• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД СЕВЕРО-КАВКАЗСКОГО ОКРУГА

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 23 августа 2013 г. Дело № А77-1534/2012
 
[С учетом вышеназванных норм и разъяснений высшей судебной инстанции суды указали, что названное исполнительное производство не подлежало окончанию, а оспоренное постановление судебного пристава не соответствует части 4 статьи 96 Закона № 229-ФЗ и нарушает права и законные интересы взыскателя в связи с тем, что в результате окончания исполнительного производства судебный акт фактически стал не исполним, взыскатель лишен возможности включиться с неимущественным требованием в реестр кредиторов и не может обеспечить его исполнение в рамках дела о банкротстве, окончание исполнительного производства лишило его процессуальных инструментов защиты своих прав и законных интересов, как в рамках исполнительного производства, так и в рамках производства по делу о банкротстве]
(Извлечение)



Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Мазуровой Н.С., судей Назаренко И.П. и Сидоровой И.В., при участии в судебном заседании судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств управления Федеральной службы судебных приставов по Чеченской Республике Хадашева Адлана Джамалдиновича (лично), в отсутствие представителей заявителя - открытого акционерного общества энергетики и электрификации «Мосэнерго» (ОГРН 1027700302420), третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, - открытого акционерного общества «Нурэнерго», извещенных о времени и месте судебного заседания, в том числе публично, посредством размещения сведений в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, рассмотрев кассационную жалобу судебного пристава-исполнителя межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых производств управления Федеральной службы судебных приставов по Чеченской Республике Хадашева А.Д. на постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2013 (судьи Белов Д.А., Параскевова С.А., Семенов М.У.) по делу № А77-1534/2012, установил следующее.

Открытое акционерное общество энергетики и электрификации «Мосэнерго» (далее - общество-1, взыскатель) обратилось в Арбитражный суд Чеченской Республики с заявлениями к судебному приставу-исполнителю межрайонного отдела судебных приставов по исполнению особых исполнительных производств управления Федеральной службы судебных приставов по Чеченской Республике Хадашеву А.Д. (далее - судебный пристав) о признании незаконными вынесенных им постановлений от 28.09.2012 об окончании исполнительных производств № 16645/11/24/20, № 16712/11/24/20, № 16704/11/24/20, № 16652/11/24/20, № 16711/11/24/20, № 16661/11/24/20, № 16698/11/24/20, № 16659/11/24/20, № 16626/11/24/20, № 16619/11/24/20, № 16662/11/24/20, № 27813/11/24/20, № 16649/11/24/20 и актов от 28.09.2012 о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми возвращены взыскателю исполнительные листы от 10.02.2010 серии АС № 001532055, от 28.01.2010 серии АС № 001523483, от 25.01.2010 серии АС № 001190237, от 05.02.2010 серии АС № 001520823, от 27.01.2010 серии АС № 001523780, от 24.12.2009 серии АС № 001518803, от 25.01.2010 серии АС № 001190238, от 05.02.2010 серии АС № 001520952, от 23.11.2009 серии АС № 001178174, от 15.12.2009 серии АС № 001186711, от 25.12.2009 серии АС № 001519414, от 14.03.2011 серии АС № 000249601, от 15.02.2010 серии АС № 001533721 (далее - постановления от 28.09.2012, акты от 28.09.2012, исполнительные производства, исполнительные листы), а также о понуждении судебного пристава к возобновлению перечисленных исполнительных производств.

Определением Арбитражного суда Чеченской Республики от 10.12.2012 возбужденные на основании названных заявлений дела № А77-1534/2012, № А77-1535/2012, № А77-1536/2012, № А77-1537/2012, № А77-1538/2012, № А77-1539/2012, № А77-1540/2012, № А77-1541/2012, № А77-1542/2012, № А77-1543/2012, № А77-1548/2012, № А77-1549/2012, № А77-1550/2012, № А77-1551/2012 объединены в одно производство, объединенному делу присвоен № А77-1534/2012.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено открытое акционерное общество «Нурэнерго» (далее - общество-2, должник).

Решением Арбитражного суда Чеченской Республики от 20.11.2012 (судья Межидов Л.С.) обществу-1 в удовлетворении заявленных требований отказано. Судебный акт мотивирован соответствием постановлений от 28.09.2012 об окончании исполнительных производств и возвращении исполнительных листов взыскателю, актов от 28.09.2012 о наличии обстоятельств, в соответствии с которыми возврату взыскателю подлежат спорные исполнительные листы, нормам действующего законодательства, а также соблюдением при их принятии прав и законных интересов общества-1. Суд указал, что окончание исполнительных производств в связи с невозможностью реализации арестованного имущества общества-2 и возврат обществу-1 исполнительных листов, ввиду отсутствия со стороны последнего согласия на оставление названного имущества за собой, не препятствуют повторному предъявлению исполнительных листов и обращению взыскания на иное имущество должника при его обнаружении. Законные основания для приостановления исполнительных производств у судебного пристава отсутствовали, поскольку исполнительные листы выданы на основании судебных актов, вступивших в законную силу до введения в отношении должника процедуры наблюдения.

