• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 03 сентября 2012 года Дело N 22-1089/12
 

г. Махачкала 03 сентября 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Республики Дагестан в составе:

председательствующего Гарунова И.З.,

судей Асхабова А.А., Седрединова З.Б.,

при секретаре Михралиеве Э.,

с участием прокурора Голубовой Т.И.

рассмотрела в судебном заседании от 03 сентября 2012 года кассационную жалобу адвокатов Ибрагимова А.М. и Мирзаевой З.М. на приговор Хасавюртовского районного суда РД от 03 июля 2012 года, которым:

Хайбулаев Батыр Нуридинович, <.> ранее не судимый,

осужден по ч.1 ст. 105, ч.1 ст. 118, ч.3 ст. 69, ч.1 ст. 71 УК РФ к 10 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима, с ограничением свободы сроком на 2 года.

Заслушав доклад судьи Гарунова И.З., объяснения адвокатов Ибрагимова А.М., Мирзаевой З.М., представителей потерпевшей стороны Б.М.Т., Р.Р.И., потерпевшей С.А.М., мнение прокурора Голубовой Т.И., полагавшей необходимым оставить приговор в отношении осужденного Хайбулаева Б.Н. без изменения, судебная коллегия

установила :

Приговором Хасавюртовского районного суда от 03 июля 2012 года Хайбулаев Б.Н. признан виновным в том, что он 22 января 2011 года, примерно в 19 часов, в с. Кокрек Хасавюртовского района, будучи вблизи ст. Карланюрт, расположенной в указанном населенном пункте, получив по мобильному телефону сообщение о том, что в указанном месте между его братом Х.М.Н. и жителем сел. Кокрек М.М.М. происходит драка, прибыл к месту драки. Увидев, что М.М.М. наносит его брату Х.М.Н. удары по голове руками, не останавливаясь и после того, как Х.М.Н. перестал сопротивляться, в целях пресечения противоправных действий М.М.М., Хайбулаев Б.Н. вмешался в драку и потребовал от М.М.М. прекращения избиения его брата. Хайбулаев Б.Н., видя, что М.М.М. прекратил наносить удары Х.М.Н. умышленно, с целью причинения смерти М.М.М., из мести за причинение вреда здоровью своему брату, из имевшегося при себе огнестрельного оружия - карабина модели «Сайга МК-03» калибра 7,62 мм, произвел выстрел в М.М.М., причинив последнему сквозное огнестрельное ранение левой поясничной области, проникающее в подлежащую область, и огнестрельное слепое ранение верхней трети левого плеча с повреждением плечевой кости, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью, повлекший смерть М.М.М.

Он же признан виновным в том, что при указанных выше обстоятельствах, произведя выстрелы в сторону М.М.М. из имевшегося при себе огнестрельного оружия - карабина модели «Сайга МК-03», не имея умысла на причинение телесных повреждений иным лицам, предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий своих действий, при этом видя, что в месте драки находились иные лица, должен был предвидеть, что может причинить телесные повреждения иным лицам, самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий, подвергая опасности жизнь и здоровье случайных лиц, причинил огнестрельное сквозное ранение левого плеча с частичным повреждением плечевой кости, повлекшее за собой причинение тяжкого вреда здоровью А.З.Х., находившемуся в стороне и не участвовавшему в происходившей между М.М.М. и Х.М.Н. драке.

В кассационной жалобе адвоката Ибрагимова А.М. ставится вопрос об изменении приговора, переквалифицировав действия осужденного Хайбулаева Б.Н. с ч.1 ст. 105 на ч.1 ст. 108 УК РФ, указав, что на досудебной стадии производства по уголовному делу по обвинению Хайбулаева Б.Н. прокурором Хасавюртовского р-на РД было утверждено обвинительное заключение от 21 июля 2011 года по обвинению Хайбулаева Б.Н. по ч.1 ст.108 УК РФ и дело направлено в суд, завершив тем самым досудебную стадию производства по делу, указав, что:

Постановлением Хасавюртовского районного суда от 28 октября 2011 года уголовное дело было возвращено в порядке ст. 237 УК РФ прокурору по ходатайству представителя потерпевшей стороны для устранения препятствий его рассмотрения судом, по мотиву:

- не приобщен к уголовному делу ордер адвоката;

- не принято решение относительно огнестрельного оружия, наличие которого у М.М.М. установлено следствием;

- не приобщено к делу принятое решение по заявленному отводу следователю; 4) допущена ошибка в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Хайбулаева Б.Н. от 19 июля 2011 года, вместо него указан Х.М.Н.;

После устранения указанных нарушений, 23 января 2012 года уголовное дело для принятия решения было представлено прокурору с обвинительным заключением. Однако, и.о. прокурора Хасавюртовского района выносит постановление о возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования для восполнения неполноты предварительного расследования, в ходе которого в отношении Хайбулаева Б.Н. предъявлено новое обвинение по ч.1 ст. 105 и ч.1 ст. 118 УК РФ, отменив постановление о привлечении его в качестве обвиняемого по ч.1 ст. 108 УК РФ и с таким обвинением дело направлено в суд с нарушением требований ст.ст. 214, 237 УПК РФ.

Адвокат указывает, что в ходе судебного разбирательства показаниями свидетелей, заключениями экспертиз полностью подтвердилось, что действия его подзащитного Хайбулаева Б.Н. подпадают под признаки ст. 108 УК РФ и являются действиями, направленными на защиту жизни и здоровья при общественно-опасном и реальном посягательстве на жизнь и здоровье его брата Х.М. и свою.

В дополнении к своей кассационной жалобе и при рассмотрении дела в кассационном порядке, он так же указывает, что судья Х.Р.Ш. после рассмотрения их жалобы на постановление прокурора об отмене постановления следователя о привлечении его подзащитного Хайбулаева Б.Н. в качестве обвиняемого по ч.1 ст. 105 УК РФ, где высказал свое отношении по существу обвинения, не вправе был сам же рассмотреть уголовное дело, после возвращения дела в суд с новым обвинением.

В кассационной жалобе второго защитника Хайбулаева Б.Н. - Мирзаевой З.Н. указывается, что предъявляя обвинение Хайбулаеву Б.Н. органы следствия указали в постановлении о предъявлении обвинения и обвинительном заключении, что Хайбулаев Б.Н., увидев, что М.М.М. наносит его брату Х.М.Н.. удары по голове как руками, так и рукоятью пистолета, не останавливаясь и после того, как Х.М.Н. перестал сопротивляться, в целях пресечения противоправных действий М.М.М., вмешался в драку и потребовал от М.М.М. прекращения избиения его брата. Хайбулаев Б.Н., видя, что М.М.М. продолжает наносить удары Х.М.Н., который сопротивления не оказывал, умышленно, с целью причинения смерти М.М.М., из мести за причинение вреда здоровью своему брату и в целях защиты его здоровья, произвел выстрелы в М.М.М.;

В данном случае, сама формулировка предъявленного обвинения, а также исследованные в судебном заседании доказательства - свидетельские показания, данные в судебном заседании, - Х.А.М., Х.Ш.У. - незаинтересованных и нейтральных по отношению к обоим сторонам свидетелей, а также свидетелей Х.М.Н. Х.Н.Б.., А.Ш.А., Г.В.Р., А.И.Д., Р.М.Р., показания самого подсудимого Хайбулаева Б.Н., исследованные письменные материалы дела, а также анализ показаний свидетелей - родственников и друзей покойного, данных как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, - М.М.М., М.А.О., М.Г.М., М.Д.Г., М.И.И., А.Ш.А., позволяли суду сделать вывод о том, что имело место преступное посягательство со стороны М.М.М. на охраняемые законом права и интересы как самого обороняющегося, так и других лиц;

Вопреки установленным в ходе предварительного расследования и в судебном заседании доказательствам, подтверждающим факт преступного посягательства со стороны М.М.М. на охраняемые законом права и интересы как самого Хайбулаева Б.Н., так и его брата Х.М.Н. суд необоснованно исключил из предъявленного Хайбулаеву Б.Н. обвинения указание на избиение Х.М.Н.. М.М.М. рукояткой пистолета, ссылаясь, вопреки установленным фактам, на то, что указанное избиение, помимо показаний подсудимого, его брата Х.М.Н.. и других родственников и знакомых, другими объективными данными не подтверждаются;

