• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТЫВА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 28 декабря 2011 года
 

г. Кызыл 28 декабря 2011 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Тулуша Х.И.,

судей Донгак Г.К. и Куулар А.И.,

с участием прокурора Садыр-оол С.Х.

при переводчике Ховалыг У.К.,

при секретаре Балчыырак С.А.

рассмотрела в судебном заседании 28 декабря 2011 кассационную жалобу осужденного Кара-Сала Р.А. и кассационное представление государственного обвинителя Монгуша С.Ш. на приговор Дзун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 03 ноября 2011 года, которым

Кара-Сал Р.А., **

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Сарыглар Б.К., ** судимый 29 мая 2007 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освободившийся по отбытии наказания, **

осужден по ч. 1 ст. 114 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07.03.2011 года № 26-ФЗ) к 6 месяцам 20 дням лишения свободы.

Постановлено взыскать в доход государства процессуальные издержки, связанные с оплатой услуг адвоката в размере ** руб. ** коп. с осужденного Кара-Сала Р.А. и в размере ** руб. ** коп. с осужденного Сарыглара Р.К.

Заслушав доклад судьи Донгак Г.К., выступления осужденного Кара-Сала Р.А., защитника Ичина И.Д., поддержавших доводы кассационной жалобы и просивших отменить приговор суда, прокурора Садыр-оол С.Х., просившего приговор суда отменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Сарыглар Б.К. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны, Кара-Сал Р.А. признан виновным и осужден за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Как указано в приговоре, преступления ими совершены при следующих обстоятельствах.

В ночь на 03 февраля 2010 года Кара-Сал Р.А. в доме ** распивал спиртное с М. и Б., в ходе которого М., увидев, что спиртное закончилось, с ножом потребовал от Кара-Сала Р.А. спиртное. Последний попытался отобрать его, однако М. нанес ножом два колото-резаных ранения в плечо Кара-Сала Р.А., причинив ему легкий вред здоровью с его кратковременным расстройством. Кара-Сал Р.А., будучи недовольным поведением М., на почве личной неприязни нанес несколько ударов кулаком в область головы М. и выбежал. В это время на сотовый телефон, находившейся в этом же доме А., позвонил К., которому она сообщила о произошедшей драке между М. и Кара-Салом Р.А. Сарыглар Б.К., являющийся братом Кара-Сала Р.А., узнав от К. о драке, с Н., Ч., О., У., С. приехал в дом М., где предъявил претензии к последнему по поводу его драки с его братом Кара-Салом Р.А. Когда М. вытащил нож, Ч., К., О., испугавшись, выбежали, убегая, С. и Н. споткнулись и упали на веранде. М., перескочив через них, закрыл дверь веранды, при этом нанес ножевое ранение в ладонь выбегавшему Н., причинив последнему легкий вред здоровью с его кратковременным расстройством.

Сарыглар Б.К., осознавая, что они превосходят М. по количеству, однако предположив, что М. может напасть на него и причинить вред его жизни и здоровью, схватил ножку от стола и, превышая пределы необходимой обороны, умышленно нанес ею один удар в голову М., причинив последнему тяжкий вред здоровью, опасный для жизни в виде припухлости и ссадин затылочной области справа, кровоизлияний в кожные лоскуты головы в затылочной части, многооскольчатого перелома задней и средней черепных ямок справа, от которого М., потеряв сознание, упал.

В это время Кара-Сал Р.А., вооружившись топором, увидев лежащего М. на почве личных неприязненных отношений к последнему, с целью умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, нанес ему удар топором в левую лобную часть головы, причинив М. тяжкий вред здоровью, опасный для жизни в виде рубленной раны лобной области слева, линейного перелома лобной кости слева, кровоизлияний под мягкие мозговые оболочки справа и слева, в желудочки головного мозга, осложнившиеся оттореей, травматическим шоком. В результате причиненных Сарыгларом Б.К. и Кара-Салом Р.А. вышеперечисленных телесных повреждений М. скончался на месте происшествия.

В судебном заседании осужденный Кара-Сал Р.А. вину в инкриминируемом преступлении не признал и пояснил, что в ходе распития спиртных напитков между ним и М. произошла драка. Получив ранение, он убежал к родственникам, проживающим поблизости. Через некоторое время, подойдя к дому М., он увидел, что из дома выбегают люди. Предположив, что на него могут напасть, он вооружился палкой, зайдя в дом, он увидел лежащего М., у которого имелась рана.