Постановлением Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2013 решение Арбитражного суда Чеченской Республики от 20.12.2012 отменено, заявленные требования удовлетворены. Апелляционный суд, квалифицировав содержащиеся в исполнительных листах требования как имущественные взыскания, пришел к выводам о том, что в результате окончания исполнительных производств исполнительные листы фактически стали не исполнимыми, а общество лишилось юридической возможности включения имущественных требований в реестр кредиторов и обеспечения их исполнения в рамках дела о банкротстве. Сославшись на правовую позицию, отраженную в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.03.2013 по делу № А57-16725/2012, суд апелляционной инстанции отметил, что независимо от последующей отмены определения арбитражного суда о введении в отношении должника процедуры наблюдения, окончание исполнительных производств лишило заявителя процессуальных инструментов защиты своих прав и законных интересов как в общем порядке, так и в рамках дела о банкротстве. Поскольку требования, содержащиеся в спорных исполнительных листах, относятся к имущественным взысканиям, исполнительные производства по их исполнению подлежали приостановлению, окончание исполнительного производства возможно только в отношении исполнительных производств, возбужденных по неимущественным спорам, перечисленным в статье 96 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее - Закон об исполнительном производстве, Закон № 229-ФЗ).

Судебный пристав обжаловал апелляционное постановление в порядке, определенном нормами главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - Арбитражный процессуальный кодекс, Кодекс).

Заявитель кассационной жалобы указывает, что суд апелляционной инстанции допустил нарушение норм процессуального права, выразившееся в недопуске к участию в судебном заседании представителя управления Федеральной службы судебных приставов по Чеченской Республике (далее - управление) и судебного пристава-исполнителя Товлаханова Б.А., которому переданы все исполнительные производства в отношении должника. Считая, что возбуждение новых исполнительных производств на основании части повторно предъявленных к исполнению исполнительных листов подтверждает отсутствие нарушения прав общества-1 вынесением постановлений от 28.09.2012, в которых прямо указывалось на возможность повторного предъявления исполнительных документов к исполнению в пределах срока, установленного статьей 21 Закона об исполнительном производстве, судебный пристав настаивает на законности оспариваемых решений. Основание для окончания исполнительных производств возникло 04.09.2012, до введения в отношении общества-2 процедуры наблюдения (17.09.2012). Апелляционный суд не учел, что судебному приставу на момент вынесения обжалуемых постановлений не было известно о введении в отношении должника процедуры наблюдения.

Обществом-1 (взыскатель) представлен письменный отзыв с возражениями против удовлетворения кассационной жалобы.

Изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, выслушав в открытом судебном заседании судебного пристава, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа находит судебный акт апелляционного суда подлежащим отмене, а судебный акт суда первой инстанции - оставлению в силе.

Из материалов следует и судами установлено, что на основании исполнительных листов, выданных Арбитражным судом города Москвы на принудительное взыскание с общества-2 в пользу общества-1 задолженности, судебным приставом 06.04.2011 возбуждены исполнительные производства № 16645/11/24/20, № 16712/11/24/20, № 16704/11/24/20, № 16652/11/24/20, № 16711/11/24/20, № 16661/11/24/20, № 16698/11/24/20, № 16659/11/24/20, № 16626/11/24/20, № 16619/11/24/20, № 16662/11/24/20, № 27813/11/24/20, № 16649/11/24/20, присоединенные впоследствии к сводному исполнительному производству № 72/09/24/96-СД (далее - сводное исполнительное производство).

Совершая исполнительные действия, связанные с обращением взыскания на имущество должника, судебным приставом в связи с отсутствием на торгах покупательского спроса произведено снижение стоимости нереализованных в месячный срок задолженности общества с ограниченной ответственностью «Энергостроймонтаж» перед должником до 5082 тыс. рублей (далее - дебиторская задолженность) и принадлежащего должнику автомобиля до 97 500 рублей.

Письмом от 03.08.2012 общество-1 отказалось от предложения судебного пристава об оставлении за собой дебиторской задолженности в связи с отсутствием у него копий постановления и акта о наложении ареста на названное имущество, а также сведений о его оценке.

Предложение судебного пристава от 11.07.2012 об оставлении за собой автомобиля оставлено взыскателем без ответа.

