• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПЕНЗЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 июля 2012 года Дело N 22-728
 

г. Пенза 18 июля 2012 года.

Судебная коллегия по уголовным делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего - Банникова Г.Н.

судей - Доронькиной Т.Е. и Михайленко А.В.

с участием секретаря - Панковой А.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Дмитриева А.П. и адвоката Архиповой Г.Н. на приговор Бессоновского районного суда Пензенской области от 1 июня 2012 года, которым

Дмитриев А.П. <...> года рождения, <...>, не судимый-

осужден по ч.3 ст. 264 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13.02.2009г.) к 2 годам лишения свободы с лишением права управлять транспортными средствами сроком на 1 год.

На основании ст. 73 УК РФ основное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год 6 месяцев.

Заслушав доклад судьи Доронькиной Т.Е., объяснения осужденного Дмитриева А.П., поддержавшего жалобу, мнение прокурора Зеленченко О.О., полагавшую судебное решение оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Дмитриев А.П. совершил нарушение лицом, управляющим автомобилем, правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности смерть человека, при следующих обстоятельствах:

12 мая 2011 года около 10 часов 30 минут Дмитриев А.П., управляя автомобилем марки «<...>», регистрационный знак <...>, принадлежащим ему на праве личной собственности, следовал по автодороге «Пенза-Лунино» со стороны р. ... в направлении ... .

Проезжая 28-й км дороги, проходящий в районе ... , Дмитриев А.П. нарушил требования п. 9.10 ПДД РФ, предписывающего обязанность водителя соблюдать такую дистанцию до движущегося впереди транспортного средства, которая позволила бы избежать столкновения, и п. 10.1 часть 1,2 ПДД РФ, согласно которому водитель должен вести транспортное средство со скоростью, не превышающей установленного ограничения, учитывая при этом интенсивность движения, особенности и состояние транспортного средства и груза, дорожные и метеорологические условия, в частности видимость в направлении движения. Скорость должна обеспечивать водителю возможность постоянного контроля за движением транспортного средства для выполнения требований Правил. При возникновении опасности для движения, которую водитель в состоянии обнаружить, он должен принять возможные меры к снижению скорости вплоть до остановки транспортного средства: не выбрал скорость, обеспечивающую безопасность и возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, а также не выбрал безопасную дистанцию до движущегося впереди него в попутном направлении транспортного средства, а именно, автобуса марки «<...>», регистрационный знак <...>, под управлением водителя Т.В.А.

Обнаружив опасность для своего движения - вышеуказанный автобус марки «<...>», водитель которого совершил рабочее (плавное) торможение без изменения направления движения, Дмитриев А.П. своевременных мер к снижению скорости вплоть до остановки автомобиля не принял, и совершил с ним столкновение.

В результате вышеуказанных действий Дмитриева А.П. пассажир его автомобиля Х.С.Н. получила телесные повреждения головы: кровоизлияния под мягкими мозговыми оболочками в проекции нижней лобной извилины правой лобной доли, кровоизлияния в мягких тканях головы, раны и осаднение головы; груди, наличие в правой плевральной полости около 100 мл крови, переломы ребер справа - 3-го по передней подмышечной линии; 3, 4, 5, 6, 7, 8, 9, 10, 11 по лопаточной линии с разрывом пристеночной плевры в проекции 8, 9 ребер, кровоизлияния в легких, кровоизлияния на правом куполе диафрагмы, ссадины грудной клетки; живота: наличие в брюшной полости около 1000 мл крови, разрывы и размозжение правой доли печени; конечностей, рана и кровоподтек правого плеча в совокупности причинившие тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинения и повлекшие ее смерть.

Дмитриев А.П. вину в совершении преступления не признал.

В кассационных жалобах осужденный Дмитриев А.П. и его адвокат - Архипова Г.Н. выражают свое несогласие с принятым решением суда и просят приговор отменить и дело производством прекратить по п.2 ст. 24 УПК РФ за отсутствием состава преступления в действиях Дмитриева А.П. При этом ссылаются на то, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны лишь на неправильных показаниях брата Дмитриева А.П., и лжесвидетельстве водителя автобуса - Т.В.А. Других же доказательств по делу не имеется.

Обращают внимание на то, что причиной столкновения с автобусом явилась потеря им сознания. Считают, что суд необоснованно сослался на заключение судебно-медицинской экспертизы, поскольку в заключении не установлен факт потери им сознания в момент ДТП, а его же показания о том, что причиной столкновения с автобусом произошло по причине потери им сознания, судом не опровергнуты.

