• по
Более 56000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
 

ПРИГОВОР
 

от 15 марта 2012 года Дело N 2-51/2012
 

Именем Российской Федерации

Судья Оренбургского областного суда Червонная Т.М.,

с участием государственного обвинителя, старшего прокурора отдела прокуратуры Морозовой Ж.В.

обвиняемого Зайцева А.А.

адвоката Райфурак Е.А.

при секретаре Болдиной И.С., Траненко А.В..

потерпевшего П.

рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении

Зайцева А.А.,

не судимого,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ст. 319, ч.3 ст.30; ч.3 ст. 291 УК РФ,

У С Т А Н О В И Л :

Зайцев А.А. совершил публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей, а также покушение на дачу взятки должностному лицу, при следующих обстоятельствах.

15 марта 2012 года, в период времени с 22 до 23 часов Зайцев А.А., находясь на улице села, будучи в состоянии алкогольного опьянения, умышленно, с целью унижения чести и достоинства участкового уполномоченного полиции отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних Отдела МВД России , старшего лейтенанта полиции П., являющегося представителем власти, находящегося в форменном обмундировании сотрудника полиции и исполняющего свои должностные обязанности по охране общественного порядка, выявлению и пресечению административных правонарушений и преступлений на вверенном административном участке, действуя по мотиву несогласия с законными требованиями П., осуществляющего проверочные мероприятия по заявлению Ш., публично, в присутствии посторонних лиц, оскорбил П. нецензурной бранью выраженной в неприличной форме, чем унизил честь и достоинство потерпевшего.

Он же, в период времени с 23 час. 50 мин. 15 марта 2012 год до 00.00 часов 16 марта 2012 год, находясь в служебном полицейском автомобиле , действуя умышленно, с целью дачи взятки, осознавая незаконность своих действий, предложил должностному лицу - участковому уполномоченному полиции отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних Отдела МВД России , лейтенанту полиции С., осуществляющему функции представителя власти, денежные средства в сумме 1000 рублей в качестве взятки за совершение последним действий, входящих в его служебные полномочия, то есть за освобождение его от задержания и непроведение проверки по заявлению гр. Ш. в ночное время, передав должностному лицу С. взятку в размере 1000 рублей. Однако свой преступный умысел, направленный на дачу взятки не довел до конца по независящим от него обстоятельствам, так как С. от получения денежных средств отказался, сообщив о факте покушения на дачу взятки находившимся на место происшествия сотрудникам полиции, которые пресекли действия Зайцева А.А.

В судебном заседаний Зайцев А.А. вину признал частично и показал, что 15 марта 2012 года он вместе с друзьями: Г.. К. и Ж. на автомобиле «Опель» направились в село к его родственникам. Прибыв на место, они распивали спиртные напитки. По дороге в магазин встретили девушку, с которой намеревались познакомиться, но та ответила в грубой форме, на его вопрос: почему она так грубит, ответ девушки также был груб. Возле дома Ж., к ним подъехал автомобиль полиции, из которого вышел П., сразу достал оружие и начал им угрожать, потребовал положить руки на капот. Он постоянно спрашивал, что они сделали и почему такое отношение к ним сотрудника полиции, но П. ничего ему не объяснял. В адрес конкретно участкового полиции нецензурной бранью не выражался и П. не оскорблял. Нецензурные выражения с его стороны действительно имели место, но конкретно потерпевшему не адресовались. Он подразумевал общий беспредел со стороны всех сотрудников полиции, а не конкретно П.. Затем из дома вышла бабушка, завела его в помещение, где он лег спать. Через время его разбудили сотрудники полиции, вывели из дома и посадили в автомобиль «Нива», где находился С. На его вопросы о том, за что его задержали, последний отвечал, что ничего не знает. Беседа с ним состоялась в устной форме, никаких документов не составлялось и ему ничего не разъяснялось о том, по каким фактам конкретно проводится проверка. В автомобиле «Нива» его продержали около 3-х часов, он просил отпустить его в туалет, но этого не делали, поэтому он предложил С. 1000 рублей именно с той целью, чтобы его выпустили из транспортного средства в туалет, предполагал явиться в полицию на следующий день.

По ходатайству государственного обвинителя, в связи с наличием существенных противоречий в показаниях, данных Зайцевым А.А. в судебном заседании и в ходе предварительного следствия, в порядке ст. 276 ч.1 п.1 УПК РФ, оглашены показания Зайцева А.А., данные в качестве подозреваемого (т.1 л.д. 142-145) а также в качестве обвиняемого (т.1 л.д.149-152).

Так, Зайцев А.А., в присутствии адвоката, после разъяснений ему положений статьи 51 Конституции РФ, а также возможности использования его показаний в качестве доказательств по делу, показал, что 15 мара 2012 года он со своими друзьями Г. и К. поехали в в село к его родственникам, где распивали спиртные напитки и катались по деревне. На одной из улиц он встретил девушку, с которой попытался познакомиться, но в машину ей сесть не предлагал. Затем они подъехали к дому его бабушки, где их встретил участковый сотрудник полиции П., с которым он начал оговариваться, оскорблять его и грубить. Все это происходило в присутствии его друзей. П. пытался его успокоить, но он не реагировал и продолжал высказывать оскорбления. Затем они зашли в дом, но приехавшие через время сотрудники полиции вывели их из дома на улицу, где его посадили в автомобиль «Нива». В автомобиле находился С., который спросил, почему он хулиганит. Никаких объяснений он у него не брал, они просто беседовали. После этого он передал М. 1000 рублей и сказал, что это взятка за то, чтобы его отпустили и не проводили проверочных мероприятий. Впоследствии, денежная купюра была изъята в присутствии понятых, которым он пояснил, что это взятка за то, чтобы в отношении него проверочных мероприятий не проводили.

Объясняя причину противоречий и излагаемых Зайцевым А.А. фактов, подсудимый пояснил, что в момент первоначальных допросов он находился в состоянии алкогольного опьянения и эту линию поведения ему посоветовал представленный следователем адвокат.

Указанные доводы подсудимого суд не признает убедительными, поскольку допросы состоялись во второй половине дня - после 18 часов, что являлось достаточным временем для восстановления адекватного состояния после употребления спиртных напитков. При допросах Зайцев А. ни своему адвокату, ни следователю не говорит о том, что он не в состоянии давать показания, протоколы допросов подписал без каких-либо замечаний, жалоб и заявлений. Отводов представленному защитнику не заявлял.

