• по
Более 46000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВОРОНЕЖСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 19 мая 2011 года Дело N 22-811
 

г.Воронеж 19 мая 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Воронежского областного суда в составе:

председательствующего Вершинина А.В.

судей Литовкиной Т.А. и Андрейченко Т.П.

при секретаре Седых С.В.

с участием прокурора Йовдий Т.Н.

адвокатов Кузнецова А.В., Исаева В.Г.

рассмотрела в судебном заседании кассационные представления государственного обвинителя старшего помощника прокурора Коминтерновского района г.Воронежа Рындина И.М., кассационные жалобы осужденного Макаренко А.С. и его защитника адвоката Кузнецова А.В., кассационную жалобу представителя потерпевших Щ. и Щ. адвоката Исаева В.Г.

на приговор Коминтерновского районного суда г.Воронежа от 22 марта 2011 года, которым

Макаренко А. С., судимый: 1) 13 ноября 2000 года по п.п.«а»,«б»,«в»,«г» ч.2 ст.162 УК РФ, ст.70 УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы, освобожденный 29 апреля 2003 года условно-досрочно на 1 год 2 месяца 28 дней; 2)23 октября 2006 года по п.п.«а»,«г» ч.2 ст.161 УК РФ к 3 годам лишения свободы, освобожденный 10 апреля 2009 года по постановлению суда от 9 апреля 2009 года условно-досрочно на 3 месяца 29 дней,

осужден по ч.1 ст.105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с ограничением свободы на срок 2 года с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Взыскано с Макаренко в пользу потерпевших Щ. и Щ. компенсация морального вреда каждому в размере 100000 рублей, возмещение затрат, связанных с похоронами, по 32069 рублей 76 копеек, а всего каждому 132069 рублей 76 копеек.

Заслушав доклад судьи областного суда Литовкиной Т.А., выступление прокурора Йовдий Т.Н., поддержавшей кассационные представления за исключением доводов в части чрезмерной мягкости назначенного осужденному наказания, а также просившей об отмене приговора в части разрешения гражданского иска с направлением уголовного дела в данной части на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, выступление потерпевшей Щ. и ее представителя адвоката Исаева В.Г., поддержавших доводы кассационной жалобы, выступление адвоката Кузнецова А.В., объяснения осужденного Макаренко А.С., поддержавших свои кассационные жалобы, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Макаренко А.С. признан виновным в том, что 6 апреля 2010 года в период времени с 3 часов 30 минут до 7 часов 55 минут в лесном массиве у дома №… по ул.… г.Воронежа в ходе ссоры со Щ. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений умышленно с целью убийства из находившегося при нем травматического пистолета с близкого расстояния произвел в голову Щ. четыре выстрела, причинив тяжкий вред здоровью потерпевшего, в результате которого последний скончался на месте.

В кассационном представлении государственного обвинителя от 28 марта 2011 года ставится вопрос об отмене приговора районного суда и направлении уголовного дела на новое рассмотрение в связи с чрезмерной мягкостью назначенного осужденному Макаренко А.С. наказания.

В кассационном представлении государственного обвинителя от 1 апреля 2011 года также ставится вопрос об отмене приговора районного суда ввиду чрезмерной мягкости назначенного наказания, а также в связи с допущенным нарушением требований уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом, неправомерной ссылкой в приговоре в обоснование виновности осужденного на протокол допроса Макаренко А.С. в качестве свидетеля, в котором содержится информация об обстоятельствах приобретения им травматического пистолета.

В кассационной жалобе представитель потерпевших Щ. и Щ. адвокат Исаев В.Г. также ставит вопрос об отмене приговора районного суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение, в связи с чрезмерной мягкостью назначенного осужденному наказания. Кроме того, по мнению адвоката, районный суд при определении размера компенсации морального вреда не в достаточной мере учел степень нравственных страданий потерпевших, связанных с гибелью их сына, и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

В кассационной жалобе адвокат Кузнецов А.В. ставит вопрос об отмене приговора районного суда и прекращении уголовного преследования в отношении Макаренко А.С. в связи с его непричастностью к совершению преступления. По мнению адвоката, выводы суда не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, суд не учел обстоятельств, которые могли существенно повлиять на его выводы, и постановил приговор, основываясь на недопустимых доказательствах.

В кассационной жалобе осужденный Макаренко А.С. просит об отмене приговора районного суда в связи с его незаконностью, поскольку его признательные показания на предварительном следствии были получены в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представлений и жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Вина осужденного Макаренко А.С. в совершении противоправных действий установлена совокупностью собранных по делу доказательств, исследованных в судебном заседании, подробно изложенных и проанализированных в приговоре, которыми опровергаются доводы осужденного и его защитника о непричастности Макаренко А.С. к совершению убийства Щ.

