• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 августа 2013 г. Дело № А15-2779/2012

[С учетом установленных обстоятельств судебные инстанции пришли к выводу о не соответствии действий (бездействия) судебного пристава положениям Закона об исполнительном производстве, в связи с чем удовлетворили требования взыскателя. Поскольку в настоящее время исполнительное производство возобновлено другим судебным приставом, суды указали на отсутствие необходимости обязывать судебного пристава устранять допущенные нарушения]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Епифанова В.Е., судей Мазуровой Н.С. и Сидоровой И.В., в отсутствие в судебном заседании заявителя - закрытого акционерного общества «Щелково Агрохим» (ИНН 5050029646, ОГРН 1025006519427), должностного лица, осуществляющего публичные полномочия, - судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан Дадаева Далгата Пирасулмагомедовича и третьих лиц: Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан и общества с ограниченной ответственностью «Югагрохим», извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу судебного пристава-исполнителя Межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан Дадаева Далгата Пирасулмагомедовича и Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан на решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.02.2013 (судья Алиев А.А.) и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2013 (судьи Семенов М.У, Белов Д.А., Параскевова С.А.) по делу № А15-2779/2012, установил следующее.

ЗАО «Щелково Агрохим» (далее - общество, взыскатель) обратилось в арбитражный суд к судебному приставу-исполнителю Межрайонного отдела судебных приставов по особым исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан Дадаеву Д.П. (далее - судебный пристав) со следующими требованиями:

- признать незаконным бездействие судебного пристава, выразившееся в невыполнении всего комплекса мер, направленных на проверку имущественного положения должника, установления его местонахождения, а также в непроведении в отношении должника всех мер принудительного характера;

- признать неправомерными действия судебного пристава по направлению запросов в регистрационную службу с заведомо искаженными сведениями о должнике;

- признать неправомерным бездействие судебного пристава, выразившееся в невынесении постановления о принудительном приводе должника, неотобрании объяснений, а также в отсутствии исполнительных действий, направленных на выявление имущества по адресу должника, в направлении искаженных запросов и получении соответствующих ответов из регистрирующих служб, в ненаправлении процессуальных документов сторонам, в невынесении постановления о наложении ареста на имущество должника и постановления о запрете отчуждения долей в уставном фонде ООО «Югагрохим» (далее - должник), в не объявлении розыска должника, его имущества;

- разрешить вопрос о привлечении к ответственности должностных лиц, допустивших волокиту по исполнению требований исполнительного документа, а также длительное бездействие судебного пристава по взысканию задолженности.

Определением от 06.12.2012 к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований, относительно предмета спора привлечены Управление Федеральной службы судебных приставов по Республике Дагестан (далее - управление) и должник.

В ходе рассмотрения дела общество поддержало требование о признании незаконным бездействия судебного пристава, выразившегося в невыполнении всего комплекса мер, направленных на проверку имущественного положения должника, установления его местонахождения, на проведение в отношении должника всех мер принудительного характера. В остальной части требований общество заявило отказ (т. 1, л. д. 78).

Решением Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.02.2013, оставленным без изменения постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2013, признаны незаконными действия (бездействие) судебного пристава. В остальной части производство по делу прекращено в связи с принятием отказа от требований.

