• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ПЕНЗЕНСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 10 ноября 2010 года Дело N 22-1272
 

г.Пенза 10 ноября 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Пензенского областного суда в составе:

председательствующего: Акатовой Т.Д.

судей: Потаповой О.Н. и Фоминой Г.В.

при секретаре Панковой А.С.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ишмаева М.А. и его защитника- адвоката Кузьмина В.Г., защитника осужденного Вилкова В.Н. - адвоката Сорокина В.Н., осужденного Жерякова Е.А. и его защитника - адвоката Ключниковой О.С. на приговор Сердобского городского суда Пензенской области от 21 сентября 2010 года, которым

Жеряков Е.А., ... , ранее не судимый,

осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Ишмаев М.А., ...

осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Вилков В.Н., ...

осужден по ч.4 ст.111 УК РФ к 6 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу разрешен гражданский иск: с осужденных Жерякова Е.А., Ишмаева М.А., Вилкова В.Н. взыскано солидарно в пользу Территориального фонда обязательного медицинского страхования Пензенской области за лечение потерпевшего ... .

Заслушав доклад судьи Потаповой О.Н., мнение осужденного Жерякова Е.А. и его защитника- адвоката Федоровой Н.А., поддержавших жалобы и просивших приговор отменить; осужденного Ишмаева М.А. и его защитника- адвоката Кузьмина В.Г., поддержавших жалобы и просивших приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение; защитника осужденного Вилкова В.Н.- адвоката Сорокина В.Н., поддержавшего жалобы и просившего приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство; мнение потерпевшей Н.Л.К., просившей приговор оставить без изменения; заключение прокурора Майоровой К.А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Жеряков Е.И., Ишмаев М.А. и Вилков В.Н. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, группой лиц, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего, при изложенных в приговоре обстоятельствах.

Преступление совершено в ... 15 февраля 2010 года.

В судебном заседании осужденные виновными себя не признали.

В кассационной жалобе осужденный Ишмаев М.А. высказывает несогласие с приговором суда, утверждая, что данного преступления не совершал и вина его не доказана. Указывает, что судом неправильно оценены показания свидетелей- семьи К.К.В., в доме которых он провел весь вечер 15 февраля 2010 года вместе со своими друзьями Жеряковым и Вилковым. Утверждает, что признательные показания им были даны на следствии под физическим и психическим воздействием сотрудников милиции, выразившемся, в том числе, в необоснованном помещении под административный арест. Считает, что прокурорские проверки по данным фактам были проведены формально, а судом неполно изложены показания свидетеля М.И.Н. о том, что он забирал его (Ишмаева) из дома и никаких хулиганских действий он ( Ишмаев) не совершал. Автор жалобы высказывает недоверие показаниям свидетеля Р.О.Б., которая постоянно находится в состоянии ... , и которая, по его мнению, дала уличающие их показания под давлением со стороны работников милиции. Обращает внимание на то, что ни следствием, ни судом не проверялась версия о том, что потерпевшего могли избить в той квартире, где ... Р.О.Б., после чего вытащить в подъезд. Утверждает, что ссылка в приговоре на заключение судебно-психиатрической экспертизы необоснованна, поскольку он никаких показаний о событиях 15 февраля 2010 года при ее проведении не давал. О проведении по делу других экспертиз он узнал уже при окончании расследования, а его ходатайство о проведении повторной медицинской экспертизы было необоснованно, по его мнению, отклонено. Считает, что на следствии было нарушено его право на защиту, поскольку он не имел возможности согласовать свою позицию с адвокатом по назначению, которая просто формально присутствовала при производстве следственных действий. Ишмаев М.А. считает, что дело было рассмотрено незаконным составом суда, поскольку данный состав в период расследования участвовал в рассмотрении дела при решении вопроса об избрании в отношении него и других осужденных меры пресечения в виде содержания под стражей. Считает приговор необоснованным и вынесенным по недостаточно исследованным материалам дела, просит его отменить и дело направить на новое судебное разбирательство в ином составе суда.

