• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 20 сентября 2012 года Дело N 33-9388/2012
 

20 сентября 2012 года город Казань

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Татарстан в составе председательствующего - судьи Г.А. Романовой,

судей Б.Г. Абдуллаева, А.С. Гильманова,

при секретаре судебного заседания Г.А. Нагимовой,

рассмотрела в открытом судебном заседании по докладу судьи Г.А.Романовой гражданское дело по апелляционной жалобе В.А. Петрова на решение Азнакаевского городского суда Республики Татарстан от 18 июля 2012 года, которым постановлено:

иск Залиловой Г.С. к Хусаеновой Б.И, Петрову В.А. о защите чести, достоинства и компенсации морального вреда удовлетворить частично.

Взыскать с Петрова В.А. в пользу Залиловой Г.С. денежную компенсацию морального вреда в сумме ... ., в возврат государственной пошлины - ...

В остальной части иска Залиловой Г.С. в удовлетворении отказать.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, выслушав объяснения в поддержку жалобы В.А. Петрова, его представителя В.Е. Козлова, заслушав возражения Г.С. Залиловой, Судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Залилова Г.С. обратилась в суд с иском к Хусаеновой Б.И., Петрову В.А. о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда.

В обоснование заявленных требований указано, что 18 мая 2012 года истица с дочерью ФИО11 и знакомой ФИО12 пошли в ... , расположенный по адресу: Республики Татарстан, ... , за одеждой. Через 30 минут пришел ответчик, который, находясь в состоянии алкогольного опьянения, начал оскорблять истицу и бить посуду.

После этого ответчик пригласил соседей, а Хусаенова Б.И. стала кричать, оскорблять ее, все это было высказано в присутствии посторонних людей.

Истица считает, что распространенная ответчиками информация порочит ее честь и достоинство, поскольку она является публичным человеком и данные оскорбления могут повлиять на ее добре имя.

Просит признать не соответствующими и порочащими ее честь и достоинство сведения, высказанные в ее адрес ответчиком Петровым В.А., и взыскать денежную компенсацию морального вреда в сумме ... руб., а также признать не соответствующими и порочащими ее честь и достоинство сведения, высказанные в ее адрес ответчицей Хусаеновой Б.И. и взыскать компенсацию морального вреда в сумме ... руб.

В судебном заседании истица исковые требования дополнила в отношении ответчика Петрова В.А., просила признать не соответствующими и порочащими ее честь и достоинство сведения, предоставленные следователю ФИО13 в ходе очной ставки.

Ответчик Петров В.А. иск не признал.

Ответчица Хусаенова Б.И. иск не признала.

Представитель ответчиков иск не признал.

Суд вынес решение в вышеприведенной формулировке.

В апелляционной жалобе В.А. Петрова ставится вопрос об отмене решения суда, как постановленного с нарушением норм материального и процессуального права, по неполно исследованным обстоятельствам дела. В частности, указано, что, по обжалуемое решение не соответствует нормам действующего законодательства. Кроме того, истица не доказала порочащий характер сведений.

Судебная коллегия полагает решение суда подлежащим оставлению без изменения.

Согласно пунктам 1 и 5 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности. Гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением.

Согласно пункту 7 этой же статьи правила настоящей статьи о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица.

В соответствии со статьёй 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен моральный вред, и индивидуальных особенностей потерпевшего.

В соответствии со статьей 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на защиту своей чести и доброго имени.

Согласно статье 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В соответствии со статьей 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

В ходе судебного разбирательства было установлено, что Залилова Г.С. и Петров В.А. состояли в зарегистрированном браке, который был прекращен ... на основании решения суда от ... , проживали по адресу: ... .

Истица зарегистрирована в жилом доме по этому адресу с ... , однако по причине сложившихся между ней и ответчиком Петровым В.А. неприязненных отношений, Залилова Г.С. в доме не проживала.

Вместе с тем в доме находились принадлежащее ей и ее детям личное имущество.

Как следует из материалов дела, 18 мая 2012 года около 16-17 часов она с дочерью ФИО11 и знакомой ФИО12 решили пойти в дом в отсутствии Петрова В.А. забрать принадлежащие истице и ее детям вещи.

Поскольку ранее встречи с Петровым В.А. заканчивались скандалом, решили взять с собой видеокамеру.