В возражениях на жалобу осужденного Дмитриева А.П. прокурор Бессоновского района - Потемин А.Ю. просит приговор в отношении Дмитриева А.П. оставить без изменения, находя его законным, обоснованным и справедливым, а доводы, приведенные им в жалобе - несостоятельными.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Виновность Дмитриева А.П. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании, которым дана надлежащая оценка.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно признал Дмитриева А.П. виновным в совершенном им преступлении и дал правильную правовую оценку его действиям, обосновав в приговоре свой вывод относительно вины и квалификации им содеянного.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалобы осужденного Дмитриева А.П. и его адвоката Архиповой Г.П. о его незаконном осуждении. Эти доводы выдвигались ими в суде, были предметом судебного разбирательства и обоснованно судом были опровергнуты с приведением в приговоре соответствующих доказательств.

Так свидетель Т.В.А. суду показал, что 12 мая 2011 г. около 10 час. 30 мин. он, управляя автобусом марки ПАЗ, следовал со скоростью около 60-70 км./час. по автодороге «Пенза-Лунино» со стороны р. ... в направлении ... , вез пассажиров. Перед выездом автобус был в исправном техническом состоянии. Во встречном направлении транспортных средств не было. Проезжая 28 км дороги, он заметил, что поднялась температура двигателя. Чтобы избежать перегрева двигателя и выявить причину неисправности, он решил остановить автобус. Сразу съехать резко на обочину для остановки было нельзя, так как по весне обочина еще рыхлая и сырая. Может закружить и провалиться колесо, и автобус может улететь с дороги. Рисковать жизнью пассажиров он не мог. Для остановки он включил указатель правого поворота и стал плавно притормаживать. В этот момент он почувствовал сильный удар в заднюю левую часть автобуса. Испугавшись за пассажиров, он нажал на тормоза. Автобус остановился, на обочину он съехать не успел. С автобусом столкнулся автомобиль марки Нива, из которого вышел мужчина и пояснил, что он «зазевался», засмотревшись на какой-то мешок на обочине, и поздно увидел фонари стоп сигналов его автобуса. Пассажиры его автобуса уехали на попутном транспорте в сторону г. Пенза. Пассажирку автомашины «Нива» отправили в больницу на попутной машине. Вся осыпь стекла, пластмассы и грязи осталась на месте столкновения. Автомобиль «Нива» столкнулся передней правой частью с задней левой частью его автобуса, в момент столкновения его автобус еще двигался, он притормаживал и полностью остановиться, еще не успел. Дополнительно суду показал, что на автобусе марки «<...>» имеются воздушные тормоза. Тормозные колодки на заднем левом колесе его автобуса при применении плавного торможения срабатывают быстрее, чем на остальных других колесах, и вся нагрузка приходится на задние левые колеса. Из-за этого на месте происшествия остался четкий двойной след торможения от заднего левого колеса. При резком торможении срабатывают все четыре колеса одновременно и, если бы в момент ДТП он применил экстренное торможение, то остановочный путь был бы короче в два раза. На данном участке дороги на самом дорожном полотне, а равно и на обочине, никаких полипропиленовых наполненных мешков разбросано не было. Вдоль обочины по длине дороги лежат мешки с мусором. Но никакого препятствия для движения они не создают. До столкновения автомобиль подсудимого не видел, внимания на обстановку позади автобуса не обращал, смотрел на отсутствие помех для остановки впереди автобуса. На автобусе был включен правый поворотник, указывающий на остановку. Незадолго до ДТП не видел, чтобы автомобиль Дмитриева предпринимал попытки обгона с выездом на встречную полосу. Препятствий для обгона никаких не было, мешков на проезжей части также не было.

Свидетель С.А.А. суду показал, что являлся механиком ООО «Л.А.». 12 мая 2011 года около 6 часов он произвел осмотр технического состояния пассажирского автобуса «<...>». При осмотре технического состояния автобуса никаких неполадок выявлено не было. Автобус под управлением водителя Т.В.А. был выпущен на линию для перевозки пассажиров. В 9 часов 40 минут автобус поехал с пассажирами на Пензу. Позже от водителя, возвращавшегося из Пензы, узнал, что автобус попал в аварию. Со слов Т.В.А. ему известно, что в процессе движения поднялась температура двигателя, для выяснения причины он стал делать вынужденную остановку, снижал скорость для съезда на обочину. В это время в задний левый угол его автобуса ударилась автомашина марки «Нива». В результате ДТП пострадала женщина из автомашины «Нива». Т.В.А. пояснил, что экстренного и резкого торможения автобуса он не применял. Подъем температуры двигателя автобуса произошел из-за разрыва ремня охлаждения двигателя, что при осмотре автобуса обнаружили сотрудники ГИБДД. Тарасов работает на перевозке пассажиров около 20 лет, опытный водитель, нарушений правил дорожного движения и аварий не допускал, проявляет осторожность при перевозке людей, никогда не рискует. Необходимости в экстренном торможении у него не было, но остановиться и выяснить причину перегрева двигателя в целях безопасности пассажиров он должен был.