Давая оценку показаниям вышеперечисленных свидетелей, суд в приговоре, во-первых, привел в искаженном и усеченном виде показания незаинтересованных свидетелей Х.А.М., Х.Ш.У., А.Ш.А., А.Ш.Н., Б.И.И., Р.М.Р., которые не являлись ни друзьями, ни родственниками обвиняемого, вопреки указанию на это в приговоре, не отразив их показания в части того, например, что на месте драки стояли вооруженные люди - М.М.М., М.А.О., М.Д.Г., М.И.И. и М.Г.М., которые препятствовали кому-либо вмешаться в инцидент, угрожая оружием, и тем самым давая возможность М.М.М., используя свое превосходство, избивать сначала Р.Г.Н., а затем Х..; во-вторых, обосновал свой приговор на показаниях свидетелей М.М.М., М.А.О., М.Д.Г., А.Ш.Л., М.И.И., М.Г.М., которые как раз и являлись родственниками и близкими друзьями М.М.М., а также были существенно заинтересованы в том, чтобы не была установлена объективная истина, которая могла привести их самих на скамью подсудимых за незаконное ношение оружия и за причинение ранения подсудимому. Поэтому им невыгодно было говорить правду, что они и делали, всячески меняя показания и оговаривая подсудимого, стараясь придать незначительный характер тому инциденту, который был к моменту, когда подсудимый пришел на место драки. В ходе судебного разбирательства по ходатайству как гособвинителя, так и защиты были оглашены именно показания этих свидетелей, данные на предварительном следствии ввиду имеющихся существенных противоречий об обстоятельствах произошедшего, что является свидетельством их искренности и заинтересованности в сокрытии правды;

В то же время показания в судебном заседании свидетелей Х.А.М., А.Ш.Н., Б.И.И., Р.М.Р., Х.., Х.Н.Б. Г.В.Г., Р.Г.Р. носили последовательный и логический характер, соответствовали показаниям, данным ими в ходе предварительного следствия, никаких противоречий в их предыдущих и последующих показаниях не имелось, в связи с чем в ходе судебного разбирательства не возникло необходимости в оглашении их показаний, данных на следствии. Этот факт свидетельствовал о правдивости показаний указанных свидетелей, но, несмотря на это суд необоснованно отверг их;

Подтверждением действительного наличия общественно-опасного посягательства со стороны М.М.М. являются установленные в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства факты организации М.М.М., являющимся обладателем кубка чемпионов по боям без правил или боевого самбо, показательного избиения сначала Р.Г.Н., а затем Х.М.Н. с использованием для этого незначительного повода. То, что Х.М.Н. был нешуточно избит М.М.М. и получил значительное количество ударов как кулаками и ногами, так и рукоятью пистолета, и как следствие - средней тяжести вред здоровью, подтверждается заключением экспертизы № по результатам судебно-медицинского освидетельствования Х.М.Н.; показаниями всех опрошенных свидетелей, из которых никто не смог отрицать этот факт; постановлением о прекращении уголовного преследования в отношении М.М.М. по ч.1 ст.112 УК РФ в связи со смертью;

То, что М.М.М. имел в руках на тот момент пистолет, о технических характеристиках которого Батыр не знал и не мог в этот момент знать, подтверждается не только свидетельскими показаниями, но и исследованными в судебном заседании постановлением о выделении материалов из уголовного дела от 20 января 2012 года в отношении М.М.М. по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 222 УК РФ, в котором указано, что именно рукоятью пистолета М.М.М. наносил удары М.М.Н. Именно это обстоятельство послужило причиной того, что Хайбулаев Б.Н., до этого времени имевший с покойным нормальные отношения, применил в отношении него оружие, чтобы остановить его общественно-опасное посягательство на своего брата, а также предотвратить посягательство со стороны М.М.М. и на себя;

Суд признал Хайбулаева Б.Н. виновным по ч.1 ст.118 УК РФ - в неосторожном причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего А.З.Х. При этом выводы суда в виновности Хайбулаева Б.Н. основаны исключительно на предположениях о том, что пуля, попавшая в А.З.Х., была выпущена именно из оружия Хайбулаева Б.Н. В судебном заседании установлено, что после того, как М.М.М. выстрелил из пистолета, Хайбулаев Б.Н. выстрелил два раза в воздух, чтобы пресечь действия М.М.М., и в это время началась беспорядочная стрельба с разных сторон, в результате чего был ранен и сам Хайбулаев Б.Н., после чего он повторно произвел два выстрела в сторону М.М.М. и обе пули попали в последнего. Более выстрелов Хайбулаев Б.Н. не производил, А.З.Х. на месте происшествия он не видел, точно также и А.З.Х. не видел Хайбулаева Б.Н., не видел, кто и с какой стороны в него выстрелил, пуля, ранившая А.З.Х., не найдена и не исследована. В судебном заседании не было добыто никаких доказательств того, что А.З.Х. был ранен выстрелом, произведенным Хайбулаевым Б.Н. из принадлежащего ему охотничьего оружия «Сайга»;

В возражениях на кассационные жалобы представитель потерпевшего адвокат Р.Р.Н. указывает, что доводы жалоб со стороны защиты осужденного Хайбулаева Б.Н. являются необоснованными и просит оставить приговор суда в отношении Хайбулаева Б.Н. без изменения, указав, что получив сообщение, что его брат находится на разборках, заранее вооружился автоматическим оружием, подъехал к месту происшествия с удобного места (обходным путем) и, не оценив правильно обстановку, не разобравшись в ситуации, прикрыв свое лицо капюшоном, с удобной позиции начал производить беспорядочную стрельбу, причем общеопасным способом, где моментально пуля попала потерпевшему А.З.Х., которому, к счастью, не задел жизненно важные органы;

Кроме того, если Хайбулаев Б.Н. пришел помочь своему брату и не хотел убивать М.М.М., то зачем же он, производя несколько выстрелов в М.М.М., сопровождал свои действия словами: «Это тебя что ли 9гр. не возьмут?». Почему же Хайбулаев Б.Н. произвел выстрелы в покойного, когда инцидент уже был исчерпан, когда покойный отошел на определенное расстояние от его брата, то есть, необходимости применять оружие уже не было. Это лишний раз свидетельствует о наличии у него желания наступления последствий в виде смерти последнего.

Эти обстоятельства судом первой инстанции были установлены в ходе исследования доказательств, которые оказались бесспорными;

Протоколом осмотра трупа М.М.М., заключением эксперта №, показаниями эксперта Р.Г.А., который обосновал свое заключение, подтверждено наличие на трупе сквозных огнестрельных пулевых ранений поясничной области, на левом плече, которые по степени тяжести относятся к тяжкому вреду здоровью и явились причиной наступления смерти.

В данном случае, Хайбулаев Б.Н. осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желал их наступления;

Что касается доводов адвоката Мирзаевой о том, что ее подзащитный действовал в состоянии необходимой обороны, следует отметить, что опасности как таковой в исследуемый период не было, инцидент был исчерпан, жизни и здоровью, как самого обвиняемого, так и его брата, ничто не угрожало, а потому необходимости в применении огнестрельного оружия в месте, где имело большое скопление людей, у Хайбулаева Б.Н. не было;

Суд первой инстанции принял все меры для обеспечения доказательств сторонами, были созданы все необходимые условия для реализации прав участников уголовного судопроизводства, при этом, исследовав в совокупности все доказательства, не выходя за пределы предъявленного обвинения (ст.252 УПК РФ), пришел к правильному выводу о виновности Хайбулаева в инкриминируемых деяниях, а его действиям дал правильную юридическую квалификацию;

Выводы суда о доказанности вины Хайбулаева Б.Н. соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, надлежащий анализ и оценка которым даны в приговоре.