Из пояснений данных истицей в ходе судебного разбирательства следует, что именно ответчик Петров В.А. после смерти ее первого супруга ФИО1 ... ездил к его сестре Венере в город Лениногорск, где они вместе изготовили листовку, содержащую оскорбительные для истицы сведения. Данную листовку ответчик Петров В.А. распространил в городе Азнакаево.

Из текста представленной суду копии листовки в виде надгробной надписи усматривается, что «здесь покоится жестоко убитый ... вечеров в ... женой Гульчечак и ее любовниками ФИО1».

В ходе судебного разбирательства, опрошенный в качестве свидетеля следователь ФИО13 пояснил, что в ходе проведения между истицей и ответчиком очной ставки между ними возникла ссора, в ходе которой Петров В.А. сказал Залиловой Г.С.: «Убийца», об убийстве двух человек и про видеокамеру речи не было. Он сделал Петрову В.А. и Залиловой Г.С. замечание, после чего Петров В.А. вышел из кабинета следователя. Эти слова в протокол очной ставки не заносились, ФИО13 по данному факту никаких сообщений или рапорта не подавал, материалы в отдельное производство не выделял, поскольку это слово было сказано Петровым В.А. на почве личных неприязненных отношений.

Суд первой инстанции, проанализировав высказывания ответчика в контексте всего инцидента, сложившегося между сторонами, и их неприязненных отношения другу к другу, что не оспаривалось сторонами, пришел к обоснованному выводу, что спорные сведения представляют собой оценочное суждение, субъективное мнение и убеждение Петрова В.А. в отношении истицы, и потому не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. При таком положении судом правомерно не установлено оснований для возложения на ответчика обязанности опровергнуть допущенные высказывания, поскольку они не являются сообщениями о фактах или событиях.

В связи с тем, что субъективное мнение, было высказано ответчиком в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство и деловую репутацию Залиловой Г.С., то суд первой инстанции правомерно возложил на ответчика обязанность компенсировать моральный вред, причиненный истице оскорблением.

Поскольку моральный вред по своему характеру не предполагает возможности его точного выражения в деньгах и полного возмещения, предусмотренная законом денежная компенсация должна лишь отвечать признакам справедливого вознаграждения потерпевшего за перенесенные страдания.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из положений статей 150, 151, 1100, 1101 Гражданского кодекса Российской Федерации и правильно принял во внимание фактические обстоятельства причинения вреда, характер и содержание высказываний, а также степень вины ответчика, в связи с чем обоснованно взыскал с Петрова В.А. компенсацию морального вреда в вышеуказанном размере.

При этом, учитывая степень нравственных страданий истицы, Судебная коллегия считает обоснованным вывод суда об определении размера компенсации морального вреда в указанной сумме, поскольку она с учетом установленных по делу обстоятельств в наибольшей степени отвечает требованиям разумности и справедливости, а также способствует восстановлению баланса между нарушенными правами истицы и мерой ответственности, применяемой к ответчику.

Судебная коллегия находит данную позицию суда первой инстанции правильной и полагает, что некорректное и оскорбительное выражение личного мнения ответчика Петрова В.А. без связи с какими-либо фактами, безусловно влечет гражданско-правовую ответственность, установленную статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Утверждение, содержащееся в апелляционной жалобе о том, что обжалуемое решение не соответствует действующему законодательству, является несостоятельным, поскольку судом установлено, что субъективное мнение ответчика было высказано в оскорбительной форме.

Судебная коллегия считает, что согласно статье 152 Гражданского кодекса Российской Федерации на ответчике лежит обязанность доказать, что распространенные им сведения соответствуют действительности. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений.

В ходе судебного разбирательства установлено, что выражение, высказанное Петровым В.А. в адрес Залиловой Г.С., носит порочащий характер и выражена в оскорбительной форме, унижающей честь, достоинство и деловую репутацию истицы.

При этом Судебная коллегия принимает во внимание, что суждение - это то же, что мнение, высказывание. Оно представляет собой умственный акт, носящий оценочный характер, выражающий отношение говорящего к содержанию высказанной мысли и сопряженный обычно с психологическими состояниями сомнения, убежденности или веры.

