• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 августа 2013 г. Дело № А32-30660/2011
 
[При установленных обстоятельствах вывод судебных инстанций о том, что требования территориального управления имеют негаторную природу, является правильным. Заявленными требованиями защищается право владеющего собственника (лица, имеющего имущество в фактическом владении), от нарушений, связанных с использованием такого имущества и его распоряжением. На негаторные требования срок исковой давности не распространяется (абзац 5 статьи 208 Гражданского кодекса, пункт 49, абзац 3 пункта 57 постановления от 29.04.2010 № 10/22, пункт 12 информационного письма от 15.01.2013 № 153)]
(Извлечение)


Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Епифанова В.Е., судей Назаренко И.П. и Сидоровой Н.С., при участии в судебном заседании от истца - Территориального управления Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае (ИНН 2308095506, ОГРН 1032304166377) - Хуснулиной Л.Р. (доверенность от 16.07.2013), от ответчика - закрытого акционерного общества «Ривагро» (ИНН 2310065643, ОГРН 1022301606030) - Медовник Н.С. (доверенность от 01.08.2013), в отсутствие третьих лиц: администрации муниципального образования Темрюкский район, государственного предприятия по производству риса «Краснооктябрьский», извещенных о времени и месте судебного заседания, рассмотрев кассационную жалобу закрытого акционерного общества «Ривагро» на решение Арбитражного суда Краснодарского края от 17.02.2012 (судья Данько М.М.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013 (судьи Фахретдинов Т.Р., Ильина М.В., Тимченко О.Х.) по делу № А32-30660/2011, установил следующее.

Территориальное управление Федерального агентства по управлению государственным имуществом в Краснодарском крае (далее - территориальное управление) обратилось в арбитражный суд к ЗАО «Ривагро» (далее - общество) с иском, в котором просило:

- признать отсутствующим право собственности общества на земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м, расположенный по адресу: Краснодарский край, Темрюкский район, п. Красный Октябрь, 0,4 м западнее, категория земель: земли сельскохозяйственного назначения - для обслуживания и эксплуатации механизированного тока;

- признать право собственности Российской Федерации на земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м;

- истребовать из незаконного владения общества указанный земельный участок, обязав общество передать его территориальному управлению по акту приема-передачи.

Иск мотивирован следующим. Спорный земельный участок входит в границы участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0020, расположенного в границах государственного предприятия по производству риса «Краснооктябрьский» (далее - предприятие). Предоставленный предприятию земельный участок относится к федеральной собственности, следовательно, образованный из него (предоставленный ответчику) участок площадью 51 751 кв. м также находится в собственности Российской Федерации. Поэтому приобретение обществом указанного участка у муниципального образования Темрюкский район незаконно.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечена администрация муниципального образования Темрюкский район (далее - администрация).

Определением от 14.12.2011 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено предприятие (т. 1, л. д. 93).

Решением Арбитражного суда Краснодарского края от 17.02.2012 иск удовлетворен частично. Суд признал отсутствующим право собственности общества и признал право собственности Российской Федерации на земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м. С общества в доход федерального бюджета взыскано 8 тыс. рублей государственной пошлины.