С учетом изложенного, суд полагает, что первичные показания подсудимого, данные в ходе предварительного следствия, являются объективными и наиболее соответствующими фактическим событиям, связанным с совершением им преступлений. Кроме того, об объективности первых показаний Зайцева А.А. свидетельствует то обстоятельство, что излагаемые им данные полностью совпадают с показаниями потерпевшего П., показаниями свидетелей С., Г., К. и других, допрошенных в судебном заседании. Именно указанными мотивами руководствуется суд, принимая за допустимое и достоверное доказательство по делу - первичные показания Зайцева, которые приведены выше.

Исследовав показания подсудимого, свидетелей, материалы уголовного дела, суд находит вину Зайцева А.А. в оскорблении сотрудника полиции и в покушении на дачу взятки должностному лицу доказанной.

По факту оскорбления должностного лица.

Потерпевший П. показал, что он занимает должность участкового уполномоченного ОМВД РФ . 15 марта 2012 года, в вечернее время ему позвонила Ш. и сообщила, что в селе совершаются хулиганские действия неизвестными лицами, которые преследовали её на автомобиле «Опель». Он по телефону сообщил о данном факте в дежурную часть, и выехал по указанному Ш. адресу. На на улице остановил автомобиль «Опель-астра» черного цвета, в котором находилось четверо молодых людей, трое из которых были в состоянии алкогольного опьянения. За рулем машины находился трезвый водитель. Двое вышли из машины. Находясь в форме сотрудника полиции, он представился, после чего потребовал предъявить документы этих мужчин. В ответ на это, молодые люди отказались предъявлять личные документы, стали вести себя агрессивно, а один из них, как потом выяснилось - Зайцев А.А., выражался в его адрес нецензурной бранью, оскорблял его в присутствии посторонних лиц, пытался начать драку. Высказывания Зайцева А.А. были оскорбительны, имели крайне неприличную форму, унижали его честь и достоинство и как человека и как сотрудника полиции. Предупредив, что он, как сотрудник полиции находится при исполнении служебных обязанностей, продемонстрировал огнестрельное оружие с целью усмирить агрессивное поведение подсудимого. После чего он сообщил в дежурную часть ОМВД РФ и доложил дежурному о совершении в отношении него противоправных действий. Также попросил о помощи участкового уполномоченного рядом расположенного села С. местного жителя Г. Через время подошли Г. и К., Зайцев продолжал выражаться в его адрес нецензурной бранью и оскорблять его. Бабушка подсудимого и К. завели Зайцева в дом. Затем на служебном автомобиле подъехал С. с жителем села , также к месту происшествия прибыли сотрудники полиции - С., М., М., К. и вывели парней на улицу, где, посадив в разные автомобили, начали проводить опрос. Зайцев А.А. находился в автомобиле «Нива» и его опрашивал М.. В это время он уехал к Ш., а, вернувшись, узнал, что Зайцев А.А. дал взятку последнему в сумме 1000 рублей за то, чтобы прекратить проведение проверки по заявлению Ш..

Исковое заявление о компенсации морального вреда в сумме 30 000 рублей поддерживает в полном объеме и указывает, что моральный вред заключается в нравственных страданиях, связанных с подрывом его авторитета, как сотрудника полиции.

Как следует из показаний свидетеля Ж., 15 марта 2012 года он вместе с Зайцевым А., К. и Г. находился в селе , куда поехали на автомобиле «Опель», принадлежащем Зайцеву А. Уже по дороге они встретили девушку, к которой подъехал Зайцев и попытался познакомиться, на что она грубо ответила отказом. Затем они заехали к другу А., после чего направились к его бабушке. Когда подъехали к дому родственницы, следом прибыл автомобиль полиции, остановился сзади, из него вышел П., сразу стал угрожать пистолетом, находился не в форме сотрудника полиции, сказал, что обидели девушку, которая ему позвонила и попросила успокоить незнакомых парней. П. спрашивал у всех документы. В это время из машины вышел Зайцев А., начал выяснять: за что их задержали, выражался при этом нецензурной бранью, но не конкретно в адрес П., а в адрес полиции в целом. Затем Зайцева А.А. завели в дом, где он лег спать. Через время пришли сотрудники полиции, вывели всех, кроме него на улицу. Что происходило дольше - не знает.

В судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, в связи с наличием существенных противоречий в показаниях свидетеля Ж., в порядке ст. 281 ч. 3 УПК РФ оглашены показания свидетеля, данные в ходе предварительного следствия (т. 1 л.д. 128-131), согласно которым, они действительно встречали девушку, с которой намеревались познакомиться. Пытаясь выяснить, по какой причине она грубо разговаривает, они поехали следом за ней, на что девушка заявила, что «она сообщит кому надо, и у них будут проблемы». Затем, когда остановились у дома родственницы Зайцева, подъехал автомобиль УАЗ, из которого вышел сотрудник полиции и попросил предъявить документы, пояснив, что поступило сообщение о том, что они могли сбить девушку. В это время Зайцев стал возмущаться, говорить, что полицейский не имел права останавливать его автомобиль, выражался в адрес П. нецензурной бранью, угрожал ему. В этот момент П. предупредил, что он при исполнении служебных обязанностей и в случае продолжения агрессии, будет вынужден применить оружие. Г. обхватил Зайцева А.А. за туловище и попытался пресечь его действия, но подсудимый продолжал выражаться нецензурной бранью в адрес П. Затем удалось Зайцева А.А. завести в дом и уложить спать. Однако через время, приблизительно в 23.40, пришли сотрудники полиции и увели Зайцева, Г. и К..

Объясняя причину изменения показаний, свидетель Ж. пояснил, что следователем неверно записаны его показания, а подпись в протоколе допроса не соответствует его подписи, то есть, протокол допроса не подписывал.

Между тем, суд не видит оснований для критической оценки показаний свидетеля, данных в ходе предварительного следствия. Так, в конце протокола допроса имеется собственноручная запись свидетеля о том, что с его слов все записано, верно и им прочитано. Данную запись не отрицал и сам Б. в судебном заседании. Различная форма росписи не свидетельствует о том, что Б. не подписывал данный протокол. Допрошенный в судебном заседании в качестве свидетеля следователь Х. показал, что данный документ подписал сам свидетель.

