечена необоснованно, следователем не установлен уровень ее компетенции, не являются основанием для признания доказательств, полученных с ее участием, недопустимыми. П. привлечена в качестве специалиста по постановлению следователя, при допросе на предварительном следствии, так же, как и в суде, предупреждалась об уголовной ответственности, актам проверки судом дана надлежащая оценка в совокупности с другими доказательствами по делу.

Гражданский иск разрешен в соответствии с требованиями закона. Свое решение суд мотивировал в приговоре, и выводы суда подтверждаются материалами дела, при этом суд сослался на нормы закона, которыми руководствовался при принятии решения. Оснований для отмены либо изменения приговора в части гражданского иска судебная коллегия не находит.

Доводы кассационного представления об изменении приговора в части юридической квалификации действий осужденного судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку как видно из приговора, при назначении Лепёшкину Д.Н. наказания, размер которого составил 3 года, суд фактически исходил из санкции в редакции Федерального закона № <...> от "дата", исключившего из санкции нижний предел наказания в виде лишения свободы, а, следовательно, квалифицировал его действия по ч. 4 ст. 160 УК РФ (в редакции ФЗ-26 от "дата").

Другие доводы, изложенные в кассационных жалобах осужденного и защитников, являются так же несостоятельными, поскольку из материалов дела видно, что органами следствия и судом каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не допущено, ими были приняты все меры для выполнения требований закона о всестороннем, полном и объективном исследовании обстоятельств дела. Суд учел все обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы, и в приговоре дал надлежащую оценку имеющимся в деле доказательствам, в том числе и тем, на которые указано в кассационных жалобах.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности и всех обстоятельств дела. Назначение наказание в виде реального лишения свободы судом в приговоре мотивировано. Назначенное наказание соответствует требованиям ст. ст. 6, 60 УК РФ и по своему виду и размеру является справедливым.

Вид исправительного учреждения, назначенный осужденному для отбывания наказания, - исправительная колония общего режима, определен в соответствии с требованиями ст. 58 УК РФ.

При таких обстоятельствах оснований для отмены либо изменения приговора судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и, руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Волжского городского суда Волгоградской области от 21 мая 2012 года в отношении Лепёшкина Дмитрия Николаевича оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:

Справка: осужденный Лепёшкин Д.Н. в ФБУ ИЗ - 34/5 ГУФСИН России по Волгоградской области.

Копия верна:

Судья Волгоградского

областного суда П. К. Антонова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-3691/12
Принявший орган: Волгоградский областной суд
Дата принятия: 19 июля 2012

Поиск в тексте