Определением Арбитражного суда Чеченской Республики от 17.09.2012 по делу № А77-999/2010 в отношении должника введена процедура наблюдения, приостановлено исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям.

Актами от 28.09.2012 судебный пристав зафиксировал, что взыскатель отказался оставить за собой имущество должника, не реализованное при исполнении требований, содержащихся в исполнительных документах. Постановлениями от 28.09.2012 судебный пристав окончил исполнительные производства, в связи с отказом взыскателя оставить за собой имущество должника, не реализованное в ходе совершения исполнительных действий, и возвратил обществу-1 исполнительные листы.

Считая акты от 28.09.2012 и постановления от 28.09.2012 незаконными и нарушающими право на своевременное исполнение требований исполнительных документов, общество-1 обратилось в арбитражный суд.

Согласно части 1 статьи 198 и части 1 статьи 329 Кодекса граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия), в том числе судебных приставов, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

Признание незаконным постановления судебного пристава, являющегося, в силу части 1 статьи 14 Закона об исполнительном производстве, процессуальной формой решения должностного лица по вопросам исполнительного производства, возможно при установлении его несоответствия закону или иному нормативному правовому акту и нарушения им прав и законных интересов обратившегося в суд лица в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Статьей 2 Закона № 229-ФЗ одной из основных задач исполнительного производства определено правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц.

Под мерами принудительного исполнения подразумеваются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащих взысканию по исполнительному документу. Мерами принудительного исполнения являются обращение взыскания на имущество должника, на его имущественные права, в том числе на право получения платежей по исполнительному производству, в котором он выступает в качестве взыскателя (статья 68 Закона № 229-ФЗ).

В силу статьи 69 Закона об исполнительном производстве обращение взыскания на имущество должника как мера принудительного исполнения включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию либо передачу взыскателю.

Статьей 87 Закона № 229-ФЗ определен порядок принудительной реализации, согласно которому реализация имущества должника осуществляется путем его продажи специализированными организациями. Если имущество должника, за исключением переданного для реализации на торгах, не было реализовано в течение одного месяца со дня передачи на реализацию, то судебный пристав выносит постановление о снижении цены на пятнадцать процентов. Если имущество должника не было реализовано в течение одного месяца после снижения цены, то судебный пристав направляет взыскателю предложение оставить это имущество за собой. При наличии нескольких взыскателей одной очереди предложения направляются судебным приставом взыскателям в соответствии с очередностью поступления исполнительных документов в подразделение судебных приставов. Нереализованное имущество должника передается взыскателю по цене на двадцать пять процентов ниже его стоимости, указанной в постановлении судебного пристава об оценке имущества должника. Взыскатель в течение пяти дней со дня получения указанного предложения обязан уведомить в письменной форме судебного пристава о решении об оставлении нереализованного имущества за собой. В случае отказа взыскателя от имущества должника либо непоступления от него уведомления о решении оставить нереализованное имущество за собой имущество предлагается другим взыскателям, а при отсутствии таковых (отсутствии их решения оставить нереализованное имущество за собой) возвращается должнику.

Отказ взыскателя от оставления за собой имущества должника, не реализованного при исполнении исполнительного документа, является основанием возврата взыскателю исполнительного документа, по которому взыскание не производилось или произведено частично, что не препятствует его повторному предъявлению к исполнению в пределах срока, установленного статьей 21 Закона об исполнительном производстве (пункт 5 части 1 и часть 4 статьи 46 Закона об исполнительном производстве).

Пунктом 3 части 1 статьи 47 Закона № 229-ФЗ судебному приставу императивно предписано окончить исполнительное производство в случае возвращения взыскателю исполнительного документа по основаниям, предусмотренным статьей 46 названного Закона.

Одним из оснований приостановления исполнительного производства является применение арбитражным судом в отношении должника-организации процедуры банкротства в порядке, установленном статьей 96 настоящего Федерального закона (пункт 5 статьи 40 Закона № 229-ФЗ).

Частью 1 статьи 63 Федерального закона от 06.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Закон о банкротстве, Закон № 127-ФЗ) определены последствия вынесения арбитражным судом определения о введении в отношении должника по исполнительному производству наблюдения, одним из которых является приостановление исполнения исполнительных документов по имущественным взысканиям. Исключение из названного правила составляют исполнительные документы, выданные на основании вступивших в законную силу до даты введения наблюдения судебных актов о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждения авторам результатов интеллектуальной деятельности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и о возмещении морального вреда.

Часть 1 статьи 96 Закона об исполнительном производстве предусматривает аналогичные последствия вынесения определения арбитражного суда о введении в отношении должника как процедуры наблюдения, так и финансового оздоровления или внешнего управления.