Судебные инстанции установили, что на основании исполнительных листов Арбитражного суда Московской области по делам № А41-13689/2007 и № А41-13687/2007 судебным приставом в отношении должника возбуждены исполнительные производства № 224/12/20/05 и № 7147/12/20/05 (о взыскании в пользу взыскателя денежных средств). Судебным приставом 10.09.2012 составлены акты о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю, и вынесены постановления об окончании исполнительных производств. При разрешении спора суды руководствовались нормами Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон об исполнительном производстве), которыми установлен общий срок исполнения (статья 36), перечень исполнительных действий (статья 64), мер принудительного исполнения (статьи 68), определены основания для окончания исполнительного производства (пункт 3 части 1 статьи 47) и возвращения исполнительного документа взыскателю (пункт 4 части 1 статьи 46). Суды установили, что с целью выявления имущества должника судебным приставом направлялись запросы в регистрирующие, налоговые органы и банки, однако в запросах не указан юридический адрес должника (г. Дербент, ул. Ю. Гагарина, 31). Запрос в Государственную инспекцию технического надзора по Республике Дагестан на предмет выявления специального транспорта должника не направлен. Кроме того, судебным приставом направлен запрос о наличии у должника (находящегося в г. Дербенте) недвижимого имущества в МУП «БТИ» г. Махачкалы. Получены ответы об отсутствии у должника денежных средств и иного имущества. При составлении актов совершения исполнительских действий от 29.02.2012 и от 28.08.2012 допущены процедурные нарушения (составлены без участия понятых). В материалах исполнительных производств отсутствуют постановления о наложении ареста на имущество и расчетные счета должника, постановления судебного пристава о запрете отчуждения долей в уставном капитале должника, сведения о надлежащем извещении должника, направлении ему копии исполнительного производства, извещения о вызове, документы о вручении руководителю должника предупреждения о возможности привлечения к уголовной ответственности. Розыск должника и его имущества не объявлялся. Оценив совершенные судебным приставом в рамках исполнительных производств № 224/12/20/05 и № 7147/12/20/05 действия, судебные инстанции пришли к выводу о том, что судебный пристав не предпринял достаточных мер по обнаружению принадлежащего должнику имущества. Поэтому у судебного пристава отсутствовали основания для окончания исполнительного производства и возвращения взыскателю неисполненного исполнительного листа. Окончание исполнительного производства только на основании сведений об отсутствии имущества, полученных от лиц, осуществляющих деятельность по адресу: г. Дербент, ул. Советская, 8, корпус Б, необоснованно. Непринятие судебным приставом всего комплекса мер по исполнению решений Арбитражного суда Московской области повлекло ущемление прав взыскателя, рассчитывающего на полное и своевременное получение причитающихся ему сумм. С учетом изложенного, оспариваемое бездействие судебного пристава суды признали незаконным (статьи 198, 200 и 201 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; далее - Кодекс). Поскольку в настоящее время исполнительное производство возобновлено другим судебным приставом, суды указали на отсутствие необходимости обязывать судебного пристава устранять допущенные нарушения. Производство по иным требованиям заявителя прекращено судом на основании пункта 4 части 1 статьи 150 Кодекса в связи с принятием отказа заявителя (т. 1, л. д. 80; т. 2, л. д. 25).