В частности, в ходе предварительного следствия Макаренко А.С., будучи допрошенным в качестве подозреваемого и обвиняемого, признавал себя виновным в умышленном убийстве потерпевшего Щ. и пояснял, что около 24 часов 5 апреля 2010 года он, находясь в состоянии алкогольного и наркотического опьянения, вышел из дома прогуляться. При этом у него был травматический пистолет «Оса», который он носил с собой постоянно. По дороге к лесополосе он встретил ранее незнакомого Щ., который также находился в состоянии алкогольного опьянения. Они разговорились и пошли по тропинке. Между ними произошла ссора, перешедшая в драку, в ходе которой он ударил Щ. рукой, затем толкнул его ногой в область туловища. Решив, что физически он не справится со Щ., он достал пистолет и выстрелил ему три-четыре раза в область головы, отчего последний упал на землю. Увидев на его голове кровь, он прикрыл голову Щ. кепкой и с места совершения преступления скрылся, потеряв пистолет по дороге (т.4 л.д. 221-227,228-232,309-313,315-317,322-327).

Аналогичные обстоятельства совершения убийства потерпевшего Щ. Макаренко А.С. изложил в ходе проверки его показаний на месте, видеозапись которой исследовалась в судебном заседании. Согласно протоколу проверки показаний Макаренко А.С. на месте, последний указал точное место, где он оставил труп мужчины и где впоследствии труп был обнаружен, конкретизировал, как были произведены выстрелы (т.4 л.д.241-246).

Согласно протоколу предъявления лица для опознания по фотографиям, Макаренко А.С. опознал Щ. как человека, в область головы которого в ночь с 5 на 6 апреля 2010 года в лесополосе он произвел 3-4 выстрела (т.4 л.д.237-240).

В соответствии с протоколом предъявления предмета для опознания, среди трех предъявленных Макаренко А.С. для опознания травматических пистолетов марки «Оса», «Стражник», «Перфект» обвиняемый опознал пистолет марки «Оса», как аналогичный пистолету, с которого в ночь с 5 на 6 апреля 2010 года в лесном массиве по ул. …он произвел несколько выстрелов в ранее незнакомого мужчину (т.4 л.д.247-252).

Указанные признательные показания Макаренко А.С. судом первой инстанции обоснованно признаны допустимыми и достоверными доказательствами и положены в основу обвинительного приговора, поскольку они были последовательны, логичны, непротиворечивы, давались осужденным неоднократно на протяжении всего предварительного следствия, когда он допрашивался с соблюдением требований уголовно-процессуального закона с участием адвоката.

С жалобами об избиении его либо о применении к нему иных недозволенных методов ведения следствия Макаренко А.С. в ходе предварительного следствия никуда не обращался.

Доводы кассационных жалоб осужденного Макаренко А.С. и его адвоката о том, что он оговорил себя в совершении убийства Щ., поскольку сотрудники милиции С. и Б., принуждая дать признательные показания, пытали его, тщательно проверялись судом первой инстанции, получили надлежащую оценку и были обоснованно отвергнуты в приговоре. Факт применения к Макаренко А.С. насильственных действий сотрудниками милиции в целях получения признательных показаний не нашел своего подтверждения и при проверке его указанных доводов в порядке ст.ст.144-145 УПК РФ (т.5 л.д.78-82,99-103).

Кроме того, признательные показания Макаренко А.С. на предварительном следствии полностью согласуются с иными установленными по делу доказательствами.

В частности, из показаний свидетелей С., Б. следует, что их знакомый Макаренко А.С. зимой 2010 года рассказывал им о наличии у него травматического пистолета марки «Оса», о том, что он стрелял из данного пистолета, проверяя его убойность.

Из показаний свидетеля П. следует, что в феврале или марте 2010 года Макаренко А.С. показывал имеющийся у него травматический пистолет и говорил, что у этого пистолета хорошая убойная сила, которую он проверял на собаках.

Свидетель П. пояснил, что со слов Макаренко А.С. ему также известно о наличии у того четырехзарядного пистолета марки «Оса». Он видел у Макаренко А.С. патроны к данному пистолету, последний ему говорил, что хочет испытать пистолет на человеке, на каком-нибудь алкоголике или БОМЖе.

Согласно показаниям свидетеля П., в середине апреля 2010 года она слышала от Макаренко А.С., что он на ком-то испытал свой пистолет.

В соответствии с протоколом обыска по месту жительства Макаренко А.С. в кв. …д. …по ул. …г.Воронежа, последний перед началом обыска добровольно выдал два патрона с гильзой из полимерного материала, имеющих маркировку 18х45 А+А, которые достал из-под холодильника (т.4 л.д.141-145).

