• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТЫВА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 октября 2010 года Дело N 22-1519/10
 

г. Кызыл 27 октября 2010 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе председательствующего Ондар А.А.-Х., судей Прокопьевой Л.М. и Аракчаа О.М. рассмотрела в открытом судебном заседании 27 октября 2010 года кассационные жалобы осужденного Сарыглара А.В. и его защитника Донгак Ш.К. на приговор Барун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 23 июня 2010 года, которым

Сарыглар А.В., **, судимый Барун-Хемчикским районным судом Республики Тыва 18 ноября 2002 года по п. «а» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 5 годам лишения свободы, 15 июля 2003 года по п. «д» ч. 2 ст. 111 УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказания, назначенного приговором от 18 ноября 2002 года, окончательно к 8 годам лишения свободы, постановлением Улуг-Хемского районного суда Республики Тыва срок наказания снижен до 7 лет лишения свободы, освободившийся 17 марта 2009 года по отбытии срока наказания,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Аракчаа О.М., выступления осужденного Сарыглара А.В. и его защитника Донгак Ш.К., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор и направить уголовное дело на новое рассмотрение, прокурора Монгуша Х.Ч., полагавшего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Сарыглар А.В. признан виновным и осужден за умышленное причинение смерти А.

Согласно приговору, преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

14 ноября 2009 года около 02 часов в спортивном зале средней школы ** Республики Тыва, **, где проходила свадьба, Сарыглар А.В. и А. во время распития спиртного начали ссориться из-за того, что А. один ест мясо, не делится со старшими. На почве возникших к А. из-за этого личных неприязненных отношений Сарыглар А.В. умышленно с целью причинения смерти имевшимся при себе не установленным в ходе предварительного следствия ножом ударил в область груди А., причинив ему колото-резаное ранение грудной клетки, проникающее в сердечную сорочку с ранением сердца, осложнившееся острой кровопотерей, двусторонним гемотораксом, кровотечением в сердечную сорочку, геморрагическим шоком, от которого А. скончался на месте.

В судебном заседании осужденный Сарыглар А.В. вину в предъявленном обвинении не признал и показал, что он не причастен к совершению преступления. У него не было неприязненных отношений к двоюродному брату А. На свадьбе он, защищаясь от Б., который напал на него, поранил руку. А. пытался отобрать у него нож, но не смог. Данный нож он выбросил по дороге. Изъятый с места происшествия нож ему не принадлежит, ему принадлежат только ножны. На предварительном следствии он давал разные показания в связи с тем, что не причастен к совершению преступления, явку с повинной написал под диктовку следователя, кроме того, его допрашивали, когда он находился в состоянии алкогольного опьянения.

В кассационной жалобе адвокат Донгак Ш.К. просит отменить приговор и оправдать Сарыглар А.В. за непричастностью к совершению инкриминируемого ему преступления. Вина осужденного в умышленном убийстве потерпевшего не установлена. В показаниях осужденного и свидетелей, данных в ходе предварительного следствия, имеются существенные противоречия. Осужденный Сарыглар А.В. отказался от первоначальных показаний, данных в ходе предварительного следствия, о том, что причинил потерпевшему повреждение по неосторожности, когда замахивался ножом, которым ел мясо, когда кто-то внезапно напал на него сзади. В ходе предварительного следствия и в судебном заседании установлено, что лицом, который обхватил осужденного сзади, был Б., драка происходила между Б. и А. Свидетелями произошедшего являются знакомые Б. и В., которые сами ничего не видели, а только слышали о причинении осужденным повреждения потерпевшему от гостей свадьбы, которым об этом стало известно от находившихся в зале людей. Поэтому указанные показания должны быть признаны недопустимыми и не могут быть положены в основу обвинительного приговора. Также подлежит исключению из числа доказательств протокол допроса свидетеля Р. на предварительном следствии, так как она ответила на наводящий вопрос следователя: «Из-за чего Сарыглар А.В. нанес удар потерпевшему?». Кроме того, указанный свидетель является родственницей В. - сестры М., который, согласно показаниям С., Сарыглар А.В. и Т., причастен к данному преступлению. Суд не принял данные показания. Показания свидетеля Г. о том, что Сарыглар А.В. находился рядом с потерпевшим, держа в руке нож, также не могут быть приняты во внимание, поскольку за время, когда он отвлекся, любой находившийся рядом мог нанести удар потерпевшему. Кроме того, указанный свидетель является родственником В. и М. Орудие преступления не установлено, изъятые с места происшествия нож и следы, похожие на кровь, не могут быть вещественными доказательствами, изобличающими осужденного. Не назначалась судебно-медицинская экспертиза вещественных доказательств. Судом не рассматривались версии о причастности к преступлению М., который признал вину в совершении преступления. Приговор основан на показаниях Сарыглар А.В., данных им в состоянии алкогольного опьянения. Кроме того, признав в качестве смягчающего наказание осужденного обстоятельства явку с повинной, при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств суд назначил Сарыглар А.В. наказание без учета требований ст. 62 УК РФ.