В судебном заседании осужденный Сарыглар Б.К. вину в инкриминируемом преступлении не признал и показал, что узнав от К. о драке между его братом Кара-Салом Р.А. и М., он поехал с друзьями к М. В доме М. напал на них с ножом, убегая от него, несколько человек упали, тогда М., перепрыгнув через них, загородив дверь, угрожая убийством, размахивал ножом, при этом ранил выбегавшего Н. Тогда он, схватив ножку стола, обороняясь, нанес удар М. в голову, от которого тот упал. Когда он убегал, рядом с лежащим оставался Кара-Сал Р.А.

В кассационной жалобе осужденный Кара-Сал Р.А. просит отменить приговор, считая, что выводы суда, изложенные в приговоре, основаны на предположениях. Указывает, что суд необоснованно положил в основу приговора и сослался в качестве доказательства его виновности на протокол его явки с повинной. Показания Сарыглара Б.К., данные в качестве подозреваемого, другими доказательствами не подтверждаются и опровергаются его последующими показаниями, а также показаниями свидетелей К., Р., А. и потерпевшей В. Из показаний свидетеля А. следует, что в доме потерпевшего Сарыглар Б.К. был агрессивно настроен, при этом его друг Ч. был вооружен кочергой, кто-то держал ковш, а он оказался в доме потерпевшего позднее, после приезда сотрудников милиции. Согласно выводам медико-криминалистической экспертизы, повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, причинены твердым тупым предметом удлиненной формы, обухом топора, либо любым другим твердым тупым предметом, к которым могут быть отнесены ковш и кочерга. Комиссионная судебно-медицинская экспертиза установила, что смертельные повреждения потерпевшему причинены твердым предметом, имеющим выраженное ребро длиной не менее 6 см, что не исключает происхождение ран от ковша и кочерги. Согласно выводам судебно-медицинской экспертизы от 03 марта 2010 года, повреждения, обнаруженные у потерпевшего, взаимно утяжелили друг-друга, и каждое из них по отдельности могло явиться причиной смерти, однако суд неправильно квалифицировал действия каждого, исходя из их показаний, данных в качестве подозреваемых, полученных незаконным путем. Вывод суда о том, что свидетели К. и Р. в темноте могли ошибиться, полагая, что он держал топор вместо штакетника, является предположением суда. Вывод суда о том, что он нанес ранение потерпевшему топором, иными доказательствами не подтвержден, опровергается заключением экспертизы о том, что потерпевший мог получить повреждения, находясь лицом к лицу к нападавшему или находясь к нему боком. Судом не учтено, что орудие преступления топор обнаружен во дворе дома, а не на веранде. Напротив, его доводы о даче им признательных показаний под неправомерным воздействием сотрудников милиции нашли объективное подтверждение. Судом не выполнены указания суда кассационной инстанции о надлежащей оценке всех доказательств, проверке доводов, изложенных в кассационной жалобе на ранее постановленный по делу приговор.

В кассационном представлении государственный обвинитель Монгуш С.Ш., не оспаривая выводы суда о виновности осужденных, просит приговор суда отменить ввиду неправильного применения уголовного закона и несправедливости назначенного наказания осужденному Сарыглару Б.К. вследствие чрезмерной мягкости. Указывает, что судом в нарушение ст. 72 УК РФ Сарыглару Б.К. назначено 6 месяцев 20 дней лишения свободы, тогда как сроки лишения свободы исчисляются в месяцах и годах. Назначая наказание, суд не учел фактические обстоятельства дела, личность осужденного Сарыглара Б.К., несмотря на отсутствие конфликта непосредственно между ним и потерпевшим, в ночное время в группе вооруженных лиц, в доме в присутствии женщин и малолетних детей, предъявлял претензии к потерпевшему. Кроме того, суд не учел наличие рецидива в действиях Сарыглара Б.К.

В возражениях на кассационную жалобу осужденного государственный обвинитель Монгуш С.Ш. просит приговор суда в части осуждения Кара-Сала Р.А. оставить без изменения как законный и обоснованный.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационной жалобы и кассационного представления, выслушав стороны, судебная коллегия не находит оснований для изменения и отмены приговора.