Свидетель З.Е.А. показал суду, что 12 мая 2011 года примерно в 10 часов 30 минут он ехал из ... в ... . Проезжая участок дороги, расположенный на 28 км., увидел аварию: автомобиль «Нива», стоявший в районе середины проезжей части, которая была обозначена дорожной разметкой в виде прерывистой линии, своей передней правой частью въехала под заднюю левую часть автобуса, который располагался на правой стороне проезжей части. На месте происшествия он не останавливался, по сотовому телефону позвонил в МЧС Бессоновского района и сообщил о случившемся. Когда он проезжал мимо места ДТП, то в салоне автобуса и в салоне автомобиля «Нива» пассажиров не видел. На месте происшествия каких-либо других транспортных средств не было. Он видел мужчину, сидевшего за рулем автомобиля «Нива», другой мужчина ходил вокруг автобуса. Обстоятельства дорожно-транспортного происшествия ему не известны. Каких-либо мешков, иных предметов на автодороге не было. От Лунино и до подъезда к месту ДТП никаких посторонних предметов, в том числе и мешков, на дороге не было.

Свидетель А.А.В. суду показал, что является госинспектором ОГИБДД ОМВД РФ по Бессоновскому району. 12 мая 2011 года он выезжал на место ДТП, произошедшее на 28 км. автодороги «Пенза-Лунино». На месте ДТП увидел автомобиль «Нива», автобус «<...>», располагавшиеся по ходу движения в сторону г. Пенза. Нива располагалась с выездом на встречную полосу, правой передней частью въехала в левый задний угол автобуса. В месте нахождения транспортных средств имелась осыпь стекла и грязи. Там же были оба водителя. Следователь осуществлял осмотр места ДТП, составлял схему. Он осматривал транспортные средства. В автобусе была обнаружена неисправность в виде обрыва ремня охлаждения двигателя. Дмитриев А.П. был в адекватном состоянии, понимал и осознавал происходящее. Он говорил, что хотел обогнать автобус и выехал на полосу встречного движения, но увидел на середине встречной полосы белый, как из-под сахара, мешок, мешавший движению, вернулся на свою полосу движения. В это время увидел что автобус, находившийся на малом расстоянии от него, останавливается. Он применил торможение, но не смог остановиться и произвел столкновение с задней частью автобуса. Другой причины ДТП, кроме мешков, Дмитриев не называл. Водитель автобуса на месте ДТП говорил, что у него оборвался ремень, и произошло нагревание двигателя, он стал останавливаться и в это время почувствовал удар в заднюю часть автобуса. Боясь, что автобус может опрокинуться, стал тормозить и остановился. В ходе осмотра места происшествия проверялась версия подсудимого с мешками. Он лично с другими сотрудниками ГИБДД прошел по проезжей части по направлению в Лунино, откуда следовала автомашина «Нива», более 300 метров, но никаких мешков и каких-либо предметов на проезжей части не было. Они также смотрели мешки и вдоль обочин. Дорога была прямой, просматривалась на 500 и более метров.

