• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ТЮМЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 03 мая 2012 года Дело N 22-1080/2012
 

Г. Тюмень 3 мая 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Тюменского областного суда в составе: председательствующего: Злыгостева М. А.

судей: Зубковой В. А. Шипецовой И. А.

при секретаре: Бабушкиной О. А.

рассмотрела в открытом судебном заседании 3 мая 2012 года кассационное представление и.о. прокурора Голышмановского района Тюменской области Беляева Е. И. на приговор Голышмановского районного суда Тюменской области от 12 марта 2012 года, которым:

БОРИСКИНА С.П., родившаяся <Дата> в <Адрес>, гражданка РФ, ранее не судимая;

оправдана по предъявленному обвинению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 1 ст. 285, ч. 3 ст. 159 УК РФ за отсутствием состава преступления.

Признано за Борискиной С. П. право на возмещение вреда, связанного с уголовным преследованием.

Заслушав доклад судьи Шипецовой И. А, выслушав мнение прокурора Карпеченко С. И., поддержавшей доводы кассационного представления; адвоката Цулая Г. П., просившего приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия,

У с т а н о в и л а:

Борискина С. П. обвинялась в том, что, являясь главным врачом филиала <......> (филиал <......>»), в период времени с <Дата> по <Дата> она неоднократно использовала служебные полномочия вопреки интересам службы из корыстной и иной личной заинтересованности, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций.

Эти действия Борискиной С. П. были квалифицированы по ст. 285 ч. 1 УК РФ (14 преступлений).

Она же обвинялась в том, что в период времени с <Дата> по <Дата> достоверно зная, что в очагах инфекционных заболеваний в <Адрес> <Адрес> камерная дезинфекция фактически не проводилась, используя свои служебные полномочия вопреки интересам службы, действуя умышленно, из корыстных побуждений, с целью хищения денежных средств путем обмана, лично подписала отчеты, содержащие ложные сведения о проведении камерной дезинфекции в очагах инфекционных заболеваний, которые были предоставлены в <......> для оплаты. На основании данных отчетов в <Дата> и в <Дата> годах была произведена оплата в безналичной форме за выполнение вида работ - камерная дезинфекция, путем перечисления на лицевой счет Филиала денежных средств на общую сумму 97484 рубля 34 копейки из бюджетных средств <......>», которому денежные средства были перечислены из Департамента <Адрес> на основании государственных контрактов. Кроме того, ежемесячно в указанный период времени Борискина С. П., а также ряд подчиненных ей сотрудников поощрялись в виде премирования. Так, за <Дата> и <Дата> годы Борискиной С. П. был незаконно получен доход в виде ежемесячных премирований на общую сумму 3103 рубля 24 копейки, а сотрудниками Филиала были получены денежные средства на общую сумму 15907 рублей 18 копеек.

Эти действия Борискиной С. П. были квалифицированы по ст. 159 ч. 3 УК РФ - мошенничество, т.е. хищение чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения.

В ходе судебного заседания Борискина С. П. виновной себя в совершении мошенничества не признала и пояснила, что умысла на хищение чужого имущества путем обмана у нее не было, отчеты о проведении камерной дезинфекции заполнялись по указанию вышестоящего руководства, а о том, что за камерную обработку в очаге инфекционного заболевания производится дополнительная оплата, она не знала, поскольку с контрактами и приложениями к контрактам она ознакомлена не была.

Рассмотрев материалы уголовного дела, суд постановил в отношении Борискиной С. П. оправдательный приговор за отсутствием в ее действиях состава преступления.

В кассационном представлении и.о. прокурора Голышмановского района Беляев Е. И., не оспаривая законность приговора в части оправдания Борискиной С. П. по преступлениям, предусмотренным ст. 285 ч. 1 УК РФ, считает, что выводы суда об отсутствии в действиях Борискиной С. П. состава преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ, являются необоснованными. Прокурор ссылается на п.п. 1.1, 1. 2, 1.6 Приложения №1 к действующему Приказу Министерства здравоохранения СССР от 03. 09. 1991 года № 254 «Основные требования к организации и качеству заключительной дезинфекции в эпидемических очагах», из которого следует, что камерная обработка проводится не в каждом случае заключительной дезинфекции, следовательно, она выделена как отдельное мероприятие и не охватывается стоимостью обработки очага. Борискина С. П., как главный врач Филиала, знакома с руководящими нормативно - правовыми актами, поэтому она не могла не знать данные положения указанного Приказа № 254. Кроме того, выводы суда, основанные на показаниях Борискиной С. П. о том, что заполнение графы отчета о проведении камерной дезинфекции было продиктовано требованиями вышестоящего руководства, были опровергнуты показаниями свидетелей Ш. и Ф. Считает, что в действиях Борискиной С. П. имеется состав преступления, предусмотренный ст. 159 ч. 3 УК РФ. Просит приговор отменить, уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