Оценивая соблюдение процессуального закона, суд отмечает, что письменное объяснение, которое отбирало у Б. иное должностное лицо - К. В.В. (т.1 л.д.14), содержит аналогичную подпись свидетеля, что и его протокол допроса. Более того, суд обращает внимание, что содержание показаний свидетеля, данных в ходе предварительного следствия, согласуется с показаниями иных лиц, в том числе потерпевшего П., свидетеля К. а также показаниям свидетелей Г. и К., также данных в ходе предварительного следствия.

С учетом изложенного, суд принимает за достоверное доказательство показания свидетеля, данные в ходе предварительного следствия, критически оценивая его показания в судебном заседании о том, что Зайцев А.А. в адрес П. нецензурной брань не выражался.

Свидетель Г. суду показал, что 15 марта 2012 года он вместе с Зайцевым А., К. и Ж. находился в селе , куда приехали на автомобиле «Опель», принадлежащем Зайцеву А. где распивали спиртные напитки, находясь в доме мужчины по имени " Р ". Затем Зайцев, К. и Б. куда-то уехали, вернувшись через 20 минут, намеревались все вместе поехать к бабушке Зайцева. Однако им дорогу преградил автомобиль, из которого вышел сотрудник полиции, попросил водителя предъявить документы. В это время из машины вышел Зайцев А.А. и заявил, что это противозаконно. Затем вышли из автомобиля он и К.. Увидев это, П. достал пистолет и потребовал положить руки на капот машины. В это время из дома вышла бабушка Зайцева и попросила все вопросы разрешить мирным способом. Зайцев в адрес П. нецензурной бранью не выражался, возмущаясь «беспределом» со стороны сотрудников полиции в целом. Через время в дом зашли сотрудники полиции, вывели их и, поместив в различные автомобили, проводили опрос.

В судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, в связи с наличием существенных противоречий в показаниях свидетеля Г., в порядке ст. 281 ч. 3 УПК РФ оглашены его показания, данные в ходе предварительного следствия (т. 1 л.д. 75-77), согласно которым, П. подъехал в форме, представился участковым уполномоченным П. и попросил предъявить документы, пояснив, что поступило заявление. Б., находившийся за рулем, вышел и начал что-то объяснять П.. В это время Зайцев А.А. стал возмущаться действиями сотрудника полиции, говорить, что тот не имел права их останавливать. Почти сразу, выйдя из машины, Зайцев А.А. стал выражаться в адрес сотрудника полиции нецензурной бранью и угрожать ему, оскорблял его. В этот момент П. предупредил, что находится при исполнении служебных обязанностей и имеет при себе оружие, которое, в случае продолжения совершения Зайцевым противоправных действий, он будет вынужден применить. После этого он принял меры к тому, чтобы успокоить Зайцева А.А., завел его в дом его бабушки, а П. предложить разрешить данный конфликт мирным путем. В доме своей родственницы Зайцев А.А. лег спать, однако через время пришли сотрудники полиции, разбудили Зайцева и их всех вывели на улицу, где, посадив в разные автомобили, начали опрашивать. Видел, как к автомобилю «Нива», в котором находился Зайцев А.А., стали подъезжать другие сотрудники полиции, как потом выяснилось, подсудимый дал взятку в сумме 1000 рублей.

Объясняя причину изменения в показаниях, свидетель заявил о давлении со стороны следователя и его опасениях, что его могут исключить из ВУЗа. При этом, следователь ему говорил, что у него никаких проблем не будет при условии сотрудничества со следствием.

Эти доводы Г. явно беспочвенны, так как действий, которые могли бы повлечь отчисление его из университета,он не совершал. Нарушение режима приграничной зоны не осталось без внимания компетентных органов, и Г. привлечен к административной ответственности, однако это не помешало окончить обучение и получить диплом. Кроме того, протокол допроса подписан самим свидетелем без каких-либо возражений, замечаний и жалоб.

Свидетель К. суду показал, что они вместе с подсудимым, Г. и Ж. из города 15 марта 2012 года приехали в , к бабушке Зайцева А.А. Распивали спиртные напитки, катались по селу. Встречали молодую девушку, намеревались с ней познакомиться. Когда подъехали к дому бабушки Зайцева А.А., их транспортное средство «подрезал» автомобиль, из которого вышел сотрудник полиции в форме, не представлялся и не объяснял, по какой причине он их остановил, начал сразу угрожать. Зайцев вышел из машины с целью разобраться в причинах задержания, но П. достал табельное оружие и потребовал положить руки на капот машины. Зайцев выяснял причину такого с ними обращения и у них произошел диалог, в ходе которого Зайцев А.А. выражался нецензурной бранью, но не в адрес сотрудника полиции, а, в общем, по ситуации.

В судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя, в связи с наличием существенных противоречий в показаниях свидетеля К., в порядке ст. 281 ч. 3 УПК РФ, оглашены его показания, данные в ходе предварительного следствия (т. 1 л.д. 80-84), согласно которым, к ним подъехал П., попросил предъявить документы, пояснив, что в отношении них поступило заявление. Зайцев А.А. после указанного требования сотрудника полиции стал возмущаться, выражаться нецензурной бранью, угрожать расправой. На что П. предупредил, что он находится при исполнении служебных обязанностей и имеет при себе оружие. Г., обхватив Зайцева за туловище, оттащил за автомобиль, обратившись при этом с просьбой к П. разрешить конфликт мирно. Зайцева завели в дом и положили спать. Примерно в 23.30 сотрудники полиции вывели их из дома, каждого посадили в отдельный автомобиль для опроса. Зайцев находился в автомобиле «Нива». Утром следующего дня от самого подсудимого узнал, что он намеревался дать участковому уполномоченному взятку в сумме 1000 рублей.

После оглашения указанных показаний в судебном заседании, свидетель показал, что их не подтверждает, так как допрашивался он в тот момент, когда находился в состоянии алкогольного опьянения. Других убедительных причин, объясняющих изменение показаний, не привел.

С указанным доводами свидетеля суд не может согласиться, так как протокол допроса им подписан без замечаний, жалоб и возражений. Допрос состоялся после 17 часов 16 марта 2012 года, поэтому объяснение о нахождении в состоянии алкогольного опьянения неубедительно. Его показания в ходе предварительного следствия согласуются с другими бесспорными доказательствами. С учетом изложенного суд принимает за достоверные показания свидетеля К., данные в ходе предварительного следствия.

