• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 25 января 2012 года Дело N 33-3967/2011
 

г. Махачкала 25 января 2012 года

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Дагестан в составе:

Председательствующего - Августиной И.Д.

Судей - Галимовой Р.С., Мустафаевой З.К.

При секретаре Шахабасовой Х.У.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по кассационной жалобе представителя по доверенности УФК по Республике Дагестан Джабиева Р.Б. на решение Хасавюртосвкого районного суда Республики Дагестан от 29 ноября 2011года, которым постановлено:

«Исковые требования Хангереева Ш.А. удовлетворить частично.

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Хангереева Ш. А. денежную компенсацию морального вреда в размере 900000 (девятьсот тысяч) рублей.

В удовлетворении остальной части иска отказать».

Заслушав доклад судьи Мустафаевой З.К., выслушав объяснения адвоката Пашаевой М.С. в интересах Хангереева Х.А. (ордер № 13 от 24 января 2012), полагавшей решение суда подлежащим оставлению без изменения, Судебная коллегия,

установила:

Хангереев Ш.А. обратился в суд с иском к Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства РФ по Республике Дагестан о взыскании компенсации морального вреда, причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения меры пресечения в виде заключения под стражу и подписки о невыезде в размере 2000 000 руб., указав, что 24 декабря 2010 года в 14 часов 30 минут СО при ОВД по г. Хасавюрт было возбуждено уголовное дело в совершении преступления, предусмотренного п. п. «а», «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ.

24 декабря 2010 года в 20 часов 15 минут он вместе с Шарапудиновым А. А. были задержаны по подозрению в совершении преступления - грабежа, то есть открытого хищения чужого имущества с квалифицирующими признаками - с причинением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия группой лиц по предварительному сговору. Хангереев Ш.А. и Шарапудинов А.А. были направлены для содержания в изолятор временного содержания отдела внутренних дел по г. Хасавюрт. 26 декабря 2010 года, следователь следственного отдела при отделе внутренних дел по г. Хасавюрт возбудил перед судом ходатайство об избрании в отношении Хангереева Ш.А. меры пресечения в виде заключении под стражу. Постановлением судьи Хасавюртовского городского суда от 26 декабря 2010 года в отношении истца была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу. 24 мая 2011 года постановлением следователя следственного отдела по г. Хасавюрт избранная мера пресечения в виде заключения под стражу в отношении истца была изменена на подписку о невыезде и надлежащем поведении. По непонятной причине предварительное следствие по предъявленному Хангереев Ш.А. обвинению затягивалось, что создавало большие трудности, так как истец никуда не мог выезжать, заниматься своими делами. Кроме того, в селе, где истец проживает, все узнали о том, что его обвиняют в совершении тяжкого преступления. В стрессовой ситуации находилась и его семья, которой также было известно о происходящем. Мать Хангереева Ш.А., тяжело больная женщина, переживала из-за того, что ее сына содержат под стражей без наличия вины. Состояние его здоровья ухудшилось. Отец Хангереева Ш.А. также человек пожилого возраста, пенсионер по старости, подвергся большим нравственным переживаниям, находился в стрессовом состоянии, когда узнал о случившемся. Строительство индивидуального домостроения Хангереева Ш.А. было приостановлено в связи с тем, что некому было продолжать строительство, обеспечивать рабочих стройматериалами, производить с ними расчеты. Постановлением от 24 июня 2011 года уголовное дело в отношении истца было прекращено, признано его право на реабилитацию. Таким образом, с 24 декабря 2010 года по 24 мая 2011 года, то есть в течение пяти месяцев он находился под стражей, содержался в СИЗО - № 3 г. Хасавюрт. Условия содержания в ИВС г. Хасавюрт и СИЗО-3 г. Хасавюрт не отвечают предъявляемым нормам. В них нет элементарных бытовых условий. Среди задержанных и арестованных были больные инфекционными заболеваниями, что создавало реальную угрозу его здоровью. При аресте Хангереев Ш.А. был болен, из-за постоянного нервного напряжения потерял сон. Из-за плохих условий содержания истец также заболел бронхитом, получил заболевание почек. Получить квалифицированную медицинскую помощь и необходимые лекарственные препараты, которые сняли бы нервное напряжение, истец не мог, так как находился под стражей, а администрация учреждения не принимала во внимание его жалобы.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

На решение Хасавюртовского районного суда Республики Дагестан от 29 ноября 2011 года представителем по доверенности УФК по Республике Дагестан Джабиевым Р.Б. подана кассационная жалоба, в которой содержится просьба об отмене указанного решения суда.

В обоснование доводов кассационной жалобы Джабиев Р.Б. указывает, что суд при рассмотрении дела не учел требования Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20.12.1994 г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», согласно которому, моральный вред состоит из двух элементов: нравственные переживания и физические страдания.

В обосновании своих требований о причинении физических страданий истец должен был представить различные медицинские документы, заключения экспертов-медиков по поводу того, что в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности у истца возникло либо обострилось заболевание, что имеет значение для определения размера компенсации морального вреда.

Вследствие уголовного преследования никакого существенного вреда истцу причинено не было: тяжких заболеваний, влекущих нетрудоспособность (инвалидность) лица, не установлено; обвинительный приговор судом не выносился.

Кроме того, в нарушение ч. 4 ст. 199 ГПК РФ, суд в своем решении ничем не мотивирует выводы об удовлетворении требований истца о компенсации морального вреда, приводя лишь нормы законодательства, которыми регламентирован порядок компенсации морального вреда.

