• по
Более 54000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВОЛГОГРАДСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 01 ноября 2012 года Дело N 22-5385/2012
 

г. Волгоград 1 ноября 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Волгоградского областного суда в составе

председательствующего Радченко Т.В.,

судей Шестопаловой Н.М., Гущина А.В.

при секретаре Бугаенко М.В.

рассмотрела в судебном заседании от 1 ноября 2012 года кассационную жалобу (основную и дополнительную) адвоката Мартынова И.Ю. в защиту интересов осуждённого Ишеева Р.Р. на приговор Красноармейского районного суда г. Волгограда от 21 августа 2012 года, по которому

Ишеев Рашид Равильевич, родившийся ... в ... , несудимый,

осуждён по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 (девяти) годам 6 (шести) месяцам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на срок в 2 (два) года.

На период отбывания наказания в виде ограничения свободы Ишееву Р.Р. установлены обязанности и ограничения: два раза в месяц являться на регистрацию в специализированный государственный орган, осуществляющий надзор за отбыванием осуждёнными наказания в виде ограничения свободы, не менять места жительства без согласия специализированного государственного органа, не выезжать за пределы муниципального образования по месту жительства, не уходить из своего жилища в ночное время (в период с 22 часов до 6 часов утра), за исключением выходов, связанных с исполнением трудовых обязанностей по месту работы.

Срок наказания постановлено исчислять с 7 января 2011 года.

По делу разрешён гражданский иск.

Заслушав доклад судьи Шестопаловой Н.М., выслушав объяснения адвоката Мартынова И.Ю. и защитника Громова С.К. по доводам жалобы, потерпевшего ФИО8, просившего отказать в удовлетворении кассационной жалобы адвоката, мнение прокурора Юдина И.А., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Ишеев Р.Р. признан виновным в убийстве, то есть умышленном причинении смерти другому человеку.

Преступление совершено ... в ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ишеев Р.Р. вину не признал.

В кассационной жалобе (основной и дополнительной) адвокат Мартынов И.Ю. просит приговор отменить ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неправильного применения уголовного закона и направить дело на новое рассмотрение. Полагает, что следствием в нарушение ст. 73 УПК РФ не были установлены дата и время совершения преступления, при этом были выявлены существенные противоречия, которые судом не устранены.

По мнению автора жалобы, показания свидетелей ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21, ФИО14 подтверждают алиби Ишеева Р.Р. о том, что он во время совершения преступления находился в другом месте. Согласно показаниям ФИО23, он примерно в 20 часов 30 минут видел девушку и парня, который был значительно выше, однако в результате проведённого освидетельствования рост Ишеева Р.Р. составил 165,5 см., то есть такой же, как и у потерпевшей. Показания свидетеля ФИО11 в ходе предварительного следствия о том, что Ишеев пошёл за Коротаевой и о наличии ножа у осуждённого, даны под психологическим давлением.

Адвокат отмечает, что по уголовному делу было назначено свыше 10 различных криминалистических экспертиз, но ни одна из них не подтверждает ни физической близости Ишеева и потерпевшей, ни какого-либо биологического либо иного контакта. Утверждает, что в основу приговора положены признательные показания Ишеева Р.Р. в качестве подозреваемого, протокол проверки показаний подозреваемого на месте, видеозаписи следственного действия и заключения заочных психологических экспертиз по ним, однако признательные показания Ишеева Р.Р. и все последующие доказательства не могут быть положены в основу обвинения, поскольку получены либо в результате применения недозволенных методов следствия, либо с нарушением требований уголовно-процессуального закона. При допросе в качестве обвиняемого Ишеев показал, что написал явку с повинной и дал признательные показания после пыток, применённых к нему сотрудниками милиции. Наличие у Ишеева Р.Р. телесных повреждений на лице и руках подтверждается показаниями понятого ФИО12, свидетеля ФИО24 и другими доказательствами. При этом собранные доказательства неопровержимо доказывают, что Ишеев Р.Р. не только невиновен, но и не причастен к инкриминируемому преступлению.

Автор жалобы также указывает, что Ишееву Р.Р. было проведено психофизиологическое исследование на полиграфе, выводы которого положены в основу обвинения, однако данные выводы противоречивы и получены с нарушением требований законодательства. Так, специалист вышел за пределы своей компетенции: не ответив на вопросы, поставленные следователем, начал проводить собственный опрос и давать оценку им же полученной информации.

В судебном заседании адвокат также указал на нарушение права Ишеева на защиту, которое выразилось в том, что суд отказал в вызове в судебное заседание и допросе эксперта, который проводил экспертизу о наличии следов металлизации в карманах одежды осуждённого. Кроме того, заключение судебно-психологической экспертизы является недостоверным и недопустимым доказательством, поскольку эксперт Кисляков является сотрудником прокуратуры.