Свидетели К., К., С., М. и М. суду показали, что 15 марта 2012 года, около 22 час. 40 мин. От дежурного ОМВД РФ поступило сообщение о том, что в отношении участкового уполномоченного П. в селе совершаются противоправные действия, то есть, неизвестные молодые люди оскорбляют его, выражаются нецензурной бранью и угрожают ему. Также поступило сообщение, что эти же парни совершили противоправные действия в отношении жительницы села Ш.Ю.В. составе оперативно-розыскной группы (К., М.,М. и С.) выехали в село, где на улице увидели П., М. и двух гражданских лиц - А. и Г., а также автомобиль «Опель» черного цвета. Находившийся в форменном обмундировании П. пояснил, что ему поступило сообщение от жительницы села Ш.Ю.А. о противоправном поведении незнакомых молодых людей, которые на автомобиле «Опель» преследовали её. Обнаружив их, П. остановил транспортное средство, попросил предъявить документы, на что один из сидящих в салоне мужчин вышел, и начал провоцировать конфликтную ситуацию, оскорблять полицейского и угрожать. Ими было принято решение зайти в дом, где они обнаружили этих парней, вывели из дома и начали проводить опрос.

Свидетель К. суду показал, что 15 марта 2012 года, услышав шум на улице, он вышел к дому Ж., где увидел четырех молодых людей, находившихся в состоянии алкогольного опьянения, и участкового полиции. Он успокоил Зайцева А.А., который немного скандалил, заведя его в дом родственницы. Подробности всего происходящего он не помнит из-за престарелого возраста, плохой памяти и большого временного промежутка после указанных событий.

По ходатайству государственного обвинителя, в связи с имеющимися противоречиями, в порядке, предусмотренном ч.3 ст. 281 УПК РФ оглашены показания свидетеля К., данные в ходе предварительного следствия (т. 1 л.д. 108-110), согласно которым, он являлся очевидцем того, как Зайцев А.А. выражался в адрес участкового полиции П. нецензурной бранью. П. пытался его успокоить, но стоявшие рядом молодые люди также были настроены агрессивно. Он начал успокаивать Зайцева А.А., который на его действия и слова никак не реагировал и продолжал выражаться в адрес полицейского нецензурной бранью. Успокоить Зайцева удалось лишь после того, как вышла бабушка подсудимого, и его завели в дом. После приезда сотрудников полиции он ушел домой.

Содержание оглашенных показаний свидетель К. подтвердил, и пояснил, что это верные обстоятельства, соответствующие действительности. С учетом убедительных объяснений о причинах противоречий в показаниях свидетеля, суд принимает за доказательства его показания, данные в ходе предварительного следствия.

Свидетель Ж. - бабушка подсудимого показала, что 15 марта 2012 года к ней приехал внук Зайцев А.А. с друзьями. Около 22 часов она с улицы услышала шум и, выйдя на улицу, она увидела внука с друзьями и участкового инспектора П. Зайцев и П. между собой ругались, о чем конкретно они говорили - не слышала, но поняла, что имеет место конфликт. Оскорблений не слышала.

Как следует из показаний свидетеля Г., 15 марта 2012 года по просьбе П. о помощи, он подошел к дому села и увидел большое скопление машин и сотрудников полиции. Слышал, как молодые люди выражаются нецензурной бранью в адрес П. Со слов П. знает, что эти молодые люди совершили в отношении девушки противоправные действия, в связи с которыми он прибыл на место, где в его адрес начались оскорбительные выражения. Через некоторое время приехал С., а еще через время следственная группа . Когда из дома вывели парней, их поместили в различные автомобили, в котороых проводили беседу для выяснения всех обстоятельств заявления по поводу хулиганства в отношении девушки.

Потерпевший П., согласно приказу УМВД России по Оренбургской области назначен на должность участкового-уполномоченного полиции отдела участковых уполномоченных полиции и по делам несовершеннолетних ОМВД РФ (т.1 л.д.42).

Должностная инструкция участкового уполномоченного (т. 1 л.д.43) предписывает данному должностному лицу как обязанность проводить мероприятия общей профилактики, выявлять причины, порождающие преступления и условия, способствовавшие их совершению, принимает меры по устранению этих причин (п.1 Инструкции). Он же осуществляет работу как с письменными, так и с устными обращениями граждан, рассматривает в установленные законом сроки заявления и сообщения о правонарушениях (п.7,8 Инструкции).

Суд квалифицирует содеянное Зайцевым А.А. по данному эпизоду, по ст. 319 УК РФ, как оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей.

В данном случае суд установил обязательный признак состава рассматриваемого преступления - публичность оскорбления: оскорбительные действия совершались в присутствии посторонних людей, которые ими воспринимались, как оскорбление, направленное в адрес сотрудника полиции. В частности, подсудимый высказывал оскорбления в адрес представителя власти, в присутствии своих знакомых - Г.,К. и Б. и присутствие иных посторонних лиц и это было для Зайцева очевидным. Кроме того, противоправные действия подсудимого пресекали К. и Ж., однако и в их присутствии подсудимый продолжал оскорблять сотрудника полиции.

Суд установил, что оскорбление потерпевшему П. нанесено при исполнении им, как представителем власти, своих должностных обязанностей - сотрудника полиции. В частности, получив устное обращение жительницы села по телефону, он, как сотрудник полиции, вопреки доводам стороны защиты, не должен ждать письменного обращения предполагаемого потерпевшего, а также письменного распоряжения руководства для пресечения противоправных действий. Тем более, как показал потерпевший в судебном заседании, деяния происходили в приграничной зоне, где имеется особый контроль за нахождением посторонних лиц.

Факт обращения гражданки с заявлением о том, что в отношении неё были совершены действия, которыми она была напугана, и из-за которых она обратилась за помощью к участковому полиции, подтверждается показаниями потерпевшего П., других свидетелей - К., К., С., М. и М. - сотрудников полиции, которые были допрошены в судебном заседании. Этот же факт следует из Книги учета сообщений о происшествиях ОМВД РФ (т.2 л.д. 77-79), согласно которой в 22.10 15 марта 2012 года зарегистрировано обращение Ш., в 22.30 зарегистрировано сообщение о действиях в отношении сотрудника полиции П.

По ходатайству адвоката, в судебном заседании обозревался подлинник указанной «Книги учета» и установлено, что действительно такие записи имелись, регистрация происходила по телефонным сообщениям. Хронология внесенных сведений соответствует действительным событиям, что исключает какую-либо фальсификацию. В ходе предварительного следствия свидетели Г., К. и Ж. показали, что П. сразу представился сотрудником полиции и сообщил, что в отношении них поступило заявление о противоправных действиях. В судебном заседании Ж. показал, что П., прежде всего, сообщил о том, что действует по заявлению девушки, в отношении которой ими совершены противоправные действия.