В пункте 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» (далее - постановление Пленума № 59) разъяснено, что в силу абзаца 4 части 1 статьи 63 Закона о банкротстве, пункта 5 части 1 статьи 40 и части 1 статьи 96 Закона об исполнительном производстве с даты вынесения судом определения о введении наблюдения приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям за исключениями, установленными частью 1 статьи 63 и частью 1 статьи 96 Закона № 229-ФЗ.

Окончание исполнительных производств по имущественным взысканиям на основании, возникшем до введения в отношении должника процедуры наблюдения, (отказ взыскателя от оставления за собой не реализованного на торгах имущества должника), не создает для взыскателя препятствий как для повторного предъявления исполнительных листов на принудительное исполнение, в том числе путем обращения взыскания на иное имущество в случае его обнаружения, так и для подачи заявлений об установлении требований в рамках дела о банкротстве.

В этой связи, оспариваемые акты и постановления судебного пристава не противоречили вышеназванным нормативным положениям, а права общества-1 не могли быть нарушены ими независимо от принятых по делу о банкротстве судебных актов.

Суд апелляционной инстанции, ошибочно ссылаясь на правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в определении от 20.03.2013 по делу № А57-16725/2012, не учел, что в рамках названного дела оспаривались действия судебного пристава по окончанию исполнительного производства в связи с признанием должника банкротом и открытием в отношении него конкурсного производства по требованию, не относящемуся к имущественным взысканиям.

В силу пункта 7 части 1 статьи 47 Закона № 229-ФЗ, исполнительное производство оканчивается судебным приставом в случае признания должника-организации банкротом и направления исполнительного документа конкурсному управляющему, за исключением исполнительных документов, указанных в части 4 статьи 96 настоящего Федерального закона, в соответствии с которой при получении копии решения арбитражного суда о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства (а также когда должник находится в процессе ликвидации) судебный пристав оканчивает исполнительное производство, в том числе по исполнительным документам, исполнявшимся в ходе ранее введенных процедур банкротства, за исключением исполнительных документов о признании права собственности, компенсации морального вреда, об истребовании имущества из чужого незаконного владения, о применении последствий недействительности сделок, а также о взыскании задолженности по текущим платежам.

В пункте 3 постановления Пленума № 59 указано, что, поскольку требования по спорам, касающимся защиты владения или принадлежности имущества, не относятся к имущественным взысканиям по смыслу абзаца 4 пункта 1 статьи 63 Закона о банкротстве, исполнительное производство по указанным требованиям не приостанавливается.

С учетом вышеназванных норм и разъяснений высшей судебной инстанции суды указали, что названное исполнительное производство не подлежало окончанию, а оспоренное постановление судебного пристава не соответствует части 4 статьи 96 Закона № 229-ФЗ и нарушает права и законные интересы взыскателя в связи с тем, что в результате окончания исполнительного производства судебный акт фактически стал не исполним, взыскатель лишен возможности включиться с неимущественным требованием в реестр кредиторов и не может обеспечить его исполнение в рамках дела о банкротстве, окончание исполнительного производства лишило его процессуальных инструментов защиты своих прав и законных интересов, как в рамках исполнительного производства, так и в рамках производства по делу о банкротстве.

При указанных обстоятельствах, отличных от обстоятельств настоящего дела, у суда апелляционной инстанции отсутствовали правовые основания для отмены решения суда первой инстанции и удовлетворения заявленного требования общества-1.

Довод кассационной жалобы о допущенных судом апелляционной инстанции процессуальных нарушениях, выразившихся в том, что к участию в процессе не были допущены уполномоченные представители управления Федеральной службы судебных приставов по Чеченской Республике, подлежит отклонению, поскольку в материалах дела отсутствуют доказательства привлечения названного юридического лица (государственного органа) к участию в деле, сведения о его процессуальном статусе.

Согласно пункту 5 части 1 статьи 287 Кодекса по результатам рассмотрения кассационной жалобы суд кассационной инстанции вправе оставить в силе одно из ранее принятых по делу решений или постановлений.

Суд кассационной инстанции считает возможным, отменив апелляционное постановление, как принятое с нарушением норм материального права и основанное на противоречащем установленным по делу обстоятельствам выводе, оставить в силе правильное по существу решение суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 274, 284 - 289 Арбитражного процессуального кодекса, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа


ПОСТАНОВИЛ:


постановление Шестнадцатого арбитражного апелляционного суда от 20.05.2013 по делу № А77-1534/2012 отменить, оставить в силе решение Арбитражного суда Чеченской Республики от 20.12.2012 по делу № А77-1534/2012.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

текст документа сверен по:
файл-рассылка


Номер документа: А77-1534/2012
Принявший орган: Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа
Дата принятия: 23 августа 2013

Поиск в тексте