Изучив материалы уголовного дела, проверив доводы кассационных жалоб адвокатов Ибрагимова А.М., Мирзаевой З.М., а так же возражения представителя потерпевшей стороны - адвоката Р.Р.Н. на кассационные жалобы, судебная коллегия приходит к выводу о том, что приговор Хасавюртовского районного суда РД от 03 июля 2012 года в отношении Хайбулаева Б.Н. подлежит изменению, удовлетворив кассационные жалобы адвокатов Ибрагимова А.М. и Мирзаевой З.М. по следующим основаниям.

Как следует из материалов дела, осужденный Хайбулаев Б.Н. в ходе предварительного следствия и в суде виновным себя в совершении умышленного убийства М.М.М., предусмотренного ч.1 ст.105 УК РФ и причинении тяжкого вреда здоровью А.З.Х. не признал и последовательно указывал, что умысла совершить убийство М.М.М. у него в тот день не было.

22 января 2011 года, примерно в 18 часов, Хайбулаеву Б.Н. позвонил его друг Х.Ш.У. и сообщил, что житель их села М.М.М. вызвал для разговора его двоюродного брата Х. и родного брата М. для разборок с Х., якобы из-за того, что тот распускал в отношении него, т.е. М., оскорбительные слухи. Зная дерзкий характер М., он сразу поехал на место их встречи. Приехав на место их встречи на станцию Карланюрт, он оставил в а/машине зятя В. и, увидев, что там собралось большое количество людей, у некоторых из которых было оружие, он взял из а/машины карабин «Сайга» и забежал в толпу. Там он увидел, как избивают его брата М.. Бил его житель их села М.. Его брат М. кричал и просил М., чтобы он прекратил его бить, но М. не реагировал на крики, и продолжал бил кулаками и ногами по лицу, а также наносил удары рукояткой пистолета, находившейся у него в руках. Потом М. произвел выстрелил у головы М. и продолжал добивать его лежачего и после того, как тот перестал оказывать какое-либо сопротивление. Видя такое дело, Хайбулаев Батыр выстрелил из имевшегося у него оружия вверх и крикнул, чтобы М. перестал бить его брата. Подойти к брату ему не дали люди М.. После этого начались выстрелы и он почувствовал острую боль в правом боку. М. с пистолетом в руках был шел в его сторону. Поняв, что М. хочет убить его, он произвел несколько выстрелов в его сторону, и М.М.М. упал, а он убежал оттуда. Толпа также стала разбегаться. Впоследствии ему стало известно, что М. погиб, и он явился и сдался полиции. В потерпевшего А.З.Х. он вряд ли мог попасть.

Из показаний свидетеля Х.М.Н. следует, что в тот день, 22 января 2011 года ему позвонил его двоюродный брат Р.Г.Н. и сказал, что у него возникли проблемы с их сельчанином М.М.М. и что тот назначил для разборки ему встречу на станции Карланюрт, пояснив, что М. обвиняет его в том, что он, якобы, распускает о нем неприятные слухи и теперь должен отвечать за свои слова. Так как М.М.М. был спортсменом, обладателем кубка по рукопашным боям, Х.М.Н. связался со своим знакомым Х. А., который работает в органах внутренних дел и попросил его пригласить своего родного брата Р., чтобы мирно решить этот вопрос, т.к. также являлся спортсменом и знал М.М.М.. Х. А. пообещал помочь, после этого вечером 22.01.2011г., он вместе с Р., а также Э. который приходится им двоюродным братом, поехали к Г.. По пути он позвонил М. и объяснил ему, что не стоит раздувать данный конфликт, что можно все решить мирно, т.к. Г. на самом деле ничего не говорил оскорбительного в его адрес, но М. сказал, что во всем разберутся на месте. А. предложил М. приехать в дом Р.Г., где спокойно можно решить спор, однако М. не согласился и сказал, чтобы приехали они вдвоем на станцию Карланюрт. Когда они приехали к Г., у него в доме были несколько ребят из числа соседей и родственников. Он объяснил своему брату Г., что надо поехать и встретиться с М., после чего они поехали к обусловленному месту - он, Г., Р., А. и Э.. Примерно минут через 15 подъехал туда и М.. Он с Г. подошли к нему, вместе с ними подошел и Р., который стал объяснять М., что сложившаяся ситуация не стоит того, чтобы доводить дело до драки, что они должны разобраться, не прибегая к насилию, т.к. живут в одном селе и давно знают друг друга. Пока Р. с М. разговаривали, к ним со стороны села подошли какие-то ребята, примерно 6-7 человек, с автоматами, как он понял, чтобы поддержать М., т.е. И., М. - брат М., М.Д.Г. - их родственник, и другие, у которых в руках оружие не видел. При этом И. вытащил оружие из машины после того, как М. что-то сказал ему, отведя в сторону. После того, как подошли эти люди, М., сказав Р., что поговорит с ним после того, как разберется с Г., стал избивать его брата Г.. Когда он попытался вмешаться, стоявшие там направили на него оружие и сказали, чтобы он не подходил. К этому моменту там собралось более 20 человек из числа жителей села. Г., пропустив несколько ударов, будучи слабее М., стал убегать. М. в этот момент вытащил пистолет и побежал за ним. Он, опасаясь, что М. выстрелит в брата, стал кричать ему, чтобы он остановился и прекратил этот беспредел. Тогда М. подошел к нему и, не дав ему что-либо объяснить, начал наносить ему удары, от чего он упал и после того, как он упал, М. продолжал наносить ему удары, избивать его, нанося удары и рукояткой пистолета. От ударов он то терял сознание, то приходил в себя. Помнит, что в одно время началась стрельба. Кто и в кого стрелял, он не видел. Момент, когда Хайбулаев Б.Н. стрелял в М. он не видел, так как терял сознание, а увидел его уже лежащего от него примерно в 8-10 метрах. Когда пришел в себя, то увидел, как люди разбегаются. Правый глаз у него не видел, в голове было смутно. Вследствие полученных ударов он получил сотрясение головного мозга, в больнице ему наложили швы на лицо.

Как показал свидетель Х.А.М., 22 января 2011 года, по просьбе его знакомого Х.М. он поехал уладить мирно проблему, возникшую между его двоюродным братом Г. и М., из-за того, что Г. якобы распускал оскорбительные слухи в отношении М. о том, что друга М. И. кто-то избил и дал ему пощечину. На встречу с М. он взял и своего брата Р., который также являлся спортсменом, как и М., и которого он хорошо знает, надеясь, что М. к нему прислушается и вопрос уладят мирно. Вместе с Х.М., с братом Р., Г. и другими они приехали на место встречи с М. на станцию Карланюрт. По прибытии М., Р. вышел из машины и пошел к нему, а остальные остались на обочине в а/машине. Сразу после этого туда начали собираться какие-то ребята. Через некоторое время мимо них среди прочих прошел и человек, одетый в темную одежду с капюшоном на голове, у которого заметил под курткой автомат. Этот парень подошел к месту скопления людей и затерялся в толпе. После этого он позвонил своему коллеге по работе, работавшему в УУР МВД РД Г., который является выходцем из сел.Кокрек. От Г. он узнал, что М. приходится ему двоюродным братом и попросил его посодействовать в решении возникшей проблемы. Сперва все было спокойно, примерно минут через 10 после того как приехал М., среди толпы началась какая-то суматоха. Видя такое дело, он, оставив Э. в а/машине, пошел посмотреть к месту скопления толпы. Когда он подошел, то увидел, что какой-то парень высокого роста, крупного телосложения, т.е. М., избивает Г.. Он хотел подойти с тем, чтобы разнять их, однако, какой-то незнакомый парень направил на него автомат и сказал, чтобы он не подходил, а то он выстрелит. Там же он заметил еще четырех вооруженных огнестрельным оружием людей, которые отгоняли толпу и никого не подпускали к месту драки. Его брат Р. так же стоял среди толпы. Как в последующем он узнал от него, когда он стал объяснять М., что знает его брата и предложил ему мирно решить проблему, последний сказал, чтобы он подождал, пока разберется с Г.. Как началась драка, он не видел. Видел только как Г., пропустив несколько ударов по лицу от М., стал убегать от него. М. же вытащил пистолет и побежал за ним. Х.М. в этот момент стал кричать ему вслед, чтобы он успокоился. На это М. подошел к нему и, ничего не сказав, стал наносить ему удары рукоятью пистолета по лицу, не останавливаясь даже после того, как М. упал и, как ему показалось, потерял сознание. В этот момент он услышал звук выстрела, ему показалось, что М. выстрелил в лежачего М.. Никто из присутствовавших не пытался остановить М.. Сразу после этого выстрела началась стрельба, все стали разбегаться. Он с братом также подбежали к машине и уехали. По дороге в город ему стало известно от Г., который позвонил ему, что в ходе стрельбы ранен М.. Поехав в больницу, куда был доставлен М., он узнал, что тот скончался, после чего о произошедшем доложил начальнику ОПЭ г. Хасавюрта полковнику полиции Г.А.Б. (т.2 л.д. 164-165). В судебном заседании он отказался от показаний в части того, что у М. был пистолет, рукояткой которого наносил удары М..

