• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ТЮМЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 23 апреля 2012 года Дело N 33-1717/2012
 

Г. Тюмень

23 апреля 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда в составе:

председательствующего

Дудниченко Г.Н.

судей

Журавлёвой Г.М., Кучинской Е.Н.,

при секретаре

Котеговой А.С.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационным жалобам истца Новоселов СП. и ответчика Управления министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Тюмени на решение Центрального районного суда г.Тюмени от 16 ноября 2011 года, которым постановлено:

«В удовлетворении исковых требований Новосёлова С.П. - удовлетворить частично ».

Признать незаконными действия помощника оперативного дежурного ОМ-5 УВД по г.Тюмени Манько П.И. по применению в отношении Новоселов СП. меры обеспечения в виде административного задержания <......>.

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации компенсацию морального вреда в сумме <......> рублей, расходы на оказание медицинских услуг - <......> рублей, расходы на медикаменты - <......> рубля, расходы по оплате услуг представителя - <......> рублей, расходы по оплате государственной пошлины - <......> рублей. Всего подлежит взысканию <......> рубля. В остальной части иска отказать.

Заслушав доклад судьи Тюменского областного суда Журавлёвой Г.М., выслушав представителя Новосёлова П.А., поддержавшего доводы кассационной жалобы своего доверителя, с доводами жалобы ответчика не согласного, представителя УМВД РФ по Тюменской области Ибрагимову И.Ю., поддержавшую доводы кассационной жалобы УМВД РФ по городу Тюмени, доводы жалобы истца полагавшей необоснованными, судебная коллегия

установила:

Новоселов СП. обратился в суд с иском к Департаменту финансов Тюменской области о взыскании компенсации морального вреда за незаконное применение мер обеспечения производства по административному производству в размере <......> руб., расходов за оказание юридических услуг в сумме <......> руб., на приобретение лекарственных средств, платные медицинские услуги, убытков связанные с вынужденным прогулом, расходов на оплату госпошлины, затем истец изменял исковые требования, и обратился с исковыми требованиями к Министерству финансов РФ, УФК по Тюменской области, МВД РФ, ГУВД по Тюменской области о признании действий сотрудников милиции, признании протоколов об административном правонарушении от <......> об административном задержании от <......>, незаконными, о взыскании компенсации морального вреда в размере <......> руб., убытков в сумме <......> руб., расходов на оплату услуг представителя в размере <......> руб., расходов по оплате госпошлины в сумме <......> руб.. Исковые требования мотивированы тем, что <......> дежурным полка ДПС ГИБДД ГУВД по Тюменской области лейтенантом милиции Белоногов О.С. в отношении него составлен административный протокол <......> об административном правонарушении за нарушение п.2.1.2 ПДД РФ, за совершение административного правонарушения, предусмотренного ч.1 ст.20.25 ч.1 КоАП РФ, не уплату в установленные сроки штраф, после чего он был доставлен в дежурную часть УВД г.Тюмени, где был составлен протокол об административном задержании с последующим помещением в камеру административного задержания, в которой он находился до 09-30 час. <......>, после чего его доставили в здание суда. Определением мирового судьи судебного участка <......> Ленинского АО г. Тюмени административный протокол и другие материалы в отношении его возвращены в ОГИБДД УВД по г.Тюмени для устранения недостатков, и он был доставлен в дежурную часть УВД г.Тюмени, где был вновь помещен в камеру административного задержания до 18-02 час. <......>, состояние его здоровья ухудшилось, была вызвана скорая неотложная помощь, которая экстренно доставила его в ГЛПУ ТО «Областная клиническая больница <......>», где ему была оказана медицинская помощь, выдано направление для продолжения лечения и обследования по месту жительства. Решением ДПС ИБДД УВД по г.Тюмени от <......> постановление по делу административном правонарушении от <......> было оставлено без изменения. Решением Центрального районного суда г.Тюмени от <......> постановление отменено, производство по делу об административном правонарушении в отношении его прекращено за отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Считает, что возбуждение в отношении него дела об административном правонарушении было незаконно, он понес убытки в сумме иска, уволен с работы, ему причинен моральный вред, который он оценивает в <......> руб.

В ходе рассмотрения дела в суде истец изменил исковые требования, просил дополнительно взыскать утраченный заработок в связи с увольнением. Денежные средства просил взыскать в равных долях с Министерства финансов Российской Федерации и Департамента финансов Правительства Тюменской области.