Суд установил, что на основании постановления главы муниципального образования Темрюкский район от 11.02.2008 № 441 и договора купли-продажи от 14.02.2008 в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - ЕГРП) зарегистрировано право собственности общества на земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м, расположенный в Темрюкском районе на землях сельскохозяйственного назначения. Указанный земельный участок сформирован из участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0020, находящегося в федеральной собственности и предоставленного в постоянное (бессрочное) пользование предприятию, что установлено решением Арбитражного суда Краснодарского края от 20.07.2006 по делу № А32-16703/2005. Право собственности Российской Федерации на исходный земельный участок (с кадастровым номером 23:30:1303000:0020) зарегистрировано в ЕГРП. В силу статьи 11.4 Земельного кодекса Российской Федерации (далее - Земельный кодекс) образованный из него участок (с кадастровым номером 23:30:1303000:0023) относится к федеральной собственности. Договор купли-продажи участка заключен неуполномоченным на его отчуждение лицом (муниципальным образованием) и является недействительной (ничтожной) сделкой. Право на предъявление реституционных требований территориальное управление (не сторона сделки) не имеет. На спорном участке расположено недвижимое имущество, принадлежащее на праве собственности обществу, что исключает возможность удовлетворения виндикационного иска. С учетом разъяснений, содержащихся в пункте 52 совместного постановления Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» (далее - постановление от 29.04.2010 № 10/22), суд пришел к выводу о том, что единственным способом защиты нарушенного права собственника земли является признание зарегистрированного права общества отсутствующим, соединенное с требованием о признании права собственности. Довод ответчика о пропуске срока исковой давности суд отклонил со ссылкой на статьи 196, 200 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Гражданский кодекс). Не являясь стороной сделки купли-продажи, истец не мог знать об отчуждении участка. Доступность сведений ЕГРП не является основанием для вывода о том, что территориальное управление должно было узнать о регистрации права с момента такой регистрации. Утверждение истца о том, что он узнал о регистрации права за обществом 23.03.2011, ответчик не опроверг. Требование о признании права федеральной собственности на спорный участок (возникшее в силу закона) удовлетворено судом в целях создания правовой определенности. Государственная пошлина отнесена на общество по правилам статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) пропорционально размеру удовлетворенных требований (т. 1, л. д. 169).

При рассмотрении дела апелляционным судом определением от 25.06.2012 назначена строительно-техническая экспертиза с целью определения наличия у расположенных на участке объектов общества и предприятия признаков капитальности, а также определения площади земельных участков, необходимых для их эксплуатации. В связи с назначением экспертизы производство по делу приостановлено (т. 2, л. д. 199).

Определением от 10.12.2012 производство по делу возобновлено (т. 3, л. д. 48).

Постановлением Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013 решение от 17.02.2012 оставлено без изменения.

Апелляционный суд исходил из сложившихся способов защиты гражданских прав (с учетом разъяснений, содержащихся в постановлении от 29.04.2010 № 10/22). Иск о признании зарегистрированного права отсутствующим является разновидностью негаторного иска, на который исковая давность не распространяется. По результатам оценки проведенной в рамках дела экспертизы апелляционный суд установил, что объекты предприятия и общества, расположенные на спорном земельном участке, являются недвижимыми. Площадь земельного участка для размещения и эксплуатации зданий и сооружений общества (по первому варианту использования - 18 325 кв. м; по второму варианту - 16 500 кв. м) значительно меньше площади участка, приобретенного ответчиком в собственность. Довод ответчика об отнесении объектов предприятия к движимому имуществу апелляционный суд отклонил как документально неподтвержденный. Право федеральной собственности на эти объекты и их закрепление за предприятием не оспаривается. С учетом нахождения на участке объектов недвижимости, принадлежащих на праве собственности федеральному государственному предприятию, апелляционный суд пришел к выводу о том, что Российская Федерация владение земельным участком не утратила. Следовательно, на предъявленные в рамках настоящего дела требования исковая давность не распространяется. Распоряжение спорным участком произошло помимо воли Российской Федерации и предприятия. Довод общества о неразграниченности государственной собственности на земельный участок (со ссылкой на снятие с кадастрового учета участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0020) апелляционный суд отклонил как противоречащий обстоятельствам, установленным при разрешении спора по делу № А32-16703/2005. Земельный участок под объектами общества как объект гражданских прав не сформирован и виндицирован быть не может. Спор по данному делу связан не с формированием земельных участков, а с определением надлежащего собственника имущества. Поэтому апелляционный суд признал правильным удовлетворение требований истца и в отношении части земельного участка, занятой объектами ответчика, указав, при этом, что общество не лишено возможности сформировать новый земельный участок (необходимый для обслуживания принадлежащих ему объектов) и приобрести на него право (статья 36 Земельного кодекса), обратившись к надлежащему собственнику (т. 3, л. д. 79).