Согласно показаниям свидетеля Р.Г.Р. 22 января 2011 года ему позвонил ныне покойный М. с претензиями, что он распространяет слухи о нем и его друге, якобы последний получил пощечину, а его самого возьмут 9 граммов. Он ему ответил, что такого в их адрес не говорил, однако М. заявил, что он должен ответить за эти слова и стал требовать встречи. Неоднократно звонил, требуя встречи. Тогда он попросил своего двоюродного брата Х.М. помочь уладить этот спор миром. Вечером 22 января 2011 года Х.М. приехал к нему домой и сказал, что М. предлагает, чтобы они вдвоем приехали на станцию Карланюрт и там все решить. После этого он и Х.М. поехали туда. С ними поехали и незнакомые ему Р. и А.. После их приезда на станцию, туда подъехали М. с И.. Р. попросил М. отойти и поговорить, и они о чем-то говорили. Через некоторое время М. вернулся и заявил, что он должен ответить за слова о том, 9 граммов его возьмут или нет. Он заявил М., что таких слов в его адрес не говорил. Тогда М. кому-то позвонил и туда подошли односельчане М. и Ш.. При этом М. пояснил М., что относительно 9 граммов он говорил вообще обо всех, а относительно пощечины подтвердил. Тогда М. ударил Г.. Понимая, что М. сильнее его, он стал убегать оттуда, а М. погнался за ним. В этот момент Х.М. крикнул М., чтобы тот успокоился. Не догнав его, М. пошел на М. и стал наносить ему удары руками и рукояткой пистолета. От ударов Х.М. упал, но М. продолжал избивать его. Потом М. произвел выстрел у головы лежачего Х.М.. После этого раздались несколько автоматных выстрелов со стороны железной дороги, и увидел Хайбулаева Батыра с карабином в руках проходившего к М.. М., перешагнув через лежачего Х.М., с пистолетом в руках пошел на Хайбулаева Батыра. В это время Хайбулаев Батыр сделал два выстрела в М. и убежал, и он убежал вместе с ним. При этом М. (брат М.) стал стрелять в их сторону. Он сперва видел, что Батыр вначале произвел два выстрела вверх. Он так же видел, что после этого в сторону Батыра стали стрелять И., М.Д.Г..

Согласно показаниям свидетеля Г.В.Р., который показал, что в тот день 22 января 2011 года он с Хайбулаевым Б.Н. ехали в сел.Узун-отар. В это время кто-то позвонил Хайбулаеву Б.Н. После разговора по телефону, Хайбулаев Батыр развернул а/машину в сторону станции Карланюрт. По дороге они увидели толпу ребят. Хайбулаев Батыр сказал, что там убивают его брата. При этом Батыр, взяв из а/машины автомат «Сайга», побежал в сторону толпы. Он же остался на месте и решил развернуть а/машину, и когда доезжал до перекрестка, позвонил Хайбулаев Б.Н. и сказал, чтобы он забрал его брата. Он остановился и услышал, что началась такая стрельба, будто началась война, и все оттуда стали убегать. Увидев, что машина брата Батыра выехала, он также последовал за ней. По возвращении домой он увидел Х.М.Н. лицо которого было в синяках.

Согласно показаниям свидетеля А.Ш.Н., он в тот вечер 22 января 2011 года, проезжая возле станции Карланюрт, увидел толпу ребят, остановился и вышел из а/машины, чтобы посмотреть, что там происходит и увидел вооруженных людей, а ныне покойный сельчанин М. избивал другого его сельчанина - Х.М., и при этом у М. что-то было. Там же он увидел с оружием И., М.Д.Г. и М..

Согласно показаниям свидетеля Х.Н.Б.., 22 января 2011 года, в вечернее время ему позвонил сын Батыр и попросил, чтобы он подъехал и забрал его со станции Карланюрт. Забрав сына, он отвез его к дальнему родственнику. О случившемся Батыр рассказал следующее: Узнав об избиении брата М. на станции Карланюрт, он приехал туда и увидел, как его брата избивает М., не реагируя на его требования оставить брата. Подумав, что брата убили и его тоже хотят убить, он произвел из своего карабина два выстрела вверх. После того, как и это не остановило, в целях защиты себя и брата, он произвел два выстрела в М.. А до этого кто-то из толпы выстрелил и ранил его. Ранее М. тоже вел себя агрессивно и от него многие пострадали.

Согласно показаниям свидетеля А.Ш.А., 22января 2011 года в вечернее время позвонил ему Хайбулаев Батыр и сказал, что на станции Карланюрт идет перестрелка и необходимо вызвать наряд милиции. Когда он уже выходил из дома тестя, на телефон его жены позвонил Х.М.Н. и сообщил, что его дальнего родственника М. ранили и он доставлен в больницу. После ему стало известно, что в М. выстрелил звонивший в тот день Батыр из-за того, что М. избивал его брата.

Согласно показаниям свидетеля М.И.И., 22 января 2011 года, примерно в 19 часов, к нему домой пришел М.М.М.. Пока он находился у него, к нему на телефон позвонил их односельчанин Х.М., с которым М. обусловился об их встрече на ст.Карланюрт. После этого М. позвонил своему старшему брату и попросил присутствовать его при их разговоре. С ними так же поехал и их знакомый М.Г.М.. Данная встреча должна была состояться вследствие того, что парень из их села Г. распускал о нем слухи, будто бы его перед М. кто-то ударил по лицу и они на это не ответили. Когда приехали на место, они увидели там Г., М. и еще двоих. Г. стал все отрицать и поэтому М. вызвал туда двух ребят, которые подтвердили, что Г. эти слова говорил. Р. же с М. пытались успокоить М.. Но М. оттолкнул их, сказав, что потом и с ними тоже поговорит. В это время к месту подъехало еще несколько автомашин, из которых вышли ребята, которые встали в стороне и стали наблюдать. М. это разозлило и он нанес несколько ударов Гасану, и после этого Г. стал убегать, и М. побежал за ним. Х.М. в это время стал кричать ему: «что ты делаешь, зачем ударил Г.?». На это М. подошел к нему и стал избивать его и после того, как М. упал от пропущенных ударов М.. А когда М. остановил его и отвел в сторону, из толпы раздались выстрелы и увидел, как парень с автоматом в руках бежал в их сторону и производил выстрелы, и подойдя к М., произвел в него два выстрела и убежал. В момент, когда Батыр стрелял в М., в руках у него пистолета не было. Когда М. упал, будучи раненым, он заметил, что из-за пояса у него выпал травматический пистолет, который он обычно носил при себе, и этот пистолет оттуда забрал М., а в суде сказал, что пистолет забрал он, и у него и у других в руках оружия не было. В тот вечер шел снег, был туман, лица можно было различить с расстояния 2-5 метров.

