• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
 

ПРИГОВОР
 

от 16 июня 2010 года Дело N 2-59/2010
 

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

г. Казань 16 июня 2010 года

Верховный Суд Республики Татарстан в составе председательствующего судьи Камальтдинова Р.К.,

с участием государственного обвинителя Гараева Б.З.,

подсудимых Урмановой А.И., Осинцева С.В.,

защитников:

Соловьевой И.В., представившей удостоверение № и ордер №,

Гафурова А.В., представившего удостоверение № и ордер №,

при секретаре Мингазетдиновой Э.Р.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении:

Осинцева С.В., ...

Урмановой А.И., ...

обвиняемой в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ;

УСТАНОВИЛ:

Осинцев С.В. в группе с Урмановой А.И. совершил убийство Н. при следующих обстоятельствах:

21 октября 2009 года Осинцев С.В. и Урманова А.И. с 16 часов до 22 часов распивали спиртные напитки ... совместно с Н., владельцем этой квартиры. В ходе распития спиртных напитков Н. предложил Урмановой А.И. вступить с ним в половую связь. На этой почве между Осинцевым С.В. и Урмановой А.И. - с одной стороны и Н. - с другой возникла ссора.

В ходе ссоры Осинцев С.В. из ревности и неприязненных отношений, с целью убийства, взял на кухне со стола нож с деревянной ручкой и пытался нанести им удар Н. в область груди. Н. вырвал у Осинцева С.В. нож и погнался за ним. Преследуя, Н. нанес Осинцеву С.В. один удар ножом в область спины, догнал его в зале и ударил этим ножом в область шеи слева, причинив Осинцеву С.В. легкий вред здоровью.

После этого Осинцев С.В. нанес Н. не менее трех ударов рукой в область головы, сбил его на пол и вместе с Урмановой А.И. из неприязненных отношений, с целью убийства, стал избивать Н. При этом каждый нанес в область головы и тела потерпевшему не менее 15 ударов ногами и 15 ударов руками.

После того, как Н. перестал оказывать активное сопротивление, Урманова А.И. взяла кухонный нож с деревянной ручкой и с целью убийства, умышленно, нанесла Н. не менее 4 ударов этим ножом в область грудной клетки и не менее 17 ударов в область головы.

Н., пытаясь скрыться от Осинцева С.В. и Урмановой А.И., выполз из зала в прихожую. В это время Осинцев С.В. взял на кухне с холодильника цельнометаллический кухонный нож, догнал Н. в прихожей и, с целью убийства, нанес ему не менее 5 ударов ножом в область грудной клетки. Следом подбежала Урманова А.И. и нанесла Н. кухонным ножом с деревянной рукой не менее 10 ударов в область головы и грудной клетки.

После этого Осинцев С.В. перетащил Н. в зал, передал Урмановой А.И. цельнометаллический кухонный нож и предложил ей добить Н. Урманова А.И., с целью убийства, нанесла этим ножом один удар Н. в область груди.

Смерть Н. наступила от множественных колото-резаных ранений грудной клетки, живота с повреждением внутренних органов, - сердца, плевральных полостей, причинивших тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни.

Подсудимый Осинцев С.В. в судебном заседании вину по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ признал частично и заявил, что все телесные повреждения Н. причинил он один, защищая жизнь свою и Урмановой А.И. от посягательств последнего. Осинцев С.В. показал, что во время распития спиртных напитков Н. стал приставать к Урмановой А.И. Из-за этого между ним и Н. возникла ссора. Они вышли на кухню, где ссора переросла в драку. В ходе драки Н. взял со стола кухонный нож. Он, Осинцев С.В., побежал в зал. Н. при входе в зал догнал его, нанес удар ножом в область спины, в зале около шкафа схватил за футболку, развернул, и нанес удар ножом в область шеи слева. Он перехватил нож рукой за лезвие, а другой рукой стал наносить Н. удары в область головы и тела. В борьбе он, Осинцев С.В., упал около стола, за которым распивали спиртное, взял оттуда цельнометаллический нож с заостренным лезвием, поднялся и, держа нож в правой руке лезвием от себя со стороны большого пальца, нанес Н. около 10 ударов в область груди, живота и шеи. Первый удар нанес в область сердца. Во время нанесения ударов возможно нож перехватывал. После этого Н. нож выронил и упал на живот около серванта. Он походил по залу с ножом и сел на диван. В это время Н. поднялся и направился в прихожую, и при выходе из зала Н. поднял с пола нож. Увидев это, он подбежал к Н. и стал в спину выталкивать его к входной двери, нанося ему удары цельнометаллическим ножом в спину. В прихожей Н. облокотился на стол и упал на пол. После этого он нанес Н. еще около 5 ударов ножом в область головы и шеи, вышел в зал, положил нож на стол и сел на диван. В это время у него из раны в шее пошла кровь. Урманова А.И. принесла ему полотенце, которое он приложил к ране, выпил спиртное и уснул.