Общество обжаловало решение и апелляционное постановление в кассационном порядке. В жалобе заявитель просит судебные акты отменить, ссылаясь на неправильное применение (нарушение) судами норм материального и процессуального права. По мнению общества, суды неправомерно отклонили его довод о пропуске территориальным управлением срока исковой давности по заявленным требованиям. С учетом правил исчисления давностного срока (статья 200 Гражданского кодекса) и при доказанности факта владения спорным участком обществом с 2008 года территориальным управлением срок давности пропущен. Общество фактически и открыто владеет и пользуется земельным участком, переданным по договору купли-продажи от 14.02.2008; осуществляет производственную и хозяйственную деятельность на спорной территории с 2004 года; право собственности общества на земельный участок и расположенные на нем объекты недвижимости зарегистрировано в ЕГРП. Таким образом, территориальное управление как представитель собственника земельного участка не могло не знать о нарушении своих прав на этот участок. В данном случае срок исковой давности следует исчислять со дня, когда о нарушенном праве стало известно или должно было стать известно предприятию, поскольку недвижимое имущество общество приобрело на торгах по продаже государственного имущества (пункт 7 постановления от 29.04.2010 № 10/22). Апелляционный суд ошибочно квалифицировал требования истца как имеющие негаторный характер и неправомерно применил положения статьи 208 Гражданского кодекса. Поскольку истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено ответчиком, является самостоятельным и достаточным основанием для отказа в иске (пункт 2 статьи 199 Гражданского кодекса), требования территориального управления удовлетворены неправомерно. Судебные инстанции также пришли к ошибочному выводу об отсутствии у муниципального образования Темрюкский района права на распоряжение спорным участком, поскольку он относится к неразграниченным публичным землям. Согласно пункту 10 статьи 3 Федерального закона от 25.10.2001 № 137-ФЗ «О введении в действие Земельного кодекса Российской Федерации» (далее - Вводный закон) распоряжение такими участками осуществляют органы местного самоуправления муниципальных районов, городских округов. Апелляционным судом допущено также нарушение процессуальных норм, выразившееся в позднем направлении ответчику определения о назначении судебного заседания и необеспечении ему возможности для участия в судебном заседании (отклонение ходатайства об отложении судебного разбирательства).

От иных участвующих в деле лиц отзывы на жалобы не поступили.

В судебном заседании представитель общества поддержал доводы жалобы, просил решение и апелляционное постановление отменить, в удовлетворении исковых требований отказать.

Представитель территориального управления возражал против удовлетворения жалобы, ссылался на соответствие выводов судов первой и апелляционной инстанций нормам действующего законодательства и представленным в дело доказательствам.

Администрация и предприятие, извещенные о времени и месте судебного заседания по правилам статей 121 и 123 Кодекса, явку представителей в суд кассационной инстанции не обеспечили.

Изучив материалы дела и доводы жалобы, выслушав представителей сторон, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что в удовлетворении кассационной жалобы следует отказать.

Как видно из материалов дела и установлено судебными инстанциями, постановлением главы муниципального образования Темрюкский район от 11.02.2008 № 441 (т. 1, л. д. 9, 10) обществу предоставлен в собственность за плату земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м, расположенный по адресу: Темрюкский район, 0,4 км западнее п. Красный Октябрь на землях сельскохозяйственного назначения. Участок предоставлен обществу для обслуживания и эксплуатации механического тока (объектов недвижимости, права на которые зарегистрированы за обществом).

Из кадастровых паспортов земельного участка от 21.09.2007 и от 24.08.2011 следует, что участок площадью 51 751 кв. м образован из земельного участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0020 (т. 1, л. д. 69 - 71, 139, 140).

Право собственности Российской Федерации на земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0020 было зарегистрировано в ЕГРП, что подтверждается свидетельством о государственной регистрации права от 17.07.2008 и выпиской из ЕГРП от 20.10.2010 (т. 1, л. д. 32, 148).

14 февраля 2008 года муниципальное образование Темрюкский район и общество заключили договор купли-продажи земельного участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м (т. 1, л. д. 136, 137).

Переход права собственности к обществу зарегистрирован в ЕГРП (запись № 23-23-44/015/2008-803 от 26.03.2008), что подтверждается выписками из ЕГРП от 23.03.2011, от 29.12.2011, от 21.12.2012 и от 24.12.2012 (т. 1, л. д. 31, 150; т. 4, л. д. 59, 63).