В кассационной жалобе защитника осужденного Ишмаева М.А.- адвоката Кузьмина В.Г. указывается на то, что приговор вынесен с нарушением норм уголовно-процессуального законодательства и по недостаточно исследованным материалам дела. По мнению защитника, приговор постановлен на признательных показаниях осужденных, которым не дана надлежащая оценка, в то время как они являются противоречивыми, и получены в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Показания свидетеля Р.О.Б., как указывает автор жалобы, также являются противоречивыми, в том числе в части освещенности территории двора и возможности увидеть происходящее, более того, не установлена личность Р.О.Б., поскольку в документах дата ее рождения и место жительства указаны неправильно. Защитник считает, что в отношении Р.О.Б. следовало провести психиатрическую экспертизу с целью выяснения, может ли она с учетом ее заболевания ... объективно и правильно оценивать события и давать о них показания. Проведенный в апреле 2010 года следственный эксперимент с ее участием, по мнению защиты, не может быть принят во внимание, поскольку обстановка во дворе и его освещенность несравнимы с обстановкой в феврале. Автор жалобы утверждает, что в отношении его подзащитного Ишмаева М.А. было нарушено право на защиту тем, что с постановлениями о назначении экспертиз и с заключениями их знакомили значительно позже, чем предусмотрено законом, в связи с чем они были лишены возможности постановки вопросов перед экспертами. В то время как по делу имеются несколько противоречивых заключений СМЭ в отношении потерпевшего Н.А.В., их ходатайство о проведении повторной комиссионной судебно-медицинской экспертизы было, по мнению защитника, отклонено необоснованно, о чем они также не были своевременно извещены. Считает, что данные заключения экспертов являются недопустимыми доказательствами. Защитник считает, что судом неправильно оценены показания свидетеля К.К.В., из которых следует, что осужденный Ишмаев вечером 15 февраля 2010 года находился у них дома и, следовательно, непричастен к избиению потерпевшего. Считает, что состав суда, который ранее избирал в отношении осужденных меру пресечения в виде содержания под стражей, является заинтересованным в том, чтобы осудить их. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение, поскольку все неустранимые противоречия и сомнения должны толковаться в пользу подсудимого, вина которого, по мнению адвоката, не доказана.

