• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 августа 2013 г. Дело № А53-21926/2012

[Суды пришли к выводам, что договор поставки № ДГП/26-07 заключен обществом не во исполнение агентского договора, эти договоры являются автономными (независимыми) сделками, к правоотношениям сторон по агентскому договору можно применить нормы Кодекса о поставке]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Кухаря В.Ф., судей Леоновой О.В. и Савенко Л.И., при участии от истца - открытого акционерного общества «Инжиниринговая компания «ЗИОМАР» (ИНН 5036039258, ОГРН 1025004704020) - Лунева А.М. (доверенность от 27.12.2012), от ответчика - открытого акционерного общества «ЭнергоМашиностроительный Альянс» (ИНН 5036064310, ОГРН 1055014708297) - Пайвина Д.М. и Кузнецовой Ю.С. (доверенности от 17.01.2013 и 22.03.2013), от третьего лица - общества с ограниченной ответственностью «АЛЬСТОМ» (ИНН 7811054754, ОГРН 1027739028052) - Зайцева Р.В. (доверенность от 22.07.2013), рассмотрев кассационную жалобу открытого акционерного общества «ЭнергоМашиностроительный Альянс» на решение Арбитражного суда Ростовской области от 05.12.2012 (судья Мезинова Э.П.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2013 (судьи Тимченко О.Х., Глазунова И.Н., Ильина М.В.) по делу № А53-21926/2012, установил следующее.

ОАО «Инжиниринговая компания "ЗИОМАР"» (далее - компания) обратилось к ОАО «ЭнергоМашиностроительный Альянс» (далее - общество) о взыскании 1 732 900 евро 80 центов убытков по агентскому договору от 04.06.2007 № ДГП/26-06 (далее - агентский договор).

Иск мотивирован тем, что во исполнение агентского договора общество как комиссионер заключило договор на проектирование, изготовление и поставку от 06.06.2007 № ДГП/26-07 (далее - договор поставки № ДГП/26-07) с ООО «АЛЬСТОМ». В связи с неисполнением указанной сделки обществом «АЛЬСТОМ» ответчик не предпринял мер по защите интересов компании, а также в нарушение статьи 993 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) отказал истцу в уступке прав требований по договору поставки № ДГП/26-07.

Общество предъявило компании встречный иск о взыскании 855 808 евро 42 центов процентов за пользование коммерческим кредитом.

Встречный иск обоснован тем, что в ходе исполнения агентского договора общество производило авансирование компании своими денежными средствами в счет будущих поступлений от ООО «АЛЬСТОМ».

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечено ООО «АЛЬСТОМ».

Решением от 05.12.2012, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда от 24.04.2013, первоначальный иск удовлетворен, в удовлетворении встречного иска отказано. Суды пришли к выводу, что договор поставки № ДГП/26-07 не был заключен во исполнение агентского договора. С учетом дат подписания указанных договоров, действий сторон по их исполнению, несовпадению отраженных в них объёмов обязательств суды указали на автономность этих сделок, поэтому сочли возможным квалифицировать агентский договор как поставку, применив к нему нормы главы 30 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс). Сумма взыскиваемой задолженности определена судом в виде разницы между общей суммой платежей по агентскому договору (14 440 840 евро) и суммой денежных средств, полученных компанией от общества (12 707 939,20 евро) в ходе исполнения указанного договора. В удовлетворении встречного иска отказано со ссылкой на отсутствие между сторонами агентских отношений.