Судебный пристав и управление обжаловали решение и апелляционное постановление в кассационном порядке. В жалобе заявители просят указанные акты отменить, в удовлетворении требований отказать, ссылаясь на неправильное применение (нарушение) судами норм материального и процессуального права, а также несоответствие сделанных ими выводов фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Жалоба мотивирована следующим. В целях исполнения требований, содержащихся в исполнительных документах, по исполнительным производствам № 224/12/20/05 и № 7147/12/20/05 судебным приставом были предприняты все меры и действия, предусмотренные Законом об исполнительном производстве. В частности, в адрес должника направлено извещение о вызове на прием к судебному приставу, а также требование о предоставлении учредительных документов, списка расчетных, валютных и иных счетов в банках, списка структурных подразделений, филиалов, сведений бухгалтерского баланса и иных документов. С целью выяснения имущественного положения должника судебный пристав направил запросы о предоставлении сведений об имуществе и счетах должника в налоговый орган, Управление Росреестра, органы технического и транспортного учета, банки и иные кредитные организации. Все запросы содержат достоверные сведения. Адрес государственной регистрации или адрес нахождения должника на содержание запроса или предоставленной в ответ на него информации не влияет. Кроме того, судебным приставом осуществлен выход по указанным в исполнительном листе адресам должника (г. Дербент, ул. Советская, д. 8 корп. «б», г. Дербент, ул. Ю. Гагарина, д. 31). Имущество должника по указанным адресам не обнаружено, о чем составлены соответствующие акты. В связи с наличием обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю, составлены акты, на основании которых вынесены постановления от 10.09.2012 об окончании исполнительных производств и возвращении исполнительных документов взыскателю. Ссылка судов на нарушение срока совершения исполнительных действий (статья 36 Закона об исполнительном производстве) необоснованна. Само по себе неисполнение исполнительного документа в установленный законом (двухмесячный) срок не может служить основанием для признания незаконным бездействия судебного пристава, так как указанный срок не является пресекательным. Необоснованна и ссылка суда на отсутствие постановления об объявлении должника и его имущества в розыск. В соответствии со статьей 65 Закона об исполнительном производстве объявляет розыск должника по заявлению взыскателя. Такое заявление от взыскателя в адрес судебного пристава не поступало. По своей инициативе судебный пристав объявляет только розыск ребенка. Суд указывает на то, что судебным приставом не направлен запрос в Государственную инспекцию технического надзора по Республике Дагестан на предмет выявления специального транспорта должника. Однако на запрос судебного пристава Государственной инспекцией Республики Дагестан по надзору за техническим состоянием самоходных машин и других видов техники направлен ответ от 30.05.2012 об отсутствии у должника специальной техники. Направление запроса в орган технического надзора, расположенный в г. Махачкале, соответствует сложившейся в регионе практике. Выводы судов об отсутствии сведений о надлежащем извещении должника, о направлении ему копии исполнительного производства, извещения о вызове не соответствуют материалам исполнительных производств, в которых имеются корешки почтовых отправлений. Вывод судов о допущенных при составлении актов процедурных нарушениях (составлены без участия понятых) основаны на неправильном применении статьи 59 Закона об исполнительном производстве. Участие понятых обязательно только при совершении исполнительных действий и применении мер принудительного исполнения, связанных со вскрытием нежилых помещений и хранилищ, занимаемых должником или другими лицами либо принадлежащих должнику или другим лицам, жилых помещений, занимаемых должником, осмотром имущества должника, наложением на него ареста, а также с изъятием и передачей указанного имущества. В других случаях понятые приглашаются по усмотрению судебного пристава-исполнителя. Указание судов на отсутствие постановлений о наложения ареста на имущество и расчетные счета должника безосновательно, поскольку в ходе совершения исполнительных действий имущество должника обнаружено не было. Предупреждение об уголовной ответственности необходимо вручать лицу лично, однако местонахождение руководителя должника не установлено; по адресам, указанным в исполнительных документах, руководитель должника отсутствует, в связи с этим не представляется возможным осуществить его привод, а также предупредить об уголовной ответственности. Необоснованна и ссылка судов на постановления о запрете отчуждения долей в уставном капитале должника. В соответствии с частью 1 статьи 87 Гражданского кодекса Российской Федерации участники общества с ограниченной ответственностью не отвечают по его обязательствам. В связи с повторным обращением взыскателя 15.01.2013 возбуждены исполнительные производства № 233/13/71/05 и № 228/13/71/05, в ходе которых также установлено отсутствие у должника имущества, на которое возможно было бы обратить взыскание. Таким образом, у судов отсутствовали процессуальные основания для удовлетворения заявленных обществом требований.

От иных участвующих в деле лиц отзывы на жалобу не поступили.

Участники процесса, извещенные о времени и месте судебного заседания по правилам статей 121 и 123 Кодекса, в суд кассационной инстанции не явились (представителей не направили).

Изучив материалы дела и доводы жалобы, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что в удовлетворении кассационной жалобы следует отказать.

Как видно из материалов дела и установлено судебными инстанциями, Арбитражным судом Московской области выдан исполнительный лист № АС 004747844 по делу № А41-13689/2007 о взыскании с ООО «Югагрохим» в пользу ЗАО «Щелково Агрохим» 693 044 рублей долга, 14 846 рублей 28 копеек процентов, 13 847 рублей 20 копеек судебных расходов.

Также выдан исполнительный лист АС № 005178308 по делу № А41-13687/2007 о взыскании с ООО «Югагрохим» в пользу ЗАО «Щелково Агрохим» 2 080 904 рублей задолженности, 44 576 рублей 80 копеек процентов и 24 588 рублей 93 копеек судебных расходов.