Подсудимая Урманова А.И. в судебном заседании вину по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ не признала, дала показания, аналогичные показаниям подсудимого Осинцева С.В., и дополнила, что нож с деревянной ручкой, который потерпевший выронил в зале, она в два-три приема выпинула в прихожую к входной двери.

В связи с существенными противоречиями между показаниями, данными подсудимыми Осинцевым С.В. и Урмановой А.И. в ходе предварительного расследования и в суде, показания, данные ими при производстве предварительного следствия, были оглашены в судебном заседании.

В первоначальных показаниях в качестве подозреваемого Осинцев С.В. показал, что во время распития спиртных напитков Н. стал приставать к Урмановой А.И. На этой почве между ним и Н. возникла ссора. На кухне ссора переросла в драку. Он схватил со стола кухонный нож с деревянной ручкой и пытался нанести им Н. удар в область груди. Н. нож вырвал. Он побежал от Н. в зал. Н., преследуя его, ударил ему ножом в область спины, догнал в зале, развернул к себе лицом и ударил ножом в область шеи слева. Он перехватил лезвие ножа рукой и стал бороться с Н. В борьбе они упали на пол. Он нанес Н. удары руками в область головы, поднялся на ноги и стал бить Н. руками и ногами, пока Н. не перестал сопротивляться. В это время подошла Урманова А.И. и ножом с деревянной ручкой, который выпал у Н., нанесла Н. удар в область сердца. Когда Н. стал ругаться, вынула нож из раны и стала наносить Н. хаотичные удары в область туловища, головы и рук. При этом один из ударов пришелся в глаз.

После этого они с Урамановой А.И. сели на диван, выпили спиртное, и он вышел на кухню смывать кровь с шеи. В это время Н. вышел в прихожую. Он выбежал за Н., повалил его на пол в прихожей, вернулся на кухню, взял с холодильника цельнометаллический нож с заостренным концом и нанес им Н. 3-4 удара в область груди. В это время подбежала Урманова А.И. с ножом, которым наносила Н. удары ранее, и стала наносить хаотичные удары этим ножом Н. по телу, голове и рукам. После этого он и Урманова А.И. вернулись в зал, Н. заполз в зал, и он с Урмановой А.И. уснул (т.1 л.д. 166-171).

При проверке показаний Осинцев С.В. показал квартиру Н. и там же воспроизвел обстановку и обстоятельства убийства Н., совершенного им в группе с Урмановой А.И. (т. 1 л.д. 172-189).

Подсудимая Урманова А.И. в ходе следствия вину признала и показала, что она и Осинцев С.В. наносили Н. удары двумя ножами - ножом с деревянной ручкой и цельнометаллическим ножом. Она нанесла Н. 7-8 ударов ножом, который Осинцев С.В. выбил из рук Н., а Осинцев С.В. нанес Н. около 3-х ударов в область груди вторым ножом. Когда Н. пытался выползти из квартиры, она и Осинцев С.В. затащили его обратно в зал и избили, нанося удары ногами. После этого Осинцев С.В. передал ей свой нож, и предложил добить Н. Этим ножом она нанесла Н. один удар в область туловища (т.1 л.д. 95-97).

При проверке показаний Урманова А.И. показала квартиру Н. и там же воспроизвела обстановку и обстоятельства нанесения ею ударов Н. ножом и ногами (т. 1 л.д. 98-110).