Защитник осужденного Вилкова В.Н.- адвокат Сорокин В.Н. в своей кассационной жалобе считает приговор незаконным, необоснованным, не соответствующим фактическим обстоятельствам дела. Считает, что суд дал неправильную оценку показаниям его подзащитного Вилкова В.Н. о том, что они Н.Л.К. не избивали, и показаниям свидетеля К.К.В. о том, что осужденные вечером 15 февраля 2010 года находились у нее дома, посчитав их неправдивыми и данными с целью избежать ответственности. В то же время суд необоснованно, по мнению защиты, принял во внимание так называемые признательные показания Вилкова, и других осужденных, несмотря на то, что они противоречивы и значительно отличаются друг от друга, и даны под психическим и физическим давлением со стороны оперативных работников. Проверки по заявлению осужденных, как указывает автор жалобы, проведены поверхностно и формально. Считает, что суд должен был критически отнестись к показаниям свидетеля Р.О.Б., личность которой не была установлена надлежащим образом и которая ... , и давала путанные противоречивые показания под давлением, как она сама утверждала, со стороны работников милиции. Учитывая, что заключение судебно-медицинского эксперта А.В.И. вызывало много сомнений, защитой было заявлено ходатайство о назначении комиссионной повторной СМЭ, однако, данное ходатайство было необоснованно, по мнению автора жалобы, отклонено. Утверждает, что выводы экспертов о том, что осужденный Вилков В.Н. обнаруживает признаки ... , не соответствуют объективным обстоятельствам, так как его подзащитный работал охранником в ЧОПе. Защитник С.В.Н. считает, что по делу допущены нарушения норм УПК РФ, в том числе права на защиту, а вина его подзащитного Вилкова В.Н. не доказана. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В кассационной жалобе осужденного Жерякова Е.А. приводятся доводы о том, что данного преступления он не совершал и его вина не доказана, а уголовное дело сфабриковано. Утверждает, что весь вечер 15 февраля 2010 года находился в квартире К.К.В., однако суд необоснованно, по его мнению, критически отнесся к показаниям К.К.В. об этом. Свои признательные показания дал под психическим и физическим давлением со стороны работников милиции. Считает, что видеозапись, на которой он дает показания об обстоятельствах преступления, не может служить доказательством, поскольку он давал те показания, которые его заставили дать оперативные сотрудники. При этом он не был предупрежден о применении технических средств, утверждает, что ему не был своевременно предоставлен адвокат, что является нарушением уголовно-процессуального закона. Считает, что его показания, данные в период досудебного производства по делу, являются недопустимыми доказательствами и не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Автор жалобы указывает, что суд не проверил законность применения в отношении него административного ареста. Проверка по его заявлению о применении недозволенных методов ведения следствия, по его мнению, была проведена формально, о принятом решении он узнал при ознакомлении с материалами дела, то есть был лишен права на обжалование постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и права на защиту. Считает, что его право на защиту было нарушено и тем, что его ходатайства в период следствия были необоснованно отклонены, о чем он также не был своевременно извещен. Автор жалобы утверждает, что свидетель Р.О.Б. дает неправдивые показания, оговаривает его, Ишмаева и Вилкова под давлением со стороны работников милиции, поскольку является лицом без определенного места жительства, страдает ... , а прокурорская проверка по ее заявлению также проведена формально. Обращает внимание на то, что ни следствием, ни судом не проверялись другие версии по делу, не были допрошены дополнительные свидетели, подтверждающие их алиби, то есть суд занял обвинительную позицию. Другие осужденные по делу- Ишмаев и Вилков оговорили себя и его ( Жерякова) под давлением, однако суд не принял это во внимание. Просит приговор отменить и оправдать его или направить дело на новое судебное разбирательство.

Защитник осужденного Жерякова Е.А. - адвокат Ключникова О.С. в своей жалобе, высказывая несогласие с приговором, приводит аналогичные доводы, утверждая, что ее подзащитный оговорил себя сам и был оговорен другими осужденными и свидетелем Р.О.Б., личность которой не установлена надлежащим образом, под давлением со стороны оперативных работников, а прокурорские проверки по их жалобам проведены необъективно; что показания свидетеля К.К.В. оценены судом неверно, при этом не приняты меры к установлению и допросу Николая, которому осужденный Ишмаев звонил с телефона К.К.В., находясь у нее дома вечером 15 февраля 2010 года вместе с Жеряковым и Вилковым; что судом приняты во внимание недопустимые доказательства, а именно показания осужденных на следствии, протоколы проверки показаний на месте, протоколы очных ставок, добытые незаконными методами, и видеозаписи, произведенные с нарушением УПК РФ. Защитник считает, что факт давления на осужденных подтверждается тем, что все основные следственные действия с ними были проведены 18 и 19 февраля 2010 года, а затем длительное время никаких следственных действий не проводилось. По мнению защитника, следственный эксперимент с участием свидетеля Р.О.Б. является недопустимым доказательством, так как проведен совсем в другой обстановке, чем было совершено преступление. Считает, что судом необоснованно отвергнуты показания свидетелей Ю.Р.М., К.Н.В., К.А.В.. Считает, что вина ее подзащитного не доказана, все сомнения должны толковаться в его пользу, а обвинительный приговор постановлен на предположениях, просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Исследованные в судебном заседании доказательства добыты в соответствии с нормами УПК РФ и обоснованно признаны судом допустимыми и достаточными для постановления приговора.

Несмотря на отрицание осужденными своей вины в судебном заседании, их виновность в содеянном полностью подтверждается их признательными показаниями на следствии, данными при допросах в качестве подозреваемых и обвиняемых, при дополнительных допросах, при проведении проверок показаний на месте и очных ставок.

