• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 19 июля 2012 года Дело N 22-2403
 

19 июля 2012 года город Чебоксары

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики в составе:

председательствующего судьи Городничевой Е.А.,

судей Сумина О.С. и Сорокина С.А.,

при ведении протокола помощником судьи Лаврентьевой И.М.

рассмотрела в судебном заседании от 19 июня 2012 года кассационные жалобы осужденного Комиссарова Р.В., его защитника - адвоката Чиркова С.В., потерпевшего ФИО1 на приговор Цивильского районного суда Чувашской Республики от 7 июня 2012 года, которым

Комиссаров Р.В., ... судимый:

- 10 декабря 2004 года Цивильским районным судом Чувашской Республики по ст.161 ч.2 п.п. «а», «г» к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года;

- 23 мая 2006 года Цивильским районным судом Чувашской Республики по ст.ст.158 ч.1, 161 ч.2 п. «г» с применением ч.3 ст.69, ст.70 УК РФ к 4 годам лишения свободы, постановлением Ленинского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 6 июля 2009 года освобожден условно-досрочно на 10 месяцев 1 день;

- 25 июня 2010 года мировым судьей судебного участка № 1 Цивильского района Чувашской Республики по ст.139 ч.1 УК РФ к 120 часам обязательных работ,

осужден:

- по ч.1 ст.139 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства;

- по ч.1 ст.139 УК РФ к 8 месяцам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства;

- по ч.1 ст.119 УК РФ к 1 году лишения свободы;

- по ч.4 ст.111 УК РФ к 8 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа и ограничения свободы.

На основании ч.3 ст.69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на срок 9 лет без штрафа и ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Заслушав доклад судьи Сорокина С.А., выступления осужденного Комиссарова Р.В. посредством видеоконференц-связи, его защитника - адвоката Чиркова С.В., потерпевшего ФИО1, которые поддержали изложенные в кассационных жалобах доводы, мнение прокурора отдела прокуратуры Чувашской Республики Герасимовой И.И. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Комиссаров Р.В. признан виновным в незаконном проникновении в жилище ФИО2 в угрозе последнему убийством и умышленном причинении тяжкого, опасного для жизни человека, вреда здоровью ФИО3, повлекшем по неосторожности ее смерть.

Преступления совершены 16 мая и 13 июня 2012 года в ... при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании Комиссаров частично признал вину.

В кассационных жалобах:

- осужденный просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение. Указывает, что при провозглашении приговора было указано о назначении ему для отбывания наказания колонии строгого режима, во вводной части приговора неверно указана дата осуждения 7 июля 2009 года. Не соглашаясь с осуждением по ч.1 ст.119 УК РФ, ссылается на показания, данные потерпевшим ФИО2 в судебном заседании. Считает, что ФИО2 в ходе предварительного следствия оговорил его из-за личных неприязненных отношений, т.к. ФИО3 ушла от него и жила с ним. Оспаривая осуждение по ч.1 ст.139 УК РФ по второму факту, утверждает, что зашли в квартиру не против воли хозяина ФИО2, т.к. тот ждал их возвращения из магазина. Комиссаров не исключает совершение им преступления, предусмотренного ч.4 ст.111 УК РФ, в состоянии аффекта. Полагает, что должна была быть проведена судебно-психиатрическая экспертиза, имело место быть длительная психотравмирующая ситуация, возникшая в связи с систематическим аморальным поведением потерпевшей, которая изменяла и обманывала его. По мнению Комиссарова, суд не учел оказание им медицинской помощи ФИО3 и ходатайство потерпевшего ФИО1 о прекращении уголовного дела, мнение потерпевшего ФИО1 о назначении минимального наказания;

