• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТЫВА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 30 марта 2011 года
 

г. Кызыл 30 марта2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Тулуша Х.И.,

судей Куулар В.Д. и Сендаш Р.В. рассмотрела в открытом судебном заседании 30 марта 2011 года кассационную жалобу защитника Ооржак Ч.В. на постановление судьи Чаа-Хольского районного суда от 14 октября 2010 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства защитника об исключении из числа доказательств протоколов следственных действий и других доказательств, полученных после 28 июля 2008 года и о возвращении уголовного дела прокурору,

кассационную жалобу защитника Ооржак Ч.В. на постановление судьи Чаа-Хольского районного суда от 14 октября 2010 года, которым отказано в удовлетворении ходатайства защитника об отводе судьи,

кассационные жалобы осужденного Тун-оола С.С., защитника Ооржак Ч.В., кассационное представление государственного обвинителя Ынаалай О.О. на приговор Чаа-Хольского районного суда Республики Тыва от 18 февраля 2011 года, которым

Тун-оол С.С., **,

осужден по ч. 1 ст. 105 УК РФ к 10 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Заслушав доклад судьи Куулар В.Д., выступления осужденного Тун-оола С.С., защитников Ооржак Ч.В., Верпето Н.И., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших приговор и постановления суда отменить, прокурора Бирлей А.К, не поддержавшего доводы кассационного представления и просившего приговор оставить без изменения, Судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Тун-оол С.С. признан виновным и осужден за умышленное причинение смерти потерпевшему С.

Как установлено судом, преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

01 января 2009 года около 22 часов Тун-оол С.С. со своими знакомыми М., К., Ш. пришли во двор квартиры **

**, чтобы устроить разбирательство по поводу пропавшей бензопилы М.., где в это время находились С., У., Х., Е., А., Ж. и Д.. Тун-оол С.С. начал предъявлять претензии последним и между ним и С. началась ссора. М. начал демонстрировать имеющийся при нем топор, после чего С., Д., У., Х., А. и Ж., испугавшись, выбежали на улицу. Тун-оол на почве личных неприязненных отношений к С., возникших из-за ссоры с ним, с целью умышленного причинения смерти последнему, взяв у М. топор, догнав С. на улице **, нанес ему не менее четырех ударов руками и ногами по его телу, после чего неустановленным топором нанес не менее трех ударов по голове, отчего тот упал на землю, причинив тем самым тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни в виде ссадины и кровоподтеков на лице, кровоизлияния в кожные лоскуты головы в лобно-височных и теменной областях слева, многооскольчатых переломов костей лицевого черепа в области передних черепных ямок, кровоизлияния под твердую мозговую оболочку слева и справа, под мягкие мозговые оболочки в височной области, в желудочки головного мозга, размозжения вещества головного мозга на базальной поверхности лобной доли слева, очагового кровоизлияния на основании мозга, в результате чего 02 января 2009 года в 18 часов 40 минут С. скончался в хирургическом отделении **.

В судебном заседании осужденный Тун-оол С.С. вину в предъявленном обвинении не признал и показал, что 01 января 2009 года он стоял с К. и Ш. и увидел, что из открытых ворот дома Ы. вышел М., Е., Х., У., Д. и А.. Е. на машине задним ходом выезжал со двора. Между Х. и М. началась ссора, в ходе которой М. ударил Х. в лицо, остальные парни напали на них. У Х. была лопата. Когда он стоял рядом с А., появился свет фар машины, и его что-то ударило, после чего он потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что лежит возле ограды дома. М. поднял и отвез его к матери. Утром узнал, что С. увезли в больницу ** в тяжелом состоянии. Д. сказал, что Е. 01 января собрал всех дома и предложил свалить вину на него, а также договорился с экспертом, который делал первоначальную экспертизу. У него болела голова, тошнило после приема пищи, опухла нога. Обращался к врачу, но от госпитализации отказался. О том, что его сбил Е., никому не говорил.

