• по
Более 58000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ТЫВА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 апреля 2012 года
 

г. Кызыл 18 апреля 2012 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Республики Тыва в составе:

председательствующего Тулуша Х.И.,

судей Сарыглара Г.Ю. и Аракчаа О.М.,

при секретаре Биче-оол С.Х. рассмотрела в открытом судебном заседании 18 апреля 2012 года кассационные жалобы осужденных Канзая О.М., Куулара А.С., защитника Калин-оола К.С. на приговор Эрзинского районного суда Республики Тыва от 17 февраля 2012 года, которым

Канзай О.М., **,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 8 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима,

Куулар А.С., **,

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ (в редакции Федерального закона от 07 марта 2011 года № 26-ФЗ) к 8 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Сарыглара Г.Ю., выступления осужденного Куулара А.С. и его защитника Белекпен Ш.Ю., защитника Дажымба Д.Д., поддержавших доводы кассационных жалоб и просивших отменить приговор, потерпевшей Х., просившей приговор отменить, прокурора Садыр-оол С.Х., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Канзай О.М. и Куулар А.С. признаны виновными и осуждены за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью Б., повлекшего по неосторожности его смерть.

Согласно приговору, преступление ими совершено при следующих обстоятельствах.

20 января 2011 года около 11 часов в ** Канзай О.М., Куулар А.С. и Б. распивали спиртное. В это время в квартиру зашел Л., тогда Канзай О.М. стал в грубой форме высказывать ему претензии, что он зашел в квартиру без стука. Рассердившись из-за этого Б. начал выражаться в адрес Канзая О.М. нецензурными словами и между ними произошла ссора. Продолжая распивать спиртное в указанной квартире, около 18 часов у Канзая О.М. возник умысел на причинение Б. вреда здоровью. С целью причинения тяжкого вреда здоровью Канзай О.М., предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий в виде смерти Б., но без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывая на их предотвращение, осознавая, что наносит удары в жизненно-важный орган человека - голову, схватил с пола металлический совок и три раза ударил им по голове Б. Когда от полученных ударов потерпевший упал на пол, Куулар А.С., поддерживая действия Канзая О.М., и действуя с ним в группе, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, предвидя возможность наступления общественно-опасных последствий в виде смерти Б., но без достаточных к тому оснований, самонадеянно рассчитывая на их предотвращение, осознавая, что наносит удары в жизненно-важный орган человека - голову, стал наносить удары ногой по голове Б., а затем, схватив пустую бутылку, ударил ею один раз по голове последнего. Своими совместными действиями Канзай О.М. и Куулар А.С. причинили Б. телесные повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы в виде рубленых ран в правой теменной, в правой височной областях, кровоизлияний в мягкие ткани кожно-мышечного лоскута головы в лобной области слева, в левой височной области с переходом на левую затылочную, в правой височной области, вдавленного перелома чешуи правой височной кости, с переходом на основание, кровоизлияния под твердой мозговой оболочкой в правой височной, правой теменной и затылочной областей справа, смещения срединных структур головного мозга влево, множественных кровоизлияний под мягкой мозговой оболочкой в левой височной и теменной долях, являющихся тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, от которых Б. скончался в больнице.

В судебном заседании осужденный Канзай О.М. вину в предъявленном об-винении не признал и показал, что 20 января 2011 года в ходе совместного рас-пития спиртного в квартире Б., последний рассердился на него, засту-пившись за Л. Он сильно опьянел, опомнился когда Б. сидел на нем и наносил ему удары по всему телу. Он не смог сбросить Б., и в это время в его руке оказался совок. Чтобы остановить Б. он схватил совок и нанес им несколько ударов потерпевшему, после чего они с Кууларом А.С. ушли.

В судебном заседании осужденный Куулар А.С. вину в предъявленном обви-нении не признал и показал, что он Б. не избивал, Канзай О.М. и потерпевший в тот день несколько раз дрались между собой, он их разнимал.