Согласно показаниям свидетеля М.М.М. (брата покойного М.), 22 января 2011 года, примерно в 19 часов ему позвонил М. и попросил его приехать на станцию Карланюрт, где у него была назначена встреча с ребятами из их села Гасаном и его двоюродным братом Х.М. Когда он подошел на станцию, то увидел, что там собралось много людей. На площадке находились его брат, вместе с которым были его друзья И. с Г. и его дальние родственники М.Д.Г. с А., проживающие в сел.Кокрек. Там же находились М. с Г., с которыми были какие-то ребята, которых ранее не видел. М. к тому моменту, когда он подошел, спрашивал у Г. - распускал ли он за его спиной слухи о нем и его друге И.. Г. все отрицал. Тогда М. позвал односельчан, которые подтвердили, что он распускал эти слухи. После этого М. ударил Г. и тот стал убегать. М. погнался за ним. Пробежав метров 15, он остановился, так как в этот момент М. стал кричать ему, мол, что он делает, чтобы прекратил беспредел. Тогда его брат подошел к нему и сказав, что это он собрал толпу и подстрекал Г. распускать такие слухи, ударил его два раза. М. от полученных ударов упал, при этом кричал М., что он сломал ему челюсть. Его брат хотел еще ударить М., но он отвел его в сторону. В этот момент раздались выстрелы, и он увидел, что какой-то парень бежит в сторону М. с автоматом в руках. Он находился в метрах 15 от его брата. Этот парень, подбегая к М., произвел два выстрела в землю, потом остановился в 5 метрах от брата и произвел в него два выстрела и убежал. У брата имелся травматический пистолет, но он его не вытаскивал во время конфликта и при нем пистолета не видел.

Согласно его же показаниям в ходе предварительного следствия, в момент, когда раздались выстрелы, он находился в метрах 15 от брата М.. Он увидел, как парень, подбегая к М., произвел пару выстрелов в землю, остановился в метрах пяти от его брата, который стоял к нему левым боком, и произвел в него 2 выстрела, после чего убежал в сторону села (т.2 л.д. 174-177).

Согласно показаниям потерпевшей С.А.М., поздно вечером 22 января 2011 года ей от брата М. стало известно, что ее брата М. убил Хайбулаев Б.Н., когда драка закончилась и М. отвел М. в сторону.

Согласно показаниям свидетеля М.Д.Г., Р.Г. стал распускать слухи, что М. 9 граммов возьмут. Для разборки по этому случаю 22 января 2011 года, примерно в 19 часов ему позвонил его троюродный брат М. и попросил приехать на станцию Карланюрт, пояснив, что там у него назначена встреча с Г. и его двоюродным братом М.. Он сразу приехал на станцию, с ним поехал и его двоюродный брат А., которого М. также попросил, чтобы подшел на станцию. Они поехали на станцию на автомашине их знакомого А.Ш.А.. К их приезду на станции уже собралось человек 15, среди них он узнал Х.Р., знакомого М.. Когда они подошли туда, М. поинтересовался у Г. - говорил ли он что-либо плохое о них, но Г. все отрицал. Тогда М. позвал двух ребят из их села (М. и Ш.). М. подтвердил, что Г. действительно распускал нелестные слухи, после чего М. ударил Г.. После этого Г. стал убегать. Тогда М. побежал за ним, однако, не сумев его догнать, вернулся, затем подошел к М. и сказал, что он во всем виноват, что не надо было приводить толпу, после чего ударил несколько раз его по лицу, от чего М. упал. М. же начал его добивать. В это время на станцию приехал старший брат М. М. и отвел его в сторону. Когда все уже прекратилось, он услышал одиночные выстрелы и увидел выбежавшего из толпы Батыра, который, встав напротив М., произвел в него три или четыре выстрела со словами «тебя что ли не возьмут 9 граммов?» и убежал. Ни у него, ни у других при себе оружия не было.

Согласно показаниям М.А.О., 22 января 2011 года ему позвонил двоюродный брат М. и попросил подъехать на станцию Карланюрт, и он вместе с М.Д.Г. и Ш. поехали на станцию. Там они увидели толпу ребят. В толпе увидел М., который ударил Г. и тот стал убегать. М. погнался за ним, но не догнал. После этого он один или два раза ударил Х.М.. Находившийся там брат М. М. отвел последнего от М., и тут началась стрельба. Он спрятался за столбом, где стоял и увидел там человека в капюшоне и с оружием в руках. Слышал вначале три выстрела, а потом через пару секунд еще один. Кто стрелял он не видел, т.к. стоял в метрах 20 оттуда, было темно, освещение слабое. Согласно его показаниям в ходе предварительного расследования, после того как М. не догнал убежавшего Г., М. подошел к М., который в этот момент начал говорить ему, что он всегда его поддерживал, но это ему не понравилось, сказал, что сам за себя скажет что нужно, и сказав, что не нужно было приводить толпу, стал бить его. М., пропустив несколько ударов, упал. М. же начал добивать его, нанося удары кулаками по лицу. В руках у него был травматический пистолет. Это оружие, которое всегда было при нем. М. нанес лежачему М. пару ударов рукоятью данного пистолета по лицу. После этого к месту драки подошел брат М. и отвел М.. Он, решив, что все закончилось, отошел к своей а/машине и тут услышал звуки выстрелов, их было примерно десять (т.2 л.д. 67-70).

Согласно показаниям М.Г.Ш. о произошедшем инциденте на ст. Карланюрт ему стало известно от сельчан. Хайбулаев Б.Н. и потерпевший его односельчане. О М. слышал в связи со многими разборками с его участием. Со слов Г., И., Висрудина слышал, что там произошла стрельба, будто война началась. У трех, четырех человек было оружие. Известно, что у брата М. М. тоже было оружие. Видел после Х.М., который весь был в крови и с разорванной губой.

Согласно показаниям Г.Г.А., о произошедшем инциденте на ст. Карланюрт 22 января 2011 года он узнал от односельчан М. и Гасана, что М. назначил встречу, нанес удары Гасану, потом Магомеду, после чего пошла стрельба. Аналогичный инцидент был устроен М. и с его родственниками, при котором были избиты и попали в больницу его племянник и старший сын.

Согласно показаниям А.Ш.А., в тот день ему позвонил М.Д.Г. и попросил отвезти его на ст.Карланюрт, чтобы он подтвердил, что Рашидов Гасан распространял слухи о том, что М.М.М. возьмут 9 граммов. На его автомашине подъехали на станцию. С ними также поехал А.. Там собралась большая толпа людей. М. спросил его о слухах, и он подтвердил это. После этого М. ударил Рашидова Гасана и тот ушел в сторону. Потом подошел Х.М. и М. сказал ему, зачем он собрал толпу, что все это происходит по его вине, и при этом ударил его. Подошедший М. разнял и отвел М.. Потом раздались выстрелы. Кто стрелял он не видел, но впоследствии услышал, что в результате этой стрельбы был убит М..

Согласно показаниям О.О.С., 22 января 2011 года в их селе был убит парень по имени М.. Как ему рассказали сельчане, их же односельчанину Хайбулаеву Батыру пришлось стрелять в него из-за того, что М. и забивал его брата М., нанося последнему при этом удары рукоятью пистолета по лицу. При этом самого Батыра тоже ранили. Согласно показаниям М.Г.М., он 22 января 2011 года находился в гостях у своего знакомого И., когда к нему приехал М. и сказал, что у него разборки с ребятами из их села Г. и М. на ст.Карланюрт, что Г. распускает слухи, что нужно разобраться и просил приехать туда, и они с ним поехали туда. Сам остался в а/машине и наблюдал. М. с Г. отошли в сторону и разговаривали. Когда Г. побежал, он вышел из автомашины и увидел, как М. подошел к М., которому сказал, что по его вине собралась эта толпа, и ударил его насколько раз по лицу, в результате чего М. упал. К М. подошел его брат М. и отвел его в сторону. В это время неожиданно раздались выстрелы и он увидел человека в капюшоне с автоматом в руках, который, подойдя к М. со словами «тебя что ли 9 граммов не возьмут», сделал 4 или 5 выстрелов в М. и убежал. В ходе судебного следствия показал, что он услышал звуки одиночных выстрелов и увидел парня, который с оружием в руках и капюшоном на голове подбежал к М., пока бежал к М., произвел два выстрела в сторону стоявшего сзади М. И.. Затем, направив оружие на М., этот парень сказал что-то вроде «тебя что ли 9 грамм не возьмут?» и произвел в него несколько выстрелов, сколько именно сказать не может.