В кассационной жалобе осужденный Тун-оол С.С. просит приговор отменить, указав, что его умысел на причинение смерти потерпевшему не доказан, судом необоснованно не приняты во внимание показания свидетелей, которые указывают на его непричастность к совершенному преступлению.

В кассационной жалобе защитник Ооржак Ч.В. просит приговор отменить, указывая, что судом приняты во внимание показания свидетелей обвинения, являющихся друзьями и родственниками первоначального подозреваемого по данному уголовному делу Е.., которые расходятся с их же показаниями, которые они давали через шесть месяцев после дачи первоначальных показаний. В течение полутора лет свидетели обвинения допрашивались 2-3 раза, при этом их показания менялись в зависимости от заключений судебных экспертиз. Показания свидетеля У. о том, что он видел, как якобы Тун-оол С.С. нанес удар топором С., не сооветствуют действительности, так как дядя свидетеля Б.. подтвердил его первоначальные показания о том, что У. во время драки убежал домой, из дома его не выпустили. Противоречия имеются в показаниях Е. и свидетеля Ч. с показаниями свидетеля Х. о том, что А. был сбит левой стороной автомашины, а не передней частью, поэтому не мог удариться в переднюю часть бампера и в лобовое стекло. Это также подтверждается показаниями самого свидетеля А. и заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно которой у А. имеется ушиб правого голеностопного сустава. Кроме того, согласно показаниям свидетеля Д. супруга Е. - Ч. волновалась за С., что говорит о том, что наезд на С. имел место. Это подтверждается также логичными последовательными показаниями свидетелей защиты М., Ш., К., согласующихся с заключением генетической экспертизы об обнаружении крови С. на фрагментах бампера от автомашины Е. Факт того, что Е., договорившись с друзьями, решил свалить вину на Тун-оола С.С., подтверждается свидетелем К. и О. Согласно заключению генетической экспертизы на фрагментах бампера автомашины Е. обнаружена кровь С. Однако вопрос о том, каким образом кровь С. там оказалась, ни органами следствия, ни судом не установлен. Вызывают сомнение в своей правдивости показания следователя Н., которая пояснила в суде, что кровь на фрагментах бампера могла появиться, когда она положила их на сиденье, на котором транспортировали потерпевшего С., при этом Н. утверждает, что фрагменты бампера были обернуты в бумагу. Судом необоснованно указано в приговоре, что кровь на фрагментах бампера принадлежит А.., поскольку данный вывод опровергается показаниями самого А. о том, что после удара автомашиной у него не было кровоточащей раны. Выводы суда о невозможности получения потерпевшим С. телесных повреждений в результате ДТП опровергаются показаниями в суде эксперта В. о том, что отсутствие перелома конечностей при ударе головой об лобовое стекло, о передние части, нижние части автомашины не исключает получение повреждений при ДТП. Из заключений судебно-медицинских экспертиз непонятно, от какого телесного повреждения скончался потерпевший, от закрытой ЧМТ, осложнившейся травматическим шоком, или же от многооскольчатых переломов костей лицевого черепа и основания черепа в передних черепных ямок. Кроме того, судом необоснованно отвергнуто в качестве доказательства заключение специалиста с использованием полиграфа для проверки правдивости показаний Тун-оола С.С., согласно которому он на 99,9% не располагает сведениями по факту смерти С. При назначении наказания судом не достаточно учтены наличие у Тун-оола троих малолетних дочерей, постоянного места жительства, а также положительные характеристики, инвалидность. Судом необоснованно отказано в удовлетворении ходатайства о проведении психофизиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении свидетелей защиты и подсудимого Тун-оола С.С.

