• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТЫВА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 27 октября 2010 года Дело N 22-1539
 

г. Кызыл 27 октября 2010 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе председательствующего Ондар А.А-Х., судей Донгак Г.К. и Аракчаа О.М. рассмотрела в судебном заседании 27 октября 2010 года кассационную жалобу потерпевшей О. и кассационное представление государственного обвинителя - помощника прокурора Барун-Хемчикского района Кыргыса Н.В. на приговор Барун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 03 августа 2010 года, которым

Иргит Ш.Д., **,

оправдан по ч. 2 ст. 264 УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Заслушав доклад судьи Донгак Г.К., выступления адвоката Уванная В.Д., просившего приговор оставить без изменения, прокурора Монгуша Х.Ч., поддержавшего доводы кассационного представления и просившего приговор суда отменить, Судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Органами предварительного следствия Иргит Ш.Д. обвинялся в нарушении Правил дорожного движения при управлении автомобилем, повлекшим по неосторожности смерть потерпевшего.

Согласно обвинительному заключению, преступление им совершено при следующих обстоятельствах.

10 августа 2008 года около 03 часов ** отдела внутренних дел по Барун-Хемчикскому кожууну (далее - ОВД по Барун-Хемчикскому кожууну) Иргит Ш.Д., получив сообщение оперативного дежурного милиции о поломке автомашины «**», принадлежащей ОВД Барун-Хемчикского кожууна, в нарушение требований пункта 2.7 Правил дорожного движения Российской Федерации (далее - ПДД Российской Федерации), управляя транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, а также абзацев 1, 3 подпункта 2.3.1. пункта 2.3 ПДД Российской Федерации, не убедившись в технической исправности транспортного средства, зная о повреждении тормозной системы автомашины ** с регистрационным знаком ** 17 RUS, выехал в район универмага «**» с. ** Барун-Хемчикского кожууна для доставки необходимых инструментов. На асфальтированной проезжей части ул. ** с. ** Барун-Хемчикского кожууна, двигаясь в западном направлении со скоростью около 20-30 км/ч с включенным ближним светом фар, Иргит Ш.Д. около универмага с правой по ходу движения стороны, на примыкающей к проезжей части к зданию универмага территории, подъезжая к автомашине «**» с регистрационным знаком ** 17 RUS, намереваясь остановиться со стороны водителя, резко повернул направо. В момент разворота скорость его автомашины была 10-15 км/ч, после завершения поворота расстояние между автомашинами составляло от 5 до 15 метров. Далее Иргит Ш.Д. нарушил требования абзаца 2 пункта 10.1 ПДД Российской Федерации, не принял меры к снижению скорости и остановки транспортного средства и при внезапном появлении С., вставшего перед его автомобилем, продолжил движение, предвидя возможность наступления общественно опасных последствий своих действий, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывая на их предотвращение, применил торможение и левой передней частью автомобиля ** совершил наезд на него. В результате чего С. получил открытую черепно-мозговую травму, причинившую тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, от которой 14 августа 2008 года скончался в больнице.

Суд оправдал Иргита Ш.Д. за отсутствием в его действиях состава преступления, установив следующие обстоятельства.

10 августа 2008 года около 03 часов ** ОВД по Барун-Хемчикскому кожууну Иргит Ш.Д. после сообщения оперативного дежурного выехал для оказания помощи дежурной автомашине КОВД марки «**» с регистрационным знаком ** 17 RUS, стоявшей в районе универмага «**» с. ** Барун-Хемчикского кожууна. Иргит Ш.Д., двигаясь по проезжей части автодороги по ул. ** с. ** Барун-Хемчикского кожууна в западном направлении со скоростью около 20-30 км/ч с включенным ближним светом фар, около универмага «**» с правой по ходу движения стороны на примыкающей к проезжей части к зданию универмага территории, заметив стоявшую автомашину «**», намеревался остановить автомашину со стороны водителя, для чего резко повернул управляемую им автомашину направо по направлению к данной автомашине со скоростью 10-15 км/ч, расстояние между автомашинами после завершения поворота составляло от 5 до 15 метров. В это время из стоявшей автомашины выбежал ** «**» С. и встал перед его автомобилем. Иргит, когда расстояние между ними было около 2 метров, приняв меры к остановке, применил торможение, однако, не имея технической возможности предотвратить столкновение, совершил наезд левой передней частью автомашины на потерпевшего С., от которого он упал, получив телесное повреждение в виде открытой черепно-мозговой травмы, причинившей тяжкий вред здоровью, опасный для жизни, от которой 14 августа 2008 года скончался в хирургическом отделении Барун-Хемчикской ЦКБ.