В возражениях на кассационное представление адвокат Цулая Г. П. просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационного представления прокурора, судебная коллегия находит, что оправдательный приговор является законным и обоснованным.

Доводы кассационного представления прокурора о необоснованности оправдания Борискиной С. П. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 ч. 3 УК РФ, судебная коллегия находит несостоятельными.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии в действиях Борискиной С. П. корыстного мотива, а, следовательно, и состава преступления, являются обоснованными, поскольку они основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, и получивших надлежащую оценку в приговоре.

Так, доводы Борискиной С. П. о том, что корыстной цели она не преследовала, а отчеты о проведении камерной дезинфекции заполнялись по указанию вышестоящего руководства, стороной обвинения в судебном заседании опровергнуты не были.

Напротив, допрошенные в судебном заседании свидетели О. С., А., Ф., Д. Р. К., Г. подтвердили доводы Борискиной С. П., и пояснили, что действительно заполнение графы отчетности по проведению камерной дезинфекции выполнялось по требованию вышестоящей организации, а именно, заведующей отделом <......>» Ш.

Несмотря на то, что свидетель Ш. в судебном заседании данный факт отрицала, суд обоснованно не принял во внимание ее показания, поскольку они опровергаются показаниями вышеуказанных свидетелей.

Свидетель Ф. в ходе судебного заседания также не опроверг доводы Борискиной С. П., а лишь пояснил, что он лично таких указаний не давал и не слышал, чтобы его подчиненные давали такое указание.

Таким образом, ссылка прокурора в кассационном представлении на показания свидетелей Ш. и Ф. является несостоятельной, поскольку показания данных свидетелей не являются прямым и бесспорным доказательством виновности Борискиной в совершении мошенничества.

В обоснование своих выводов об отсутствии в действиях Борискиной С. П. состава преступления, суд в приговоре также указал, что доказательств того, что Борискина С. П. знала о том, что за камерную обработку в очаге инфекционного заболевания производится дополнительная оплата, суду представлено не было.

Данные выводы суда судебная коллегия также находит обоснованными, поскольку, как правильно указал суд в приговоре, какие - либо документы, в которых содержались бы сведения о том, что за проведение камерной дезинфекции в очагах инфекционных заболеваний предусмотрена дополнительная оплата, в Филиале ФГУЗ «ЦГ и Э в ТО», руководимом Борискиной С. П., не изымались, и никакими другими доказательствами доводы Борискиной опровергнуты не были.

Положения п.п. 1.1, 1. 2, 1.6 Приложения №1 к действующему Приказу Министерства здравоохранения СССР от 03. 09. 1991 года № 254 «Основные требования к организации и качеству заключительной дезинфекции в эпидемических очагах», на которые ссылается прокурор в кассационном представлении, не являются доказательством наличия у Борискиной умысла на совершение хищения, поскольку данный нормативно - правовой акт не содержит положений о порядке оплаты за выполнение какого - либо вида работ, кроме того, доводы о том, что Борискина не могла не знать положения указанного приказа № 254, являются лишь предположением автора кассационного представления.

При таких обстоятельствах, суд пришел к правильному выводу об отсутствии в действиях Борискиной С. П. состава преступления и обоснованно постановил оправдательный приговор.

Оснований для отмены приговора, как об этом поставлен вопрос в кассационном представлении, не усматривается.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия,

ОПРЕДЕЛИЛА:

Оправдательный приговор Голышмановского районного суда Тюменской области от 12 марта 2012 года в отношении БОРИСКИНОЙ С.П. оставить без изменения, кассационное представление прокурора - без удовлетворения.

Председательствующий:  
 (...)

Судьи:  
 (...)

(...)




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1080/2012
Принявший орган: Тюменский областной суд
Дата принятия: 03 мая 2012

Поиск в тексте