В кассационной жалобе общество просит отменить судебные акты. Заявитель указывает на то, что компанией не доказан факт неисполнения или ненадлежащего исполнения ответчиком обязательств по агентскому договору, основания для привлечения общества к ответственности в виде взыскания убытков отсутствовали. Истец не доказал размер убытков, так как не подтверждена доказательствами передача заключительной детальной описи стоимостью 13 020 евро12 центов. Апелляционной суд необоснованно переквалифицировал агентское соглашение в договор поставки, при этом не учел согласованную сторонами общую цену договора, включающую агентское вознаграждение в размере 4,2%, на основании чего взысканная сумма убытков (задолженности) должна была быть уменьшена на 72 781 евро 83 цента. Заявитель не согласен с переквалификацией агентского договора в договор поставки, полагая, что судом неправильно применены нормы материального права, а выводы судов противоречат фактическим обстоятельствам дела. В связи со сложностью договоры готовились параллельно, чем и объясняется близость дат, в которые они были подписаны. Указанная на странице 18 договора поставки № ДГП/26-07 дата (16.05.2007) является датой подписания договора со стороны третьего лица - ООО «АЛЬСТОМ», так как расположена возле подписи этой стороны. Обществом договор подписан в дату, указанную на первой странице, следовательно, моментом заключения договора № ДГП/26-07 в соответствии с частью 1 статьи 433 Кодекса является 06.06.2007. Последовательность подписания договоров подтверждается их нумерацией, которая по значению последнего элемента на единицу больше номера агентского договора. Кроме того, истец признавал и не оспаривал, что договор поставки № ДГП/26-07 был заключен во исполнение агентского договора, о чем свидетельствуют подписание сторонами отчетов агента, актов сдачи-приемки услуг, а также уплата обществу компанией агентского вознаграждения в сумме 23 196 322 рубля 60 копеек (эквивалент 533 733,45 евро). Разница в цене сделок объясняется тем, что условиями агентского договора (пункт 3.3) обществу предоставлено право помимо продукции компании поставлять ООО «АЛЬСТОМ» продукцию третьих лиц за свой счет. Вследствие переквалификации агентского договора суд неправильно применил положения пункта 6 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17.11.2004 № 85 «Обзор практики разрешения споров по договору комиссии» и нормы главы 30, статьи 1005 Кодекса, не применив при этом подлежащие применению нормы права, а именно пункт 7 указанного письма, а также статьи 425, 433, 809, 823 Кодекса.

Компания в отзыве просит оставить судебные акты без изменения, указывая, что ответчик не предпринял действий по защите прав истца, отказал в уступке прав требований по договору поставки № ДГП/26-07, размер взысканной с общества по агентскому договору суммы убытков подтверждается материалами дела, основания для удовлетворения жалобы отсутствуют.

В отзыве ООО «АЛЬСТОМ» просит отклонить жалобу, полагая, что выводы судебных инстанций соответствуют закону и материалам дела.

Изучив материалы дела и выслушав представителей участвующих в деле лиц, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа считает, что кассационная жалоба подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Как видно из материалов дела, между компанией (принципалом) и обществом (агентом) заключен договор от 04.06.2007 № ДГП/26-06, по условиям которого агент по поручению принципала за агентское вознаграждение совершит от своего имени, но за счет принципала, сделку с ООО «АЛЬСТОМ» (заказчиком) по поставке продукции (оборудование, включая комплект запчастей и техдокументацию) принципала и оказанию сопутствующих услуг для энергоблока ст. № 8 ПГУ-420 ТЭЦ-26 - филиала ОАО «Мосэнерго» - на условиях договора, а также окажет иные услуги в соответствии с договором. Согласно пункту 3.1.3 договора агент обязуется осуществлять расчеты с заказчиком за поставленную принципалом продукцию и оказанные сопутствующие услуги на условиях договора, своевременно перечислять принципалу полученные от заказчика денежные средства, причитающиеся принципалу. Пунктом 3.1.4 договора предусмотрено, что в случае неисполнения заказчиком обязательств по заключенному с ним агентом по поручению принципала договору, агент обязуется собрать доказательства и по требованию принципала передать ему все права по указанному договору в части поставленной принципалом продукции. В соответствии с пунктом 3.3 договора при исполнении поручения агент может заключить договор с заказчиком, в предмет которого будет входить помимо реализации продукции принципала, реализация продукции третьих лиц; в этом случае принципал будет обладать правами и нести ответственность по указанному договору только в отношении своего объема продукции. В силу пункта 4 цена договора составляет 14 440 840 евро (с НДС) и включает цены всех позиций продукции принципала, указанные в приложении № 2, а также все расходы по исполнению обязательств принципала, связанные с проектированием, изготовлением продукции, транспортировкой на площадку строительства, шеф-монтажом и пуско-наладочными работами в отношении продукции, и вознаграждение агента; агентское вознаграждение установлено в сумме 606 515 евро 28 центов и составляет 4,2% от цены договора. Согласно пункту 5.1 договора платежи принципалу будут осуществляться агентом в безналичном порядке платежными поручениями в рублях, поэтапно, после получения соответствующих денежных средств от заказчика согласно графику платежей (приложение № 6 к договору). В приложении № 6 установлен график осуществления платежей в 7 этапов: 1. Авансовый платеж против банковских гарантий под аванс - 2 753 550 евро (без НДС), срок оплаты - 01.06.2007; 2. Акт независимой организации, подтверждающий размещение заказа на изготовление частей под давлением - 2 141 650 евро (без НДС), срок оплаты - 01.07.2007; 3. Акт независимой организации, подтверждающий поставку частей под давление котла-утилизатора на площадку - 3 610 210 евро (без НДС), срок оплаты - 15.02.2008; 4. Монтаж первого модуля котла-утилизатора (с подтверждением актом независимой организации) - 2 264 030 евро (без НДС), срок оплаты - 01.03.2008; 5. Проведение гидроиспытаний котла-утилизатора (с подтверждением актом независимой организации) - 795 470 евро (без НДС), срок оплаты - 01.07.2008; 6. Первая подача пара на турбину (с подтверждением актом независимой организации) - 336 545 евро (без НДС), срок оплаты - 01.11.2008; 7. Приемка установки в гарантийную эксплуатацию (платеж конечного заказчика), против банковских гарантий на гарантийный период - 336 545 евро (без НДС), срок оплаты - 01.04.2009.

