• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 сентября 2012 года Дело N 33-2913/2012
 

26 сентября 2012 года г.Махачкала

Судебная коллегия апелляционной инстанции Верховного Суда Республики Дагестан в составе: председательствующего Гасановой Д.Г., судей Галимовой Р.С. и Загирова Н.В., при секретаре судебного заседания Хабибуллаевой П.Ш. рассмотрела в открытом судебном заседании от 26 сентября 2012 года дело по апелляционным жалобам представителя УФК по РД Махмудовой Д.М. и Магомедова А.С. на решение Советского районного суда г.Махачкалы от 09 августа 2012 года, которым постановлено:

Исковые требования Магомедова А. С. удовлетворить частично.

Взыскать с Министерства финансов Российской Федерации за счет казны Российской Федерации в пользу Магомедова А. С. компенсацию морального вреда в размере № (№) рублей представительские расходы в размере №) тысяч рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Республики Дагестан Галимовой Р.С., объяснения Магомедова А.С., просившего решение суда изменить, судебная коллегия

Установила:

Магомедов А.С. обратился в суд о иском к Казне РФ о компенсации морального вреда в размере один миллион рублей, причиненного незаконным привлечением его к уголовной ответственности, указывая на то, что 7 мая 2010г. в отношении него было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 160 ч.3 УК РФ. 4 сентября 2010 года ему было предъявлено обвинение по ст. 260 ч.3 и ст.327 УК РФ и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Приговором Сергокалинского районного суда от 15.12.2011года по истечении полутора лет предварительного и судебного следствия он оправдан, кассационной инстанцией определением от 19.06.2012г. приговор оставлен без изменения. Таким образом он с 4 сентября 2010г. по 19.06.2012г. находился под подпиской о невыезде. В результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и избранием меры пресечения ему причинен моральный вред, выразившийся в унижении его чести и достоинства в связи с уголовным преследованием, ограничении свободы передвижения.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе представителя УФК по РД содержится просьба отменить решение суда со ссылкой на то, что в соответствии с ч. 4 статьи 198 ГПК РФ в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах, доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства, законы, которыми руководствовался суд.

Судом при рассмотрении настоящего дела не учтены указанные требования гражданско-процессуального законодательства.

Суд первой инстанции было установлено, что истец более 2-х лет находился под уголовным преследованием, из которых 1 год и 3 месяца - под подпиской о невыезде. При определении размера компенсации морального вреда, в соответствии с требованиями ст.67 ГПК РФ суд не исследовал должным образом наличие нравственных переживаний и физических страданий, являющихся составной частью морального вреда (Постановление Пленума Верховного Суда РФ №10 от 20.12.1994г. «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» с изменениями и дополнениями от 25.10.96г. №10 от 15.01.98г., согласно, которому моральный вред состоит из двух элементов: нравственные переживания и физические страдания).

Суд основывал свои выводы лишь на утверждениях истца, не проверяя их и не требуя фактического подтверждения.

В соответствии с ч.2 ст. 151 ГК РФ при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

Вместе с тем, судом в нарушение ч.2 ст. 151, ст. 1101 ГК РФ не исследовались какие-либо индивидуальные особенности личности истца, что также повлияло на определение размера компенсации морального вреда в завышенном размере.

Согласно пункта 21 Постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 ноября 2011 г. №, при определении размера денежной компенсации морального вреда реабилитированному, судам необходимо учитывать степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред, иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе продолжительность судопроизводства, длительность и условия содержания под стражей, вид исправительного учреждения, в котором лицо отбывало наказание, и другие обстоятельства, имеющие значение при определении размера компенсации морального вреда, а также требования разумности и справедливости. Мотивы принятого решения о компенсации морального вреда должны быть указаны в решении суда.