На основании исполнительного листа АС № 004747844 постановлением от 23.01.2012 судебным приставом возбуждено исполнительное производство № 224/12/20/05.

По исполнительному листу АС № 005178308 вынесено постановление от 14.08.2012 о возбуждении исполнительного производства № 7147/12/20/05.

10 сентября 2012 года судебный пристав составил акты о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный лист возвращается взыскателю. В актах указано, что невозможно установить место нахождения должника и его имущества. Из ответов регистрирующих органов следует, что за должником не зарегистрировано имущество, на которое возможно было бы обратить взыскание.

Постановлениями от 10.09.2012 исполнительные производства № 224/12/20/05 и № 7147/12/20/05 окончены судебным приставом на основании пункта 3 части 1 статьи 46 и пункта 3 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве; исполнительные документы возвращены взыскателю.

Полагая, что в рамках исполнительных производств № 224/12/20/05 и № 7147/12/20/05 судебным приставом не совершены все действия, необходимые для своевременного и правильного исполнения требований исполнительных документов, общество обжаловало действия (бездействие) судебного пристава, а также просило разрешить вопрос о привлечении виновных должностных лиц к ответственности.

До принятия решения общество на основании статьи 49 Кодекса заявило отказ от части требований, связанных с вопросом о привлечении виновных должностных лиц службы приставов к ответственности. Поддержало требование о признании незаконным бездействия судебного пристава, выразившегося в невыполнении всего комплекса мер, направленных на проверку имущественного положения должника, установления его местонахождения, на проведение в отношении должника всех мер принудительного характера. Отказ от части требований принят судом, производство по делу в указанной части прекращено на основании пункта 4 части 1 статьи 150 Кодекса.

Решение и апелляционное постановление в части прекращения производства по делу участвующими в деле лицами не обжалуются, поэтому судебные акты в указанной части кассационной инстанцией не проверяются (часть 1 статьи 286 Кодекса).

Согласно части 1 статьи 329 Кодекса постановления (действия) судебного пристава-исполнителя могут быть оспорены в арбитражном суде в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и другими федеральными законами.

Постановления (действия) судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства, иными лицами, чьи права и интересы нарушены таким постановлением (действиями), в порядке подчиненности и оспорены в суде (статья 121 Закона об исполнительном производстве).

По смыслу статей 198, 200 и 201 Кодекса для удовлетворения требования о признании недействительными (незаконными) постановлений (действий) судебного пристава-исполнителя необходимо наличие совокупности двух условий: несоответствие обжалуемых постановления и действий нормам законодательства и нарушение ими прав и интересов заявителя.

Статьей 12 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах» закреплена обязанность судебного пристава-исполнителя в процессе принудительного исполнения судебных актов принимать меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Виды исполнительных действий, которые судебный пристав-исполнитель вправе совершать в процессе исполнения требований исполнительных документов, указаны в статье 64 Закона об исполнительном производстве. В частности, судебный пристав-исполнитель вправе вызывать стороны исполнительного производства (их представителей), иных лиц в случаях, предусмотренных законодательством Российской Федерации (пункт 1 части 1); запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки (пункт 2 части 1); давать физическим и юридическим лицам поручения по исполнению требований, содержащихся в исполнительных документах (пункт 4 части 1); накладывать арест на имущество, в том числе денежные средства и ценные бумаги, изымать указанное имущество, передавать арестованное и изъятое имущество на хранение (пункт 7 части 1); производить розыск должника, его имущества, розыск ребенка самостоятельно или с привлечением органов внутренних дел (пункт 10 части 1); запрашивать у сторон исполнительного производства необходимую информацию (пункт 11 части 1); совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов (пункт 17 части 1).

В силу пункта 3 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случаях возвращения взыскателю исполнительного документа по основаниям, предусмотренным статьей 46 Закона.

В пункте 4 части 1 статьи 46 Закона об исполнительном производстве определено, что исполнительный документ, по которому взыскание не производилось или произведено частично, возвращается взыскателю, если у должника отсутствует имущество, на которое может быть обращено взыскание, и все принятые судебным приставом-исполнителем допустимые законом меры по отысканию его имущества оказались безрезультатными.