Истец Новоселов СП. в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, его представитель Новоселов П.А. в судебном заседании заявленные исковые требования поддержал в полном объеме.

Представитель ответчика Министерства финансов РФ и УФК по Тюменской области Капусткин С.Ю. с заявленными требованиями не согласен в полном объеме. В судебном заседании пояснил, что «законность действия (бездействия) должны быть установлены в процессуальном решении компетентного органа или должностного лица, такого документа у истца не имеется, и доказательств незаконности действий сотрудников милиции им не представлено, считал, что иск заявлен безосновательно, о признании незаконности действий сотрудников милиции и взыскании морального вреда вследствие незаконности действий заявленные истцом не могут быть рассмотрены в одном производстве.

Представитель ответчика Департамента финансов Правительства Тюменской области Медведева М.В. в судебном заседании возражала относительно заявленных требовании, так как Департамент финансов правительства Тюменской области является ненадлежащим ответчиков, в силу того что должностные лица являются государственными служащими федеральных органов исполнительной власти.

Представитель ответчика УМВД РФ по Тюменской области Гоева М.Ю. с заявленными требованиями не согласна.

Представитель ответчика УМВД по г. Тюмени Ибрагимова И.Ю. в судебном заседании также не согласна с исковыми требованиями, просила в иске отказать.

Третьи лица Манько П.И., Белоногов О.С. в судебное заседание не явились о времени и месте рассмотрения дела уведомлены надлежащим образом.

Судом постановлено указанное выше решение, с которым не согласен в части отказа во взыскании причиненных убытков Новосёлов С.П. и ответчик Управление министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Тюмени не согласно с решением суда в полном объеме.

В кассационной жалобе Новосёлов С.П. просит решение в части отказа во взыскании причиненных убытков изменить, взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в его пользу расходы на приобретение лекарственных средств в сумме <......> рублей, платные медицинские обследования на сумму <......> рублей, оплаченный штраф по постановлению <......> в сумме <......> рублей, убытки, связанные с вынужденным прогулом в сумме <......> рубля и судебные расходы на оплату госпошлины в сумме <......> рублей <......> копеек.

Полагает, что наличие причинно-следственной связи между неправомерными действиями инспектора ДПС Белоногов О.С. и помощника оперативного дежурного ОМ-5 УВД по г. Тюмени Манько П.И. и причиненными убытками очевидна, подтверждена материалами дела, установлена в судебном заседании и отражена в решении суда.

Ссылается на то, что к материалам гражданского дела приобщены письменные доказательства и копии документов, которые не были оспорены ответчиками, признаны судом как допустимые, поэтому считает, что его требования о взыскании убытков подлежали удовлетворению.

Ответчик Управление МВД Российской Федерации по городу Тюмени просит решение суда отменить и принять новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований в полном объеме, ссылаясь на нарушение и неправильное применение норм материального и процессуального права.

Полагает, что в рамках одного искового производства не может быть рассмотрен спор о взыскании материального и морального вреда и заявление о признании действий сотрудников незаконными.

Считает, что объединение указанных производств в одно процессуальным законодательством не предусмотрено и является нарушением норм процессуального права.

Указывает, что Новосёловым С.П. пропущен трехмесячный срок обращения в суд.

Ссылается на то, что третьи лица Манько П.И. и Белоногов О.С. не были переведены в статус ответчиков по требованию истца о признании их действий незаконными.

Полагает, что отсутствуют основания для взыскания по части 1 ст. 1070 ГК РФ.

Считает, что в соответствии с действующим законодательством, незаконность действий публичной власти должна быть установлена вступившим в силу судебным актом.

Указывает, что доказательства нарушенного здоровья именно по причине административного задержания истцом не представлены, поэтому у суда не было оснований для взыскания компенсации морального вреда.

На кассационную жалобу УМВД РФ по г. Тюмени поданы возражения от Новосёлова С.П.

На кассационную жалобу Новосёлова С.П. поступили возражения от УМВД Российской Федерации по Тюменской области.

Заслушав докладчика, изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и проверив в их пределах обжалуемое решение, судебная коллегия находит его правильным, постановленным в соответствии с требованиями норм материального и процессуального права, а также фактическими обстоятельствами дела.

Частично удовлетворяя требования истца, суд обоснованно пришел к выводу, что действия работников внутренних дел в отношении Новоселов СП. по факту его привлечения к административной ответственности являются неправомерными.

Несостоятельным является довод кассационной жалобы ответчика о том, что в рамках одного искового производства не может быть рассмотрен спор о взыскании материального и морального вреда и заявление о признании действий сотрудников незаконными.