В кассационной жалобе защитник Ооржак Ч.В. на постановление судьи об отказе в удовлетворении ходатайства об исключении из числа доказательств, полученных после 28 июля 2010 года, когда дело приостанавливалось и возобновлялось, так как защитник и обвиняемый не были уведомлены о возобновлении производства по делу, они не были подготовлены к следственным действиям. Кроме того, в обвинительном заключении и в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого Тун-оола С.С. указанная причина смерти не соответствует выводам заключения судебно-медицинских экспертиз. Кроме этого, при утверждении обвинительного заключения прокурором исправлен месяц, исправление не заверено печатью, что является существенным нарушением закона, в связи с чем имеются достаточные основания для возвращения уголовного дела прокурору.

В кассационной жалобе на постановление об отказе в удовлетворении отвода судьи и об отложении судебного заседания защитник Ооржак Ч.В. просит отменить постановление судьи, так как в суде были допрошены свидетели, которые подтвердили дружеские отношения судьи с семьей Г.. Г.Л. приходится двоюродной сестрой первоначального подозреваемого по данному уголовному делу, поэтому может повлиять на объективность судебного следствия.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ынаалай О.О. просит отменить приговор в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам уголовного дела, указывая, что в приговоре не отражено приобщенное к материалам уголовного дела заключение психолого-физиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении осужденного Тун-оола С.С., который был проведен по инициативе стороны защиты и в котором указывалось, что он не знает о причинах смерти С..

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, представления, выслушав стороны, Судебная коллегия приходит к следующему.

Виновность Тун-оола С.С. в совершении преступления подтверждается совокупностью собранных по делу доказательств, которые судом исследованы, проверены и надлежаще оценены, а именно:

- показаниями потерпевшей Л., данными в судебном заседании, о том, что про обстоятельства дела ничего не знает. С.-сын её родной сестры, которая, не пережив смерть единственного сына, умерла через месяц после его смерти. По характеру С. был спокойным, ни с кем не ссорился;

- показаниями свидетеля У., данными в судебном заседании, о том, что 01 января 2009 года, когда он со своими друзьями Д., Х., А. и Е. были дома у Ы., туда пришли Тун-оол, К., Ш., М., которые были вооружены топором, ножом и начали к ним придираться. У Тун-оола был нож. Тун-оол стал приставать к С.. Последний не хотел ссориться или драться, однако Тун-оол не отставал, между ними завязалась драка, в ходе которой Тун-оол обухом топора нанес удары С.. Машина сбила только А., драку начали Тун-оол, М.;

- оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ показаниями свидетеля У., данными в ходе предварительного следствия, из которых следует, что в ходе ссоры Тун-оол с топором напал на С., последний успокаивал первого, он видел, как Тун-оол ударил обухом топора по голове потерпевшего, который упал, а напавший продолжал наносить удары по С., который лежал без сознания. Он побежал домой и позвонил в скорую помощь. Е. совершил наезд только на А.. Тун-оол и его друзья были в сильной степени опьянения;

- показаниями свидетеля Х., данными в суде, о том, что в ту ночь они находились около дома Ы., туда пришли Ш., Тун-оол С.С., К., М. и Э., которые затеяли ссору, а затем драку по поводу бензопилы. Тун-оол начал нападать на С., М. ударил его лопатой по шее, а после лопатой разбил заднее стекло машины Е.. Последний стал выезжать со двора, сбил А. и врезался в столб. После этого Е. посадил в машину А. и уехал. М. кулаками наносил удары ему, а Тун-оол обухом топора ударил потерпевшего С., отчего тот упал на землю. Тун-оол наносил удары лежащему С.. Вначале топор был в руке М., а затем этот топор забрал Тун-оол и напал на потерпевшего;

-показаниями свидетеля Х., данными в ходе предварительного следствия, оглашенными по ходатайству стороны обвинения в порядке ст. 281 УПК РФ, которые аналогичны показаниям, данным в судебном заседании;

-показаниями свидетеля Д., данными в суде и на предварительном следствии, о том, что в ходе драки увидел, что к С. стал приставать Тун-оол, говоря, что тот «крутой». С. сказал, что ему некогда с ними ссориться, они не могут завести машину. Тогда Тун-оол напал на С. сначала с ножом, а после с топором. К. пытался остановить Тун-оола. После увидел С. лежащим на земле, а рядом с ним стояли Тун-оол с топором в руке, рядом стоял К., который сказал Тун-оолу, что тот убил С.. Машина Е. сбила А., затем врезалась в столб. А после этого Е., посадив в машину А., уехал. Е. не сбивал машиной С.;