- адвокат Чирков С.В. в защиту Комиссарова указывает, что судом была занята предвзятая позиция с обвинительным уклоном, чем нарушен принцип состязательности сторон, суд, не обладая специальными познаниями, без удаления в совещательную комнату определил отказать в удовлетворении ходатайства о производстве дополнительной и повторной комплексной судебной психолого-психиатрической экспертизы. Как полагает защитник, в основу обвинения по ч.1 ст.119 УК РФ положены противоречивые показания потерпевшего ФИО2., у которого есть основания оговаривать Комиссарова, поскольку погибшая ФИО3 ранее сожительствовала с ним, судом неправильно оценены обстоятельства произошедшего 13 июня 2011 года, не указано о проведении им реанимационных мероприятий для оказания помощи ФИО3, не оценены факты злоупотребления ФИО3 спиртными напитками, ее асоциальное поведение стало результатом оказания Комиссарова в стрессовой ситуации, осложнившейся наличием у него отклонения в психике, он наносил удары не с целью причинения тяжкого вреда здоровью, назначенное Комиссарову наказание не соответствует степени и тяжести вины в данном случае, он явился с повинной, активно способствовал раскрытию преступления, оказывал помощь ФИО3, вызвал «Скорую медицинскую помощь», возместил родственникам погибшей затраты на похороны, в мотивировочной части приговора указывается о содержании в действиях подзащитного опасного рецидива преступлений, что противоречит назначению для отбывания исправительной колонии особого режима, не учтены положительные характеристики из ФКУ ИК-1, в приговоре не отражено мнение потерпевшего ФИО1 о назначении менее строгого наказания. В дополнении к жалобе адвокат ссылается на то, что во вводной части приговора неправильно указаны дата осуждения Комиссарова и день его рождения, при оглашении приговора было сказано об определении для отбывания наказания исправительной колонии строгого режима, тогда как в копии приговора режим особый. Считает данное обстоятельство существенными нарушением уголовно-процессуального законодательства;

- потерпевший ФИО1 (отец погибшей ФИО3) указывает, что в суде просил не назначать суровое наказание, дочь вела разгульный образ жизни, злоупотребляла спиртными напитками, Комиссаров вину признал, извинился перед ним, возместил расходы на похороны погибшей дочери, наказание является суровым, суд в приговоре не отразил его мнение о наказании.

Проверив материалы дела, обсудив изложенные в кассационных жалобах доводы, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о виновности Комиссарова в совершении инкриминируемых преступлений основан на исследованных и оцененных доказательствах.

Исходя из показаний потерпевшего ФИО2, 16 мая 2011 года после обеда к нему пришла ФИО3, с которой ранее сожительствовал, сообщила, что убежала от Комиссарова, через некоторое время в дверь постучали, ФИО3 спряталась в шкафу в зале, когда вышел з кухни, то увидел, как входная дверь слетела с петель и упала на пол в прихожую, в квартиру вошли Комиссаров и ФИО4, Комиссаров спросил, где ФИО3, он ответил, что не знает, Комиссаров накинулся на него, в ходе драки Комиссаров взял со стола кухонный нож и высказал, что убьет, какие слова говорил, точно не помнит из-за прошедшего длительного времени. После их ухода прислонил дверь к косяку, через некоторое время от удара дверь упала в прихожую, на пороге стояли Комиссаров и ФИО4, которые спрашивали, где ФИО3, вдвоем наносили ему удары, в этот момент ФИО3 вышла из шкафа и просила их остановиться, от удара по голове он упал и потерял сознание, в себя пришел на следующий день после прихода ФИО5, вызвали милицию.

Существенных противоречий в показаниях ФИО2, данных им на стадии предварительного расследования и в судебном заседании, не имеется.

В ходе предварительного расследования потерпевший давал более подробные показания о том, что Комиссаров приставил к его груди нож и кричал, что зарежет, он (ФИО2) сильно испугался, т.к. Комиссаров был агрессивен.

Необоснованным является довод об оговоре Комиссарова потерпевшим в ходе предварительного следствия.

В период произошедших событий ФИО3 проживала с Комиссаровым. Факт того, что ранее она сожительствовала с потерпевшим ФИО2, не является причиной подвергать сомнению правдивость показаний последнего.

В суде Комиссаров не отрицал, что 16 мая 2011 года в поисках ФИО3 зашел в квартиру потерпевшего без разрешения хозяина, а во второй раз в этот же день, по его утверждению, зашел с разрешения ФИО2, т.к. тот ждал их со спиртным.