По сообщению П. - участкового полиции по селу , жительница села Ш. в настоящее время выехала за пределы Российской Федерации и обеспечить явку её в суд не представляется возможным.

Третье условие, необходимое для наличия данного состава преступление - оскорбление выражено в неприличной форме. Неприличная форма в данном случае выражается в нецензурной брани, направленной в адрес конкретного адресата - сотрудника полиции П. Как показал потерпевший в судебном заседании, нецензурная брань, высказываемая подсудимым, была крайне неприлична и для него оскорбительна. О неприличных выражениях Зайцева А.А. в судебном заседании показали свидетели К., а также это следует из показаний свидетелей Г., К. и Ж., данных в ходе предварительного следствия и оглашенных в судебном заседании по ходатайству государственного обвинителя в связи с наличием существенных противоречий.

Суд критически относится к показаниям свидетелей Г., К. и Ж. в судебном заседании в части того, что Зайцев А.А. в адрес конкретного сотрудника полиции П. - как представителя власти нецензурной бранью не выражался, и берет за основу их показания в ходе предварительного следствия, согласно которым, Зайцев А.А. оскорблял в неприличной форме именно П. Здесь следует отметить, что показания свидетелей в судебном заседании противоречивы в части действий потерпевшего. Именно, свидетели по-разному излагают моменты, когда П. к ним подъехал, был ли он в форме сотрудника полиции, представлялся ли им, объясняя причину задержания. Не согласуются их показания и о том моменте, когда П. достал оружие и продемонстрировал его молодым людям. В то время, как их показания в ходе предварительного следствия согласуются не только между собой, но и с признательными показаниями самого Зайцева А.А. в ходе следствия, с показаниями потерпевшего П. о том, что оскорбления в неприличной форме были направлены именно в его адрес, с показаниями свидетеля К.

Также суд не усматривает оснований для критической оценки показаний потерпевшего поскольку излагаемые им данные стабильны при неоднократных допросах как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании. Причин для возможного оговора с его стороны нет. Не усматривается оснований и для критической оценки показаний свидетеля К.

Указанная совокупность доказательств опровергает доводы Зайцева А.А. о том, что представителя власти, сотрудника полиции, находящегося при исполнении им своих служебных обязанностей, он не оскорблял.

По факту совершения преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ.

Согласно показаниям свидетеля С., он состоит в должности участкового уполномоченного ОМВД РФ по Оренбургской области. 15 марта 2012 года он, по просьбе П. о помощи, сообщившего, что против девушки совершаются противоправные действия, вместе со знакомым А., на служебном автомобиле «Нива» выехал в село . В это время он находился в форменной одежде. Прибыв на место, установили, что П. находится возле дома . Там же стояли служебный автомобиль П. и автомобиль «Опель» черного цвета. Ему П. сообщил, что прибыл на место в связи с сообщением Ш. о совершении против неё противоправных действий неизвестными людьми, прибывшими на указанном автомобиле «Опель». Один из молодых людей, из этой машины на его требование предъявить документы, начал вести себя агрессивно, оскорблять сотрудника полиции, провоцировать драку. Затем молодые люди зашли в дом. Поскольку П. сообщил об инциденте и в дежурную часть ОМВД РФ , через время приехала оперативная группа, и было принято решение зайти в дом, откуда молодые люди были выведены, помещены в разные автомобили, где проводился их опрос. Он лично, в служебном автомобиле «Нива», опрашивал Зайцева А.А. На переднем сидении автомобиля находился А., на заднем, помимо Зайцева, Г. Он начал беседовать с Зайцевым, в ходе чего спрашивал, кто они такие и что они делали в селе. Письменно документы не составлял, по-сути, никаких действий, кроме беседы с Зайцевым, не проводил. На вопрос Зайцева за что его задержали, ответил, что поступило сообщение от Ш.О. об их хулиганских действиях. После чего Зайцев спросил, как можно прекратить проверку. Затем передал деньги для того, чтобы его отпустили без проведения проверочных мероприятий по заявлению девушки. После настойчивых предложений Зайцева взять деньги, он открыл дверь машины и сообщил лицам, входящим в состав следственной группы, что ему дали взятку. Затем прибыл сотрудник Следственного комитета, и денежная купюра была изъята. Ему проведение проверки по факту обращения Ш. не поручалось, с Зайцевым он беседовал устно, никаких письменных объяснений у него не брал. Задержанный действительно просил вывести его в туалет, и его просьба была выполнена. Денежные средства он передал не за данное обстоятельство.

Таким образом, по показаниям данного свидетеля, ему дано указание провести беседу с Зайцевым А.А. по факту его противоправных действий. Денежные средства Зайцев ему передал для того, чтобы его отпустили без проведения проверки по факту хулиганских действий в отношении именно Ш..

Приказом по Отделу МВД России по Оренбургской области за участковыми уполномоченными С. и П. закреплены соответственно участки: (т. 1 л.д.51-54).

Как следует из материалов уголовного дела, заявление о противоправных действиях неизвестных лиц в отношении Ш., по поводу которого П. начал проводить проверку, поступило именно из села , входящего в территорию обслуживания потерпевшего (т.1 л.д.59). Постановлением от 26 марта 2012 года в возбуждении уголовного дела в отношении Зайцева А.А. по заявлению Ш. отказано за отсутствием в его действиях состава преступления (т.1 л.д. 63-65).

Лейтенант милиции С. назначен на должность участкового уполномоченного полиции отдела участковых уполномоченных полиции по делам несовершеннолетних Отдела МВД России приказом Отдела МВД РФ (т.1 л.д. 47), и имеет такие же должностные полномочия, как и потерпевший П., то есть, обязан проводить мероприятия общей профилактики, выявлять причины, порождающие преступления и условия, способствовавшие их совершению, принимать меры по устранению этих причин (п.1 Инструкции), осуществлять работу как с письменными, так и с устными обращениями граждан, рассматривать в установленные законом сроки заявления и сообщения о правонарушениях (п.7,8 Инструкции).