-показаниями свидетеля Е., данными в суде и на предварительном следствии, оглашенными по ходатайству государственного обвинителя, о том, что в ту ночь в ходе драки на него напал Тун-оол, нанес несколько ударов ножом, которые попали в спину и порезали куртку. Выезжая со двора, он кого-то сбил, им оказался А., которого он посадил в машину и уехал. На утро работники обвинили его в том, что он сбил С., однако после выяснилось, что его убили. Он видел, что на С. напал с топором Тун-оол;

-показаниями свидетеля Ч. о том, что в ту ночь на друзей ее мужа Е. напали Тун-оол, К. и другие парни, которые были сильно пьяны. По переднему стеклу автомашины ударил М., муж с целью уйти от нападения, выехав со двора, сбил А., кроме него никого не сбивал. На мужа с ножом напал Тун-оол и ранил;

-показаниями свидетеля Ж., данными в суде и в ходе предварительного следствия, которые были оглашены по ходатайству стороны обвинения о том, что в ту ночь в дом старшего брата Ы. пришел М. с Тун-оолом, Ш., К., которые стали обвинять брата в краже бензопилы, началась драка. Тун-оол напал на С.. Он наблюдал через забор. Видел, что один из парней ударил топором другого парня по голове, последний упал на землю. Слышал, как Д. кричал на Тун-оола, что тот убил С. и будет отвечать за это;

-показаниями свидетеля Р. о том, что в ту ночь к ним пришел М. с друзьями, которые были выпившими, они обвиняли брата в краже бензопилы. У Тун-оола и его друзей руке были топор, лопата и нож. Эти парни затеяли ссору с С.. Она стала звонить в милицию, однако у них машины не было. После этого она увидела убитого С.. Видела, как машина сбила человека, этим человеком был А.. Потерпевшего С. машина не сбивала, его убили;

-показаниями свидетеля А., данными в ходе предварительного следствия, оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ, о том, что в ту ночь к ним пришли М., Тун-оол С.С., Ш., К., которые были в нетрезвом состоянии и стали затевать ссору и драку. Тун-оол дернул за плечо С., тот отвернулся, Тун-оол с топором подбежал к нему, в это время его сбила автомашина Е.. Он, встав на ноги, сел в машину Е.. Сбивала ли Тун-оола машина, не знает, а С. машина не сбивала;

- показаниями свидетеля Н. о том, что в ту ночь выезжали по вызову на место происшествия, обнаружили лежащего на земле без сознания С., которого отвезли в больницу, с места происшествия изъяли осколки от машины и бутылки. На осколках от машины была кровь. Так как печать они не взяли, то изъятые предметы не опечатывали, в салоне милицейской машины было много крови, так как у С. из раны текло много крови, полагает, что вещественные доказательства могли замараться в салоне милицейской автомашины;

-показаниями свидетеля З. о том, что, приехав на место происшествия, положили раненного С. в машину и отвезли в больницу;

-показаниями потерпевшей Т., данными в ходе следствия, оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ, о том, что после происшествия узнала, что Тун-оол, Ш., К. напали с лопатой, топором на ее сына и убили его;

-показаниями свидетеля У. о том, 02 или 03 января в милицию явился с повинной Е., указывая, что 01 января ночью своей автомашиной сбил человека, при этом не указывал, что сбил именно С..

Свидетели М., К. в суде показали, что они с Тун-оолом, Ш. пришли к дому Ы., со двора дома вышли Х., С., А.. После на машине приехал Е., сбил Тун-оола, С. и А., а после врезался в столб. Тун-оол не убивал С..