Перед началом допросов и при проведении указанных следственных действий осужденным Жерякову Е.А., Ишмаеву М.А., Вилкову В.Н. разъяснялись их права, требования ст. 51 Конституции РФ; их доводы, изложенные в кассационных жалобах, о применении недозволенных методов ведения следствия, были проверены и не нашли своего подтверждения, при проведении указанных следственных действий участвовали адвокаты, что исключало возможность оказания на них давления. Утверждения о том, что показания на следствии ими давались под диктовку работников милиции, проверялись судом первой инстанции и мотивированно опровергнуты. Оснований для самооговора не установлено. Утверждение осужденного Ишмаева М.А. о том, что при производстве следственных действий обязанности адвокатом исполнялись формально, голословно и ничем не подтверждено, и не свидетельствует о нарушении его права на защиту.

Ссылка в жалобах на неправильную оценку судом заключений судебно-психиатрических экспертиз, проведенных в отношении осужденных, является необоснованной; эксперты отмечали, что осужденные в отношении содеянного сообщали сведения, аналогичные данным в ходе следствия, сожалели о содеянном, были озабочены сложившейся следственной ситуацией, прогнозировали возможные варианты ее развития, что также свидетельствует о добровольности данных ими в период предварительного следствия показаний.

Ссылка в жалобе защитника Жерякова Е.А.- адвоката Ключниковой О.С. на то, что все основные следственные действия были выполнены в первые дни после задержания ее подзащитного, не может служить подтверждение факта применения недозволенных методов ведения следствия, поскольку следователь является должностным лицом, самостоятельно направляющим ход расследования, принимающим решения о производстве следственных и иных процессуальных действий.

Кроме того, виновность осужденных полностью подтверждена показаниями свидетелей М.И.Н., Ш.И.В., Н.С.А., И.П.П., К.А.В., оглашенными с соблюдением требований УПК РФ показаниями свидетеля Б.В.И., сомневаться в достоверности которых у суда оснований не было, и которые оценены надлежащим образом в совокупности с другими доказательствами по делу. Оснований для оговора ими осужденных не имеется.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб в части якобы неправильной оценки показаний свидетелей К.Г.А. и К.В.Л., поскольку их показания согласуются с показаниями осужденного Вилкова В.Н., объяснениями Ишмаева на предварительном следствии о том, что к К.К.В. они ( Жеряков, Ишмаев и Вилков) пришли после совершения преступления.

В то же время показания свидетеля К.К.В. о том, что осужденные в момент избиения потерпевшего находились у нее дома, судом обоснованно оценены критически, как не соответствующие фактическим обстоятельствам дела и данные с целью помочь своему молодому человеку Ишмаеву М.А. и его друзьям Жерякову и Вилкову избежать ответственности за содеянное.

Доводы, приведенные в кассационных жалобах осужденных и их защитников о том, что свидетель Р.О.Б. дает неправдивые показания и оговаривает осужденных, выдвигались в судебном заседании и обоснованно отвергнуты судом первой инстанции. Показания свидетеля Р.О.Б. суд расценил как достоверные, так как они последовательны, подробны, даны неоднократно, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, согласуются с другими исследованными в судебном заседании доказательствами и показаниями самих осужденных на предварительном следствии. Утверждение в жалобах о том, что к Р.О.Б. работниками милиции было применено физическое воздействие, проверялись и не нашли своего подтверждения. Оснований для оговора осужденных не установлено. Личность Р.О.Б. была установлена, замечания в части даты ее рождения и места жительства судом удостоверены. Оснований для проведения в отношении нее судебно-психиатрической экспертизы, о чем ставится вопрос в жалобе адвоката К.В.Г., не имелось.

Судом правильно оценены и приняты во внимание при постановлении приговора показания свидетелей Б.Н.В., К.Л.Б., К.А.И., П.В.А., Я.Н.Ф., К.А.А., В.Л.А., М.Е.П.