В этом случае судебный пристав-исполнитель составляет акт о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный документ возвращается взыскателю. Акт утверждается старшим судебным приставом. После этого судебный пристав-исполнитель выносит постановление об окончании исполнительного производства и о возвращении взыскателю исполнительного документа. Возвращение исполнительного документа взыскателю не является препятствием для повторного предъявления исполнительного документа к исполнению в пределах установленного статьей 21 Закона об исполнительном производстве срока (части 2 - 4 статьи 45 Закона об исполнительном производстве).

При разрешении спора судебные инстанции установили, что в целях исполнения требований, содержащихся в исполнительных листах АС № 004747844 и АС № 005178308, судебный пристав совершил следующие исполнительские действия.

26 января 2012 года направлены запросы в ОАО «Россельхозбанк», ОАО «Экспресс банк», АКБ ОАО «Анджи банк», ОАО «Газпромбанк», ООО «Эсидбанк» с требованием о предоставлении информации о счетах должника (т. 1, л. д. 39, 40, 42, 54, 56). Получены ответы об отсутствии в указанных банках счетов должника.

30 января 2012 года направлен запрос в налоговый орган с требованием о предоставлении информации о должнике (т. 1, л. д. 44).

27 января 2012 года и 19 апреля 2012 года направлены запрос в МУП «БТИ» г. Махачкалы, МРЭО ГИБДД и управление Росреестра (т. 1, л.д. 33, 35, 37). Из полученных ответов следует, что зарегистрированное за должником имущество и транспортные средства отсутствуют.

29 февраля 2012 года и 28 августа 2012 года судебным приставом осуществлен выход по месту нахождения должника. По адресу г. Дербент, ул. Советская 8, корпус «Б» должник и его имущество не обнаружены, о чем составлены соответствующие акты (т. 1, л. д. 47 - 49).

В адрес должника направлено требование о предоставлении документов и извещение о вызове на прием к судебному приставу (т. 1, л. д. 50 - 52).

10 сентября 2012 года составлены акты о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми исполнительный лист возвращается взыскателю; исполнительные производства № 224/12/20/05 и № 7147/12/20/05 окончены.

Исследовав представленные в дело доказательства, оценив их по правилам статьи 71 Кодекса, судебные инстанции установили, что после возбуждения исполнительного производства судебный пристав не принял всех мер, необходимых для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительного документа. Так, с целью выявления имущества должника судебным приставом направлялись запросы в регистрирующие, налоговые органы и банки, однако в запросах не указан юридический адрес должника (г. Дербент, ул. Ю. Гагарина, 31). Запрос в Государственную инспекцию технического надзора по Республике Дагестан на предмет выявления специального транспорта должника не направлен. Кроме того, судебным приставом направлен запрос о наличии у должника (находящегося в г. Дербенте) недвижимого имущества в МУП «БТИ» г. Махачкалы. Судебный пристав также не совершил исполнительные действия, связанные с поиском (розыском) принадлежащего должнику имущества, установлению местонахождения единоличного исполнительного органа (директора) должника и его имущества. Поэтому суды первой и апелляционной инстанций признали, что совершенные судебным приставом исполнительные действия являются недостаточными для понуждения должника к возврату денежных средств или принудительного взыскания задолженности. С учетом установленных обстоятельств судебные инстанции пришли к выводу о не соответствии действий (бездействия) судебного пристава положениям Закона об исполнительном производстве, в связи с чем удовлетворили требования взыскателя. Поскольку в настоящее время исполнительное производство возобновлено другим судебным приставом, суды указали на отсутствие необходимости обязывать судебного пристава устранять допущенные нарушения.

В силу части 1 статьи 286 Кодекса кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в жалобе и возражениях на нее.