Суд, исследовав и оценив представленные сторонами доказательства, заслушав судебные прения и последнее слово подсудимых, приходит к убеждению, что вина Осинцева С.В. и Урмановой А.И. в совершении ими преступления, указанного в описательной части приговора, полностью доказана совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Согласно выписке из электронного журнала КСА «Милиция» следует, что 21 октября 2009 года в 22 часа 24 минуты потерпевший Н. по телефону заявил о том, что его избили, порезали и захватили квартиру (т.2 л.д. 92).

Свидетель К. показала, что 21 октября 2009 года в дежурную часть поступил звонок. На мониторе высветился номер телефона и адрес потерпевшего Н. Н. представился, назвал свой адрес и сообщил ей о том, что на него напали, порезали и захватили квартиру, говоря о нападавших во множественном числе. Она занесла информацию в компьютер и направила по этому адресу сотрудников милиции.

Свидетель Х. показал, что на место преступления он прибыл первым. Дверь в квартиру ему открыл потерпевший. Открыв дверь, потерпевший упал на пол, вполз в зал, указал на подсудимых, спавших в зале, и сообщил ему о том, что это они напали на него и нанесли ему ножевые ранения. Он разбудил подсудимых, и Ураманова А.И. призналась в том, что наносила удары ножом потерпевшему.

Свидетели Ф. (врач скорой помощи) и Т. (фельдшер скорой помощи) показали, что они оказывали первую медицинскую помощь потерпевшему Н. непосредственно на месте происшествия. Н. был в сознании и разговаривал.

Ф. уточнила, что Н. адекватно отвечал на её вопросы о состоянии здоровья.

Из показаний свидетелей К., Х. следует, что информацию о характере совершенного нападения на Н. и круге лиц, причастных к причинению ему ножевых ранений, они узнали непосредственного от Н.

Незадолго до наступления смерти Н. позвонил в милицию и заявил о совершенном на него нападении группой лиц, а группе захвата, прибывшей по его вызову, сообщил о том, что ножевые ранения ему нанесли Осинцев С.В. и Урманова А.И.

Из показаний свидетелей Ф. и Т. (бригады скорой помощи) следует, что они оказывали Н. первую медицинскую помощь на месте происшествия. Н. был в сознании, адекватно реагировал на окружающую обстановку и сообщал достоверные сведения.

Сами подсудимые Осинцев С.В. и Урманова А.И. были задержаны на месте преступления непосредственно после нападения на Н. и дали признательные показания о совместном причинении ему смерти.

Показания подсудимых Осинцева С.В. и Урмановой А.И. в ходе следствия подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами и позволяют сделать вывод о месте и времени совершенного нападения и убийства Н., мотиве совершенного преступления, круге лиц, причастных к его совершению, характере примененного насилия и орудиях преступления.

Из протоколов осмотра места происшествия следует, что входная дверь в квартиру Н. следов взлома не имеет. На полу в прихожей, в зале, на стенах в прихожей в нижней части, на косяках входной двери и двери в зал обнаружены следы бурого вещества, похожие на кровь.

В квартире обнаружены и изъяты три ножа со следами вещества бурого цвета, похожими на кровь.

Два ножа изъяты в прихожей. Нож с деревянной ручкой изъят с полки для обуви, цельнометаллический нож - с пола при входе в квартиру.

Третий нож цельнометаллический с заостренным концом изъят со стола в зале.

Порядок вещей в зале нарушен. В раковине на кухне обнаружены следы бурого вещества (т.1 л.д. 22-25, 36-41; т. 2 л.д.49-53).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что смерть Н. наступила от колото-резаных ранений грудной клетки, проникающих в плевральную полость, полость сердечной сорочки, брюшную полость.

