• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТЫВА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 декабря 2011 года
 

г. Кызыл 14 декабря 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Тулуша Х.И.,

судей Сендаш Р.В. и Ондар А.А-Х.,

при секретаре Дарган Ч.Л.,

переводчике Иргит Р.Ч.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 14 декабря 2011 года кассационные жалобы осужденных Моктээра О.С. и Ооржака А.А. и кассационное представление государственного обвинителя Айрапетяна А.Г. на приговор Кызылского городского суда Республики Тыва от 07 октября 2011 года, которым

Моктээр О.С., ** судимый 02.02.2005 года по п. «б» ч. 2 ст. 131 УК РФ к 5 годам лишения свободы, освободившийся 28.09.2009 года по отбытии срока наказания,

осужден по ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 5 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 3 годам лишения свободы, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к 7 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Ооржак А.А., **,

осужден по п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 3 годам лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 2 годам лишения свободы, с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Сендаш Р.В., выступления осужденных Моктээра О.С., Ооржака А.А. и их защитников Ондар А.С., Саая В.В., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор, прокурора Садыр-оол С.Х., поддержавшего доводы кассационного представления и полагавшего приговор изменить, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Моктээр О.С. совершил разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия опасного для жизни или здоровья, с применением ножа в качестве оружия и покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, также Ооржак А.А. совершил грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору и покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору при следующих обстоятельствах.

15 декабря 2010 года около 16 часов Моктээр О.С., Ооржак А.А. возле магазина «**», расположенного по **, согласились на предложение лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, ограбить продавца указанного магазина. Реализуя единый преступный умысел, с целью хищения чужого имущества, действуя по предварительному сговору, зайдя в помещение магазина, лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, перепрыгнув через прилавок, потребовал от продавца А. передать деньги, в свою очередь Моктээр, используя в качестве оружия неустановленный в ходе предварительного следствия кухонный нож, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, приставив его к телу А., потребовал передать сотовый телефон, а Ооржак, действуя по предварительному сговору, остался стоять возле входной двери в магазин для предупреждения последних в случае появления посторонних лиц. Осознавая реальную опасность своей жизни и здоровью, А. передала лицу, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, принадлежащие ей деньги на сумму ** рублей и сотовый телефон «**» стоимостью ** рублей. С похищенным имуществом Моктээр, Ооржак и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, скрылись, причинив А. материальный ущерб на сумму ** рублей.

15 декабря 2010 года около 21 часа 10 минут Моктээр и Ооржак возле магазина «**», расположенного по **, согласились на предложение лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, ограбить продавца указанного магазина. Реализуя единый преступный умысел, с целью хищения чужого имущества, действуя по предварительному сговору, зайдя в помещение магазина, лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, перепрыгнув через прилавок, используя в качестве оружия неустановленный в ходе предварительного следствия кухонный нож, угрожая применением насилия, опасного для жизни и здоровья, приставив к шее продавца магазина Б. указанный нож, причинив ей телесное повреждение в виде ссадины на шее слева, которое не расценивается как вред здоровью, совместно с Ооржаком потребовали от Б. передать деньги из кассы, а Моктээр, действуя по предварительному сговору, остался стоять возле входной двери в магазин для предупреждения последних в случае появления посторонних лиц. Однако Моктээр и Ооржак не смогли довести своей преступный умысел до конца по независящим от них обстоятельствам, поскольку вышедшая из-за витрины В., увидев происходящее, нанесла шваброй удар по спине лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство.

Осужденный Моктээр О.С. в судебном заседании вину в предъявленном ему обвинении не признал и показал, что с 13 до 16 часов находился на занятиях в техникуме, потом до 19 часов дома. По предложению подруги вместе с ней сходил в магазин и в зал игровых автоматов, где встретился с Ооржаком. Там их сотрудники милиции увели на опознание и привели в магазин, где потерпевшая Б. на них указала как нападавших лиц.

Осужденный Ооржак А.А. в судебном заседании вину в предъявленном обвинении не признал и показал, что непричастен к совершению преступления, после, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ, от дачи показаний отказался.

В кассационной жалобе осужденный Ооржак А.А. просит смягчить наказание, применив требования ст. 64 УК РФ, учесть его полное признание вины, семейное положение, наличие на иждивении двоих несовершеннолетних детей, отсутствие судимостей, молодой возраст, положительные характеристики, активное способствование расследованию преступления.

В кассационной жалобе осужденного Моктээра О.С. содержится просьба об отмене приговора ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела и нарушения уголовно-процессуального закона, указав, что в совершении инкриминируемых ему преступлениях он не причастен, данное обстоятельство подтверждается показаниями свидетелей Ж. и Г., которые необоснованно признаны недостоверными. Не приняты во внимание выводы судебно-почерковедческой экспертизы о том, что подпись на протоколе явки с повинной выполнена не им. Также указывает, что суд рассмотрел дело с обвинительным уклоном. В основу приговора положены недопустимые доказательства - противоречивые, основанные на догадке и предположениях, показания осужденного Ооржака А.А., потерпевших А. и Б., в которых они оговорили его.