В кассационной жалобе осужденный Сарыглар А.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, указав, что обстоятельства дела, указанные в приговоре, не подтверждаются никакими доказательствами. Суд незаконно положил в основу приговора его показания на предварительном следствии и eгo явку с повинной, которые получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, а именно он был допрошен в состоянии алкогольного опьянения, а явку с повинной он написал по подсказке следователя. Сторона обвинения не представила суду доказательств, опровергающих показания свидетелей Н., О., П., о том, что в момент совершения преступления его на месте преступления не было. Суд не дал оценки данным показаниям. Представленные стороной обвинения доказательства его виновности основаны на домыслах. Не проводилась экспертиза вещественного доказательства - ножа, не установлено, каким ножом нанесено потерпевшему повреждение, не установлен мотив совершения преступления. Суд не в полной мере привел в приговоре показания вышеуказанных свидетелей. Суд не ознакомил его с материалами дела и с протоколами судебных заседаний. Суд необоснованно отказал в удовлетворении его ходатайства о вызове в суд и повторном допросе свидетелей Р. и М. нарушив тем самым его право задавать вопросы свидетелям и право на защиту. Также судом не дана оценка показаниям М. о том, что потерпевшего ударил ножом он, а его доводы о том, что данные показания дал под давлением его родственников, ничем не опровергнуты. Обвинительный приговор не может быть основан на предположениях, слухах и догадках, все сомнения в его виновности должны толковаться в его пользу.

В возражении на кассационные жалобы осужденного и его защитника государственный обвинитель Кыргыс Н.В. просит оставить приговор без изменения, кассационные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения, поскольку выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в судебном заседании, подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами, которые являются относимыми, допустимыми, достоверными и в совокупности достаточными для подтверждения вины осужденного Сарыглар А.В. в умышленном причинении смерти потерпевшему. Назначенное осужденному наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенного им преступления.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, выслушав стороны, Судебная коллегия не находит оснований для изменения или отмены приговора.

Вопреки доводам осужденного и защитника о непричастности к совершению преступления, виновность осужденного Сарыглар А.В. в умышленном причинении смерти потерпевшему подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, которым судом дана надлежащая оценка.

В частности, показаниями осужденного Сарыглар А.В. на предварительном следствии о том, что в тот день они с родственником А. вместе пришли на свадьбу и сидели за разными столами. В результате распития спиртного он сильно опьянел. Когда он сидел на полу, кто-то обхватил его сзади и надавил на него, оттолкнув. Встав, он увидел А. Когда последний упал, он увидел, что держит нож с деревянной ручкой коричневого цвета. Тогда он, поняв, что ударил ножом А., крикнув о необходимости вызвать скорую помощь, убежал, по дороге выбросил нож. На следующий день он попросил родственника Д. отвести его в милицию.

Протоколом явки с повинной, из которого видно, что Сарыглар А.В. явился в орган милиции и рассказал, что во время свадьбы ударил ножом брата А.

Показаниями потерпевшей Е. о том, что в тот день они с мужем были на свадьбе. Затем она ушла. Через некоторое время ее племянник Ц. и жена последнего Ч. рассказали ей, что Сарыглар А.В. ударил ножом ее брата А. и последний умер. Тогда она пришла в спортивный зал, где проходила свадьба, и увидела брата лежащим на полу в крови.

Показаниями свидетеля Р. на предварительном следствии о том, что во время свадьбы около-22 часов их с мужем Б. позвали: за последний стол, за которым сидели потерпевший и осужденный. Выпив спиртное, они вышли на улицу. Когда зашли обратно в зал, сидевшие за последним столом люди разбегались, кричали. Когда ее муж Б. начал отбирать у Сарыглар А.В. нож, она увела мужа. Затем она увидела, как Сарыглар А.В. ударил ножом в грудь А.. Вытащив из груди А. нож, Сарыглар А.В. выбежал на улицу. Она подошла к А. и спросила, куда ударили. А. показал в сторону груди. Она приподняла его одежду и увидела там рану. В это время в зал зашел М. и положил на колени голову А. Затем последний умер. От кого-то она слышала, что Сарыглар А.В. и А. ссорились из-за того, что А. один ел мясо, не поделившись со старшими.