Виновность осужденных Сарыглара Б.К., Кара-Сала Р.А. в совершении инкриминируемых им деяний подтверждается приведенной в приговоре совокупностью исследованных, проверенных и надлежаще оцененных судом доказательств.

Доводы осужденного Кара-Сала Р.А. о непричастности к преступлению судом первой инстанции проверялись и обоснованно признаны необоснованными, поскольку опровергаются показаниями осужденного Сарыглара Б.К., данными в ходе досудебного производства, в которых он показывал, что он, защищаясь от посягательств М., ранившего Н. ножом, нанес ножкой от стола удар М. в голову, от которого тот упал. В это время Кара-Сал Р.А., у которого был топор, нанес удар лежащему М. Он пытался успокоить Кара-Сала Р.А., для чего повалил его, сел на него верхом, тот в это время нанес ему удар обухом топора по спине.

Эти же показания Сарыглар Б.К. подтвердил при проверке показаний на месте, показав обстоятельства совершенного им и Кара-Салом Р.А. преступления.

Виновность осужденного Кара-Сала Р.А., кроме того, подтверждается протоколом явки с повинной, в котором он, описав обстоятельства произошедшего, пояснял, что он нанес удар топором М., взятым с места для колки дров. После произошедшего он переоделся в доме сестры и вернулся на место происшествия, когда приехали сотрудники полиции.

Вышеприведенные доказательства не находятся в противоречии с другими доказательствами, в том числе с показаниями потерпевшей В., из которых следует, что со слов А., которая в тот вечер находилась в доме, ей стало известно, что в доме появилась группа парней, среди которых она узнала Сарыглар Б.К., Ч., К., которые нанесли побои ее супругу М.. Среди них был активнее и агрессивнее Сарыглар Б.К. После похорон супруга Кара-Сал Р.А. сообщил ей, что не хотел смерти ее мужа, который напал первым.

Согласно показаниям свидетеля А., данным в суде, в тот вечер ее брат М., Б. и Кара-Сал Р.А. распивали спиртное. В ходе распития спиртного брат и Кара-Сал Р.А. поссорились, о чем она сообщила позвонившему ей на сотовый телефон К. Около 02 часов в доме появился Сарыглар Б.К. с 6-7 парнями, среди которых она узнала К. и Ч., последний держал в руке кочергу, которые, окружив ее брата М., стали предъявлять последнему претензии, толкать его, один из них держал металлический ковш. Она успокаивала детей и не видела, в какой момент парни покинули помещение. Закрывая входную дверь, она увидела брата М., лежащим на веранде с разбитой головой. После приезда сотрудников милиции в дом зашел Кара-Сал Р.А., находившийся без верхней одежды, говорил, что уехавшие парни пытались нанести ему удар, однако ударили М., при этом показывал окровавленную руку,

Из показаний Ш., данных в суде, следует, что в ходе распития спиртного М. требовал у Кара-Сала Р.А. деньги. После того как Кара-Сал Р.А. ушел, в доме появились агрессивно настроенные парни, вооруженные лопатой, кочергой, металлическим предметом, которые, окружив М., предъявляли претензии. Спустя некоторое время, выйдя из спальни, она обнаружила М., истекающего кровью.

Согласно показаниям свидетеля Н., данным в судебном заседании, он с Сарыгларом Б.К. и другими знакомыми приехали к М., зная, что тот устроил драку с Кара-Салом Р.А. Когда они находились в доме М. появился Кара-Сал Р.А. На претензии Сарыглара Б.К. М. стал размахиваться ножом, находившиеся у входа, испугавшись, стали выбегать, когда кто-то упал М., перепрыгнув через них, загородил дверь, и когда он пытался убежать тот ранил его в руку, нанеся удар ножом в ладонь, и он убежал. За ним через небольшой промежуток времени выбежал Сарыглар Б.К. Узнав, что потерпевший М. скончался от ранений, полученных от действия топора, он спрашивал у Кара-Сала, у кого в тот момент был топор, на его вопрос тот ответил, что топор был у него.

Из показаний свидетеля Ч., данных в ходе досудебного производства, узнав о том, что М. затеял драку с Кара-Салом Р.А., они решили разобраться по поводу произошедшего и поехали к М., он, увидев, что хозяин дома спорил с Сарыгларом Б.К., вышел. Со слов У., находившегося в салоне автомашины, он узнал, что мимо него прошел человек с каким-то предметом. Затем в автомашину сели вышедшие Н., раненный в руку, К. и Р.