Территориальное управление заявило в арбитражный суд требования о признании отсутствующим права собственности общества на земельный участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0023, признании на него права собственности Российской Федерации и истребовании участка из незаконного владения общества. Иск мотивирован тем, что земельный участок площадью 51 751 кв. м находится в собственности Российской Федерации и отчужден администрацией в собственность общества незаконно.

При разрешении спора судебные инстанции установили, что на земельном участке с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 площадью 51 751 кв. м находятся объекты недвижимости, право собственности на которые зарегистрировано за обществом и не оспорено. Поэтому суды признали, что виндикация земельного участка невозможна.

Решение и апелляционное постановление в части отказа в удовлетворении виндикационного требования участвующими в деле лицами не обжалуются, поэтому судебные акты в указанной части кассационной инстанцией не проверяются (часть 1 статьи 286 Кодекса).

Действующее законодательство не ограничивает лицо, чьи права нарушены, в выборе способов защиты, перечисленных в статье 12 Гражданского кодекса. Вместе с тем, по смыслу пункта 1 статьи 1 Гражданского кодекса, части 1 статьи 4 Кодекса целью судебной защиты является восстановление нарушенных или оспариваемых прав заинтересованного лица.

В пункте 52 постановления от 29.04.2010 № 10/22 разъяснено следующее. Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В случаях, когда запись нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения, оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими.

В пунктах 1 и 12 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 15.01.2013 № 153 «Обзор судебной практики по некоторым вопросам защиты прав собственника от нарушений, не связанных с лишением владения» (далее - информационное письмо от 15.01.2013 № 153) содержатся следующие разъяснения. Выбор способа защиты вещного права, квалификация спорного отношения судом и разрешение вещно-правового конфликта зависит от того, в чьем фактическом владении находится спорное имущество. Иск о признании права отсутствующим является разновидностью негаторного иска и может быть удовлетворен арбитражным судом в случае, если истец является владеющим собственником недвижимости, право которого зарегистрировано в ЕГРП. Когда спорное имущество отсутствует во владении истца, его право может быть защищено исключительно с помощью иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, удовлетворение которого влечет за собой не только восстановление владения спорной вещью, но и корректировку записей в ЕГРП о принадлежности имущества.

Возможность удовлетворения иска о признании права также связана с установлением факта владения недвижимым имуществом. Лицо, считающее себя собственником находящегося в его владении недвижимого имущества, право на которое зарегистрировано за иным субъектом, вправе обратиться в суд с иском о признании права собственности. Если иное не предусмотрено законом, иск о признании права подлежит удовлетворению в случае представления истцом доказательств возникновения у него соответствующего права. Соответствующие разъяснения содержатся в пунктах 58 и 59 постановления от 29.04.2010 № 10/22.

При разрешении спора судебные инстанции установили, что земельный участок площадью 51 751 кв. м образован из земельного участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0020. Федеральный уровень собственности данного (исходного) земельного участка подтвержден вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Краснодарского края от 20.07.2006 по делу № А32-16703/2005. В рамках указанного дела установлено, что правопредшественнику предприятия в постоянное (бессрочное) пользование для сельскохозяйственного производства предоставлены земли площадью 6167 га. Закрепленное за предприятием имущество является федеральной собственностью. Право распоряжения земельным участком предприятия принадлежит территориальному подразделению Росимущества. Право собственности Российской Федерации на участок с кадастровым номером 23:30:1303000:0020 было отражено в ЕГРП. Таким образом, муниципальное образование не имело полномочий на формирование земельного участка с кадастровым номером 23:30:1303000:0023 и его отчуждение в собственность общества.

Для установления фактического владельца спорного участка апелляционным судом назначалась строительно-техническая экспертиза. Исследовав заключение эксперта от 28.09.2012 (т. 3, л. д. 5 - 33), оценив его по правилам статей 71 и 86 (часть 3) Кодекса, апелляционный суд установил, что на земельном участке площадью 51 751 кв. м помимо объектов общества расположены объекты недвижимости, принадлежащие предприятию (литеры Г, Г1, Г3, Г7, Г8, Г9, Г10, 1, 2, 3, IV). Следовательно, Российская Федерация в лице федерального предприятия не утратила владение спорным земельным участком.