В кассационной жалобе осужденный Канзай О.М. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, указав, что предварительное следствие по делу проведено не полно, в ходе которого не установлено орудие преступления - бутылка. Также, с металлического совка не были сняты отпечатки пальцев. Считает, что судом в основу приговора необоснованно положены показания ** свидетеля. Наказание назначенное Куулару А.С. находит несправедливым.

В кассационной жалобе осужденный Куулар А.С. просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, указав, что суд признал его виновным, основываясь на его показаниях, данных на предварительном следствии, которые были получены от него в отсутствие защитника, под давлением следователя. Следователь заставил его подписать протокол, не дав ему ознакомиться с ним, в связи с чем данный протокол является недопустимым доказательством. Бутылка, которой он якобы нанес удар по голове потерпевшего не была найдена, органы следствия ее и не искали, так как ее на самом деле не было.

В кассационной жалобе защитник Калин-оол К.С. просит отменить приго-вор, указав, что в основу обвинения положены недопустимые доказательства - показания ** свидетеля, который появился по истечении 1 месяца 18 дней после события преступления, и которого в ходе следствия допрашивали несколько раз в течении длительного времени. Потерпевшая является близким родственником ** свидетеля. ** свидетель, давая вначале разные показания, в конце выучил какие показания надо давать. Выводы заключений судебно-медицинских экспертиз являются противоречивыми, поскольку в первоначальном заключении указывается о причинении повреждений, повлекших смерть рубящим орудием, а в последующем указано, что вред здоровью в совокупности с рублен-ными ранами остается тяжким, опасным для жизни. При этом не установлено, могли ли быть причиненные твердым тупым предметом повреждения, опасными для жизни, в случае не нанесения повреждений рубящим орудием. Обвинение Куулару А.С. предъявлено по истечении 1 месяца 13 суток со дня его задержания. Допрос Куулара А.С. в качестве обвиняемого и ознакомлении его с материалами уголовного дела в помещении следственного изолятора в течение 30 минут невозможно. При разбирательстве дела в суде государственный обвинитель только привел доказательства, указанные в обвинительном заключении, против доводов защиты реплики не высказал. Судом обвинительный приговор постановлен на основе не подтвержденных доказательств, так же не была найдена бутылка.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных и защитника государственный обвинитель Дулуш А.С. полагает приговор подлежащим оставлению без изменения, считая его законным и обоснованным.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб осужденных и защитника, возражений государственного обвинителя, выслушав стороны, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Виновность осужденных Канзая О.М. и Куулара А.С. в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть человека, судом первой инстанции установлена и подтверждается совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств, надлежаще оцененных и приведенных в приговоре.

Так, из показаний осужденного Куулара А.С., данных в качестве обвиняемого следует, что 20 января 2011 года около 18 часов в доме Б. он совместно со своим тестем Канзаем О.М. нанес телесные повреждения Б. из-за того, что последний начал выражаться грубой нецензурной бранью в адрес Канзая О.М., который в ходе ссоры сразу схватил металлический совок и ударил им Б., тот упал на пол в кухне. Б. не наносил Канзаю О.М. телесных повреждений. Он, подумав, что Б. встанет и начнет бить тестя, поэтому начал наносить удары ногами по голове лежащего Б., затем пустой бутылкой из-под водки ударил ею по его голове.

Из показаний потерпевшей Ч., данных в суде и на предварительном следствии, следует, что в тот день к ним домой пришел Канзай О.М. с зятем Кууларом А.С., они стали распивать спиртное. Около 10-11 часов домой зашел Л., который спросил Канзая О.М., не продает ли он уголь. Канзай О.М. ответил, что уголь принадлежит организации, после чего начал беспричинно предъявлять претензии Л., почему он зашел в этот дом. Тогда Б. сказал Канзаю О.М., что Л. пришел к нему и что он его друг. В связи с этим Канзай О.М. был недоволен Б. Около 17-18 часов она легла отдохнуть, проснулась от сильного шума, услышала шум дерущихся мужчин. По голосам поняла, что Канзай О.М., Куулар А.С. и ее муж находятся на кухне. Она хотела вызвать милицию, но Канзай О.М. подбежав к ней, стал кричать на нее. Испугавшись и одев детей, она выбежала из дома. Когда выбегала из дома краем глаза увидела на кухне возле печки Канзая О.М., Куулара А.С. и мужа, они дрались. Саму драку она не видела, поняла по ее шуму. Ее муж лежал на кухне около печки на полу, он был без сознания.