Довод кассационной жалобы о совершении судебным приставом всех предусмотренных Законом об исполнительном производстве мер, необходимых для исполнения требований исполнительных документов, отклоняется как противоречащий установленным судами первой и апелляционной инстанций фактическим обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам. Исходя из правовой позиции, изложенной в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.04.2012 № 16191/11 и от 24.07.2012 № 17382/11, у кассационной инстанции отсутствуют процессуальные основания для переоценки исследованных судебными инстанциями доказательств. Иное привело бы к нарушению единообразия в толковании и применении арбитражным судом положений части 2 статьи 287 Кодекса.

Не принимаются и ссылки судебного пристава на неправильное применение судами норм Закона об исполнительном производстве.

Частью 1 статьи 36 Закона об исполнительном производстве предусмотрен двухмесячный срок для исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе.

Статьей 2 Закона об исполнительном производстве определено, что задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц, а в предусмотренных законодательством Российской Федерации случаях - исполнение иных документов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Одним из принципов осуществления исполнительного производства в соответствии с пунктом 2 статьи 4 Закона об исполнительном производстве является своевременность совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Бездействие судебного пристава, выразившееся в несовершении всех необходимых (достаточных) исполнительных действий по возбужденному исполнительному производству в установленный Законом об исполнительном производстве срок, является нарушением норм этого Закона и влечет нарушение прав и интересов взыскателя.

Исходя из принципа обязательности судебных актов, а также общего смысла законодательства об исполнительном производстве, направленного на обеспечение исполнения исполнительных документов и обязывающего судебных приставов принимать меры по своевременному, полному и правильному их исполнению, необъявление розыска должника (его имущества) при обстоятельствах, установленных судами, не может быть признано законным. При оценке данного довода жалобы кассационный суд учитывает практику применения статьи 65 Закона об исполнительном производстве, выработанную Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в постановлении от 24.01.2012 № 11498/11. В нем указано, что розыскные действия по своему назначению носят подготовительный характер, так как предшествуют принудительному исполнению исполнительных документов, при этом судебным приставом-исполнителем принимаются все допустимые законом меры по отысканию должника, его имущества. Основанием для объявления розыска служит отсутствие сведений о местонахождении должника, его имущества. Розыск должника-организации, имущества должника-организации осуществляется Федеральной службой судебных приставов. При этом в случаях, предусмотренных частью 1 статьи 65 Закона об исполнительном производстве, розыск осуществляется по инициативе судебного пристава-исполнителя либо по заявлению взыскателя, в иных случаях - на основании заявления взыскателя. Таким образом, положения Закона об исполнительном производстве не содержат ограничений по осуществлению розыска в зависимости от категории спора.

Федеральным законом от 03.12.2011 № 389-ФЗ статья 65 Закона об исполнительном производстве изложена в новой редакции, еще более дифференцирующей правомочия судебного пристава на объявление розыска должника, его имущества, исходя из специфики требований. Однако следует учитывать схожесть правовых норм (в действовавшей ранее и измененной редакциях Закона), а также то, что исполнительные действия совершаются с целью понуждения должника к надлежащему исполнению требований, содержащихся в исполнительном документе, а их применение не может зависеть от усмотрения судебного пристава. Исходя из системного толкования частей 1 - 5 статьи 65 Закона об исполнительном производстве (в редакции Федерального закона от 03.12.2011 № 389-ФЗ), кассационная инстанция полагает, что содержащиеся в постановлении от 24.01.2012 № 11498/11 правовые позиции не утратили своей актуальности и в связи с принятием Федерального закона от 03.12.2011 № 389-ФЗ.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа не усматривает оснований для отмены (изменения) решения и апелляционного постановления по доводам, приведенным в жалобе. Нарушений норм процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 288 Кодекса, не установлено.

По правилам части 2 статьи 329 Кодекса заявления об оспаривании решений и действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя государственной пошлиной не облагаются. По таким делам не облагаются пошлиной апелляционные и кассационные жалобы (пункт 10 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25.05.2005 № 91 «О некоторых вопросах применения арбитражными судами главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации»).

Руководствуясь статьями 274, 284, 286, 287 и 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:


решение Арбитражного суда Республики Дагестан от 26.02.2013 и постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.06.2013 по делу № А15-2779/2012 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

текст документа сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: А15-2779/2012
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 23 августа 2013

Поиск в тексте