Действующее гражданское процессуальное законодательство не содержит такого запрета.

Кроме того, в п.9 Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 N 2 "О практике рассмотрения судами дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих" указано, что судам следует иметь в виду, что правильное определение ими вида судопроизводства (исковое или по делам, возникающим из публичных правоотношений), в котором подлежат защите права и свободы гражданина или организации, несогласных с решением, действием (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд

Конституция Российской Федерации, гарантируя каждому право на судебную защиту его прав и свобод, в том числе на обжалование в суд решений и действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц (статья 46, части 1 и 2), непосредственно не устанавливает какой-либо определенный порядок осуществления судебной проверки таких решений по заявлениям заинтересованных лиц.

Неправильным толкованием норм материального и процессуального права и обстоятельств дела является довод кассационной жалобы ответчика о том, что Новосёловым С.П. пропущен трехмесячный срок обращения в суд.

В силу ст. 256 ГПК РФ гражданин вправе обратиться в суд с заявлением в течение трех месяцев со дня, когда ему стало известно о нарушении его прав и свобод.

Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска (ч. 1 ст. 203 ГК).

Судебная коллегия соглашается, что о своем нарушенном праве Новосёлов С.П. узнал <......>. Как усматривается из материалов дела, Новосёлов С.П. обратился в суд за защитой нарушенного права, связанного с незаконностью действий сотрудников милиции, <......>. В дальнейшем увеличил свои требования и просил признать действия работников милиции незаконными.

Судебная практика исходит из того, что давность считается прерванной с момента предъявления иска в отношении всего требования, размер которого увеличивается или уменьшается истцом впоследствии.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает, что предъявлением иска о взыскании убытков и компенсации морального вреда, причиненного незаконным применением мер обеспечения производства по делу, прервался срок, поэтому он не пропущен, следовательно, у суда не было оснований для применения срока исковой давности.

Не влияет на законность принятого судом решения довод кассационной жалобы ответчика о том, что третьи лица Манько П.И. и Белоногов О.С. не были переведены в статус ответчиков по требованию истца о признании их действий незаконными.

У ответчика не имеется полномочий на представление интересов третьих лиц, которые сами решение суда не обжалуют. Кроме того, процессуальное положение Манько П.И. и Белоногов О.С. обоснованно судом определено как третьих лиц, поскольку их действий признаются незаконными, в порядке главы 25 ГПК РФ.

Неправильным толкованием норм материального права являются доводы кассационной жалобы ответчика о том, что отсутствуют основания для взыскания по части 1 ст. 1070 ГК РФ, что в соответствии с действующим законодательством, незаконность действий публичной власти должна быть установлена вступившим в силу судебным актом, что обязательным условием наступления ответственности по ст. 1070 ГК РФ является подтверждение особым образом незаконность(противоправность) действий должностных лиц указанных органов, что незаконного наложения административного взыскания в виде ареста не было, поэтому не должна применяться ст.1100 ГК РФ.

В соответствии с п.1 ст. 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Как указано в Постановлении Конституционного Суда РФ от 16.06.2009 N 9-П отсутствие в тексте пункта 1 статьи 1070 и абзаца третьего статьи 1100 ГК Российской Федерации непосредственного указания на административное задержание не может означать, - по смыслу этих статей во взаимосвязи с частью 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации и подпунктом "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, - что их действие не распространяется на случаи, когда право на свободу ограничивается в связи с административным задержанием на срок не более 48 часов как обеспечительной мерой при производстве по делам об административных правонарушениях, за совершение которых может быть назначено наказание в виде административного ареста. Иное не соответствовало бы ни Конституции Российской Федерации, ни Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Таким образом, пункт 1 статьи 1070 и абзац третий статьи 1100 ГК Российской Федерации - по их смыслу в системе действующего гражданско-правового и административно-правового регулирования - не могут рассматриваться как исключающие возмещение гражданину имущественного ущерба и компенсации морального вреда независимо от вины должностных лиц, являющихся причинителями вреда, в случае признания административного задержания на срок не более 48 часов незаконным (часть 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации).

Административное задержание, предусмотренное частью 3 статьи 27.5 КоАП Российской Федерации, может считаться законным лишь в том случае, если оно осуществляется в целях, определяемых предписаниями Конституции Российской Федерации и Конвенции о защите прав человека и основных свобод, необходимо для их достижения и является соразмерным. Следовательно, такое административное задержание не может быть признано законным, если оно применялось должностным лицом хотя и в рамках установленных законом полномочий, но с нарушением указанных целей и критериев, при отсутствии достаточных оснований, произвольно или тем более сопровождалось злоупотреблением властью.