При установленных обстоятельствах вывод судебных инстанций о том, что требования территориального управления имеют негаторную природу, является правильным. Заявленными требованиями защищается право владеющего собственника (лица, имеющего имущество в фактическом владении), от нарушений, связанных с использованием такого имущества и его распоряжением. На негаторные требования срок исковой давности не распространяется (абзац 5 статьи 208 Гражданского кодекса, пункт 49, абзац 3 пункта 57 постановления от 29.04.2010 № 10/22, пункт 12 информационного письма от 15.01.2013 № 153).

Поскольку земельный участок под недвижимым имуществом общества как объект гражданских прав не сформирован, требования о признании права собственности и признании зарегистрированного права общества на этот участок отсутствующим приняты судами первой и апелляционной инстанций в качестве надлежащего способа защиты прав федерального собственника и в отношении части земельного участка, занятой объектами общества. Удовлетворение требований территориального управления не препятствует обществу сформировать земельный участок, необходимый для эксплуатации принадлежащего ему недвижимого имущества, и приобрести право на него в соответствии с положениями статьи 36 Земельного кодекса.

В силу части 1 статьи 286 Кодекса кассационная инстанция проверяет законность судебных актов, принятых судами первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального и процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в жалобе и возражениях на нее.

Довод кассационной жалобы общества о пропуске территориальным управлением срока исковой давности по заявленным (удовлетворенным судами) требованиям, отклоняется как противоречащий установленным судами обстоятельствам и не учитывающий разъяснений, содержащихся в пунктах 49, 52, 57 постановления от 29.04.2010 № 10/22, пункте 12 информационного письма от 15.01.2013 № 153.

Довод о наличии у администрации права на распоряжение спорным земельным участком не принимается. Выводы судов в указанной части основаны на нормах Земельного кодекса, Вводного закона и Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

Несостоятельны и доводы жалобы о допущенных апелляционным судом процессуальных нарушениях вследствие позднего направления ответчику определения о назначении судебного заседания и неудовлетворения его ходатайства об отложении рассмотрения дела.

По смыслу положений статьи 158 Кодекса отложение судебного разбирательства не является обязанностью суда. При рассмотрении соответствующего ходатайства суд учитывает фактические обстоятельства и исходит из необходимости разрешения спора в установленные процессуальные сроки. Суд вправе отклонить ходатайство, если сочтет возможным рассмотреть дело по существу в отсутствие представителя одной из сторон по имеющимся в материалах дела доказательствам.

Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа не усматривает оснований для отмены (изменения) решения и апелляционного постановления по доводам, приведенным в жалобе. Нарушений норм процессуального права, в том числе предусмотренных частью 4 статьи 288 Кодекса, не установлено.

Определением Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 19.07.2013 обществу предоставлена отсрочка в уплате государственной пошлины за подачу жалобы. Поскольку в удовлетворении жалобы отказано пошлина подлежит взысканию с общества (статья 110 Кодекса). Однако ответчик признан несостоятельным (банкротом), в отношении него введена процедура конкурсного производства.

Арбитражный суд, исходя из имущественного положения плательщика, вправе уменьшить размер государственной пошлины, подлежащей уплате по делам, рассматриваемым указанными судами (пункт 2 статьи 333.22 Налогового кодекса Российской Федерации). С учетом имущественного положения заявителя и разъяснений, содержащихся в пункте 19 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13.03.2007 № 117 «Об отдельных вопросах практики применения главы 25.3 Налогового кодекса Российской Федерации», кассационный суд считает возможным уменьшить размер государственной пошлины по жалобе до 200 рублей.

Руководствуясь статьями 110, 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:

решение Арбитражного суда Краснодарского края от 17.02.2012 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.01.2013 по делу № А32-30660/2011 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Взыскать с закрытого акционерного общества «Ривагро» (ИНН 2310065643, ОГРН 1022301606030) в доход федерального бюджета 200 рублей государственной пошлины за подачу кассационной жалобы.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

текст документа сверен по:
файл-рассылка



Номер документа: А32-30660/2011
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 23 августа 2013

Поиск в тексте