Согласно заключению судебно-баллистической экспертизы, пули, изъятые в ходе осмотра места происшествии, где был обнаружен труп Щ., а также пули из двух патронов, изъятых в ходе обыска 9 июня 2010 года в квартире Макаренко А.С., имеют общую родовую принадлежность (т.4 л.д.93-95).

В соответствии с заключением баллистической экспертизы, на поверхности шапки, изъятой у Макаренко А.С., обнаружено повышенное содержание сурьмы, являющейся продуктом выстрела (т.4 л.д.118-123).

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, на трупе потерпевшего Щ. были обнаружены телесные повреждения в виде ран в области головы, представляющих собой огнестрельные пулевые ранения, которые квалифицируются как причинившие тяжкий вред здоровью, а в данном конкретном случае приведшие к наступлению смерти (т.4 л.д.4-8).

В соответствии с заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы, характер, количество и локализация обнаруженных при судебно-медицинской исследовании трупа Щ. повреждений позволяет высказаться о том, что возможность образования их при обстоятельствах, указанных обвиняемым Макаренко А.С. в ходе допросов и при проверке его показаний на месте с применением видеозаписи, не исключена (т.4 л.д.100-101).

Судебная коллегия полагает, что с учетом совокупности изложенных согласующихся между собой доказательств суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о совершении умышленного убийства потерпевшего Щ. осужденным Макаренко А.С. При этом коллегия находит обоснованными выводы приговора районного суда о достоверности и достаточности доказательств причастности Макаренко А.С. к совершению преступления, представленных стороной обвинения.

Доказательствам, представленным стороной защиты, судом в приговоре также дана надлежащая оценка, оснований для несогласия с которой кассационная инстанция не усматривает.

Доводы кассационной жалобы адвоката Кузнецова А.В. о том, что протокол обыска в квартире Макаренко А.С., в ходе которого последним были выданы два патрона с гильзой из полимерного материала, является недопустимым доказательством, поскольку обыск производился в отсутствие собственника квартиры Х. и ее адвоката, судебная коллегия не может признать состоятельными.

Согласно ч.11 ст.182 УПК РФ, при производстве обыска участвует лицо, в помещении которого производится обыск, либо совершеннолетние члены его семьи. Поскольку обыск производился с участием проживающего в данной квартире Макаренко А.С., являющегося членом семьи собственника квартиры Х. (т.4 л.д.141-145), производство обыска в отсутствие Х. не противоречит требованиям закона, тем более что как следует из показаний свидетеля Х., в момент производства обыска она находилась в отъезде, в связи с чем обеспечение ее участия в производстве обыска было невозможным.

Согласно протоколу обыска, Макаренко А.С. перед проведением данного следственного действия разъяснялись его права, в том числе на участие при производстве обыска защитника (т.4 л.д.141-142). Никаких ходатайств, в том числе об участии защитника, от Макаренко А.С. не поступало, в связи с чем доводы кассационной жалобы о нарушении в ходе обыска права на защиту Макаренко А.С. не заслуживают внимания.

Допрошенная в судебном заседании свидетель С., участвовавшая в производстве обыска в качестве понятой, подтвердила, что в ее присутствии Макаренко А.С. добровольно достал патроны из-под холодильника и выдал их сотрудникам милиции (т.5 л.д.159-160). При таких данных судебная коллегия полагает, что суд первой инстанции обоснованно признал протокол обыска допустимым доказательством и положил его результаты в основу обвинительного приговора.

Доводы жалобы адвоката Кузнецова А.В. о том, что при ознакомлении с постановлением о назначении баллистической экспертизы Макаренко А.С. не были разъяснены права, предусмотренные ч.1 ст.198 УПК РФ, также являются несостоятельными, поскольку опровергаются содержанием протокола ознакомления обвиняемого и его защитника с постановлением о назначении судебной экспертизы, согласно которому обвиняемому Макаренко А.С. в присутствии защитника были разъяснены его права, предусмотренные ч.1 ст.198 УПК РФ, о чем имеются подписи обвиняемого и его защитника (т.4 л.д.115).

При изложенных обстоятельствах судебная коллегия считает, что выводы приговора районного суда основаны на совокупности допустимых доказательств.

Вместе с тем, суд в приговоре в обоснование виновности осужденного сослался также на протокол допроса Макаренко А.С. на предварительном следствии в качестве свидетеля (т.4 л.д.206-210).