Административное задержание является правомерным, если оно, отвечая критериям, вытекающим из статей 22 и 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с подпунктом "c" пункта 1 статьи 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обусловлено характером правонарушения и необходимо для последующего исполнения решения по делу об административном правонарушении.

Ответчиками в силу ст., ст. 56, 249 ГПК РФ не доказана соразмерность обеспечения производства по делу об административном производстве, выразившаяся в административном задержании, характеру административного правонарушения, что должностное лицо или орган публичной власти действовали в условиях, когда были достаточные основания полагать, что применение данной принудительной меры необходимо.

Ссылка в кассационной жалобе на ст. 1069 ГК РФ, предусматривающую, что вред подлежит возмещению в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, является несостоятельной, поскольку суд в своем решении на нее не ссылался. Кроме того, судом были признаны незаконными действия помощника оперативного дежурного ОМ-5 УВД по г. Тюмени Манько П.И. по применению в отношении Новосёлова С.П. мер обеспечения в виде административного задержания.

Не влияет на законность принятого судом решения довод кассационной жалобы ответчика о том, что не установлена причинно-следственная связь между административным задержанием и обострением течения болезни.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10

(ред. от 06.02.2007)"Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" разъясняется, что под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.)…

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Административное задержание связано с ограничением конституционного права на свободу и личную неприкосновенность (ст. 22 Конституции РФ), а также права на свободу передвижения (ст. 27 Конституции РФ).

Судебная коллегия полагает, что поскольку административное задержание выражается в принудительном пребывании в ограниченном пространстве, ограничении свободы, изоляции человека от общества, семьи, прекращении выполнения служебных обязанностей, невозможностью свободного передвижения и общения с неограниченным кругом лиц, оно вызывает нравственные страдания, связанные с ограничением вышеуказанных свобод, гарантированных Конституцией РФ.

В то же время размер компенсации морального вреда, взысканный судом, судебная коллегия находит отвечающий требованиям разумности и справедливости. Суд при определении размера принял во внимание характер нравственных страданий с учетом всех фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред.

Доводы кассационной жалобы Новосёлова С.П. являются необоснованными.

Из материалов дела видно, что ранее Новосёлов С.П. наблюдался по поводу имеющихся у него заболеваний, в том числе гипертонической болезни. Истцом суду не было представлено доказательств в силу ст. 56 ГПК РФ, что ухудшение состояние здоровья были связаны с административным задержанием, что имеется причинно-следственная связь между задержанием и ухудшением его здоровья. Кроме того, как усматривается из материалов дела, часть медицинских услуг не связана с лечением, а относится к консультациям по поводу имеющихся у него ранее заболеваний. Доказательств необходимости этих консультаций, связанных именно с административным задержанием, суду не представлено. Поскольку судебная коллегия проверяет решение суда по доводам кассационных жалоб, истец просит удовлетворить его требования в полном объеме, а ответчиками решение суда в этой части фактически не оспаривалось, судебная коллегия полагает возможным оставить решение суда без изменения, исходя из доводов жалоб.

Обоснованно суд не взыскал сумму <......> рублей, уплаченную в качестве штрафа, поскольку имеющиеся в деле копия квитанции, надлежащим образом не заверена, ее подлинник не предоставлен. Кроме того, не представлено доказательств, что именно по предоставленной суду квитанции уплачен штраф по постановлению <......> от <......>.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд правильно установил фактические обстоятельства дела, предоставленным сторонами доказательствам дал надлежащую правовую оценку и правильно применил нормы материального и процессуального права, а потому доводы кассационных жалоб не могут быть признаны состоятельными, поскольку они не опровергают выводы суда и содержат лишь субъективную оценку установленным по делу обстоятельствам, а также направлены к иному толкованию норм материального и процессуального права, правильно примененных судом.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Центрального районного суда г. Тюмени от 16 ноября 2011 года оставить без изменения, кассационные жалобы истца Новоселов СП. и ответчика Управления министерства внутренних дел Российской Федерации по городу Тюмени - без удовлетворения.

Председательствующий: подпись

Судьи коллегии: подписи

<......>

<......>




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1717/2012
Принявший орган: Тюменский областной суд
Дата принятия: 23 апреля 2012

Поиск в тексте