На теле трупа обнаружены следующие колото-резаные ранения:

ранение передней поверхности грудной клетки слева с повреждением мягких тканей в 4 межреберье, проникающее в левую плевральную полость (рана № 2),

ранение передней поверхности грудной клетки слева с повреждением мягких тканей в 5 межреберье, проникающее в левую плевральную полость и полость сердечной сорочки (рана № 4),

ранение передней поверхности грудной клетки слева с повреждением мягких тканей в 6 межреберье, проникающее в левую плевральную полость (рана № 5),

ранение левой боковой поверхности живота, проникающее в брюшную полость (рана № 8), состоящие в прямой причинной связи со смертью, как в отдельности, так и в своей совокупности, причинившие тяжкий вред здоровью, так как явились опасными для жизни;

ранения правой боковой поверхности шеи (рана № 1), передней поверхности грудной клетки слева (раны №№ 3,6), левой боковой поверхности грудной клетки (рана № 7), задней поверхности грудной клетки слева (раны №№ 9,10), и резаные раны лобной области в количестве 10, на верхнем веке правого глаза в количестве 2, на верхней губе слева, на верхней губе справа, в теменной области слева, на передней поверхности шеи, на передней поверхности грудной клетки слева, которые причинены клинком ножа длиной погруженной части в тело не менее 1-6 см и при обычном течении у живых лиц причинили бы легкий вред здоровью.

Направления раневых каналов №№ 2, 4, 5, 3, 6, 7, 9, 10 свидетельствуют о том, что клинок ножа действовал сверху вниз, спереди назад, справа налево, а раневого канала № 8 - сверху вниз, спереди назад, слева направо.

Кроме этого обнаружены кровоизлияния в слизистую оболочку верхней и нижней губы, ушибленная рана верхней губы, кровоподтеки и множественные ссадины в области головы, предплечий, конечностей, не причинившие вреда здоровью (т.3 л.д. 4-28).

Согласно заключению физико-технической экспертизы пятна крови на свитере Осинцева С.В. образовались в результате соприкосновения с окровавленным предметом, на его джинсах выявлены пятна крови нескольких видов - пропитывания, брызг, «скатывающихся капель», мазков, образовавшихся в результате соприкосновения с окровавленным предметом. На левом рукаве куртки Урмановой А.И. выявлены пятна крови в виде капель, «скатывающихся капель» и мазков, образовавшихся в результате соприкосновения с окровавленным предметом, на рукаве её свитера выявлено пятно крови, образовавшееся в результате соприкосновения с окровавленным предметом по касательной (т.3 л.д. 141-159).

Из заключений генотипоскопических экспертиз следует, что на трех ножах, изъятых при осмотре места происшествия, на рукаве куртки Урмановой А.И. и свитере Осинцева С.В., обнаружена кровь потерпевшего Н., на джинсах Осинцева С.В., брюках Урмановой А.И., на рукаве ее свитера и спинке куртки - кровь Осинцева С.В. (т.3 л.д. 31-38, 66-71).

Согласно заключению физико-технической экспертизы колото-резаные ранения №№ 2-6, обнаруженные в области груди Н., причинены цельнометаллическим ножом с заостренным концом (т.3 л.д. 120-134).

Согласно выводам экспертиз запаховых следов человека следует, что на ноже с деревянной рукояткой и цельнометаллическом ноже с заостренным концом выявлены запаховые следы, происходящие от Осинцева С.В. и Урмановой А.И. (т.3 л.д. 44-49, 74-80).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы Осинцева С.В. следует, что у него обнаружены ранения в области шеи слева, в левой лопаточной области, первого пальца левой кисти, причинившие легкий вред здоровью, а также ссадины локтевых областей, второго пальца левой кисти, кровоподтек левого бедра, не причинившие вреда здоровью (т.3 л.д. 79-80).

Выводы судебно-медицинской экспертизы подтверждают показания Осинцева С.В. о том, что между Осинцевым С.В. и потерпевшим произошла ссора и драка, в ходе которой потерпевший, преследуя Осинцева С.В., причинил ему ножевое ранение в область левой лопатки, догнал в зале и ударил ножом в область шеи слева.

Рана на первом пальце левой кисти Осинцева С.В., а также ушибленные раны, кровоподтеки и множественные ссадины у потерпевшего, согласуются с показаниями подсудимых о том, что после того как Осинцев С.В. вырвал у потерпевшего нож, они избили его.

Наличие крови на полу в прихожей и в зале подтверждают показания подсудимого Осинцева С.В. о том, что ножевые ранения потерпевшему были нанесены как в зале, так и в прихожей.