В соответствии с ч.ч.1 и 2 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований УПК РФ, являются недопустимыми. К недопустимым доказательствам относятся показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Поскольку Макаренко А.С., будучи не обязанным свидетельствовать против себя, допрашивался в качестве свидетеля по существу совершенного им преступления в отсутствие адвоката и предупреждался при этом об уголовной ответственности за отказ от дачи показаний и за дачу заведомо ложных показаний, указанный протокол его допроса не мог быть признан допустимым доказательством, как не имеющий юридической силы, и не мог быть положен в основу обвинительного приговора. В связи с этим судебная коллегия считает необходимым исключить из приговора ссылку на протокол допроса Макаренко А.С. в качестве свидетеля (т.4 л.д.206-210), как на доказательство вины осужденного. Однако это обстоятельство не влияет на достаточность иных изложенных в приговоре доказательств, подтверждающих выводы приговора о виновности Макаренко А.С.

Каких-либо иных нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в ходе предварительного следствия и при рассмотрении уголовного дела судом допущено не было.

Действия осужденного Макаренко А.С. правильно квалифицированы районным судом по ч.1 ст.105 УК РФ, как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Вопрос о мере наказания разрешен судом в соответствии с требованиями закона, с учетом характера, степени общественной опасности и обстоятельств совершенного преступления, относящегося к категории особо тяжких, данных о личности осужденного, ранее судимого, положительно характеризующегося, а также мнения потерпевших, настаивавших на строгом наказания Макаренко А.С.

В качестве смягчающего наказание осужденного Макаренко А.С. обстоятельства судом учтено его состояние здоровья.

Доводы кассационной жалобы представителя потерпевших адвоката Исаева В.Г. об отсутствии в материалах дела сведений о каких-либо заболеваниях Макаренко А.С. являются несостоятельными, поскольку такие сведения содержатся в заключении проведенной в отношении обвиняемого психолого-психиатрической экспертизы (т.4 л.д.76-78).

Принимая во внимание конкретные фактические обстоятельства совершенного преступления, данные о личности осужденного, наличие в его действиях установленного приговором отягчающего обстоятельства - опасного рецидива преступлений, районный суд обоснованно назначил ему наказание в виде лишения свободы с ограничением свободы, не найдя оснований для применения к нему ст.ст.64 и 73 УК РФ и для назначения иного более мягкого наказания.

Доводы кассационной жалобы адвоката Исаева В.Г. о чрезмерной мягкости назначенного Макаренко А.С. наказания, поскольку суд безосновательно не учел в качестве отягчающего обстоятельства «совершение преступления с использованием оружия», судебная коллегия не может признать достаточными для отмены приговора, поскольку судом при назначении наказания были приняты во внимание обстоятельства совершенного преступления, в том числе факт применения осужденным оружия при совершении убийства. Назначенное наказание в целом соответствует тяжести содеянного и данным о личности осужденного, в связи с чем судебная коллегия не находит оснований для признания его несправедливым как вследствие чрезмерной мягкости, так и вследствие чрезмерной суровости.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, удовлетворяя гражданский иск потерпевших Щ. и Щ. о возмещении материального ущерба и компенсации морального вреда, причиненных в связи с гибелью их сына, суд первой инстанции не исследовал доказательства, подтверждающие данный иск и размер исковых требований, в судебном заседании, не выяснил мнение сторон по гражданскому иску, не выслушал доводы и возражения гражданских истцов и гражданского ответчика. В нарушение требований ст.ст.299,305-307,309 УПК РФ, п.19 постановления Пленума Верховного Суда РФ «О судебном приговоре», суд не привел в описательно-мотивировочной части приговора доказательств, на которых основаны его выводы в данной части, и обоснования размера взысканных сумм, не мотивировал основания отказа в части исковых требований, не указал, в связи с чем степень нравственных страданий родителей, потерявших сына в результате преступных действий осужденного, оценивается в 100 тыс.рублей при заявленном размере исковых требований по 500 тыс.рублей в пользу каждого из родителей. При этом суд не обосновал свои выводы со ссылками на нормы гражданского законодательства.

При таком положении приговор в части разрешения гражданского иска не может быть признан обоснованным, он подлежит в данной части отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства, в ходе которого следует обсудить доводы гражданских истцов о чрезмерно заниженном размере взысканной в их пользу компенсации морального вреда и принять решение в соответствии с принципами разумности и справедливости.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Коминтерновского районного суда от 22 марта 2011 года в отношении Макаренко А.С. в части разрешения гражданского иска отменить, дело в данной части направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе в порядке гражданского судопроизводства.

Этот же приговор в отношении Макаренко А.С. изменить, исключив из описательно-мотивировочной части приговора ссылку на протокол допроса Макаренко А.С. в качестве свидетеля (т.4 л.д.206-210), как на доказательство вины осужденного.

В остальном приговор районного суда оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий:  

Судьи областного суда:



Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-811
Принявший орган: Воронежский областной суд
Дата принятия: 19 мая 2011

Поиск в тексте