В письменном возражении на кассационную жалобу помощник прокурора Музраев Н.Д. считает приговор законным и обоснованным. Полагает, что виновность Ишеева Р.Р. в инкриминированном ему преступлении подтверждена показаниями свидетелей, а также материалами уголовного дела, действия его по ч. 1 ст. 105 УК РФ квалифицированы верно, назначенное наказание соответствует требованиям ч. 2 ст. 43 УК РФ.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы защитника (основной и дополнительной), возражения на неё, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы и отмены приговора.

Материалы дела свидетельствуют о том, что выводы суда о виновности осуждённого Ишеева в совершении указанного преступления при обстоятельствах, установленных судом, подтверждаются собранными по делу доказательствами, подробно исследованными в суде в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Доводы адвоката о невиновности и непричастности осуждённого к инкриминированному ему деянию судом проверены и обоснованно опровергнуты.

При этом, как следует из материалов дела, у суда первой инстанции не было оснований сомневаться в достоверности проверенных в судебном заседании и приведённых в приговоре доказательств, в том числе:

- показаний Ишеева от 7 января 2011 года в качестве подозреваемого на предварительном следствии, оглашённых в судебном заседании в порядке п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, в которых он вину в убийстве ФИО15 признал полностью, сообщив, что после того, как потерпевшая ударила его в грудь, потом ногой в область колена, он, боясь привлечения к уголовной ответственности за изнасилование, достал из кармана куртки нож и нанес им один удар в грудь ФИО15, отчего она упала, а он убежал.

Указанные показания Ишеев подтвердил в ходе проверки показаний на месте 8 января 2011 года;

- показаний свидетеля ФИО11 о том, что во время совместного общения с ФИО15 вечером ... в одном из подъездов ... по пр. Героев Сталинграда Ишеев стал приставать к девушке, толкнул её, предложил ему (свидетелю) изнасиловать её, забрать телефон и продать. ФИО15 обиделась и ушла, он и Ишеев практически сразу же также ушли из подъезда, вместе дошли до арки, он (свидетель) пошёл домой, а куда пошёл Ишеев, он не видел, но тот сказал, что пойдёт домой. Перед уходом он с телефона Ишеева сделал звонок своей матери;

- показаний свидетеля ФИО14, показавшей, что ... в начале 21 часа к ней пришла ФИО15, предварительно созвонившись, отдала книгу и ушла. С её слов, она гуляла в компании;

- показаний свидетеля ФИО12 о том, что он принимал участие в качестве понятого при проведении проверки показаний на мете, в ходе которой Ишеев подобно рассказал об обстоятельствах совершения убийства девушки. Ишеев показания давал добровольно, никто на него давления не оказывал и не подсказывал, что говорить. Никаких претензий Ишеев не высказывал. Телесных повреждений у него не было, но было легкое незначительное повреждение на губе, царапина или кровоподтёк, а также припухшие руки.

Обстоятельства, изложенные Ишеевым в качестве подозреваемого и свидетелями, согласуются и подтверждаются совокупностью имеющихся по делу доказательств:

- протоколом осмотра детализаций телефонных соединений, согласно которым по телефону, которым пользовалась ФИО15, были произведены соединения с номером ФИО14 - в 20 часов 07 минут, с номером ФИО30 - в 20 часов 09 минут; с телефона Ишеева имело место соединение с телефоном матери ФИО11 - в 19 часов 52 минуты;

- явкой с повинной, из которой усматривается, что Ишеев от своего имени и собственноручно изложил обстоятельства убийства ФИО15;

- заключением судебно-медицинской экспертизы от 8 января 2011 года, согласно выводам которой, у Ишеева обнаружена ссадина левой голени, которая образовалась от удара тупого предмета, не исключено, что от стопы ноги нападавшего.

Характер и степень тяжести причинённых потерпевшей телесных повреждений, механизм их образования, причина смерти ФИО15 подтверждается заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой смерть её наступила в результате проникающего колото- резаного ранения правой половины грудной клетки с повреждением восходящей части аорты, осложнившейся массивной кровопотерей, образовавшегося в результате однократного травматического воздействия в указанную анатомическую область предметом, обладающим колюще- режущими свойствами типа ножа с шириной клинка на уровне максимального погружения в тело около 2,7 см, длиной около 7,5 см.

После причинения всего комплекса телесных повреждений потерпевшая могла жить и совершать самостоятельные действия от нескольких десятков секунд до нескольких минут.