Свидетель К.Ю.И. суду показал, что является сотрудником ГИБДД, 12 мая 2011 года он выезжал на место ДТП, располагавшееся на 28 км. автодороги «Пенза-Лунино». По прибытии на место происшествия он увидел автомобиль «Нива», стоявший по середине дороги, обращенный передней частью по ходу движения в сторону г. Пенза. Правой передней частью «нива» вмялась в левую заднюю часть автобуса «<....>». Автобус полностью находился на правой стороне проезжей части по ходу движения в сторону г. Пенза. В месте расположения транспортных средств находилась осыпь стела и грязи. На месте ДТП находился водитель автомобиля «Нива» Дмитриев А.П. и водитель автобуса Т.В.А. Дмитриев А.П. был в нормальном состоянии, понимал и осознавал происходящее, на самочувствие не жаловался. Он говорил, что ДТП произошло из-за мешка, что он начал осуществлять обгон автобуса и выехал на полосу встречного движения, где увидел мешок, мешавший его движению. Вследствие этого он вернулся на свою полосу движения и в это время увидел автобус, находившийся на незначительном расстоянии от него; автобус останавливался; он применил торможение, но не смог остановиться и произвел столкновение с задней частью автобуса. Про потерю сознания он ничего не говорил. В ходе осмотра места происшествия он мешков и каких-либо предметов на проезжей части не видел. Дорога просматривалась хорошо на расстояние до 500 м., было ясно и солнечно. Мешки ходили искать в обе стороны от места ДТП на расстояния более 150 метров, углублялись в сторону от обочин дорог на 40 метров. Никаких подъемов, спусков, изгибов дороги в месте ДТП не было. Профиль дороги прямой и горизонтальный. По обстановке сразу понял, что водитель «нивы» не выдержал дистанцию.

Из показаний свидетеля П.К.Д. на л.д. 168, оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ, следует, 12 мая 2011 года примерно в 10 часов 26 минут на телефон поступил звонок от мужчины, представившимся З., который сообщил, что на 28 км. автодороги «Пенза-Лунино» произошло столкновение автомобиля «Нива» с автобусом. О случившемся она сообщила в дежурную часть полиции.

Из показаний свидетеля Б.В.И. на л.д. 172, оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ, следует, что 12 мая 2011 года она участвовала в качестве понятой при осмотре места ДТП, расположенного на 28 км. автодороги «Пенза-Лунино», где автомобиль «Нива» столкнулся с автобусом. На месте происшествия был составлен протокол осмотра места происшествия и схема ДТП, в которых она расписалась. На месте происшествия водитель автомобиля «Нива» вел себя адекватно, все осознавал, о потере им сознания ничего не говорил. Он говорил, что все случилось из-за мешков, якобы лежавших на автодороге, однако она в ходе осмотра места происшествия никаких мешков не видела. Также не было мешков на протяжении пути от р. ... до места ДТП. Дорога просматривалась хорошо во все стороны.

Дав оценку показаниям указанным свидетелям, суд обоснованно признал их достоверными и положил в основу приговора, поскольку они последовательны и соответствуют фактическим обстоятельствам дела и подтверждены другими доказательствами по делу.

В материалах дела не имеется каких-либо данных, свидетельствующих об оговоре Дмитриева А.П. со стороны данных свидетелей.

Виновность Дмитриева А.П. подтверждается также следующими доказательствами.

Из оглашенных в судебном заседании на основании ст. 276 УПК РФ показаний Дмитриева А.П., ранее данных им при производстве предварительного расследования, следует, что совершить обгон ему мешали мешки, он вновь вернулся на свою полосу движения. Вернувшись на свою полосу движения, он продолжил смотреть на данные мешки, повернув голову влево, проезжая мимо них. При этом он отвлек свое внимание от дороги примерно на 1-2 секунды, а когда он повернул голову и посмотрел вперед, то увидел перед собой заднюю часть автобуса. Расстояние между автобусом и его автомобилем составляло примерно 35 - 40 м. Он увидел, что у автобуса загорелись на фонарях стоп сигналы, автобус останавливался. Он сразу же применил экстренное торможение, но избежать столкновения не смог, т.к. водитель автобуса также стал резко останавливаться. Передней правой частью автомобиля произошло столкновение с задней левой частью автобуса. До приезда сотрудников милиции мешки кто-то забрал с проезжей части. Он упустил начало замедления движения автобуса, не выбрал безопасную дистанцию до автобуса (л.д. 44-45, л.д.111-112).

Согласно заключению автотехнической судебной экспертизы на л.д. 98-103 столкновение между автомобилем под управлением Дмитриева А.П., и автобусом под управлением Т.В.А. имело место на правой стороне проезжей части 28 км автодороги «Пенза-Лунино» в конце следов торможения вышеуказанных транспортных средств, расположения следа сдвига заднего правого колеса автомобиля <...> длиной 1,1 м. Скорость движения автомобиля <...> под управлением подсудимого перед началом торможения была не менее 68 км/ч. Следу торможения заднего левого колеса автобуса <...> длиной 23 м., зафиксированному на схеме ДТП, соответствует скорость движения автобуса <...> -31 км/час. Техническая возможность предотвратить столкновение с автобусом <...> зависела от действий подсудимого по управлению транспортным средством при выполнении им требований Правил дорожного движения РФ, который должен был действовать, руководствуясь требованиями пунктов ПДД РФ: 1.5 (часть 1), 9.10 и 10.1 (часть 1).