Учитывая, что любое выражение мнения имеет определенную форму и содержание, которым является умозаключение лица, и его выражение не должно быть ограничено каким-либо пределами, кроме закрепленных частью 2 статьи 29 Конституции Российской Федерации, то форма выражения мнения не должна унижать честь и достоинство личности и должна исключать возможность заблуждения третьих лиц относительно изложенного факта.

Статья 29 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу мысли и слова, а также свободу массовой информации. Эта конституционная норма корреспондирует статье 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, провозгласившей, что каждый имеет право на свободу выражения своего мнения. Это право включает свободу придерживаться своего мнения, получать и распространять информацию и идеи без вмешательства со стороны государственных органов и независимо от государственных границ. Вместе с тем осуществление этих свобод, налагающее обязанности и ответственность, может быть сопряжено с определенными формальностями, условиями, ограничениями или санкциями, которые предусмотрены законом и необходимы в демократическом обществе в интересах защиты репутации или прав других лиц.

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. При этом пределы свободы выражения мнения закреплены в положениях части 1 статьи 21 Конституции Российской Федерации, согласно которой достоинство личности охраняется государством, ничто не может быть основанием для его умаления.

При таком положении в случае если указанные выше требования не выполняются, то лицо, высказывающее какое-либо суждение относительно действий или личности иного лица, должно нести связанные с их невыполнением отрицательные последствия.

Оценивая характер высказываний ответчика в адрес истицы, Судебная коллегия полагает, что субъективное мнение ответчика было действительно выражено в оскорбительной форме, выходящей за допустимые пределы осуществления Петровым В.А. права на свободу выражения своих мнений и убеждений, и избранная для этого форма была явно несоразмерна целям и пределам осуществления ответчиком своих прав, что достоверно подтверждено показаниями опрошенных судом первой инстанции свидетелей, в связи с чем вывод суда о праве Залиловой Г.С. на компенсацию причиненного при изложенных обстоятельствах морального вреда является законным и обоснованным.

Судебная коллегия считает, что все доказательства по делу, судом первой инстанции оценены в соответствии с правилами статей. 55, 67, 69, 71 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

Повода для их иной оценки Судебная коллегия не усматривает. Иных доказательств, опровергающих выводы суда, подателем жалобы не представлено.

Следовательно, суд первой инстанции, оценив представленные доказательства по делу, показания сторон, данные в ходе судебного разбирательства, руководствуясь принципом обеспечения равновесия между правом граждан на защиту чести, достоинства, а также деловой репутации, с одной стороны, и иными гарантированными Конституцией Российской Федерации правами и свободами - свободой мысли, слова, правом свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, с другой, обоснованно удовлетворил иск в указанной части.

Судебная коллегия считает, что предусмотренное статьями 23 и 46 Конституции Российской Федерации право каждого на защиту своей чести и доброго имени, а также установленное статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации право каждого на судебную защиту чести, достоинства и деловой репутации от распространенных не соответствующих действительности порочащих сведений является необходимым ограничением свободы слова и массовой информации для случаев злоупотребления этими правами.

Судебная коллегия считает, что обжалуемое решение является правильным, основанным на нормах материального права, которые подлежали применению к отношениям сторон, и соответствующим установленным судом обстоятельствам дела.

Судебная коллегия принимает во внимание, что выводы суда мотивированы, подтверждаются имеющимися в деле доказательствами, и оснований для признания их незаконными нет.

Доводы, изложенные в апелляционной жалобе, были предметом исследования при рассмотрении дела в суде первой инстанции, и по мотивам, приведенным в судебном решении, правильно признаны необоснованными.

Доказательствам, собранным по делу в установленном законом порядке, дана оценка судом первой инстанции, оснований не согласиться с которой не имеется.

Таким образом, нарушений норм материального права, повлекших вынесение незаконного решения, в том числе тех, на которые имеются ссылки в апелляционной жалобе судом первой инстанции не допущено.

На основании изложенного, руководствуясь статьёй 199, пунктом 1 статьи 328, статьёй 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

решение Азнакаевского городского суда Республики Татарстан от 18 июля 2012 года по данному делу оставить без изменения; апелляционную жалобу В.А. Петрова - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-9388/2012
Принявший орган: Верховный суд Республики Татарстан
Дата принятия: 20 сентября 2012

Поиск в тексте