В судебном заседании Иргит Ш.Д. вину в предъявленном обвинении не признал и пояснил, что 09 августа 2008 года производил ремонт коробки передач вверенной ему автомашины, тормозная система не была повреждена. Получив сообщение от дежурного милиции об оказании помощи ** «**», он со скоростью 15-20 км/час на автомашине ** двигался по ул. ** к универмагу «**». По ходу движения, заметив с правой стороны автомашину «**», стоявшую за универмагом, резко повернул направо, намереваясь остановить машину со стороны водителя стоявшей автомашины. Расстояние до стоявшей автомашины после поворота составляло около 5-15 метров. Внезапно для него со стороны стоявшей автомашины появился С. и встал перед его автомашиной, разведя обе руки в стороны. В это время расстояние между ним и его автомашиной составляло 2 метра. Для предотвращения наезда он применил торможение, однако С., ударившись об левую переднюю часть автомашины, упал на асфальт.

В кассационном представлении государственного обвинителя Кыргыса Н.В. изложена просьба об отмене приговора ввиду неправильного установления фактических обстоятельств дела, поскольку суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда; оправдывая подсудимого, суд положил в основу приговора показания Иргита Ш.Д., данные в судебномзаседании, не устранив противоречия между его показаниями и показаниями свидетелей Х. и К., пояснивших суду, что им от Иргита известно, что он не успел применить торможение в момент, когда неожиданно перед его автомашиной появился С., не дал им оценку, чем нарушил положения ст. 88 УПК РФ о правилах оценки доказательств. Вывод суда о возникновении опасности для движения автомашины за 2 метра, когда Иргит увидел потерпевшего, считает необоснованным, поскольку опасность для движения возникла, когда Иргит, увидев автомашину «**» с 15 метров, в соответствии с абзацем 2 п. 10.1 Правил, не меняя траекторию движения автомашины, должен выйти из кабины по ходу движения своей автомашины, подойти к «**», поскольку ему было известно о ее поломке.

В кассационной жалобе потерпевший О. просит отменить приговор, указывая, что судом не устранены противоречия в показаниях свидетелей Т., Р., Х., утверждавших о нахождении подсудимого перед совершением наезда в состоянии алкогольного опьянения, не установлены обстоятельств самого наезда и наступления смерти потерпевшего; не выяснено, по какой причине сотрудники милиции не вызвали машину скорой помощи после наезда, совершенного Иргитом произошедшего около 01 часа ночи, тогда как раненый доставлен в больницу между 03 и 04 часами. Судом не устранены противоречия между заключением судебно-медицинской экспертизы и медицинской карточкой, заведенной в больнице. В приговоре инициалы имени потерпевшего указаны как «А», тогда как он является С.. Суд не учел, что у потерпевшего остались 4 несовершеннолетних детей. Судебное разбирательство проведено односторонне.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления и кассационной жалобы потерпевшей, выслушав стороны, Судебная коллегия не находит оснований для изменения или отмены приговора.

Выводы суда первой инстанции об отсутствии в действиях Иргита Ш.Д. состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ, Судебная коллегия находит обоснованными, сделанными на основании доказательств, исследованных в суде, которым суд дал надлежащую оценку в приговоре.

Вопреки доводам кассационного представления, суд допросил свидетелей, потерпевших и оценил их показания в совокупности с другими доказательствами, что соответствует положениям ст. 88 УПК РФ. На основании анализа доказательств суд пришел к выводу, что доказательств, опровергающих показания Иргита Ш.Д. о невиновности, стороной обвинения не представлено.

Оснований для отмены приговора ввиду того, что суд допустил нарушения закона и не устранил противоречия в показаниях подсудимого Иргита Ш.Д. и свидетелей Х., К. и Б. об обстоятельствах совершенного наезда, Судебная коллегия не находит. Как правильно указано в приговоре, между показаниями Иргита и свидетелей Х. и К., а также Б., допрошенных в ходе судебного следствия, существенных противоречий, которые повлияли на выводы суда, не имеется. Из их показаний следует, что Иргит предпринял меры к предотвращению наезда, применив торможение, однако по не зависящим от него обстоятельствам не мог предотвратить наезд из-за неожиданного появления потерпевшего перед его автомашиной.