Как следует из протокола осмотра места происшествия и фототаблице к нему, (т.1 л.д.10-11), в автомобиле «Нива», за рулем которой находился потерпевший С., на передней панели транспортного средства обнаружена и изъята денежная купюра, достоинством 1000 рублей , которая упакована и опечатана.

Согласно показаниям свидетелей К., С., М. и М. после того, как вывели парней на улицу и начали их раздельный опрос, поместив в разные транспортные средства, узнали, что З., в присутствии посторонних лиц - А. и Г. , находясь в служебном автомобиле «Нива», под управлением С., дал ему взятку в сумме 1000 рублей за непроведение в отношении него проверочных мероприятий. На передней панели транспортного средства обнаружена купюра, достоинством 1000 рублей, которая была изъята. При этом сам Зайцев факта дачи взятки сотруднику полиции не отрицал, пояснил, что сделал это для освобождения от ответственности.

Согласно показаниям свидетеля С. в судебном заседании. В его присутствии Зайцев А.А. заявил, что действительно дал взятку сотруднику полиции за то, чтобы его отпустили, в действительности они задерживать Зайцева А.А. не предполагали, а намеревались разобраться и его отпустить.

Свидетель А. суду показал, что 15 марта 2012 года к нему обратился участковый уполномоченный С., который попросил помочь, съездив с ним в . Около 23.20 они прибыли в село, где П., находившийся в форменном обмундировании, рассказал, что от Ш. поступило сообщение о том, что трое молодых парней предлагали поехать с ними. По его приезду, один из мужчин выражался в его адрес нецензурной бранью, вел себя агрессивно, кидался на сотрудника полиции. Когда парней вывели из дома, одного посадили в автомобиль М., где в это время на переднем пассажирском сидении находился свидетель. В салоне автомобиля, М. опрашивал Зайцева А.А.. Последний спросил, за что его задержали, на что М. пояснил о поступлении от Ш. и от П. сообщений о совершении им противоправных действий. Тогда Зайцев спросил, о возможности прекращения проверочных мероприятий, достал из кармана куртки купюру 1000 рублей и сказал, что это в качестве оплаты за то, чтобы дело прекратить и его освободить. Все это по времени продолжалось около часа - полутора. Взятку Зайцев предложил через 40-50 минут после того, как его посадили в автомобиль М..

На уточняющие вопросы участников процесса, свидетель ответил, что Зайцев А.А. просил его отпустить. По показаниям свидетеля, подсудимый действительно просился в туалет, его просьбу не сразу, но выполнили. Между тем, деньги сотруднику полиции он передал не с этой целью, а с целью, чтобы его отпустили.

Как следует из показаний свидетеля Г., 15 марта 2012 года по просьбе П. о помощи, он подошел к дому по улице села . Слышал, как молодые люди выражаются нецензурной бранью в адрес П. Через некоторое время приехал С.. Когда из дома вывели парней, их поместили в различные автомобили. Он сел в машину М., где на заднем сидении находился и Зайцев, который сильно нервничал. М. пояснил Зайцеву, что в отношении него и его друзей поступило заявление о совершении хулиганства. Тогда Зайцев спросил о возможности прекращения проверочных мероприятий, и передал М. 1000 рублей, пояснив, что это деньги «для того, чтобы все прекратить», настаивал, чтобы его отпустили за предложенные им деньги. Затем сотрудниками следственного комитета был проведен осмотр и изъятие денежной купюры. Действительно, Зайцев А.А. дважды просил выпустить его в туалет, его выводили. Деньги он дал перед тем, как его вывести из машины, но не за то, чтобы вывели в связи с естественными потребностями, а в связи с прекращением проверки и с тем, чтобы его отпустили.

В судебном заседании допрошены свидетели защиты мать подсудимого - З. и его тётя - С.Т., которые суду показали, что по сообщению их матери - Ж. 15 марта 2012 года они выехали из Республики Казахстан в село . Расстояние между населенными пунктами около 60 км., поэтому доехали быстро. Прибыв к дому матери, увидели сотрудников полиции, их служебные автомобили, которые находились возле дома Ж. Зайцев А.А. сидел в автомобиле «Нива» с участковым инспектором С. Они просили отпустить подсудимого, гарантируя, что утром следующего дня они сами доставят его в полицию. Однако их просьбы оставались без внимания. З. через окно общалась с сыном и слышала, как он просил отпустить его в туалет, но его просьба оставалась без должной реакции, что, по их мнению, повлекло передачу Зайцевым А.А. взятки за то, чтобы его отпустили в туалет.

Указанные показания свидетелей о мотивах передачи денежных средств опровергаются исследованными в судебном заседании доказательствами: показаниями свидетеля С. о том, что Зайцев А.А. просил не «прекратить проведение проверочных мероприятий», а просил его опустить, или, как говорят в просторечье, «замять» конфликт. Сам никаких действий, кроме устного опроса не проводил. Однако денежные средства Зайцев передал ему не за то, чтобы отпустили в туалет, а именно с целью, чтобы его отпустили вообще. Также показания свидетелей С., А. и Г. опровергают показания свидетелей защиты З. и С.Т. о мотивах передачи денежных средств сотруднику полиции. Кроме того, по первоначальным показаниям самого подсудимого, принятых судом в качестве допустимого доказательства, он передал взятку именно с целью прекращения проверки по поступившему заявлению.

Квалифицируя содеянное Зайцевым А.А., суд исходит из следующего.

При допросах на предварительном следствии Зайцев А.А. показал о том, что, передавая сотруднику полиции 1000 рублей, он просил не проводить против него проверку и отпустить, без уточнения какую именно проверку и на какое время он просил прекратить. Эти показания подсудимого приняты судом как достоверное доказательство.

В судебном заседании подсудимый уточнил, что он просил прекратить проверку именно в это ночное время, и просил его отпустить. По поводу проверочных мероприятий утром следующего дня он против ничего не имел и не возражал. Об этом же говорят свидетели З. и С.К., по показаниям которых они, убеждая сотрудников полиции отпустить подсудимого в ночное время, заверяли, что утром следующего дня сами его доставят в отдел полиции.

Свидетель С. в судебном заседании показал, что Зайцев А.А. дал взятку сотруднику полиции за то, чтобы его отпустили, в действительности они задерживать Зайцева А.А. не предполагали, а намеревались разобраться и его отпустить.