В кассационном представлении государственный обвинитель Айрапетян А.Г., не оспаривая виновность осужденных по эпизоду в отношении А., просит отменить приговор по эпизоду в отношении Б. в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела. Указывает, что из исследованных в судебном заседании доказательств, установить то, что лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, и Ооржак совместно требовали передачу денег невозможно. То есть судом не дана оценка показаниям потерпевшей Б., данных в ходе предварительного следствия, о действиях Ооржака.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, кассационного представления, выслушав стороны, судебная коллегия находит приговор законным, обоснованным и справедливым.

Вопреки доводам осужденного Моктээра О.С. о его непричастности к преступлениям, а также государственного обвинителя Айрапетяна А.Г. о непричастности Ооржака А.А. к покушению на грабеж в отношении потерпевшей Б., их виновность в совершении инкриминируемых им преступлениях подтверждается совокупностью исследованных и надлежаще оцененных судом доказательств.

В частности, показаниями потерпевшей А., исследованными в суде в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, согласно которым она работает в магазине «**» по **. В тот день в магазин зашли Моктээр и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство. Последний, перепрыгнув через прилавок, потребовал отдать им дневную выручку, а Моктээр, подставив к ее боку кухонный нож, потребовал отдать сотовый телефон. Испугавшись, она вытащила из фартука деньги в сумме ** рублей, принадлежащие ей, и свой сотовый телефон «**», стоимостью ** рублей, и передала лицу, в отношении которого дело выделено в отдельное производство.

Показаниями потерпевшей Б., исследованными в суде в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, согласно которым она работает продавцом в магазине «**» по **. В тот день в магазин зашли Моктээр, Ооржак и лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство. Моктээр остался возле двери, приоткрыв их, и присматривал на улицу. Лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, перепрыгнув через прилавок, подставил нож к ее горлу. Ооржак остался за прилавком и требовал успокоиться, когда она, испугавшись, стала кричать. В это время, услышав ее крики, из-за витрин вышла ее сестра В. и ударила шваброй по спине парня с ножом, отчего парни выбежали из магазина. Через некоторое время сотрудники привели Моктээра и Ооржака, которых она опознала как парней нападавших на нее. Парня с ножом среди них не было.

Показаниями свидетеля В., исследованными в суде в соответствии с ч. 3 ст. 281 УПК РФ, согласно которым, услышав крики сестры Б., выглянула в помещение торгового зала, где увидела лицо, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, который приставил к шее сестры кухонный нож. Она, испугавшись, нанесла шваброй один удар по его спине. Также заметила, что около прилавка стоял Ооржак, у которого был удивленный взгляд, у входной двери стоял Моктээр. После удара парни втроем выбежали из магазина. Через некоторое время сотрудники привели Моктээра и Ооржака, в которых она узнала парней нападавших на сестру. Парня с ножом среди них не было.

Показаниями свидетеля Д. в суде о том, что, получив сообщение, прибыл в магазин по **, где Б. пояснила, что в магазин зашли парни, один из них, приставив к ее шее нож, требовал деньги. В зале игровых автоматов они, узнав от охранника о том, что двое парней пришли несколько минут назад, увели их в магазин, где Б. опознала их как парней нападавших на нее. Третьего парня они не нашли.

Показаниями свидетеля Е. в суде о том, что, работая по сообщению о нападении на продавца магазина по **, подъехали к залу игровых автоматов неподалеку от магазина, произвели задержание двух парней, схожих по описанию на парней, нападавших на Б., которых она опознала как лиц напавших на нее.

Показаниями осужденного Ооржака А.А., оглашенными в суде в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, данными им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого, согласно которым Моктээр и Л., когда закончилось спиртное, предложили ограбить магазин по **. Парни, сказали стоять ему на улице и предупредить в случае появления посторонних лиц, на что он согласился. Через некоторое время из магазина выбежал Л. и сказал, что отобрал деньги и сотовый телефон у продавщицы, после чего вышел Моктээр и они убежали. Сотовый телефон Л. продал незнакомой женщине, а на вырученные деньги приобрели спиртное и играли в игровых автоматах.

Показаниями осужденного Моктээра О.С., оглашенными в суде в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 276 УПК РФ, данными им в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого, согласно которым возле магазина по ** на его предложение попугать продавца магазина и отобрать деньги, Л. и Ооржак согласились. Последний остался стоять на улице, а Л., зайдя с ним в магазин, перепрыгнул через прилавок и потребовал у продавца деньги. Получив требуемое, они выбежали на улицу. Позже Л. показывал деньги в сумме около ** рублей и сотовый телефон «**». Вернувшись в зал игровых автоматов, на похищенные деньги, играли и покупали спиртное.

Из заключения судебно-медицинской экспертизы следует, что у Б. имелась ссадина на шее слева, которая не расценивается как вред здоровью, полученное режущим предметом, например, лезвием ножа и т.д., в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении.