Согласно показаниям свидетеля К., Кара-Сал Р.А. забежал в дом М. со штакетником, откуда выбежали Р., Сарыглар Б.К. и Н.

Из показаний свидетеля С., данных в ходе досудебного производства, следует, что когда он выходил, то ему навстречу в дом кто-то забежал, от К. он узнал, что это был Кара-Сал Р.А.

Кроме того, виновность осужденных Сарыглара Б.К., Кара-Сала Р.А. подтверждается другими доказательствами, полно и подробно приведенными в приговоре: протоколами осмотра ограды и дома **, согласно которым на полу веранды и кухни, на пороге дома обнаружены капли крови, из дома изъят нож с пятнами крови на лезвии, из веранды - ножка стола, из сарая - топор с пятнами крови на обухе; протоколом осмотра ножа, топора, куска ткани с пятнами крови, а также кочерги и ножки стола; заключением судебно-биологической экспертизы, согласно которому происхождение крови в смыве с порога возможно от потерпевшего М.; заключением судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которого смерть М. наступила от сочетанной открытой черепно-мозговой травмы, что подтверждается наличием припухлости и ссадины затылочной области справа, кровоизлияниями в кожные лоскуты в затылочной области, многооскольчатого перелома задней и средней черепных ямок справа, линейного перелома лобной кости слева, кровоизлияниями под мягкие мозговые оболочки справа и слева, в желудочки головного мозга, осложнившейся оттореей, травматическим шоком. Выявленные телесные повреждения каждая в отдельности и в совокупности являются тяжким вредом жизни, могли быть причинены лезвием топора или твердым тупым предметом незадолго до наступления смерти. Каждая из повреждений могла явиться самостоятельной причиной смерти, в данном случае взаимно утяжелили друг друга; заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении Кара-Сала Р.А., согласно которому у него выявлена колото-резаная рана тыльной поверхности правой кисти, причинившая легкий вред здоровью с кратковременности его расстройства; заключением медико-криминалистической экспертизы, согласно выводам которого повреждение на лоскуте кожи с лобной области является ушибленной раной, повреждение на фрагменте лобной кости - участком локального воздействия, оба получены от воздействия одного твердого тупого предмета, возможно обухом топора; заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которого на кожном лоскуте с лобной области трупа М. и перелом лобной кости были причинены твердым тупым предметом, имеющим выраженное ребро, возможно ребром обуха топора, о чем свидетельствуют большой линейный размер раны при отсутствии следов надруба на кости в проекции раны, характером раны (неровные края, осаднение в краях раны, наличие соединительнотканных перемычек в углах раны), характер перелома (линейный без признаков клиновидного воздействия травмирующего); протоколом очной ставки между свидетелями Ч. и О., подробное содержание которого приведено в приговоре.

Судебная коллегия, соглашаясь с выводами суда, опровергшего доводы осужденного Кара-Сала Р.А. о непричастности к преступлению, считает, что суд обоснованно привел показания осужденного Сарыглара Б.К., данные им в ходе досудебного производства, в качестве доказательства его виновности, положив их в основу приговора, поскольку они получены в соответствии с процессуальным законом. Согласно протоколу допроса перед началом допроса ему разъяснено, что при согласии дать показания они впоследствии могут использоваться в качестве доказательства по делу, в том числе и в случае отказа от этих показаний. Из протокола допроса следует, что показания Сарыгларом Б.К. даны добровольно, правильность показаний удостоверена его подписью. Оснований подвергать сомнению показания Сарыглара Б.К. у суда не имелось, поскольку оснований оговаривать родственника Кара-Сала Р.А. у него не имелось, кроме того, они объективно подтверждаются другими доказательствами.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами осужденного Кара-Сала Р.А. о том, что приговор суда основан на противоречивых доказательствах, поскольку в показаниях свидетелей К., Н., С., О.. Ч., не имеются противоречия, они согласуются между собой, признаны судом первой инстанции достаточными для вынесения обвинительного приговора, так как в совокупности подтверждают виновность Кара-Сала Р.А. в совершении инкриминируемого ему преступления.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции как на одно из доказательств виновности Кара-Сала Р.А. обоснованно привел протокол его явки с повинной, в котором он подтвердил, что нанес удар топором по голове потерпевшего М. Доводы осужденного о том, что при явке с повинной защитник не участвовал, необоснован, поскольку уголовно-процессуальным законом не предусмотрено обязательное присутствие защитника при сообщении лицом о совершенном им преступлении.