Согласно показаниям потерпевшей Х., данных в суде, следует, что ее сын Б. умер больнице, телесные повреждения у него были на голове. Со слов Ч. знает, что в квартире Канзай ударил ее сына совком, а Куулар - бутылкой из-под водки.

Из показаний ** свидетеля Д., данных в суде, следует, что в их доме на кухне дядя О. избивал отца металлическим совком много раз, у отца текла кровь. Зять дяди О. наносил удары ногой в голову и лицо отца, он нанес удар бутылкой в заднюю часть головы отца.

В ходе проверки показаний на месте ** свидетель Д. подтвердил свои показания об избиении Канзаем О.М. и Кууларом А.С. его отца Б. на кухне.

Из показаний свидетеля К., данных на предварительном следствии, следует, что со слов мужа Куулар А.С. ей известно, что в январе 2011 года в **, заступившись за ее отца Канзая О.М., он нанес несколько ударов по голове Б. бутылкой из-под водки и ногами. Бутылка от ударов разбилась.

Согласно показаниям свидетеля М., данных в суде, следует, что 20 января 2011 года прибыв по вызову к дому Б., они увидели Канзая О.М. и Куулара А.С. в нетрезвом состоянии. Около дома также находились потерпевшая с детьми. Когда он начал заходить в дом, Д. взял его за руку и повторял, что папу убили, он сильно плакал. В доме он увидел лежащего возле двери умывальника Б. с проломленной головой. На вопрос зачем он избил потерпевшего, Канзай О.М. ответил, что он напал на него сам.

Из показаний свидетеля Л., данных в суде, следует, что в тот день когда он зашел в квартиру Б., там находились Б., Ч. и Канзай О.М. Он спросил Канзая О.М. про уголь, на что тот ответил, что привез уголь для организации, затем Канзай О.М. спросил его зачем он пришел в квартиру. Заметив, что Канзай О.М. был выпивший, он сразу вышел. На улице в салоне автомашины видел человека в камуфлированной куртке.

Из показаний свидетеля эксперта Д. следует, что при исследовании трупа выявлены повреждения, которые могли быть получены от не менее трех воздействий рубящим предметом, таких как лезвие топора, лопаты, а так же не исключается возможность их образования ребром твердого тупого предмета. Образование рубленых повреждений возможно от ударов металлическим совком для угля, толщина рабочей части которого составляет около 2-4 мм, имеющим острые края. Выявленные при исследовании раны на голове трупа могли образоваться от большего, чем три, количества рубящих воздействий, так как на одну поверхность раны могло приходиться несколько травмирующих воздействий рубящего орудия. Наряду с ударами рублеными предметами, также нанесение ударов по голове ногой обутой в твердую обувь, могут соответствовать характеру телесных повреждений, обнаруженных при судебно-медицинском исследовании трупа Б. Поскольку телесные повреждения виде кровоизлияний в кожно-мышечные лоскуты могли быть следствием самостоятельных воздействий твердых тупых предметов, в том числе следствием нескольких ударов ногой, обутых в твердую обувь, установить точное количество ударов экспертным путем не представляется возможным.