Показаниями свидетеля Б. о том, что когда на свадьбе они с женой Р. сели за стол, за которым сидели Сарыглар А.В., А. последние начали ссориться. На его просьбу отдать нож или убрать его Сарыглар А.В. не отреагировал. Потом он подошел к Сарыглар А.В. сзади и, охватив одной рукой за шею, попытался другой рукой отобрать у него нож, но не смог. Затем его увела жена. Когда за тем столом начали кричать, он подошел к столу и увидел там А. лежащим на полу.

Показаниями свидетеля Г. на предварительном следствии о том, что когда они с А. сидели за столом и распивали спиртное, пришел Сарыглар А.В. с ножом в руке и сел рядом с ними. Б. начал отбирать нож у Сарыглар А.В.. После этого он отвлекся на некоторое время. Затем он увидел, что А. упал, а Сарыглар А.В. увела сестра З..

Показаниями свидетеля Н. о том, что на свадьбе был мужчина в синей безрукавке, который ходил с ножом. Он был похож на осужденного Сарыглар А.В.

Показаниями свидетеля М. на предварительном следствии о том, что, заметив скопление людей, он подошел и увидел, что на полу лежит его брат А.. Он сел рядом с ним и положил на колени голову брата. Слышал, что брата ударил ножом Сарыглар А.В..

Показаниями свидетеля Д. о том, что в тот день около 23 часов к нему домой пришел Сарыглар А.В. в состоянии алкогольного опьянения с раной в руке и сказал, что на свадьбе дрался с Б. и задел ножом А., нож по дороге выкинул, поранился, когда отбирал нож у Б.. На следующее утро он привел осужденного в милицию.

Показаниями свидетеля В. о том, что он находился на свадьбе и слышал, что А. ударил ножом Сарыглар А.В., который недавно освободился из тюрьмы.

Показаниями свидетелей Ж. и М. о том, что на свадьбе возле стола у входа стали собираться люди. Затем слышали, что А. ударил ножом Сарыглар А.В.

Показаниями свидетеля З. о том, что, увидев, что разнимают Сарыглар А.В. и Б., она отправила брата Сарыглар А.В. домой. Кто-то сказал, что Сарыглар А.В. ударил ножом А.

Показаниями свидетеля И. о том, что около 22-23 часов его жена вернулась со свадьбы и сказала, что Сарыглар А.В. ударил ножом А..

Показаниями свидетеля К. на предварительном следствии о том, что около 22 часов сидевший с ним рядом А. упал на пол, вокруг говорили, что его ударил ножом Сарыглар А.В.

Показаниями свидетеля Л. о том, что когда начали собираться люди возле стола, за которым она сидела, она подошла и увидела А. лежащим на полу. Н. сказала, что А., возможно, ударил подходивший к столу человек в синей безрукавке, который ножом ел мясо. Э. сказала, что в безрукавке был Сарыглар А.В.

Показаниями свидетеля У. о том, что Ю. сказала, что Сарыглар А.В. ударил ножом А. и последний умер.

Заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которому смерть А. последовала от повлекшего по признаку опасности для жизни тяжкий вред здоровью проникающего колото-резаного ранения грудной клетки слева на уровне 3 межребрья по среднеключичной линии, проникающего в сердечную сорочку с ранением сердца, осложнившегося острой кровопотерей, двухсторонним гемотораксом, кровотечением в сердечную сорочку, геморрагическим шоком, малокровием внутренних органов.

Протоколом осмотра ножен, ножа, брюк, спортивной мастерки без рукавов, куртки, перчаток.

Протоколом осмотра места происшествия, согласно которому на полу спортивного зала средней школы ** обнаружен труп мужчины с повреждением на груди. Кроме того, обнаружен нож, рукоятка которого обмотана изолентой синего цвета. Под столом обнаружены ножны, остатки еды, мяса.

На основании вышеприведенных доказательств, полученных с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и. признанных судом первой инстанции допустимыми по процессуальной форме и достоверными по содержанию, и потому обоснованно положенных в основу приговора, суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства по делу и обоснованно пришел к выводу о том, что Сарыглар А.В. из возникших к А. из-за того, что он один ест мясо и не делится со старшими, личных неприязненных отношений с целью причинения смерти умышленно нанес А. ножом удар в область груди, от которого он скончался на месте, правильно квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 105 УК РФ.