Общество (поставщик) заключило с ООО «АЛЬСТОМ» (заказчик) договор на проектирование изготовление и поставку от 06.06.2007 № ДГП/26-07. В пункте 3.1 стороны согласовали, что поставщик должен выполнить работы полностью и надлежащим образом в соответствии с графиком работ, являющимся приложением № 5 к договору. Перечень работ дан в приложениях № 2 - 4 к договору. Если поставщик нарушает какие-либо условия договора, заказчик имеет право потребовать, чтобы поставщик быстро исправил это нарушение так, чтобы договор был выполнен во всех отношениях, затраты на исправления нарушений несет исключительно поставщик. Пунктом 5.1 стороны согласовали, что общая цена работ поставщика по договору составляет 17 110 тыс. евро (с НДС). Согласно пункту 6.1 платежи поставщику за работы по договору будут осуществляться заказчиком в безналичном порядке платежными поручениями в рублях по курсу Центрального банка Российской Федерации на дату оплаты, поэтапно в соответствии с графиком платежей (приложение № 6 к договору). В пункте 18 указано, что стороны не имеют права передавать свои права и обязанности по договору третьим лицам без письменного разрешения другой стороны (за исключением случаев, предусмотренных применимым законодательством). Привлечение стороной к исполнению своих обязанностей по договору третьих лиц (основных субподрядчиков или субпоставщиков) допускается после предварительного письменного согласия другой стороны.

В приложении № 6 к договору поставки № ДГП/26-07 график платежей состоит из 11 этапов, из которых последние три этапа полностью соответствуют 5, 6 и 7 этапам приложения № 6 к агентскому договору.

Компания свои обязательства выполнила, поставив оборудование по заключенному агентом договору, что подтверждается товарно-транспортными накладными.

В ходе исполнения агентского договора между сторонами подписаны отчеты агента от 01.10.2009 № 1, от 21.10.2009 № 2, от 18.12.2009 № 3, а также акты сдачи-приемки услуг к отчетам с отметкой об их приятии принципалом без замечаний. Из названных отчетов следует, что агентом перечислено принципалу 12 707 939 евро 20 центов, из которых 4 260 047 евро 80 центов на дату подписания отчета от заказчика не получены и уплачены авансом за счет агента; также в отчетах отражена общая сумма подлежащего уплате агенту вознаграждения в размере 533 733 евро 45 центов.

Платежным поручением от 11.01.2010 № 2 компания перечислила обществу 23 196 322 рубля 60 копеек агентского вознаграждения по договору от 04.06.2007 № ДГП/26-06.

Автономной некоммерческой организацией «Союзэкспертиза» составлен акт о проведении гидроиспытаний котла-утилизатора на площадке строительства от 30.11.2010; а также акт о первой подаче пара на паровую турбину от 03.03.2011. Котел-утилизатор принят в гарантийную эксплуатацию, что подтверждено разрешением Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору от 05.05.2011.