Из оглашенных в порядке ст. 281 УПК РФ показаний свидетеля М., данных им на предварительном следствии 03 января 2010 года, видно, что в ту ночь он был сильно пьян, поэтому ничего не помнит, и не видел, при каких обстоятельствах С. получил телесные повреждения.

В судебном заседании были допрошены свидетели Ц., Р.., эксперты Ю., Я., В., исследованы протоколы осмотров места происшествия, заключения судебно-медицинских экспертиз от 28 января 2009 года, от 28 августа 2009 года, от 08 мая 2010 года; заключения экспертиз от 27 ноября 2009 года, протоколы очных ставок между Тун-оолом и свидетелями У., Х., Д., А.; протоколы очных ставок между свидетелями Ш. и У., между К. и У..

Согласно выводам судебно-медицинских экспертиз - первичной, повторной и комиссионной - смерть потерпевшего С. наступила

в результате полученных тяжких опасных для жизни повреждений в виде многооскольчатых переломов костей лицевого черепа и основания черепа в области передних черепных ямок, кровоизлияния под твердую мозговую оболочку слева и справа, под мягкие мозговые оболочки в височной области слева, в желудочки головного мозга, размозжения вещества головного мозга, на основании мозга, которые в совокупности являются тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, они явились непосредственной причиной смерти.

Телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего С., были получены в результате не менее 3-х воздействий твердого тупого предмета, имеющего травмирующую поверхность, преобладающую над поверхностью соударения в область лица, преимущественно слева. Не исключено, что телесные повреждения, которые явились причиной смерти, могли быть причинены не менее чем тремя ударами обухом топора. Характер, количество и локализация выявленных при первичной судебно-медицинской экспертизе трупа и повторной

судебно-медицинской экспертизе эксгумированного трупа травматических воздействий, которыми причинены телесные повреждения, повлекшие смерть, механизм их образования, с учетом отсутствия повреждения костей грудной клетки, позвоночника, верхних и нижних конечностей, таза и органов грудной и брюшной полостей исключает вероятность их образования в результате дорожно-транспортного происшествия.

Вышеприведенные доказательства в своей совокупности подтверждают виновность Тун-оола С.С. в умышленном причинении смерти потерпевшему С., его действия судом квалифицированы по ч. 1 ст.105 УК РФ правильно. То обстоятельство, что умысел Тун-оола С.С. был направлен на убийство С., подтверждается характером всех его действий, поскольку Тун-оол, несколько раз нанося удары топором в жизненно важный орган, а затем нанеся удары топором в голову лежащему потерпевшему, имел прямой умысел на убийство потерпевшего.

Оснований не доверять показаниям очевидцев происшествия - свидетелей У., Х., Д., Е., Ч., Ж., Р., А. о том, что на потерпевшего С. напал с топором Тун-оол и нанес один удар в голову, отчего тот упал, а после продолжил нанесение ударов топором лежащему на земле потерпевшему, автомашина Е. сбила А., а С. не сбивала, Судебная коллегия не усматривает. Названные свидетели давали такие же показания в ходе предварительного следствия, подтвердили эти показания при проверке показаний на месте происшествия, при очной ставке с Тун-оолом. Показания указанных свидетелей последовательны, не противоречивы, а лишь взаимно дополняют друг друга, соответствуют обстоятельствам происшествия, выводам проведенных экспертиз. Оснований не доверять заключениям судебно- медицинских экспертиз суд обоснованно не усмотрел, поскольку они подробны, обоснованы, проведены лицами, владеющими специальными познаниями и имеющими достаточный опыт работы.

Доводы осужденного Тун-оола С.С., защитника Ооржак Ч.В. и свидетелей со стороны защиты о том, что С. был сбит автомашиной Е., опровергнуты кроме вышеперечисленных доказательств пояснениями экспертов Ю., Я., В., данными в заседании суда, о том, что характер, количество и локализация выявленных при первичной судебно-медицинской экспертизе трупа и повторной судебно-медицинской экспертизе эксгумированного трупа травматических воздействий, которыми причинены телесные повреждения, повлекшие смерть, механизм их образования исключает вероятность их получения в результате дорожно-транспортного происшествия.