Согласно заключению эксперта, проводившего ситуационную судебную экспертизу, показания Ишеева P.P. о механизме причинения телесного повреждения ФИО15, зафиксированные на видеодиске, соответствуют данным судебно-медицинских экспертиз - по направлению воздействия, зоне контакта острия с телом (относительно).

Согласно заключению экспертов, проводивших судебно- психологическую экспертизу, в представленной видеозаписи проверки показаний на месте Ишеева не имеется признаков оказываемого на него психологического давления, принуждения, внушения, которое могло снизить его способность добровольно и самостоятельно давать показания. В речевом поведении Ишеева P.P. в процессе проверки его показаний на месте от 08 января 2011 года не имеется психологических признаков фантазирования, заученности, не имеется выраженных психологических признаков скрываемых обстоятельств и конструирования ложных сообщений.

Из заключения дополнительной комплексной психолого-психиатрической экспертизы усматривается, что в результате просмотра видеозаписи проверки показаний Ишеева P.P. на месте отмечается, что он на вопросы отвечает тихим голосом, после пауз, избегает смотреть в видеокамеру, речь фразовая, построение правильное, держится напряженно, неуверенно, фон настроения ситуационно снижен, эмоциональные проявления однообразные, поведение спокойное, соблюдает дистанцию в беседе, признаков неадекватности не усматривается. Также не выявлено у Ишеева повышенной склонности к фантазированию, внушаемости (подверженности влиянию со стороны), подчиняемости, признаков эйдетической памяти.

Эти и другие приведённые в приговоре доказательства получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и не вызывают сомнений в своей достоверности, в связи с чем правильно взяты судом за основу при постановлении приговора.

Доводы осуждённого и его защитников о том, что его показания при допросе в качестве подозреваемого и при проверке показаний на месте даны в результате применения к нему недозволенных методов следствия, пыток, в том числе током, тщательно проверялись судом первой инстанции и отвергнуты как не подтверждённые. При этом судом приведено убедительное обоснование выводов о несостоятельности доводов стороны защиты о недопустимости в качестве доказательств указанных следственных действий, с которыми судебная коллегия соглашается, поскольку оснований считать их ошибочными не находит.

Эти показания Ишеев давал в присутствии адвоката, а при выходе на место происшествия и в присутствии понятых, то есть в обстановке, исключающей возможность незаконного воздействия на него. Правильность сведений, изложенных в протоколе, участники этого следственного действия удостоверили собственноручными записями. Перед допросом Ишееву разъяснялись процессуальные права, в том числе право не свидетельствовать против себя, а также об использовании его показаний в качестве доказательств в случае последующего отказа от них. Каких-либо заявлений, замечаний, ходатайств Ишеев, а также его защитник не подавали. По окончании допроса осужденный заявил о том, что показания он дал добровольно, без какого-либо давления со стороны сотрудников милиции.

Следует также отметить, что явку с повинной и первоначальные признательные показания Ишеевым даны 7 января 2011 года в 23 часа 45 минут, а судебно-медицинское свидетельствование было проведено в 6 часов 30 минут 8 января 2011 года, то есть спустя значительное время, однако никаких телесных повреждений у него, кроме ссадины на левой голени (со слов осуждённого и по его показаниям, его ударила потерпевшая), у него обнаружено не было.

Кроме того, заявление Ишеева о применении к нему недозволенных методов следствия было предметом процессуальной проверки, по результатам которой отказано в возбуждении уголовного дела.

Поэтому утверждение адвоката Мартынова И.Ю. в защиту осуждённого о применении к нему незаконных методов на предварительном следствии, а соответственно, и недопустимости данных следственных действий, как и заключений заочных психологических экспертиз, о непричастности Ишеева к преступлению судебная коллегия находит несостоятельным.

Лишены основания и доводы адвоката о недостоверности и недопустимости заключения судебно-психологической экспертизы в связи с тем, что эксперт Кисляков является сотрудником прокуратуры, поскольку они ничем не подтверждены.

Вопреки утверждению автора кассационной жалобы оснований сомневаться в выводах данной экспертизы, как и других имеющихся в материалах уголовного дела экспертиз, не имеется: экспертизы проведены в надлежащем учреждении экспертами, имеющими соответствующее образование и достаточный стаж работы. Заключения экспертов соответствуют требованиям п. 1 ст. 80, ст. 204 УПК РФ, поскольку содержат письменное исследование и выводы по вопросам, поставленным перед экспертами лицом, ведущим производство по делу.

Следует отметить, что выводы оспариваемой судебно-психологической экспертизы полностью подтверждаются и выводами дополнительной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, назначенной судом по ходатайству стороны защиты и проведённой экспертами ГКУЗ «Волгоградская областная психиатрическая больница № 2»

Обстоятельства, при которых Ишеевым совершено преступление и которые в силу ст. 73 УПК РФ подлежали доказыванию, в том числе время и место совершения преступления, судом установлены верно.