Ссылаясь на то, что три последних события (этапа) для наступления момента выполнения обязательств по оплате достигнуты, однако оплата за поставленное оборудование не поступила, компания на основании статьи 993 Кодекса направила обществу претензию от 27.04.2011 с требованием представить полный пакет документов, подтверждающих наличие задолженности заказчика по договору поставки № ДГП/26-07, а также подписанный агентом проект договора цессии об уступке прав требования.

В письме от 05.06.2012 общество отказалось выполнить требования компании со ссылкой на пункт 18 договора поставки № ДГП/26-07, указав, что осуществляло платежи по агентскому договору из собственных средств, поэтому на основании статей 809 и 823 Кодекса оставляет за собой право в судебном порядке взыскать с компании проценты за пользование коммерческим кредитом.

Ссылаясь на неисполнение обществом обязательств по агентскому договору, компания обратилась в арбитражный суд с иском о взыскании 1 732 900 евро 80 центов убытков.

В свою очередь общество предъявило компании встречный иск о взыскании 855 808 евро 42 центов процентов за пользование коммерческим кредитом.

При разрешении спора суды пришли к выводам, что договор поставки № ДГП/26-07 заключен обществом не во исполнение агентского договора, эти договоры являются автономными (независимыми) сделками, к правоотношениям сторон по агентскому договору можно применить нормы Кодекса о поставке. Данные выводы обоснованы следующими аргументами: несовпадение условий по числу этапов платежей и разница в общей стоимости указанных сделок; в договоре № ДГП/26-07 общество названо поставщиком, в качестве агента не упоминается, наличие в договоре элементов агентских отношений отсутствует; в пункте 18 договора № ДГП/26-07 предусмотрено, что привлечение третьих лиц к исполнению своих обязанностей по договору допускается только после письменного согласия другой стороны; в договоре № ДГП/26-07 содержится ссылка на договора генерального подряда с ОАО «Мосэнерго» на строительство, в котором общество указано в качестве генподрядчика, что противоречит его участию в спорных отношениях в качестве агента; договор № ДГП/26-07 предоставляет ответчику с письменного согласия третьего лица привлекать субподрядчиков и субпоставщиков, что несовместимо со статусом агента; договор поставки № ДГП/26-07 был подписан за три недели до агентского договора, поэтому не может быть признан заключенным во исполнение поручения принципала; договор № ДГП/26-07 устанавливает объем обязательств ответчика, не предусмотренных агентским договором; общество осуществило ряд платежей по агентскому договору компании за счёт собственных средств.

Однако суды не учли следующее.

В силу пункта 1 статьи 1005 Кодекса по агентскому договору одна сторона (агент) обязуется за вознаграждение совершать по поручению другой стороны (принципала) юридические и иные действия от своего имени, но за счет принципала либо от имени и за счет принципала. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от своего имени и за счет принципала, приобретает права и становится обязанным агент, хотя бы принципал и был назван в сделке или вступил с третьим лицом в непосредственные отношения по исполнению сделки. По сделке, совершенной агентом с третьим лицом от имени и за счет принципала, права и обязанности возникают непосредственно у принципала.

Согласно статье 1011 Кодекса к отношениям, вытекающим из агентского договора, соответственно применяются правила, предусмотренные главой 49 или главой 51 Кодекса, в зависимости от того, действует агент по условиям этого договора от имени принципала или от своего имени, если эти правила не противоречат положениям соответствующей главы или существу агентского договора.

Таким образом, агентский договор может строиться по модели договора поручения или договора комиссии.

В соответствии с абзацем 2 части 1 статьи 990 Кодекса по сделкам, совершенным комиссионером с третьими лицами, права и обязанности приобретает сам комиссионер, хотя бы комитент и был назван в сделке.

При этом нормами Кодекса не установлена обязанность указывать в заключаемых комиссионером договорах лицо, в чьих интересах он действует либо, что он действует в качестве комиссионера.

Согласно части 1 статьи 425 Кодекса договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Договор признается заключенным в момент получения лицом, направившим оферту, ее акцепта (часть 1 статьи 433 Кодекса).