При определении размера компенсации морального вреда не учтены в должной мере требования разумности и справедливости.

Присужденная по взысканию сумма является чрезмерно завышенной.

В материалах гражданского дела имеются так же возражения Хангереева Ш.А., в которых содержится просьба об оставлении решения Хасавюртовского районного суда Республики Дагестан от 29 ноября 2011 года без изменения.

Проверив материалы, обсудив доводы кассационной и возражений к ней, Судебная коллегия приходит к следующему.

Согласно пункту 1 статьи 1070 ГК РФ вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В соответствии со ст. 1100 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда, в частности, в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ.

Способ и размер компенсации морального вреда определены в статье 1101 ГК РФ. Согласно указанной норме компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

Из материалов дела следует, что постановлением следователя СО при ОВД по г. Хасавюрт от 24 декабря 2010 года возбуждено уголовное дело по п.п. «а, г» ч. 2 ст. 161 УК РФ в отношении Хангереева Ш.А.

Истец задержан в порядке ст.ст. 91-92 УПК РФ 24 декабря 2010 года.

Постановлением Хасавюртовского городского суда Республики Дагестан от 26 декабря 2010 года в отношении Хангереева Ш.А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

Постановлением старшего следователя СО при ОВД по г. Хасавюрт от 24 мая 2011 года мера пресечения в виде заключения под стражу изменена на подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Постановлением Старшего следователя СО при ОВД по г. Хасавюрт от 24 июня 2011 года уголовное преследование в отношении Хангереева Ш.А. прекращено, мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении отменена и за ним признано право на реабилитацию.

При указанных обстоятельствах уголовное преследование в отношении Хангереева Ш.А. продолжалось 6 месяцев, из них 5 месяц в отношении истца была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и один месяц находился под подпиской о невыезде.

В соответствии с п.2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Моральный вред, в частности, может заключаться в нравственных переживаниях в связи с утратой родственников, невозможностью продолжать активную общественную жизнь, потерей работы, раскрытием семейной, врачебной тайны, распространением не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, временным ограничением или лишением каких-либо прав, физической болью, связанной с причиненным увечьем, иным повреждением здоровья либо в связи с заболеванием, перенесенным в результате нравственных страданий и др.

Сам факт избрания в отношении Хангереева Ш.А. меры пресечения в виде заключения под стражу и меры пресечения в виде подписки о невыезде, является доказательством того, что он претерпел физические и нравственные страдания.

В связи с изложенным, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о праве истца на возмещение морального вреда, причиненного ему в результате незаконного уголовного преследования.

В течение всего периода нахождения под следствием Хангереев Ш.А. был лишен права передвижения, выбора места нахождения и общения, незаконно ограничен в своих правах, опорочен перед близкими родственниками, друзьями и сослуживцами, подорвана его деловая репутация. Был лишен возможности вести сложившийся привычный уклад жизни и права свободного передвижения.

Вместе с тем определенный судом первой инстанции размер денежной компенсации морального вреда не отвечает требованиям разумности и справедливости.

Обосновывая взыскиваемый с ответчика размер компенсации морального вреда за причиненный истцу Хангерееву Ш.А. моральный вред, суд первой инстанции в обоснование сослался также на то, что нахождение истца под стражей отрицательно сказалось на состоянии его здоровья.

Однако, истцом в обоснование своих требований не представлены медицинские документы, свидетельствующие о том, что у истца возникло либо обострилось тяжелое заболевание по причине привлечения его к уголовной ответственности и заключения его под стражу в течении пяти месяцев.

Взыскивая компенсацию морального вреда в значительном размере и не имея доказательств, с достоверностью подтверждающих, что именно в результате привлечения к уголовной ответственности у истца возникло либо обострилось заболевание, судом не учтены требования вышеуказанного закона, не применены принципы разумности и справедливости.

С учетом характера причиненных истцу нравственных страданий, фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вед, а также положений ст. 1101 ГК РФ о том, что при определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости, Судебная коллегия находит размер определенной судом первой инстанции денежной компенсации морального вреда - 900000 рублей чрезмерно завышенным и подлежащим снижению до 300 000 рублей.

При определении размера компенсации морального вреда в 300 000 рублей, Судебная коллегия принимает во внимание незаконное обвинение Хангереева Ш.А. в совершении тяжкого преступления, длительный срок нахождения истца под стражей (5 месяцев), в течение, которого он был лишен нормальных условий жизни, общения с близкими, родственниками, был вынужден общаться с лицами, находившимися под следствием, ограничение его права на свободу передвижения в течение длительного времени, а также то, что незаконным привлечением к уголовной ответственности истец был опорочен в глазах родственников, знакомых.

Предусмотренных ст. ст. 362-364 ГПК РФ оснований для отмены решения суда по доводам кассационной жалобы представителя ответчика не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 361-363 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Кассационную жалобу представителя Управления Федерального казначейства по Республике Дагестан удовлетворить частично.

Решение Хасавюртовского районного суда Республики Дагестан от 29 ноября 2011 года изменить, уменьшив размер денежной компенсации морального вреда, подлежащей взысканию в пользу Хангереева Ш. А. с Министерства финансов Российской Федерации за счет средств казны Российской Федерации, до 300 000 (трехсот тысяч) рублей, в остальной части иска Хангереева Ш.А. о возмещении морального вреда отказать.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-3967/2011
Принявший орган: Верховный Суд Республики Дагестан
Дата принятия: 25 января 2012

Поиск в тексте