Оценивая свидетельские показания К., С., М. и М. суд отмечает, что в силу своего состояния опьянения и ситуации беседы с М., подсудимый не мог столь правильно заявить фразу: «прошу прекратить (непроводить) против меня проверочные действия». Общая смысловая нагрузка просьбы Зайцева А.А., по мнению суда, выражалась в том, чтобы его отпустили и не проводили проверку, без уточнения времени проведения этой проверки.

Свидетель А., отвечая на уточняющие вопросы участников процесса, показал, что Зайцев А.А. просил его отпустить.

В судебном заседании свидетель С. показал, что он, отвечая Зайцеву А.А. на вопрос о причинах задержания, сообщил о факте поступления заявления от девушки об их хулиганских действиях. Также, свидетель показал, что о противоправном поведении в отношении сотрудника полиции он ничего Зайцеву не сообщал. Таким образом, Зайцеву А.А. было доведено до сведения, что он задержан по факту обращения Ш..

Таким образом, свидетель С. показал, что Зайцеву А.А. сообщил только о проверочных мероприятий по его поведению в отношении Ш.. Ничего о проведении проверки по оскорблению сотрудника полиции он не говорил. Это же обстоятельство подтвердил в судебном заседании и свидетель Г. По показаниям свидетеля А., Малков говорил и о проверке по действиям в отношении сотрудника полиции. Между тем, суд отдает предпочтение показаниям свидетеля М., поскольку он является непосредственным источником информации, сообщенной Зайцеву по поводу которой тот просил не проводить проверку.

Установив, что Зайцев А.А. просил отпустить без каких-либо вредных для него последствий, суд отмечает, что, в результате, не смотря на проведение проверки, никаких вредных последствий для подсудимого и не наступило, поскольку установлено отсутствие в действиях Зайцева состава преступления в отношении Ш..

26 марта 2012 года вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по заявлению Ш. за отсутствием в действиях Зайцева А.А. состава преступления (т.1 л.д. 63-65).

Поскольку умыслом Зайцева А.А. охватывалось только непроведение проверки по заявлению Ш., из обвинения следует исключить указание о том, что взятка передавалась и за непроведение проверки по факту оскорбления сотрудника полиции.

Согласно закону, по смыслу части 1 статьи 290 УК РФ под действиями (бездействием) должностного лица, входящими в его служебные полномочия, следует понимать действия (бездействие), которые оно правомочно совершать в соответствии со своими служебными полномочиями и которые формально соответствуют требованиям закона, иным нормативным и другим правовым актам. В данном случае дача взятки обусловлена, желанием взяткодателя ускорить принятие должностным лицом соответствующего решения либо повлиять на выбор (в пределах компетенции или усмотрения должностного лица) наиболее благоприятного для себя решения.

С учетом того, что Зайцев А.А. просил его отпустить, а сотрудники полиции и намеревались это сделать, позже, выяснив все обстоятельства возникших конфликтных ситуаций, суд полагает, что содеянное подсудимым по передаче взятки должностному лицу связано с правомочными действиями сотрудника полиции и были направлены на ускоренное принятие решение по его отпуску.

Кроме того, по предъявленному обвинению, Зайцев А.А. просил не проводить в отношении него проверку в порядке ст. ст. 144-145 УПК РФ. Между тем, на тот временной период проверка в уголовно - процессуальном смысле не проводилась. Имели место выяснения фактических обстоятельств и личности задержанного. Диспозиция ч. 1 ст. 144 УПК РФ устанавливает круг субъектов, уполномоченных проводить проверку, это: дознаватель, следователь, руководитель следственного комитета. С. к таковым не относился, однако, как сотрудник полиции, в соответствии с должностной инструкцией, обязан был принять меры к задержанию нарушителей, к прекращению ими действий по нарушению общественного порядка. Отпустить Зайцева А.А.. в том числе и с обязательством его явки утром следующего дня для продолжения начатой ночью проверки, а также для начала проведения проверки в порядке ст. 144-145 УПК РФ, входило в круг служебных полномочий С.

Не соглашаясь с доводами адвоката, суд признает С. должностным лицом, которое, в силу своего служебного положения сотрудника полиции, имело возможным совершить в отношении Зайцева А.А. юридически значимые действия, в том числе и в связи сообщением от Ш. о совершении противоправных действий. Доводы защиты о том, что в полномочие С. не входило оказание помощи сотруднику полиции соседнего участка - несостоятельны, поскольку сотрудник отдела внутренних дел остается таковым не только на территории своего участка, но и на территории любого, расположенного не только в районе, но и в целом, по России.

Суд отмечает, что С. действовал как должностное лицо в пределах своих полномочий - выяснял обстоятельства в связи с поступившим заявлением. В его обязанность входила беседа с задержанным Зайцевым А.А. и выяснение обстоятельств. Вопреки доводам защиты, суд считает, что С. прибыл в село не по личной просьбе П., как частного лица, а по просьбе о помощи в нестандартной ситуации должностного лица - сотрудника полиции, адресованной другому должностному лицу - также сотруднику полиции, и все осуществленные ими действия входили в круг их должностных обязанностей по реагированию на сообщение о совершенных противоправных действиях и установлены в исследованных в судебном заседании должностных инструкциях.

При таких обстоятельствах, суд переквалифицирует действия Зайцева А.А. с ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 291 УК РФ на ч.3 ст.30, ч. 1 ст. 291 УК РФ, как покушение на дачу взятки должностному лицу, исключая из обвинения квалифицирующий признак дачи взятки «за совершение заведомо незаконных действий».

Назначая подсудимому наказание, суд руководствуется положениями ст. 6 и 60 УК РФ, учитывает при этом характер и степень общественной опасности содеянного виновным, смягчающие обстоятельства, данные о личности.

Отягчающих обстоятельств в отношении Зайцева А.А. не усматривается.

«Явка с повинной» не принимается как смягчающее обстоятельство. Также нет оснований для прекращения уголовного дела в связи с добровольным сообщением о даче взятки (о чем ставился вопрос стороной защиты), поскольку, согласно примечанию к статье 291 УК РФ, лицо, давшее взятку, освобождается от уголовной ответственности, если оно активно способствовало раскрытию или расследованию преступления либо имело место вымогательство со стороны должностного лица, либо лицо после совершения преступления добровольно сообщило о даче взятки органу, имеющему право возбудить уголовное дело.

Как видно из материалов дела, в отношении Зайцева А.А. отсутствовало вымогательство взятки, и после совершения преступления он о даче взятки добровольно не сообщил органу, имеющему право возбудить уголовное дело, поскольку был задержан при передаче взятки.