Локализация колото-резаных ран на трупе Н. только в левой части тела и головы, направления всех раневых каналов в области груди и шеи - сверху вниз, спереди назад, справа налево, а в области живота (рана №8) - сверху вниз, спереди назад, слева направо, свидетельствуют о том, что они могли быть причинены Н. в то время, когда он лежал на спине, а Осинцев С.В. и Урманова А.И. располагались от него слева в области груди и наносили удары ножами сверху вниз, как об этом говорили подсудимые в ходе следствия.

Обнаружение крови потерпевшего на клинке ножа с деревянной ручкой указывает на то, что удары этим ножом потерпевшему наносились после того, как потерпевший причинил Осинцеву С.В. повреждения этим ножом в зале.

Наличие у потерпевшего резаных ран на боковой поверхности грудной клетки, шеи, в области лица, в том числе на верхнем веке правого глаза, подтверждают показания Осинцева С.В. о характере нанесенных ударов Урмановой А.И. потерпевшему ножом с деревянной ручкой в зале.

Наличие крови на кухне в раковине согласуются с показаниями подсудимого Осинцева С.В. о том, что он выходил из зала на кухню смывать кровь из раны в шее, и оттуда, взяв цельнометаллический нож, проследовал за потерпевшим в прихожую.

Выводы экспертизы о том, что колото-резаные раны с повреждением сердца и плевральных полостей потерпевшему (раны №№ 2-6), нанесены цельнометаллическим ножом с заостренным концом, подтверждают показания Осинцева С.В. о том, что этим ножом он наносил удары потерпевшему в прихожей.

Наличие крови протерпевшего на клинке цельнометаллического ножа с заостренным концом и на клинке ножа с деревянной ручкой, изъятие ножа с деревянной ручкой в прихожей указывают на то, что в прихожей подсудимые потерпевшего били двумя ножами, как говорил об этом в ходе следствия Осинцев С.В.

Совокупность исследованных в судебном заседании доказательств свидетельствуют о достоверности показаний Осинцева С.В. и Урмановой А.И. в ходе следствия об обстоятельствах совершенного ими преступления.

Показания свидетелей К., Х., Ф. и Т., а также показания подсудимых Осинцева С.В. и Урмановой А.И. в ходе следствия суд признает достоверными и допустимыми доказательствами.

Характеристики примененных Осинцевым С.В. и Урмановой А.И. орудий преступления - ножей, локализация и тяжесть нанесенных ими ударов потерпевшему в жизненно важные органы - голову, шею и сердце, глубина раневых каналов - до 11 см, поведение подсудимых после совершенного преступления, указывают на то, что они, нанося Н. удары ножом в жизненно важные органы, после прекращения им противоправных действий и сопротивления, предвидели и допускали, что своими действиями могут причинить смерть потерпевшему.

Действия Осинцева С.В. и Урмановой А.И. в отношении Н. подлежат квалификации как убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, совершенное группой лиц по ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004).

Показания подсудимых Осинцева С.В. и Урмановой А.И. о том, что признательные показания в ходе следствия они давали под принуждением сотрудников милиции, и их физическое состояние не позволяло проводить с ними следственные действия, подтверждения в судебном заседании не нашли.

Свидетель Р. показал, что он оказал первую медицинскую помощь подсудимому Осинцеву С.В. и, после длительных уговоров, доставил его в лечебное учреждение.

Из справок, представленных лечебным учреждением, следует, что Осинцев С.В. 21 октября 2009 года в 23 часа 15 минут был доставлен в лечебное учреждение, как об этом говорил свидетель Р., но от медицинской помощи отказался. Повторно Осинцев С.В. был доставлен в лечебное учреждение 22 октября 2009 года ночью. Осинцеву С.В. провели ушивание ран и рекомендовали дальнейшее наблюдение у хирурга в поликлинике (т.1 л.д. 33-35), то есть состояние его здоровья не было тяжелым и позволяло проводить с ним следственные действия.

Свидетели П., М. и Л. показали, что следственные действия с подсудимыми Осинцевым С.В. и Урмановой А.И. проводились на следующий день после их задержания. Подсудимые признались в том, что совершили убийство Н., написали явки с повинной, воспроизвели обстоятельства дела при проверке показания с выходом на место происшествия. Жалоб на состояние здоровья не высказывали.