Материалы дела и представленные в суд сторонами доказательства судом первой инстанции исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются.

Доводы стороны защиты о непричастности Ишеева к преступлению судом первой инстанции проверялись и обоснованно отвергнуты в приговоре.

С учётом изложенного не имеется оснований ставить под сомнение доказанность совершения преступления именно Ишеевым.

То, что ни одна из проведённых криминалистических экспертиз не подтверждает ни физической близости Ишеева и потерпевшей, ни какого-либо биологического либо иного контакта, на что ссылается адвокат в жалобе, не является подтверждением невиновности осуждённого и основанием для отмены приговора, поскольку виновность его полностью подтверждена, как указано выше, совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, приведённых в приговоре.

Кроме того, в силу ст. 252 УПК РФ судебное разбирательство проводится только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному ему обвинению.

Именно тщательный анализ и надлежащая оценка каждого исследованного в судебном заседании и приведённого в приговоре доказательства с точки зрения относимости и допустимости, а их совокупности - с точки зрения достаточности для правильного разрешения дела позволили суду первой инстанции сделать вывод о виновности Ишеева в умышленном причинении смерти Коротаевой.

Действия его судом квалифицированы правильно.

Выводы суда первой инстанции мотивированы и основаны на всесторонне, полно и объективно исследованных доказательствах. Суд первой инстанции учёл все обстоятельства, которые могли бы существенно повлиять на его выводы, и в приговоре дал надлежащую оценку имеющимся в деле доказательствам, в том числе и показаниям ФИО18, ФИО19, ФИО20, ФИО21. При этом в приговоре приведены мотивы, почему суд принял одни доказательства по делу и отклонил другие, в том числе и на которые ссылается адвокат в жалобе.

Из протокола судебного заседания не видно, чтобы со стороны председательствующего судьи проявлялась предвзятость или заинтересованность по делу. Нарушений принципов состязательности и равноправия сторон в судебном заседании не допущено. Представленные сторонами доказательства исследованы судом, а содержащиеся в исследованных доказательствах противоречия устранены, заявленные участниками судебного разбирательства ходатайства, в том числе, стороной защиты о назначении дополнительной комплексной психолого-психиатрической экспертизы, признании недопустимыми доказательствами ряда следственных действий, вызове и допросе в судебное заседание экспертов, разрешены в установленном законом порядке, при этом отказ в удовлетворении некоторых из них, в том числе о вызове и допросе в судебное заседание эксперта, который проводил экспертизу по следам металлизации в карманах одежды осуждённого, не может свидетельствовать о нарушениях права на защиту и принципа состязательности сторон, так как данные решения суда мотивированы и судебная коллегия находит их обоснованными. В связи с изложенным данных, свидетельствующих о необъективности и предвзятости председательствующего по делу, создания преимуществ какой-либо стороне при исследовании доказательств, судебной коллегией не установлено.

При назначении наказания Ишееву Р.Р. суд принял во внимание обстоятельства дела, учёл общественную опасность содеянного им, а также данные, характеризующие личность виновного.

Обстоятельством, смягчающими наказание, суд обоснованно признал явку с повинной и активное способствование раскрытию преступления.

С учётом указанных смягчающих наказание обстоятельств, при отсутствии отягчающих наказание Ишееву обстоятельств судом применены правила ч. 1 ст. 62 УК РФ. Выводы суда относительно размера и вида наказания, в том числе дополнительного наказания, назначенного осуждённому, подробно мотивированы в приговоре.

Назначенное Ишееву наказание в полной мере соответствует требованиям ст. 6, 60 УК РФ и является справедливым.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в ходе предварительного следствия, а также судебного разбирательства, допущено не было.

При таких условиях оснований для удовлетворения кассационной жалобы защитника и отмены приговора в отношении Ишеева не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Красноармейского районного суда г. Волгограда от 21 августа 2012 года в отношении Ишеева Рашида Равильевича оставить без изменения, а кассационную жалобу адвоката Мартынова И.Ю. в защиту интересов осуждённого Ишеева Р.Р. - без удовлетворения.

Председательствующий: подпись

Судьи: подписи

Справка: осуждённый Ишеев Р.Р. содержится в ФКУ СИЗО-4 г. Волгограда.

«КОПИЯ ВЕРНА»

Судья Волгоградского областного суда Н.М. Шестопалова



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-5385/2012
Принявший орган: Волгоградский областной суд
Дата принятия: 01 ноября 2012

Поиск в тексте