Согласно показаниям Р.М.Р., он знаком с М. и что полтора года назад по его вине был инцидент, в результате которого получили ранения его сыновья. Когда он положил сыновей в больницу села, М. со своими людьми устроил стрельбу на территории больницы. В правоохранительные органы по этому поводу они не обращались.

Согласно показаниям Х.Ш.У., в тот день, 22 января 2011 года, он, возвращаясь из сел. Муцалаул, посадил в а/машину мужчину, который попросил подбросить его до центра сел. Кокрек. Когда они доехали до ст.Карланюрт, этот мужчина попросил его остановить а/машину. Там он увидел толпу людей и тоже вышел из машины. По разговорам стало ясно, что там идут разборки, увидел ребят с оружием. Один из этих ребят подошел к нему и сказал, чтобы он ушел оттуда. Он позвонил Батыру и М., с которыми был знаком, поскольку увидел а/машину М., но те ему не ответили. В одно время рядом с ним побежал какой-то парень, а за ним бежал другой, которого узнал. Это был М.. У него в руках был пистолет. Потом М. вернулся и ударил М. рукой, потом рукояткой пистолета, ногами. М. упал. М. выстрелил сверху вниз, где была голова М., после чего началась стрельба с разных сторон. Избиение М. прекратилось после того, как М. выстрелил и после началась стрельба.

Согласно показаниям свидетеля М.Г.Ш., он на месте инцидента на ст.Карланюрт был после, когда все закончилось. От сельчан, от В. слышал, что была стрельба, как-будто война началась, что оружие было у 3-4 человек и у брата М..

Согласно показаниям свидетеля Б.И.И., который показал, что после инцидента на ст.Карланюрт, туда приехал человек и попросил ребят собрать гильзы, сказав, что он работает в органах. Они собрали там гильзы от 10 патронов и передали тому человеку.

Согласно явки с повинной М.Б.Н. от 23 января 2011 года, он 22 января 2011 года, узнав о том, что М. вызвал на разборки его двоюродного брата Х., и что вместе с ним пошел его брат М. и знал, что М. до этого неоднократно до полусмерти избивал ребят из села, используя свое превосходство в физической силе и бойцовских навыках, и опасаясь, что он будет избивать брата, сразу поехал на место их встречи на ст. Карланюрт. Приехав туда, он увидел большое скопление людей и как в толпе избивают его брата. Бил его житель села М.. Видя это, он взял из а/машины винтовку «Сайга», так как собравшихся со стороны М. было гораздо больше и они были вооружены. Когда он забежал в толпу, он увидел, что его брат кричал и просил М., чтобы он прекратил его бить. Но М. не реагировал на его слова и бил брата руками и ногами по лицу, так же наносил удары рукояткой пистолета, находившегося у него в руке. В этой связи он выстрелил вверх и крикнул, чтобы М. прекратил бить его брата. В этот момент кто-то выстрелил в него сзади. Сразу после этого он произвел выстрел в сторону М., поскольку тот ринулся в его сторону с пистолетом в руках. После его выстрела М. упал и он убежал. При этом слышал, что сзади вслед за ним вели стрельбу.

Согласно заключению экспертизы №104, показаний эксперта, протокола осмотра трупа, установлено наличие на трупе потерпевшего М.М.М. двух огнестрельных пулевых ранений в поясничной области и левого плеча, которые по тяжести относятся к тяжкому вреду здоровья и могли явиться причиной наступления его смерти (т.1 л.д. 183-184, 19-22, 10-13, 218-226).

Согласно протоколу осмотра места происшествия, на месте были обнаружены две гильзы от автомата калибра 7,62 мм и пятна крови.

Согласно заключению баллистической экспертизы, обнаруженные при осмотре места происшествия, две гильзы были выстреляны из карабина «Сайга-МК» калибра 7,62 мм №, принадлежащего Хайбулаеву Б.Н., из которого он произвел выстрелы в потерпевшего М.М.М.

Согласно заключению эксперта за № 40 по результатам судебно-медицинского освидетельствования в результате избиения М.М. Х.М.Н. были нанесены телесные повреждения в виде : ушиба головного мозга легкой степени; ушибленной раны верхней губы; травматических вывихов 2,3 зубов справа и 2,3 слева верхней челюсти; ушибы легких тканей волосистой части головы и лица, относящиеся к категории повреждений, причинивших вред здоровью средней тяжести (т.1 л.д. 131-137, 139-140).

Согласно заключению эксперта за № 41, по результатам судебно-медицинского освидетельствования у Хайбулаева Б.Н. установлено огнестрельное пулевое касательное ранение грудной клетки справа, имевшее место в срок и при обстоятельствах, указанных им самим.

Согласно показаниям потерпевшего А.З.Х., он 28 января 2011 года примерно в 19 часов вышел во двор и увидел на станции рядом с их домом толпу ребят, и решил пойти туда. Но не прошло и минуты, как раздались из этой толпы выстрелы и он получил ранение после первых выстрелов. Расстояние от их дома до места, где была толпа людей, примерно 25-30 метров. На вопрос адвоката уточнил, что до того как в него попали, было 3-5 выстрелов. Кто в него попал из оружия, он не знает, и не видел.

Согласно заключению эксперта № от 18 февраля 2011 года, сквозное огнестрельное ранение левого плеча А.З.Х. было причинено, возможно в срок и при обстоятельствах, указанных в медицинских документах и относятся к повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью.

Суд, исследовав и оценив изложенные доказательства, пришел к выводу о том, что Хайбулаев Б.Н., 22 января 2011 года, примерно в 19 часов в сел. Кокрек Хасавюртовского района РД, будучи вблизи ст. Карланюрт, расположенной в указанном населенном пункте, получив по мобильному телефону сообщение о том, что в указанном месте между его родным братом Х.М.Н. и жителем с. Кокрек М.М.М. происходит драка, прибыл к месту драки. Увидев, что М.М.М. наносит его брату Х.М.Н. удары по голове руками, не останавливаясь и после того, как Х.М.Н. перестал сопротивляться, в целях пресечения противоправных действий М.М.М., Хайбулаев Б.Н. вмешался в драку и потребовал от М.М.М. прекращения избиения его брата. Хайбулаев Б.Н., видя, что М.М.М. прекратил наносить удары Х.М.Н.., умышленно, с целью причинения смерти М.М.М., из мести за причинение вреда здоровью своему брату, из имевшегося при себе огнестрельного оружия - карабина модели «Сайга МК-03» калибра 7,62 мм., предварительно снаряженного патронами калибра 7,62 мм., являющимися боеприпасами, способными причинить смерть человеку, произвел выстрелы в М.М.М., причинив последнему сквозное огнестрельное ранение левой поясничной области, проникающее в подлежащую полость, с выходом из правой поясничной полости и огнестрельное слепое ранение верхней трети левого плеча с повреждением плечевой кости, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью, повлекший смерть М.М.М., квалифицировав указанные действия Хайбулаева Б.Н. по ч.1 ст.105 УК РФ.

А так же о том, что он же, Хайбулаев Б.Н., при указанных выше обстоятельствах произведя выстрелы в сторону М.М.М. из имевшегося при себе оружия - карабина модели «Сайга МК-3» калибра 7,62 мм., предварительно снаряженного патронами калибра 7,62 мм., являющимися боеприпасами, не имея умысла на причинение телесных повреждений иным лицам, предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий своих действий, при этом, исходя из того, что в месте драки находились иные лица, должен был и мог предвидеть, что может попасть и причинить иным лицам телесные повреждения, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на предотвращение этих последствий, подвергая опасности жизнь и здоровье случайных лиц, причинил огнестрельное сквозное ранение левого плеча с частичным повреждением плечевой кости, повлекшее за сбой причинение тяжкого вреда здоровью А.З.Х., находившемуся в стороне и не участвовавшему в происходящей драке между М.М.М. и Х.М.Н., и квалифицировал указанные действия Хайбулаева Б.Н. по ч.1 ст.118 УК РФ.