В соответствии с ч.2 ст. 1101 ГК РФ размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

В апелляционной жалобе истца Магомедова А.С. содержится просьба изменить решение суда в сторону увеличения размера взысканного судом в его пользу размера компенсации морального вреда, при этом указывается на то, что взысканная судом сумма несоизмерима его нравственным страданиям, у суда имелись все основания для удовлетворения его иска в полном объеме. Сам факт привлечения его к уголовной ответственности явствует о причинении нравственных страданий и является основанием для компенсации морального вреда в соответствии со ст.1100 ГК РФ, также как и применение меры пресечения. За это время он перенес инфаркт,, он перенес операцию, стал инвалидом., тогда как до уголовного преследования не знал никаких проблем со здоровьем. Сумма в 150тысяч рублей никак не компенсирует его страдания и подрыв здоровья. Также суд необоснованно снизил размер его расходов на представителя.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционных жалоб сторон, судебная коллегия находит решение суда подлежащим оставлению без изменения по следующим основаниям.

Судом установлено, что истцу Магомедову А.С. было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 260 и 327 УК РФ.

В тот же день в отношении истца избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

Впоследующем истец приговором суда оправдан в инкриминируемом ему преступлении с правом на реабилитацию (л.д. 6-11).

Суд также установил, что незаконное уголовное преследование истца сказалось на его репутации и здоровье, на отношениях друзей и знакомых, По причине сильных физических и нравственных переживаний ухудшилось состояние здоровья истца. В подтверждение доводов о причинении физических и нравственных страданий в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности и истцом представлены в суд письменные доказательства, которые судом исследованы в судебном заседании и из которых усматриваются обстоятельства привлечения истца к уголовной ответственности.

В соответствии с положениями ст.151 ГК РФ, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

При определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень вины нарушителя и иные заслуживающие внимания обстоятельства. Суд должен также учитывать степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред.

В соответствии со ст.1100 ГК РФ, компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случае, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения в виде заключения под стражу или подписки о невыезде.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции обоснованно руководствовался положениями ст.ст. 1070 и 1071 ГК РФ об ответственности государства за вред, причиненный незаконным привлечением к уголовной ответственности.

В соответствии с положениями п.1 ст. 1070 ГК РФ, вред, причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного ареста, а также вред, причиненный юридическому лицу в результате незаконного привлечения к административной ответственности в виде административного приостановления деятельности, возмещается за счет казны Российской Федерации, а в случаях, предусмотренных законом, за счет казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

Положениями ст. 133 УПК РФ, право на реабилитацию включает в себя право на возмещение имущественного вреда, устранение последствий морального вреда и восстановление в трудовых, пенсионных, жилищных и иных правах. Вред, причиненный гражданину в результате уголовного преследования, возмещается государством в полном объеме независимо от вины органа дознания, дознавателя, следователя, прокурора и суда.

По смыслу ст.ст. 133-139, 397, 399 УПК РФ, право на компенсацию морального вреда, причиненного незаконными действиями органов уголовного преследования, возникает только при наличии реабилитирующих оснований: вынесение в отношении подсудимого оправдательного приговора, а в отношении подозреваемого - прекращение уголовного преследования.

Определяя размер компенсации в возмещение морального вреда, суд обоснованно учел степень и характер перенесенных истцом Магомедовым А.С. нравственных страданий, связанных с незаконным привлечением его к уголовной ответственности.

При определении размера компенсации морального вреда суд верно учел и то, что в отношении истца была применена мера пресечения, во время уголовного преследования истец был ограничен в своих правах и свободах.

Учитывая заявленный истцом размер компенсации морального вреда, коллегия полагает, что при присуждении истцу компенсации суд учел требования разумности и справедливости и снизил ее размер до № рублей, что в полной мере отвечает указанным требованиям.

Доводы жалоб о том, что присужденная сумма компенсации морального вреда не соответствует принципу справедливости, коллегия не принимает, поскольку при рассмотрении дела судом первой инстанции дело было разрешено исходя из принципов законности и справедливости соразмерности.

По изложенным мотивам вынесенное по делу решение является законным, оснований для его отмены в апелляционном порядке не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Советского районного суда г.Махачкалы от 9 августа 2012 года оставить без изменения, апелляционные жалобы сторон - без удовлетворения.

<.>

<.>




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-2913/2012
Принявший орган: Верховный Суд Республики Дагестан
Дата принятия: 26 сентября 2012

Поиск в тексте