Вопреки доводам потерпевшего суд пришел к выводу, что Иргит в день произошедшего спиртное не употреблял, это обстоятельство подтверждено свидетельскими показаниями Т., Р. и Х., которые утверждали, что признаков опьянения у Иргита они не заметили. Судом установлено, что Иргит после происшествия из-за переживаний в дежурной части выпил алкогольный коктейль, что подтверждается заключением химико-токсилогического исследования об отсутствии этанола в моче подсудимого, проведенного после происшествия.

То обстоятельство, что Иргит Ш.Д. принимал меры к предотвращению наезда, подтверждается протоколом осмотра участка местности, расположенного на перекрестке улиц ** и ** с. ** Барун-Хемчикского кожууна, зафиксировавшего следы торможения автомашины длиной 210 см, шириной около 16 см, на расстоянии около 330 см в том же направлении следы торможения длиной 270 см, шириной 45 см, а также протоколом проверки показаний на месте обвиняемого Иргита Ш.Д., содержание которых подробно приведено в приговоре, а также заключением дополнительной автотехнической экспертизы от 15 июня 2010 года о том, что водитель автомобиля «**» при скорости движения автомобиля 10-15 км/час и при условии технической исправности его рабочей тормозной системы не располагал бы технической возможностью остановить автомобиль на участке протяженностью 2 метра.

Таким образом, выводы суда о том, что Иргит Ш.Д. принимал меры к предотвращению наезда путем торможения, однако не располагал технической возможностью предотвратить наезд на потерпевшего, неожиданно появившегося перед двигающейся автомашиной за 2 метра, коллегия находит обоснованными.

Доводы кассационной жалобы потерпевшей О. об ином времени наступления смерти потерпевшего не основаны на материалах дела. Суд на основании показаний свидетелей К. и Х. установил время, когда Иргитом был совершен наезд на потерпевшего С..

Утверждения государственного обвинителя о том, что Иргит, не меняя направления своей автомашины, увидев «**», за 15 м должен был выйти из салона вверенной ему автомашины, выяснить причину поломки, Судебная коллегия находит необоснованными. Согласно протоколу осмотра места происшествия, участок, на котором произошел наезд, является примыкающим к проезжей части и дорожного знака, запрещающего подъезд, не было.

Оснований сомневаться в объективности заключения судебно-медицинской экспертизы о причине наступления смерти потерпевшего С. коллегия не находит, поскольку исследование проведено в соответствии с положениями ст. 195 УПК РФ о порядке назначения судебной экспертизы; экспертиза проведена лицом, имеющим специальные познания в медицине; эксперт ответил на все постановленные вопросы. Следовательно, данное исследование является допустимым доказательством.

Вопреки доводам потерпевшего противоречий между заключением судебно-медицинской экспертизы о причине смерти и медицинской картой больного С., поступившего в хирургическое отделение больницы, где зафиксировано наличие черепно-мозговой травмы, не имеется.

Неправильное указание инициала, обозначающего имя потерпевшего, как «А» вместо «С», не повлияло на законность и обоснованность выводов суда и является технической ошибкой, допущенной судом при изложении приговора.

Оснований для отмены приговора ввиду того, что сотрудники милиции, которые находились на месте происшествия, не вызвали автомашину «скорой помощи», доставили потерпевшего в больницу на служебной автомашине, на которой был совершен наезд, Судебная коллегия не находит, поскольку данное обстоятельство не повлияло на выводы суда об отсутствии в действиях Иргита состава преступления.

Мнение потерпевшей об односторонности и необъективности проведенного судебного разбирательства также не нашло своего подтверждения, поскольку, соблюдая принцип состязательности сторон, суд исследовал доказательства как стороны обвинения, так и защиты.

Нарушений уголовно-процессуального закона, свидетельствующих о лишении или ограничении гарантированных УПК РФ прав участников уголовного судопроизводства, несоблюдении процедуры судопроизводства или иных обстоятельств, которые повлияли либо могли повлиять на постановление законного и справедливого приговора, по мнению Судебной коллегией, при рассмотрении дела не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 379 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

приговор Барун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 03 августа 2010 года в отношении Иргита Ш.Д. оставить без изменения, кассационное представление и кассационную жалобу потерпевшей - без удовлетворения.

Председательствующий А.А-Х. Ондар

Судьи Г.К. Донгак

О.М. Аракчаа




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1539
Принявший орган: Верховный Суд Республики Тыва
Дата принятия: 27 октября 2010

Поиск в тексте