Придя к такому выводу, суд признал несостоятельными и дал критическую оценку показаниям свидетелей Х.М.Н.., Хайбулаева Б.Н., Г.В.Г., А.Ш.Н., Б.И.И., Р.Г.Р., Х.А.М., Р.М.Р., Х.Ш.У., а так же показаниям Хайбулаева Б.Н. о том, что он применял огнестрельное оружие в отношении М.М.М. в состоянии необходимой обороны, защищая своего брата М., избиваемого М.М.М., в том числе и рукояткой пистолета, и себя, когда он и сам был ранен выстрелом из оружия и М.М.М. после предупредительных выстрелов пошел на него с пистолетом в руках, мотивировав это тем, что указанные свидетели являются родственниками и знакомыми подсудимого Хайбулаева Б.Н., явно свидетельствующие в его пользу.

При этом суд в приговоре исключил из обвинения указание о том, что Хайбулаев Б.Н., увидев, что М.М.М. наносит удары его брату Х.М.Н. по голове как руками, так и рукояткой пистолета, не останавливаясь и после того, как Х.М.Н. перестал сопротивляться, и слова «в целях защиты его здоровья», указав, что органы следствия неправильно указывают цель преступления - защиту здоровья брата тогда, когда цель преступления в обвинении уже указана - причинение смерти М.М.М.

В то же время суд признал достоверными показания потерпевшей С.А.М. (не очевидца по делу), свидетелей М.М.М., М.А.О., М.Д.Г., А.Ш.Л., М.И.И., М.Г.М., А.Ш.А., являющихся близкими родственниками и знакомыми потерпевшей стороны, часть которых выступали непосредственными участниками конфликта на стороне потерпевшего М.М.М. и по показаниям свидетелей защиты были вооружены и препятствовали прекращению избиения Х.М..

Далее суд делает вывод, что характер ранений и их локализация, как это следует из приведенных выше судебно-медицинских заключений и пояснений экспертов, свидетельствуют, что в момент выстрелов М.М.М. стоял относительно дульного среза оружия левым боком и несколько спереди и что эти обстоятельства подтверждают, что Хайбулаев Б.Н. производил выстрелы в М.М.М. после прекращения им избиения Х.М.Н.., но он не обвинялся в том, что выстрелы произвел после прекращения избиения. Так же суд делает вывод о том, что на месте драки 22 января 2011 года оружие ни у кого, кроме как у Хайбулаева Б.Н., не было, и что кроме него никто там не стрелял.

Изучив материалы уголовного дела, а также доводы кассационных жалоб на приговор суда, судебная коллегия считает, что преждевременно, без учета и анализа всех доказательств, пришел к выводу о доказанности вины Хайбулаева Б.Н. в совершении преступлений по предъявленному обвинению.

Так, в соответствии с ст. 302 УПК РФ и разъяснениями Пленума Верховного суда Российской Федерации от 29 апреля 1996 года №1 «О судебном приговоре» (в ред. ПП ВС РФ от 6 февраля 2007 года), обвинительный приговор по уголовному делу может быть постановлен только в том случае, если выводы суда о виновности подсудимого полностью подтверждаются совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств. Предположение о виновности лица в совершении преступления при отсутствии достоверных доказательств не может служить основанием для вынесения обвинительного приговора.

При постановлении приговора должны получить оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как подтверждающие выводы суда по вопросам, разрешаемым судом при постановлении приговора, так и противоречащие этим выводам. Суд в соответствии с требованиями закона должен указать в приговоре, почему одни доказательства признаны им достоверными, а другие опровергнуты.

По делу, по которому подсудимый обвиняется в совершении нескольких преступлений, приговор должен содержать анализ доказательств по каждому обвинению.

В описательно-мотивировочной части приговора должно быть отражено отношение подсудимого к предъявленному обвинению и дана оценка всем доводам, приведенным им и его защитником в свою защиту.

В соответствии со ст. 252 УПК РФ, судебное разбирательство должно производиться только в отношении обвиняемого и лишь по предъявленному обвинению. Изменение обвинения в судебном разбирательстве допускается, если этим не ухудшается положение подсудимого и не нарушается его право на защиту.

При постановлении приговора следует так же неукоснительно соблюдать принцип презумпции невиновности (ст. 14 УПК РФ), согласно которому все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК РФ, толкуются в его пользу.

Указанные требования уголовно-процессуального закона, при постановлении обвинительного приговора в отношении Хайбулаева Б.Н. по ч.1 ст.105, ч.1 ст.118 УК РФ нарушены, и эти нарушения являются существенными и влекущими отмену приговора согласно ст. 308 УПК РФ с направлением уголовного дела на новое судебное разбирательство.

Как следует из предъявленного Хайбулаеву Б.Н. обвинения, он органами предварительного следствия обвинялся в том, что он 22 января 2011 года, примерно в 19 часов, в сел. Кокрек Хасавюртовского района, находясь близ станции Карланюрт, расположенной в указанном населенном пункте, получив по мобильному телефону сообщение о том, что в указанном месте между его родным братом Х.М.Н. и жителем с. Кокрек М.М.М. происходит драка, прибыл к месту драки. Хайбулаев Б.Н., увидев, что М.М.М. наносит его брату Х.М.Н. удары по голове как руками, так и рукоятью пистолета, не останавливаясь и после того, как Х.М.Н. перестал сопротивляться, в целях пресечения противоправных действий М.М.М. вмешался в драку и потребовал от М.М.М. прекращения избиения его брата. Хайбулаев Б.Н., видя, что М.М.М. продолжает наносить удары Х.М.Н.., который сопротивления не оказывал, умышленно, с целью причинения смерти М.М.М., из мести за причинение вреда здоровью своему брату и в целях защиты его здоровья, произвел из имевшегося при себе огнестрельного оружия - карабина модели «Сайга МК-03», калибра 7,62 мм., предварительно снаряженного патронами калибра 7,62 мм. и являющимися боеприпасами, способными причинить смерть человеку, произвел выстрелы в М.М.М., причинив последнему слепые огнестрельные ранения левой и правой поясничной области, проникающие в подлежащую полость и одно огнестрельное ранение верхней трети левого плеча с повреждением плечевой кости, квалифицирующиеся как тяжкий вред здоровью, повлекшие смерть М.М.М.

Суд, постановляя приговор, исключил из предъявленного органами следствия обвинения Хайбулаеву Б.Н. избиение Х.М. (в защиту которого выступил осужденный) потерпевшим М.М.М. рукояткой имевшегося у него пистолета, а также исключил из обвинения указание на то, что выстрелы Хайбулаевым Б.Н. в М.М.М. были произведены с целью защиты здоровья его брата.

Такое решение суда существенно изменяет суть предъявленного Хайбулаеву Б.Н. обвинения, ухудшает его положение и нарушает право на защиту и противоречит требованиям ст. 252 УПК РФ.

При этом судом не принято во внимание и то, что постановлением о выделении материалов уголовного дела от 20 января 2012 года установлено, что в ходе драки у потерпевшего М.М.М. при себе имелось оружие, рукоятью которого наносил удары потерпевшему Х.М. (т.4 л.д.69).

Далее суд признал не соответствующими в целом действительности показания свидетелей об обстоятельствах произошедшего инцидента, которые подтверждали доводы осужденного об обстоятельствах производства им выстрелов в потерпевшего М.М.М. только по тем основаниям, что свидетели Х.М.Н., Х.Н.Б., Г.В.Г., А.Ш.Г., Б.И.И., Р.Г.Р., Х.А.М., Р.М.Р., Х.Ш.У. являются родственниками и знакомыми подсудимого, свидетельствующими явно в его пользу.