Доводы стороны защиты о том, что на осколках бампера, изъятого с места происшествия, обнаружена кровь С. и что данное обстоятельство прямо указывает на виновность Е. в смерти потерпевшего, опровергаются показаниями свидетеля Н. о том, что при осмотра места происшествия в ночь на 02 января 2009 года были изъяты осколки бампера от автомашины, принадлежащей Е., которые при транспортировке потерпевшего С. в больницу находились в салоне той же милицейской автомашины, и кровь потерпевшего могла попасть и на осколки бампера.

Показаниям свидетелей К., М., И., Р.., данным в заседании суда о том, что С. сбила автомашина Е., а Тун-оол его не убивал, судом дана правильная оценка о том, что показания указанных свидетелей противоречивы и вызваны их желанием помочь осужденному Тун-оолу С.С. уйти от ответственности за содеянное.

При указанных обстоятельствах Судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным, оснований для отмены его по изложенным в жалобах доводам не усматривает.

Довод кассационного представления государственного обвинителя Ынаалая О.О. не подлежит удовлетворению, так как заключению психолого- физиологической экспертизы с использованием полиграфа в отношении подсудимого Тун-оола С.С. судом дана надлежащая оценка, о том, что она не отвечает требованиям допустимости и достоверности доказательств, в ней не приведены источники официальной нормативной регламентации по применению. В объективности данной судом оценки Судебная коллегия не сомневается.

Не подлежит удовлетворению доводы жалобы защитника Ооржак Ч.В. об отводе судьи **, так как обстоятельств, предусмотренных ст. 61 УПК РФ, исключающих участие в производстве по делу, суд правильно не усмотрел. Свидетель по делу Е., который подозревался первоначально по делу, к судье ** отношения не имеет и обстоятельств, свидетельствующих о его заинтересованности в исходе дела, не установлено.

При рассмотрении дела суд не усмотрел оснований, предусмотренных ст. 237 УПК РФ для возвращения уголовного дела прокурору, а основания, по которым защитник Ооржак Ч.В. полагает необходимым возвратить прокурору уголовное дело, суд первой инстанции обоснованно признал не соответствующими закону.

Так же необоснованными являются доводы защитника Ооржак Ч.В. об исключении из числа доказательств следственных документов, полученных после 28 июля 2009 года, так как защитник и обвиняемый не были извещены о возобновлении производства по делу, тем самым было нарушено право на защиту обвиняемого Тун-оол, поскольку постановление следователя от 08 мая 2010 года о приостановлении производства по уголовному делу было отменено как незаконное 28 июля 2010 года, о чем защитники Сайын-Белек У.Д.-Д., Ооржак Ч.В. в тот же день были извещены. В дальнейшем защитник Ооржак Ч.В. участвовала при проведении всех следственных действий, однако со стороны защиты никаких ходатайств по делу не заявлялось.

При назначении наказания осужденному суд учел характер, степень общественной опасности содеянного им преступления, данные, характеризующие его личность, смягчающие наказание обстоятельства, такие как положительная характеристика по месту жительства, нахождение на иждивении малолетних детей. Назначенное осужденному наказание отвечает целям и задачам, которые установлены уголовным законом, является справедливым.

В силу изложенного оснований для отмены приговора по изложенным в жалобах и в кассационном представлении основаниям Судебная коллегия не усматривает.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

определила:

приговор Чаа-Хольского районного суда Республики Тыва от 18 февраля 2011 года в отношении Тун-оола С.С. оставить без изменения, а кассационное представление государственного обвинителя Ынаалая О.О., кассационные жалобы осужденного, защитника - без удовлетворения.

Председательствующий: Х.И. Тулуш

Судьи: В.Д. Куулар

Р.В. Сендаш




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Верховный Суд Республики Тыва
Дата принятия: 30 марта 2011

Поиск в тексте