В связи с указанным доводы осужденного о том, что выводы суда основаны на предположениях, противоречат данным установленным судом.

Утверждения осужденного Кара-Сала Р.А. о том, что судом не установлено орудие преступления, которым потерпевшему М. причинено телесное повреждение, повлекшее его смерть являются необоснованными, поскольку судом из показаний осужденного Сарыглара Б.К. и свидетелей достоверно установлено, что телесное повреждение потерпевшему причинено топором непосредственно им и Сарыгларом Б.К. ножкой от стола, которое отнесено заключением экспертизы к тупым предметам.

С доводами осужденного о том, что заключения судебно-медицинской экспертизы трупа потерпевшего, медико-криминологической экспертизы и комиссионной судебно-медицинской экспертизы подтверждают его непричастность к преступлению, нельзя согласиться, поскольку указанные заключения согласуются с другими исследованными в деле доказательствами, объективно подтверждаются свидетельскими показаниями, а также показания осужденного Сарыглара Б.К., между собой не противоречат, в совокупности подтверждают виновность осужденного Кара-Сала Р.А. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

С доводами осужденного Кара-Сала Р.А. о даче им признательных показаний под неправомерным воздействием сотрудников полиции, нельзя согласиться, поскольку в ходе досудебного производства он отказывался от дачи показаний на основании ст. 51 Конституции Российской Федерации, ссылаясь на то, что он полностью признает вину в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего М. Доводы осужденного о том, что судом не учтено, что топор обнаружен не на веранде, а в другом месте, являются необоснованными, поскольку данное обстоятельство не повлияло на доказанность вины осужденного и юридическую квалификацию содеянного им.

По мнению судебной коллегии, суд первой инстанции, полно и всесторонне исследовав каждое доказательство как в отдельности, так и в их совокупности, правильно установив фактические обстоятельства дела, пришел к обоснованному выводу о виновности осужденных. Действия осужденного Кара-Сала Р.А. правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного дли жизни, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего. Действия осужденного Сарыглара Б.К. - по ч. 1 ст. 114 УК РФ.

Наказание, назначенное осужденному Кара-Салу Р.А., отвечает целям и задачам, определенным уголовным законом, соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, личности осужденного, избрано с учетом смягчающих и отсутствием отягчающих наказание обстоятельств, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ, и является справедливым.

Судебная коллегия не может согласиться с утверждениями кассационного представления о мягкости наказания назначенного осужденному Сарыглару Б.К., поскольку назначенное наказание соответствует положениям ст. 60 УК РФ. При назначении ему наказания суд учел характер и степень общественной опасности преступления, совершенного им, которое согласно уголовному закону отнесено к категории небольшой тяжести, обстоятельств совершенного преступления. Кроме того, суд учел молодой возраст осужденного, то, что он признал вину, дал признательные показания как в ходе досудебного производства, так и в судебном заседании, наличие ** детей, противоправное поведение самого потерпевшего, то, что он является единственным кормильцем его семьи, активное способствование раскрытию и расследованию преступления. Суд обоснованно в качестве отягчающего наказание обстоятельства учел рецидив преступлений. В связи с изложенным оснований для отмены приговора ввиду мягкости назначенного Сарыглару судебная коллегия не усматривает.

Утверждения государственного обвинителя о нарушении уголовного закона при назначении Сарыглару срока наказания, который определен в виде 6 месяцев 20 дней, судебная коллегия находит необоснованными.

Согласно ч. 2 ст. 72 УК РФ при замене наказания или сложении наказаний в виде лишения свободы, а также при зачете наказания сроки наказаний могут исчисляться в днях. Из резолютивной части приговора следует, что суд, назначив наказание в месяцах и днях, в срок наказания зачел время нахождения Сарыглара с 03 февраля по 03 июня 2010 года и с 29 апреля по 19 июля 2011 г. включительно, то есть произвел зачет наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Дзун-Хемчикского районного суда Республики Тыва от 03 ноября 2011 года в отношении Сарыглара Б.К. и Кара-Сала Р.А. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного и кассационное представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Верховный Суд Республики Тыва
Дата принятия: 28 декабря 2011

Поиск в тексте