Наличие в договоре поставки № ДГП/26-07 даты (16.05.2007), проставленной рядом с подписью заказчика, не свидетельствует о его вступлении в силу в этот день, так как сделка считается заключенной с момента подписания ее обеими сторонами. В данном случае этот договор считается заключенным в день его подписания другой стороной, т. е. 06.06.2007. Следовательно, вывод о том, что договор поставки заключен ранее агентского соглашения, ошибочен.

Пунктом 3.3 агентского договора обществу при исполнении поручения предоставлено право включить в договор с заказчиком поставку продукции (оборудования) не только принципала, но и третьих лиц, что, по утверждению ответчика, и обусловило несовпадение объема обязательств и цен сделок.

Ссылка судов на установленные в договоре поставки № ДГП/26-07 ограничения по уступке прав по нему, безосновательна, поскольку по смыслу пункта 3 статьи 993 Кодекса возможность такой уступки допускается независимо от соглашения между комиссионером и третьим лицом.

Иные доводы судов не являются достаточными для квалификации агентского договора как поставки. Суды также не учли, что указанная аргументация предложена третьим лицом, не являвшимся участником агентских отношений. Между тем ни истец, ни ответчик наличие этих отношений не отрицали, как не отрицали и то, что договор поставки № ДГП/26-07 заключен по поручению компании. Также представленными в дело доказательствами подтверждаются действия сторон именно в качестве принципала и агента. Таким образом, выводы судов об автономности спорных сделок являются необоснованными и противоречат материалам дела.

В силу пункта 2 статьи 993 Кодекса в случае неисполнения третьим лицом сделки, заключенной с ним комиссионером, комиссионер обязан немедленно сообщить об этом комитенту, собрать необходимые доказательства, а также по требованию комитента передать ему права по такой сделке с соблюдением правил об уступке требования.

Аналогичные положения содержатся в пункте 3.1.4 агентского договора.

Поскольку общество оказало принципалу в передаче прав по заключенной сделке, компания могла обратиться с соответствующим требованием в суд. И лишь в случае утраты такой возможности у компании появилось бы право требовать возмещения с агента причиненных убытков.

В данном случае компания обратилась в суд с иском о взыскании с агента убытков ранее подачи ею же иска об обязании переуступить право требования. По нынешнему делу требование о взыскании убытков удовлетворено, по делу № А53-33986/2012 (о понуждении уступить право) решением суда от 04.07.2013 в иске отказано. Кроме того, решение о взыскании 1 732 900 евро 80 центов обществом исполнено, что подтверждено представителями сторон.

Принимая во внимание указанные обстоятельства, а также учитывая, что требование о взыскании убытков подтверждено материалами дела и их размер ответчиком не опровергнут, суд кассационной инстанции считает судебные акты в части взыскания с общества 1 660 118 евро 97 центов правомерными и не находит оснований для их отмены в этой части.

Доводы ответчика о том, что истец необоснованно включил в сумму иска 13 020 евро 12 центов стоимости заключительной детальной описи, оценивались и отклонены как не доказанные, при этом отмечено, что после поставки оборудования на ТЭЦ № 26 ОАО «Мосэнерго» никаких претензий по факту получения документации не заявлялось. В этой части доводы направлены на переоценку доказательств, что не допускается в кассационном суде.

Вместе с тем в силу ошибочной квалификации агентского договора как поставки суды не рассмотрели правомерность требования общества по встречному иску о взыскании процентов по коммерческому кредиту, а также не проверили наличие оснований для взыскания в составе убытков 72 871 евро 83 центов с учетом имеющегося у агента права на вознаграждение (4,2%).

С учетом изложенного судебные акты в указанной части подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение, в ходе которого суду необходимо проверить не исследованные обстоятельства.

Руководствуясь статьями 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:


решение Арбитражного суда Ростовской области от 05.12.2012 и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.04.2013 по делу № А53-21926/2012 в части взыскания с ОАО «ЭнергоМашиностроительный Альянс» в пользу ОАО «Инжиниринговая компания "ЗИОМАР"» 1 660 118 евро 97 центов оставить без изменения, в остальной части указанные судебные акты отменить, дело в этой части направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд Ростовской области.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

текст документа сверен по:
файл-рассылка



Номер документа: А53-21926/2012
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 23 августа 2013

Поиск в тексте