При проведении следственных действий Осинцеву С.В. и Урмановой А.И. права, предусмотренные статьей 51 Конституции РФ, были разъяснены, допросы их производились в присутствии защитников, исключающих возможность применения к подсудимым недозволенных методов следствия, замечаний о невозможности проведения с подсудимыми следственных действий никто не высказывал.

Показания подсудимого Осинцева С.В. и доводы его защитника о том, что убийство Н. Осинцев С.В. совершил в условиях необходимой обороны, опровергаются выше приведенными доказательствами, а именно: проникающие колото-резанные ранения потерпевшему подсудимые причинили в прихожей, когда он прекратил противоправные действий и пытался покинуть квартиру.

Согласно заключениям судебно-психиатрических экспертиз Осинцев С.В. и Урманова А.И. в период инкриминируемого им правонарушения осознавали фактический характер и общественную опасность своих действий и могли руководить ими. В настоящее время они также могут осознавать фактический характер своих действий и руководить ими (т.3 л.д. 105-106, 113-114).

Оценив заключения судебно-психиатрических экспертиз в совокупности с материалами дела и общения с подсудимыми в судебном заседании, суд признает выводы экспертиз достоверными, а Осинцева С.В. и Урманову А.И. признает вменяемыми.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности преступлений, личность виновных, обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденных и на условия жизни их семей.

Как обстоятельства, смягчающие наказание подсудимым, суд учитывает признание ими вины в ходе следствия, явки с повинной, активное способствование раскрытию преступления, аморальное и противоправное поведение потерпевшего, явившегося поводом для совершения преступления.

Обстоятельств, отягчающих наказание Урмановой А.И., суд не усматривает.

Как обстоятельство, отягчающее наказание Осинцеву С.В., суд признает опасный рецидив преступлений.

Осинцев С.В. по месту учебы характеризуется положительно, по месту жительства и месту отбывания наказания - посредственно.

Урманова А.И. по месту жительства, учебы и работы характеризуется положительно.

Учитывая необходимость соответствия наказания характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновных Осинцева С.В. и Урмановой А.И., а также влияния назначенного наказания на их исправление и на условия жизни их семей, руководствуясь принципом справедливости, суд считает необходимым назначить Осинцеву С.В. и Урмановой А.И. наказание в виде лишения свободы. Оснований для назначения им наказания по правилам ст.ст. 64, 73 УК РФ суд не находит.

Осинцев С.В. и Урманова А.И. совершили особо тяжкое преступление, поэтому в силу ст. 58 ч. 1 п. «в» УК РФ Осинцев С.В. отбывать лишение свободы должен в исправительной колонии строгого режима, а Урманова А.И. в силу п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ - в исправительной колонии общего режима.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 304, 305-309 УПК РФ,

суд

ПРИГОВОРИЛ:

Признать Урманову А.И. виновной в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004) и назначить ей 12 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Признать Осинцева С.В. виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 105 ч. 2 п. «ж» УК РФ (в редакции ФЗ от 21.07.2004) назначить ему 14 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Меру пресечения Осинцеву С.В. и Урмановой А.И. оставить заключение под стражей.

Срок наказания Осинцеву С.В. и Урмановой А.И. исчислять с 22 октября 2009 года.

Вещественные доказательства, хранящиеся в камере хранения Центрального МРСО СУ СК при прокуратуре РФ по РТ: ножи- вернуть потерпевшей, одежду Урмановой А.И. - майку, свитер, джинсовые брюки, куртку - вернуть Урмановой А.И., одежду Осинцева С.В. - джинсовые брюки, свитер - Осинцеву С.В.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденными Осинцевым С.В. и Урмановой А.И., содержащимися под стражей, в тот же срок со дня вручения им копии приговора. В случае подачи кассационных жалоб осужденные вправе ходатайствовать о своем участие в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции.

Судья (подпись)

Копия верна

Судья Верховного Суда

Республики Татарстан Р.К. Камальтдинов




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 2-59/2010
Принявший орган: Верховный суд Республики Татарстан
Дата принятия: 16 июня 2010

Поиск в тексте