Из протокола явки с повинной Моктээра О.С. следует, что Ооржак согласившись на его предложение ограбить магазин по **, зашел вместе с ним в магазин. Там он, угрожая ножом, требовал у двух продавщиц деньги или спиртное, а Ооржак стоял за прилавком. Когда продавцы стали шуметь и кричать, они убежали, после чего сотрудники их задержали, когда находились в зале игровых автоматов.

Из протокола очной ставки между потерпевшей А. и обвиняемым Моктээром О.С. следует, что А. указала на Моктээра как на лицо, угрожавшего ножом и требовавшего дневную выручку и сотовый телефон, совместно с лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство. Испугавшись, она отдала второму парню деньги на сумму ** рублей, а Моктээру сотовый телефон «**».

Из протоколов очной ставки между потерпевшей Б. и обвиняемыми Моктээром С.О., Ооржаком А.А. следует, что Моктээр остался стоять возле входной двери, второй парень, перепрыгнув через прилавок, приставив к ее горлу нож, требовал деньги. Ооржак стоял за прилавком и говорил, чтоб она успокоилась. Услышав ее крики, сестра В., находившаяся за витриной, ударила второго парня шваброй по спине. Потом парни выбежали на улицу. Позже сотрудники привели Моктээра и Ооржака, которых она опознала.

На основании совокупности исследованных в судебном заседании доказательств суд обоснованно пришел к выводу о виновности осужденных и правильно квалифицировал действия Моктээра О.С. по ч. 2 ст. 162, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ как нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия опасного для жизни или здоровья, с применением ножа в качестве оружия и покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, а действия Ооржака А.А. по п. «а» ч. 2 ст. 161, ч. 3 ст. 30, п. «а» ч. 2 ст. 161 УК РФ как грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору и покушение на грабеж, то есть открытое хищение чужого имущества группой лиц по предварительному сговору.

Доводы жалобы осужденного Моктээра о его непричастности к инкриминируемым ему преступлениям, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку они опровергаются исследованными в судебном заседании показаниями потерпевших А., Б., из которых видно, что похищая деньги, сотовый телефон у А., Моктээр угрожал применением кухонного ножа, позже при попытке ограбить дневную выручку у Б., он стоял возле двери с целью предупреждения соучастников в случае появления посторонних лиц. Данные показания потерпевших получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона и сомнений в своей достоверности у судебной коллегии не вызывают. Кроме того А. и Б. эти показания подтвердили при проведении очной ставки с обвиняемыми Моктээром и Ооржаком, также они согласуются с показаниями осужденных Моктээра и Ооржака, данных на предварительном следствии, свидетелей В., Д., Е., явкой с повинной Моктээра. В связи с чем доводы о том, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, являются необоснованными.

Судом проверялись доводы Моктээра О.С. относительно того, что его не причастность подтверждается показаниями свидетелей Ж.. и Г., которые правильно признаны недостоверными и расценены как данные с целью облегчения положения Моктээра О.С., поскольку Г. является матерью осужденного, а Ж. - сожительницей.

Необоснованными являются доводы жалобы осужденного Моктээра О.С. о том, что судебное разбирательство велось с обвинительным уклоном. В ходе судебного следствия судом были исследованы доказательства, представленные обеими сторонами. Все доказательства отражены в приговоре, суд дал им надлежащую оценку с точки зрения относимости, допустимости и достоверности и пришел к правильному выводу о доказанности вины осужденных в содеянном.

Доводы кассационного представления о том, что Ооржак не требовал от потерпевшей Б. передачи денег, поэтому в его действиях нет состава преступления, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку высказывание Ооржаком слов «успокойся» являются способом подавления воли потерпевшей к сопротивлению при требовании денег лицом, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, совместно с которым действовали Ооржак и Моктээр.

Вопреки доводам жалобы осужденного Ооржака А.А., судом первой инстанции при назначении наказания были учтены отсутствие обстоятельств, отягчающих наказание и наличие обстоятельств, смягчающих наказание осужденного, в том числе указанные в его жалобе.

Также необоснованными являются доводы осужденного Ооржака о применении требований ст. 64 УК РФ при назначении ему наказаний по ч. 2 ст. 161 УК РФ, поскольку судом его действия по данному преступлению квалифицированы в редакции Федерального Закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ в соответствии с которым низший предел санкции исключен.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими деяний, их личности, наличия смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств у Моктээра, отсутствия отягчающих наказание обстоятельств у Ооржака, а также влияния назначенного наказания на их исправление, отвечает целям и задачам, которые определены уголовным законом, поэтому является справедливым.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб осужденных и представления государственного обвинителя по указанным в них доводам.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Кызылского городского суда Республики Тыва от 07 октября 2011 года в отношении Моктээра О.С. и Ооржака А.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и кассационное представление государственного обвинителя - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Верховный Суд Республики Тыва
Дата принятия: 14 декабря 2011

Поиск в тексте