В то же время суд обоснованно критически отнесся к противоречивым показаниям свидетелей Ю.Р.М., К.Н.В., К.А.В., С.Ю.В.

В качестве доказательств вины осужденных судом правильно приведены материалы уголовного дела, в том числе: рассекреченные результаты оперативно-розыскных мероприятий, носители которых - диски- были просмотрены в судебном заседании; заключения и дополнительные заключения экспертов, показания эксперта А.В.И., и другие, исследованные судом доказательства.

Заключения экспертов по делу оценены судом надлежащим образом в совокупности с другими доказательствами, поскольку они являются научно обоснованными, последовательными, подтверждаются объективными данными медицинских и других документов, показаниями свидетелей и не вызывают сомнений.

Нарушений норм УПК РФ при собирании доказательств, в том числе при проведении экспертиз, применении технических средств, и нарушений Закона «Об оперативно-розыскной деятельности», на что имеются ссылки в кассационных жалобах, не допущено.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд первой инстанции обоснованно признал Жерякова Е.А., Ишмаева М.А. и Вилкова В.Н. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст.111 УК РФ и дал правильную правовую оценку их преступных действий, обосновав в приговоре свой вывод относительно вины и квалификации содеянного.

Таким образом, имеющиеся в деле и приведенные в приговоре доказательства свидетельствуют о том, что приговор соответствует фактическим обстоятельствам дела, в его основе лежат правильные выводы суда, основанные на добытых и исследованных в судебном заседании доказательствах.

Доводы, приведенные в кассационных жалобах о непричастности осужденных к совершению указанного преступления, выдвигались в судебном заседании, где были предметом судебного разбирательства и обоснованно отвергнуты судом первой инстанции с приведением в приговоре соответствующих доказательств.

Версии о совершении преступления другими лицами проверялись и также не нашли своего подтверждения.

Также несостоятельными суд первой инстанции расценил доводы жалоб осужденных и их адвокатов о том, что судом не проверялась законность административного ареста, поскольку они противоречат положениям ст.90 УПК РФ, и имеется вступившее в законную силу никем не обжалованное постановление мирового судьи.

Утверждения осужденных и их защитников о незаконности состава суда являются несостоятельными, поскольку участие судьи при решении вопроса о мере пресечения не препятствует в дальнейшем рассмотрению им уголовного дела по существу, не является предусмотренным нормами УПК РФ обстоятельством, исключающим его участие в уголовном судопроизводстве.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о нарушении принципа презумпции невиновности, поскольку они ничем не обоснованны.

Утверждения осужденных и их защитников об обвинительном уклоне в период предварительного расследования и при судебном рассмотрении дела, о необъективности и несправедливости суда является субъективным восприятием авторов жалоб, голословным и ничем не подтвержденным.

Суд объективно подошел к рассмотрению уголовного дела, все ходатайства, как стороны обвинения, так и стороны защиты были разрешены в строгом соответствии с законом. Права подсудимых, в том числе право на защиту, на следствии и в судебном заседании не нарушались, доказательства по делу добыты с соблюдением требований уголовно- процессуального закона.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом целей наказания, содеянного, данных о личностях, влияния назначенного наказания на их исправление, мнения потерпевшей, всех конкретных обстоятельств дела.

Оснований для применения ст. 64, 73 УК РФ обоснованно не установлено.

Необходимость назначения наказания в виде реального лишения свободы судом мотивирована.

Нарушений норм уголовного и уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора или его изменение, органами предварительного следствия и судом не допущено.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ судебная коллегия

О П РЕ Д Е Л И Л А:

приговор Сердобского городского суда Пензенской области от 21 сентября 2010 года в отношении Жерякова Евгения Алексеевича, Ишмаева М.А., Вилкова В.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1272
Принявший орган: Пензенский областной суд
Дата принятия: 10 ноября 2010

Поиск в тексте