Не усматривается в отношении Зайцева А.А. и активного способствования раскрытию или расследованию преступления, поскольку, как следует из смысла ст. 75 УК РФ, содействие самого подсудимого раскрытию и расследованию преступления может заключаться в выдаче орудий и средств совершения преступления, в указании места совершения преступления или места нахождения похищенного имущества, в изобличении других участников преступления и других соответствующих действиях. Ничего подобного в отношении Зайцева А.А. не усматривается. Он задержан непосредственно при передаче взятки, а его сообщение взятке не было добровольным, а вызвано лишь его задержанием с поличным.

Учитывая вышеизложенное, суд не признает смягчающим наказание обстоятельством «явку с повинной». Также не принимает её в качестве доказательств по делу.

Вместе с тем, смягчающим наказание обстоятельствам в силу ч.2 ст. 61 УК РФ признает обстоятельства, не указанные в части 1 данной статьи, а, именно, частичное признание вины и раскаяние в содеянном, привлечение к уголовной ответственности впервые, молодой возраст Зайцева А.А., положительные данные о личности, принятие мер к добровольной компенсации морального вреда.

Согласно характеристике с места учебы подсудимого, он зарекомендовал себя как дисциплинированный и трудолюбивый студент, принимающий активное участие в общественной жизни группы института, обладает организаторскими способностями, является заместителем старосты группы. Со студентами не конфликтует. Пользуется уважением среди сокурсников (т.1 л.д. 177). С места жительства подсудимого также представлена положительная характеристика (т.1 л.д. 178).

В судебном заседании суд исследовал дополнительные данные о личности подсудимого, представленные стороной защиты - характеристики с места учёбы, работы и места жительства подсудимого и установил, что после окончания ВУЗа Зайцев трудоустроился к индивидуальному предпринимателю в цех по сборке мебели, где зарекомендовал себя с положительной стороны.

Также смягчающим обстоятельством суд признает частичное возмещение вреда потерпевшему П. - перечисление ему денежных средств в сумме 10 000 рублей.

При назначении наказания суд также принимает и незначительный размер взятки - 1000 рублей.

Принимая во внимание фактические обстоятельства дела, исключительно положительные данные о личности подсудимого, суд считает возможным назначить ему наказание, не связанное с изоляцией от общества, в виде штрафа, сумма которого по ч. 1 ст. 291 УК РФ определяется кратной размеру взятки и с учетом требований ст. 46 ч. 2 УК РФ.

Учитывая, что в совокупность входят преступления, относящиеся к категории небольшой степени тяжести, суд, в соответствии с положениями части 2 статьи 69 УК РФ, применяет принцип поглощения менее строго наказания более строгим.

Разрешая исковые требования потерпевшего П., суд руководствуется положениями ст. 151 и 1101 ГК РФ, согласно которым, при определении размера компенсации морального вреда, необходимо исходить из характера и степени физических и нравственных страданий, причиненных в результате противоправных действий виновного, с учетом требований о разумности и справедливости.

В результате противоправных виновных действий Зайцева А.А., потерпевшему П. причинены нравственные страдания, связанные с публичным оскорблением его, как представителя власти. В судебном заседании потерпевший пояснил, что высказывания подсудимого были крайне оскорбительны. Поскольку все происходило в присутствии посторонних лиц, авторитет его, как сотрудника полиции, был подорван. В этом и заключаются его моральные и нравственные страдания, образующие моральный вред, для компенсации которого он просит взыскать 30 000 рублей.

В судебном заседании установлено, что частично исковые требования потерпевшего выполнены Зайцевым А.А. в добровольном порядке.

Суд считает возможным полностью удовлетворить требования потерпевшего и взыскать в его пользу оставшуюся часть, от указанных в исковых требованиях, в сумме 20 000 рублей. Данная сумма отвечает требованиям о разумности и справедливости, а также реальна для исполнения. Установлено, что в результате действий Зайцева А.А. подорван авторитет сотрудника полиции П., который в селе является единственным представителем органов МВД РФ по Оренбургской области. Зайцев А.А. молод, трудоспособен, получил специальность, окончив ВУЗ, трудоустроен и имеет постоянный доход. Следовательно, исполнение приговора в этой части реально для выплаты ущерба в полном объеме.

По делу имеется вещественное доказательство - денежная купюра, достоинством 1000 рублей , хранящаяся в камере вещественных доказательств следственного отдела Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Оренбургской области (т. 1 л.д. 184), которая, как предмет взятки, в соответствии с положениями п. 4.1 ч.3 ст. 81 УПК РФ и ч. 1 ст. 104-1 УК РФ, подлежит конфискации в доход государства.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 304, 307 -309 УПК РФ, суд

П Р И Г О В О Р И Л :

ЗАЙЦЕВА А.А. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст.30, ч.1 ст. 291 и ст.319 УК РФ, по которым назначить наказание:

- по ч.3 ст. 30, ч. 1 ст. 291 УК РФ в виде двадцати пяти кратного размера взятки, что составляет 25 000 (двадцать пять тысяч) рублей,

- по ст. 319 УК РФ в виде штрафа в доход государства в размере

20 000(двадцати тысяч) рублей.

На основании ч. 2 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, применяя принцип поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначить наказание в виде штрафа в доход государства в сумме 25 000 (двадцать пять тысяч) рублей.

Меру пресечения Зайцеву А.А. до вступления приговора в законную силу оставить без изменений - подписку о невыезде и надлежащем поведении.

Взыскать с Зайцев А.А. в пользу П. в счет компенсации морального вреда 20 000 (двадцать тысяч) рублей.

Вещественное доказательство, денежную купюру, достоинством 1000 рублей , хранящуюся в камере вещественных доказательств следственного отдела Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Оренбургской области (т. 1 л.д. 184), конфисковать в доход государства.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, через Оренбургский областной суд, в течение 10 суток со дня его провозглашения.

В случае подачи кассационной жалобы, осуждённый вправе ходатайствовать о своём участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, а в случае обжалования приговора другими участниками процесса - в течение 10 суток со дня вручения копии кассационной жалобы или кассационного представления, затрагивающих его интересы. Осужденный также вправе поручать осуществление своей защиты избранным им защитникам либо ходатайствовать перед судом о назначении защитника.

Судья Оренбургского

областного суда - Червонная Т.М.




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 2-51/2012
Принявший орган: Оренбургский областной суд
Дата принятия: 15 марта 2012

Поиск в тексте