Заключение автотехнической экспертизы дано полно, ясно, выводы ее мотивированы, основаны на исследовании всех обстоятельств ДТП, полностью согласуются с другими доказательствами по делу, а также с данными, содержащимися в протоколе осмотра места происшествия, схеме к нему, в протоколе следственного эксперимента, с показаниями свидетелей.

В судебном заседании эксперт О.Е.Ю. данное заключение подтвердил.

Согласно заключению судебной медицинской экспертизы на л.д. 75-76 при исследовании трупа Х.С.Н. обнаружены следующие телесные повреждения в области головы: кровоизлияния под мягкими мозговыми оболочками в проекции нижней лобной извилины правой лобной доли, кровоизлияния в мягких тканях головы, раны и осаднение головы; в области груди: наличие в правой плевральной полости около 100 мл крови, переломы ребер справа -3-го по передней подмышечной линии; 3,4,5,6,7,8,9,10,11 по лопаточной линии с разрывом пристеночной плевры в проекции 8,9 ребер, кровоизлияния в легких, кровоизлияния на правом куполе диафрагмы, ссадины грудной клетки; в области живота: наличие в брюшной полости около 1000 мл крови, разрывы и размозжение правой доли печени; в области конечностей: рану и кровоподтек правого плеча. Все повреждения образовались прижизненно, незадолго до смерти, в комплексе одной автомобильной травмы. В совокупности квалифицируются как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в момент причинен и состоят в прямой причинной связи со смертью Х.С.Н.

Из протокола осмотра места ДТП от 12 мая 2011 года, схемы ДТП, фототаблицы к протоколу на л.д. 10-16 усматривается, что на 28 км автодороги «Пенза-Лунино» ширина проезжей части составляет 6,9 м., по середине проезжей части проходит дорожная разметка в виде прерывистой линии. На правой стороне проезжей части, по ходу движения транспорта со стороны р.п. Лунино в направлении г. Пенза, располагался автобус «<...>», регистрационный знак <...>, с расстоянием до правого края проезжей части от оси переднего правого колеса 0,6 м и от оси правого заднего колеса - 0,9 м. Около левой задней угловой части автобуса располагался автомобиль марки «<...>», регистрационный знак <...>. Оба транспортные средства передними частями были обращены по направлению движения в сторону ... . В районе передней части автомобиля «<...>» и задней левой части автобуса «<...>» находилась осыпь стекла и грязи. На проезжей части имеются следы торможения от колес автомобиля «<...>» с наибольшей длиной 25,5 м. Также имелся след торможения от заднего левого колеса длиной 23 м. Проезжая часть ровная, прямая, горизонтального профиля, видимость дороги во всех направления более 300 м. Ям и выбоин на проезжей части нет.

Из протокола дополнительного осмотра места происшествия от 02 июня 2011 года, схемы и фототаблицы к протоколу на л.д. 52-55, усматривается, что участок автодороги «Пенза-Лунино», расположенный на 28-м км, во всех направлениях не имеет ограничения видимости. Изгибов и поворотов не имеет. Поперечный и продольный профиль дороги горизонтальный, дорожное полотно без ям и выбоин.

Из протокола осмотра и проверки технического состояния автомобиля марки «<...>», регистрационный знак <...>, на л.д. 17 усматривается, что у данного автомобиля имеются механические повреждения в передней правой угловой части. Рулевое управление и тормозная система в рабочем состоянии.

Из протокола осмотра и проверки технического состояния автобуса марки «<...>», регистрационный знак <...>, на л.д. 18 следует, что у данного автобуса имеются механические повреждения в левой задней части. Рулевое управление и тормозная система в рабочем состоянии. Оборван ремень охлаждения двигателя.

Результатом следственного эксперимента от 09 июля 2011 года (л.д. 91-95) установлено, что при применении рабочего (плавного) торможения на автобусе марки «<...>», регистрационный знак <...>, на сухом асфальтовом покрытии левое заднее колесо блокировалось, т.е. не крутилось, а остальные колеса вращались. От заднего левого колеса на асфальтовом покрытии оставался след торможения. При этом автобус осуществлял замедление движения. В то же время при применении экстренного (резкого) торможения все четыре колеса блокировались и не крутились. От всех колес на асфальтовом покрытии оставались следы торможения. Данное обстоятельство соответствует показаниям свидетеля Т.В.А. в части применения им перед ДТП рабочего (плавного) торможения.