Кроме того, виновность осужденных Канзая О.М. и Куулара А.С. подтверждается собранными по делу письменными доказательствами, в частности:

- протоколом осмотра места происшествия, из которого следует, что на полу входной двери в кухне лежит Б. с рваной раной в области головы, на полу имеется кровь; в зале на поверхности дивана и двух кресел имеются покрывала в помятом состоянии, перед диваном на полу лежит металлический совок с засохшими пятнами вещества темно-бурого цвета, похожего на кровь, который изъят;

- протоколом осмотра металлического совка, изъятого в ходе осмотра места происшествия, согласно которому, совок имеет грани толщиной в 2-4 мм, грани острые рубящие;

- протоколом осмотра трупа потерпевшего Б.;

- заключением судебно-медицинской экспертизы трупа Б., сог-ласно выводам которой при исследовании трупа выявлена открытая черепно-мозговая травма в виде рубленых ран в правой теменной, в правой височной областях (3 шт.), кровоизлияний в мягкие ткани кожно-мышечного лоскута головы в лобной области слева, в левой височной области с переходом на левую затылочную, в правой височной области, вдавленного перелома чешуи правой височной кости, с переходом на основание, кровоизлияния под твердой мозговой оболочкой в правой височной, правой теменной и затылочной областей справа 490 куб.см., смещения срединных структур головного мозга влево, множественных кровоизлияний под мягкой мозговой оболочкой в левой височной и теменной долях. Указанные повреждения у живых лиц расцениваются как причинившие тяжкий опасный для жизни вред здоровью, а в данном случае осложнившись развитием травматического отека и сдавления вещества головного мозга, отека легких, повторного кровоизлияния в продолговатый мозг, анемии тяжелой степени послужили причиной наступления смерти. Повреждения, повлекшие смерть могли быть причинены от воздействий рубящего орудия (лезвие топора, лопаты и т.д.) незадолго до поступления потерпевшего в леченое учреждение, в том числе в срок и при обстоятельствах, указанных в постановлении;

- заключением дополнительной судебно-медицинской экспертизы, согласно выводам которой повреждения у трупа Б. расценивающиеся как тяж-кий, опасный для жизни вред здоровью, и повлекшие наступление смерти, могли быть получены от воздействия рубящего орудия. Повреждения в виде кровоиз-лияний в кожно-мышечные лоскуты головы могут являться как следствием при-жизненного формирования рубленых ран, так и следствием самостоятельных воздействий твердых тупых предметов (палкой, ногами в обуви и т.д.) в область их локализаций. Разделить указанные выше повреждения: кровоизлияния в кожно-мышечные лоскуты головы (при условии их образования от воздействий твердых тупых предметов) и полученных рубящими орудиями, по количеству причи-ненных потерпевшему воздействий (твердыми тупыми предметами), а также по степени причинения ими вреда здоровью (в отдельности) не представляется воз-можным, то есть даже в случае их отдельного образования от рубленных ран, вред здоровью в совокупности с рубленными остается тяжким, опасным для жизни.

Вышеприведенные доказательства судом первой инстанции проверены на предмет достоверности и допустимости, а также согласованности между собой, в приговоре приведена их оценка.

Оснований не соглашаться с выводами суда первой инстанции о доказанности вины осужденных в совершении инкриминируемого им преступления судебная коллегия не находит.

Все перечисленные доказательства, на которых основаны выводы суда о виновности осужденных, получены с соблюдением требований уголовно - процессуального закона, нарушений, влекущих отмену приговора по делу, не допущено.

При указанных обстоятельствах доводы кассационной жалобы осужденного Куулара А.С. и его защитника о его непричастности к совершению преступления, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку эти доводы опровер-гаются вышеприведенными доказательствами, которым судом первой инстанции дана надлежащая оценка.

Придя к выводу о виновности осужденных, суд первой инстанции обоснованно взял за основу приговора показания ** свидетеля Д., который явился очевидцем преступления, поскольку эти показания полностью подтверждаются другими исследованными судом доказательствами, в частности показаниями осужденного Канзая О.М., о том, что он нанес несколько ударов металлическим совком Б.; показания осужденного Куулара А.С. на предварительном следствии о том, что он нанес несколько ударов ногами и бутылкой по голове Б.; потерпевшей Ч. о том, что по шуму она поняла, что на кухне дерутся, когда выбегала из дома, увидела лежащего без сознания мужа и рядом с ним осужденных; свидетеля К. о том, что со слов мужа Куулара А.С. ей известно, что он, заступившись за Канзая О.М., нанес несколько ударов бутылкой и ногами по голове Б.; заключением судебно-медицинской экспертизы о наличии у Б. тяжкого, опасного для жизни вреда здоровью в виде открытой черепно-мозговой травмы.