А между тем, как следует из протокола судебного заседания, все они, как свидетели потерпевшей стороны, являются односельчанами и знакомы между собой. А свидетели Б.И.Ш., Х.А.М., Р.М.Р., Х.Ш.У. каких-либо родственных связей с осужденным Хайбулаевым Б.Н. не имеют.

При таких обстоятельствах - родства и знакомства с потерпевшей стороной, суд признал показания свидетелей М.М.М. (брата погибшего), М.А.О. (двоюродный брат), М.Д.Г. (троюродный брат), А.Ш.Л. (знакомый), М.И.И. (знакомый), М.Г.М. (знакомый), А.Ш.А. (знакомый) объективными и соответствующими действительности.

При этом судом не обращено внимание на то, что в их показаниях имеются противоречия в количестве, произведенных осужденным в М.М.М. выстрелов. По показаниям М.М.М. он не видел как стрелял Хайбулаев Б.Н. в М., всего было два или три выстрела. По показаниям свидетеля М.А.О. вначале было три выстрела, а потом еще один, но кто стрелял, он не видел. По показаниям М.Д.Г. Хайбулаев Б.Н. подошел к М.М.М. и произвел в него 4 выстрела. По показаниям М.И.И. он забрал оружие у М.М.М. и отдал его брату. Что М. подошел к М. и ударил его несколько раз, тот упал и началась стрельба. Всего было 6-7 выстрелов. Согласно показаниям М.Г.М., осужденный, подойдя к М. со словами «тебя что ли 9 гр. не возьмут» сделал 4 или 5 выстрелов и убежал. Согласно показаниям М.М.М. в ходе предварительного следствия, он видел как парень, подбегая к М., произвел пару выстрелов в землю, а потом остановился в 5 метрах от брата и произвел в него два выстрела, и убежал. Согласно заключению экспертов на теле потерпевшего обнаружены два пулевых ранения. Суд указанные противоречия не устранил, не выяснил причину изменения показаний свидетелями М.М.М., М.А.О., А.Ш.А. относительно наличия пистолета у М.М.М. и наносил ли он удары рукояткой Х.М.Н. а также о количестве выстрелов, произведенных в потерпевшего.

Далее, в обоснование доказанности вины Хайбулаева Б.Н., суд в приговоре делает ссылку на протокол освидетельствования от 23 января 2011 года, заключение эксперта № от 28 января 2011 года, заключение эксперта № от 31 января 2011 года, заключение эксперта № МКО от 25 января 2011 года, заключение эксперта № от 16 февраля 2011 года, протокол осмотра предметов от 25 апреля 2011 года, протокол осмотра предметов от 30 мая 2011 года, протокол осмотра предметов от 08 мая 2011 года, протокол осмотра предметов от 12 мая 2011 года.

Однако, из изложенного не видно, исходя из чего суд пришел к выводу, что данные доказательства подтверждают вину Хайбулаева Б.Н. в совершении умышленного убийства М.М.М. и неосторожном причинении тяжкого вреда здоровью А.З.Х.

В ходе судебного разбирательства осужденным Хайбулаевым Б.Н. и его адвокатами в свою защиту были выдвинуты доводы о том, что он произвел все выстрелы в потерпевшего после того, как был произведен выстрел в него самого кем-то из сторонников М.М.М., и что ранее ему органами предварительного следствия было предъявлено обвинение за содеянное по ч.1 ст.108 и ч.1 ст.118 УК РФ, и с таким обвинением уголовное дело с обвинительным заключением, утвержденным прокурором, передано для рассмотрения в Хасавюртовский районный суд. Хасавюртовским районным судом уголовное дело было возвращено прокурору в порядке ст. 237 УК РФ, для устранения препятствий его рассмотрения судом. При этом в нарушение требований ст. 237 УПК РФ после возвращения уголовного дела прокурору проведено дополнительное расследование с предъявлением нового более тяжкого обвинения по ч.1 ст.105 УК РФ, что не допустимо. Исходя из чего, его действия так же следует квалифицировать в части обвинения в совершении убийства по ч.1 ст.108 УК РФ.

Судом в приговоре указанным доводам осужденного Хайбулаева Б.Н. и его адвокатов Мирзаевой З.М. и Ибрагимова А.М. оценка не дана, чем нарушены требования ст. 307 УПК РФ.

Как следует из постановления Хасавюртовского районного суда от 03 апреля 2012 года вынесенного под председательством судьи Х.Р.Ш. им было отказано в удовлетворении жалобы адвоката Ибрагимова А.М. на постановление и.о. прокурора Хасавюртовского района Р.Г.Р. об отмене постановления следователя о привлечении Хайбулаева Б.Н. в качестве обвиняемого по ч.1 ст. 108 УК РФ и возвращении уголовного дела для производства дополнительного расследования и в своем постановлении было указано, что, несмотря на столь длительное расследование уголовного дела, исчерпывающие следственные действия не проведены, в результате чего, действия Хайбулаева Б.Н. квалифицированы с нарушением требований норм уголовного и процессуального права. В деле имеются многочисленные заключения проведенных по делу экспертиз, которым дана неправильная правовая оценка; что постановлением от 19 июля 2011 года о прекращении в отношении Хайбулаева Б.Н. обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ и о переквалификации его действий по ч.1 ст. 108 и ч. 1 ст. 118 УК РФ вынесено преждевременно и необоснованно, без учета всех установленных и выясненных обстоятельств дела, которым не дана правильная юридическая оценка; что из материалов дела не видно, каким образом, как, умышленно произведя выстрелы в сторону скопления людей из нарезного огнестрельного оружия, Хайбулаев Б.Н. рассчитывал, что избежит наступления общественно опасных последствий своих действий, что в связи с этим, в действиях обвиняемого Хайбулаева Б.Н. в части ранения А.З.Х. усматриваются признаки преступления, предусмотренного ч.1 ст. 111 УК РФ, т.е. по результатам наступивших последствий; что касается совершенного Хайбулаевым Б.Н. убийства М.М.М., то в данной части преждевременны и необоснованны выводы следователя, что обвиняемым выстрелы были произведены в целях самообороны, т.е. его действия ошибочно квалифицированы по ч.1. ст. 108 УК РФ.

Из изложенного явствует, что судья Х.Р.Ш.. еще до рассмотрения уголовного дела по существу, в нарушение требований ст. 125 УПК РФ, вошел в оценку доказательств обвинения Хайбулаева Б.Н., признав необоснованным квалификацию его действий по ч.1 ст. 108 и ч.1 ст. 118 УК РФ, высказал свое отношении как судьи, к предъявленному Хайбулаеву Б.Н. обвинению и озвучил свое мнение, какое обвинение ему следует предъявить.

С учетом изложенного и несмотря на то, что данное постановление судьи Хамавова Р.Ш. не было обжаловано, сделанные в нем выводы ставят под сомнение его объективность и независимость от этих выводов при рассмотрении уголовного дела им же по существу, когда оно поступило в суд с новым обвинением, предъявленным Хайбулаеву Б.Н. с учетом выводов, изложенных в его постановлении от 03 апреля 2010 года.

При указанных обстоятельствах, судья Х.Р.Ш. не вправе был рассмотреть уголовное дело в отношении Хайбулаева Б.Н. по существу, по смыслу ч.2 ст. 61, ст. 62 УПК РФ.

В части обвинения Хайбулаева Б.Н. в причинении тяжкого вреда здоровью потерпевшего А.З.Х. судом не приведены доказательства, на основании которых суд пришел к выводу о доказанности вины осужденного в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.118 УК РФ, и не дана оценка доводам Хайбулаева Б.Н. о том, что он, произведя выстрелы в М.М.М., не мог попасть в А.З.Х. и ранить его.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

определила :

Приговор Хасавюртовского районного суда от 03 июля 2012 года в отношении Хайбулаева Батыра Нуридиновича отменить и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

Избрать в отношении Хайбулаева Б.Н. меру пресечения в виде заключения под стражу сроком на два месяца с 03 сентября 2012 года по 03 ноября 2012 года включительно.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1089/12
Принявший орган: Верховный Суд Республики Дагестан
Дата принятия: 03 сентября 2012

Поиск в тексте