Таким образом, имеющиеся в деле и приведенные в приговоре доказательства, свидетельствуют о том, что постановленный приговор соответствует фактическим обстоятельствам дела, в его основе лежат правильные выводы суда, основанные на доказательствах, рассмотренных в судебном заседании и которым дана судом надлежащая оценка.

Выводы суда о доказанности вины Дмитриева А.П. и правовая оценка его действий являются правильными.

Судом достоверно установлено, что Дмитриев А.П., управляя автомобилем, в нарушение п. 9.10, п.10.1 ч.1, ч.2 ПДД РФ, не выбрал скорость, обеспечивающую безопасность и возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, а также не выбрал безопасную дистанцию до движущегося впереди него в попутном направлении автобуса, обнаружив опасность, своевременных мер к снижению скорости вплоть до остановки автомобиля не принял, в результате чего произвел столкновение с автобусом.

Его действия, выразившиеся в нарушении Правил дорожного движения РФ, находятся в причинной связи с наступившими последствиями. В рассматриваемой дорожно-транспортной ситуации возможность предотвратить столкновение с автобусом зависела именно от действий водителя Дмитриева А.П. Его вина по отношению к наступившим последствиям в виде причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей Х.С.Н., повлекшего ее смерть, является неосторожной.

Доводы Дмитриева А.П. и его адвоката в части того, что непосредственно перед ДТП он кратковременно потерял сознание и находился в бессознательном состоянии 10-15 секунд, судом были проверены и не нашли своего подтверждения в суде. Кроме показаний самого Дмитриева А.П. данный факт ничем не подтверждается. Как следует из медицинских документов, Дмитриев А.П. действительно страдает заболеванием, в том числе, у него выявлен «остеохондроз шейного отдела позвоночника с вестибулярным синдромом». Имея данное заболевание, 25 марта 2010 года Дмитриев А.П. проходил медицинское освидетельствование в МСЧ 59 г. Заречного и был признан годным к управлению транспортными средствами (л.д.193). Согласно сообщению из МСЧ № 59 заболевание с диагнозом «Остеохондроз шейного отдела позвоночника» не является препятствием для управления транспортным средством. Как пояснил сам Дмитриев А.П., он постоянно управлял автомашиной, ранее никаких препятствий к этому по состоянию здоровья не было.

Как установлено заключением судебно-медицинской экспертизы, Дмитриев А.П. при обращении в Бессоновскую ЦРБ 12 мая 2011 года был осмотрен хирургом и ему выставлен диагноз: ушиб правой половины грудной клетки, ушибленная рана правой височной области. При этом указаний на потерю сознания не имелось, признаков черепно-мозговой травмы не зафиксировано, костной травмы, повреждение связочного аппарата шейного отдела позвоночника при осмотре хирургом не обнаружено, поэтому объективного подтверждения факта потери сознания в момент дорожно-транспортного происшествия не имеется. Дмитриев А.П. не обращался за медицинской помощью и не предъявлял жалоб на состояние здоровья ни до ДТП, ни непосредственно после ДТП. Дмитриев А.П. при допросе его на предварительном следствии в качестве подозреваемого и в качестве обвиняемого 25 мая 2011 года и 14 июля 2011 года соответственно не указывал на факт потери им сознания непосредственно перед ДТП.

Эксперт указывает, что при потере сознания, даже на незначительное время, человек не может контролировать свои действия, в том числе, управлять транспортным средством, сидеть, и т.д. Свидетель Т.В.А. пояснил, что после ДТП Дмитриев А.П. самостоятельно вышел из автомашины и пояснил ему, что зазевался. Свидетели Т.В.А., А.А.В., К.Ю.И., Б.В.И., которые не знакомы между собой, заявили, что Дмитриев А.П. на месте ДТП ничего о потере им сознания не говорил, вел себя адекватно, отвечал на вопросы.

Показания свидетелей последовательны как на предварительном следствии, так и в судебном заседании, согласуются между собой, оснований для оговора Дмитриева А.П. у свидетелей не имеется.

При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения жалоб судебная коллегия не находит.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Бессоновского районного суда Пензенской области от 1 июня 2012 года в отношении Дмитриева А.П. оставить без изменения.

Кассационные жалобы осужденного Дмитриева А.П. и его адвоката Архиповой Г.Н. оставить без удовлетворения.

Председательствующий-

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-728
Принявший орган: Пензенский областной суд
Дата принятия: 18 июля 2012

Поиск в тексте