Указанные осужденным и его защитником в кассационных жалобах доводы о непричастности к совершению преступлению судом проверялись и обоснованно признаны несостоятельными. При этом суд правильно признал достоверными показания свидетеля Р. на предварительном следствии о том, что Сарыглар А.В. ударил ножом в область груди А., поскольку они объективно подтверждаются протоколом явки с повинной осужденного Сарыглар А.В., из которого видно, что Сарыглар А.В. показал, что во время свадьбы он ударил ножом брата А., показаниями вышеприведенных свидетелей, заключением эксперта о виде и локализации телесного повреждения, причиненного потерпевшему. Оснований подвергать сомнению вышеуказанные доказательства у суда первой инстанции не было, они правильно признаны судом достоверными, соответствующими фактическим обстоятельствам дела и обоснованно положены в основу приговора.

Доводы осужденного и его защитника о совершении преступления М. судом первой инстанции проверялись и правильно признаны как необоснованные, поскольку данное обстоятельство не нашло своего подтверждения в ходе судебного разбирательства и опровергаются вышеприведенными доказательствами, а также имеющимся в материалах дела заявлением М. о том, что оговорил себя под давлением со стороны родственников осужденного.

Судебная коллегия считает необоснованными доводы осужденного и его защитника о недопустимости показаний свидетелей, которым об обстоятельствах дела стало известно от других лиц, поскольку они согласуются с показаниями свидетеля Р. на предварительном следствии, которая непосредственно видела момент совершения преступления, а также протоколом явки с повинной Сарыглар А.В. и другими доказательствами.

Доводы осужденного и его защитника о недопустимости показаний осужденного Сарыглар А.В. на предварительном следствии и протокола явки с повинной в связи с тем, что они получены с нарушением требований уголовно-процессуального закона, Судебная коллегия считает необоснованными, поскольку вышеуказанные доказательства получены в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, удостоверены его подписями и подписями защитника, в присутствии которого осужденный был допрошен, каких-либо замечаний от них не поступало.

Доводы осужденного о том, что со слов свидетелей Н., Х., П. он отсутствовал на месте в момент преступления, Судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они не подтверждаются показаниями указанных свидетелей: Из показаний свидетеля Н. видно, что на свадьбе был мужчина в синей безрукавке, который ходил с ножом. Он был похож на осужденного Сарыглар А.В. Из показаний допрошенного в суде в качестве свидетеля Х. следует, что когда осужденный начал драться с Б., последнего увела сестра З. Из показаний свидетеля П. видно, что в момент ссоры она не видела осужденного. Показаниям указанных свидетелей судом дана надлежащая оценка и они правильно признаны не относимыми к данному делу.

Вопреки доводам жалоб, установлен мотив совершения осужденным преступления - личные неприязненные отношения, возникшие в ходе ссоры.

Вопреки доводам осужденного о том, что судне ознакомил его с материалами дела и с протоколами судебных заседаний, осужденный был ознакомлен с материалами дела при выполнений требований ст. 217 УПК РФ, в судебном заседании им не заявлялось ходатайство о повторном ознакомлении с материалами дела. Кроме того, по его ходатайству судом была направлена копия протокола судебного заседания.

Судебная коллегия находит необоснованным довод осужденного о нарушении права на защиту в связи с тем, что он был лишен возможности задавать вопросы свидетелям Р. и М., поскольку из протокола судебного заседания видно, что судом соблюден принцип состязательности сторон и указанные свидетели были допрошены в судебном заседании.

Наказание осужденному назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенного осужденным деяния, его личности, наличия смягчающих и отягчающего наказание обстоятельства, а также влияния назначенного наказания на его исправление, отвечает целям и задачам, которые определены уголовным законом, поэтому является справедливым. Судом правильно определен вид и размер наказания.

Довод адвоката Донгак Ш.К. о том, что при назначении осужденному наказания суд не применил положение ст. 62 УК РФ, Судебная коллегия находит необоснованными, поскольку положение ч. 1 ст. 62 УК РФ применяется при наличии смягчающих наказание обстоятельств в случае отсутствия отягчающего наказание обстоятельства.

Из уголовного дела видно, что в действиях осужденного имеется отягчающее обстоятельство в виде опасного рецидива преступлений. В связи с этим суд обосновано не применил в отношении осужденного положение ч. 1 ст. 62 УК РФ.

При таких обстоятельствах Судебная коллегия не находит оснований для изменения или отмены приговора по указанным в кассационных жалобах доводам.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Барун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 23 июня 2010 года в отношении Сарыглара А.В. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения.

Председательствующий: А.А.-Х. Ондар

Судьи: Л.М. Прокопьева

О.М. Аракчаа




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1519/10
Принявший орган: Верховный Суд Республики Тыва
Дата принятия: 27 октября 2010

Поиск в тексте