Вопреки доводам жалоб осужденного Канзая О.М. и защитника, оснований для признания показаний ** свидетеля Д. недопустимыми доказательствами у суда не имелось, поскольку данные показания были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона с участием представителя органа опеки и попечительства, педагога и психолога. Оснований подвергать сомнению показания Д. ввиду того, что он был допрошен по истечении 1 месяца 18 дней после совершения преступления, являет-ся близким родственником потерпевшей Ч., не имеется.

Доводы жалобы защитника о том, что свидетель Д. допрашивался несколько раз, в результате чего выучил какие показания давать, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку из протокола первоначального его допроса на предварительном следствии видно, что он давал такие же показания как в ходе судебного заседания. Кроме этого, согласно заключению судебной психолого-психиатрической экспертизы Д. ** способен правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, запоминать, воспроизводить и давать о них показания, мог понимать характер и значение преступных действий, совершаемых в отношении его отца; у него не обнаруживается таких нарушений внимания, восприятия, памяти и мышления, а также и индивидуально-психологических особенностей, которые лишали бы его способности правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела, и может давать о них показания.

Доводы жалоб осужденного Куулара А.С. и его защитника о недопустимости в качестве доказательства протокола допроса Куулара А.С. от 21 августа 2011 года, судебная коллегия находит необоснованными, поскольку из самого протокола допроса видно, что он составлен в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона, при допросе участвовали защитник и переводчик, после допроса каких-либо ходатайств и замечаний от участников, в том числе от обвиняемого об оказании на него давления со стороны следователя, не поступало. Оснований для признания данного протокола допроса недопустимым доказательством ввиду непродолжительного времени нахождения в помещении следственного изолятора защитника, судебная коллегия не усматривает.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационной жалобы защитника о том, что выводы судебно-медицинских экспертиз являются противоречивыми, поскольку в выводах дополнительной судебно-медицинской экспертизы даны исчерпывающие ответы на поставленные перед экспертами вопросы, противоречий с выводами первоначальной судебно-медицинской экспертиз, а также с показаниями эксперта Д., не имеется.

Не установление органами следствия орудия преступления - бутылки, а так же не снятие с совка отпечатков пальцев осужденного Канзая О.М., не повлияли на выводы суда о достаточности доказательств виновности инкриминируемого им преступления, в связи с чем доводы жалоб осужденных и защитника в этой части необоснованны.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, исследовав все доказательства по делу как в отдельности, так и в их совокупности, сделав всесторонний анализ и оценив их надлежащим образом, пришел к правильному выводу о виновности осужденных Канзая О.М. и Куулара А.С. в совершении преступления, обоснованно квалифицировав их действия по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть человека.

Наказание, назначенное осужденным, отвечает целям и задачам, определенным уголовным законом, соответствует характеру и степени общественной опасности содеянного, личности осужденного, избрано с учетом смягчающих наказание обстоятельств, и является справедливым.

Каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона и уголовного закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено и оснований для отмены приговора по доводам, изложенным в кассационных жалобах осужденных и защитника, судебная коллегия не находит.

Оснований для изменения осужденным Канзаю О.М. и Куулару А.С. категории совершенного ими преступления на менее тяжкое преступление в соответствии с ч. 6 ст. 15 УК РФ (в редакции ФЗ от 07 декабря 2011 года № 420-ФЗ) не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Эрзинского районного суда Республики Тыва от 17 февраля 2012 года в отношении Канзая О.М. и Куулара А.С. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных, защитника - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Принявший орган: Верховный Суд Республики Тыва
Дата принятия: 18 апреля 2012

Поиск в тексте