Версия Комиссарова о направлении ФИО2 за спиртным и появление в квартире во второй раз с разрешения хозяина не подтверждается материалами дела.

Он обоснованно признан виновным в незаконном проникновении в жилище по двум эпизодам.

Согласно оглашенным показаниям свидетеля ФИО5 утром 17 мая 2011 года он пришел к ФИО2 в квартиру, на двери заметил повреждения петли, ФИО2 был в кровоподтеках и синяках, с его слов, накануне находился в квартире с ФИО3, пришли двое мужчин, выбили дверь, одного из них назвал по кличке «Комиссар», избили его, при этом «Комиссар» угрожал ножом.

Законность осуждения Комиссарова по ч.1 ст.119 УК РФ также не вызывает сомнения.

В соответствии с протоколом осмотра места происшествия от 13 июня 2011 года в ... обнаружен труп ФИО3

По заключению эксперта СЛ-2 № 27/148 от 19 июля 2011 года смерть ФИО3 наступила от сочетанной травмы грудной клетки и живота, сопровождавшейся тупой травмой грудной клетки - множественными кровоподтеками грудной клетки, кровоизлияниями в мягкие ткани передней стенки грудной клетки, повторными переломами 6-7 ребер слева по передней подмышечной линии на месте формирующейся костной мозоли с повреждением пристеночной плевры и со смещением отломков внутрь, тупой травмой живота - множественными кровоподтеками на коже живота, в брюшину, разрывам печени, кровоизлиянием в поперечно-ободочную кишку, разрывами брыжейки поперечно-ободочной кишки, тощей кишки, осложненной внутренним кровотечением.

Данная травма по степени тяжести расценивается как тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни, могла возникнуть от действия тупого твердого предмета.

Комиссаров признал нанесение ударов ФИО3 в область груди и головы и не отрицал наступления последствий в виде ее смерти от его действий, о чем заявил в явке с повинной и давал впоследующем показания.

Версия о причинения им тяжкого вреда здоровью ФИО3 в состоянии аффекта судом проверена и обоснованно опровергнута, как не нашедшая подтверждения.

Само по себе злоупотребление ФИО3 спиртными напитками, о чем подтвердили ФИО6 и ФИО1 (сестра и отец погибшей), не свидетельствует о наличии длительной психотравмирующей ситуации, побудившей Комиссарова к совершению преступлении.

Согласно показаниям свидетелей ФИО6 и ФИО8, потерпевшего ФИО1 из-за частых избиений ФИО3 хотела уйти от Комиссарова.

Действиям Комиссарова по применению насилия в отношении ФИО3 дана правильная юридическая оценка.

Назначенное осужденному наказание соответствует положениям статей 6 и 60 УК РФ.

Приговор содержит мотивировку назначения лишения свободы, при определении меры наказания явка с повинной и возмещение расходов на похороны ФИО3 признаны в качестве обстоятельства, смягчающего наказание.

Оснований для признания наказания чрезмерно суровым не имеется.

Вопреки доводам защитника достаточно учтены имеющиеся характеризующие виновного данные.

Суд обосновал отсутствие оснований для прекращения уголовного дела по ч.1 ст.139,ч.1 ст.119 УК РФ по ходатайству потерпевшего ФИО2

Сторона защиты и признанный в качестве потерпевшего ФИО1 ссылаются на отсутствие в приговоре позиции потерпевшего о неназначении строгого наказания.

Мнение потерпевшего относительно назначения виновному наказания для суда по закону не является обязательным.

В действиях Комиссарова, судимого два раза за тяжкое преступление, совершившего особо тяжкое преступление, имеется особо опасный рецидив преступлений (п. «б» ч.3 ст.18 УК РФ), поэтому для отбывания наказания назначен соответствующий закону вид исправительного учреждения.

Утверждение осужденного и защитника об указании судом при провозглашении приговора исправительной колонии строгого режима материалами дела не подтверждается.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона по делу судебная коллегия не усматривает.

Несостоятельным является довод защитника о нарушении принципа уголовного судопроизводства - состязательности сторон.

По смыслу ч.2 ст.256 УПК РФ в совещательной комнате выносится определение о назначении судебной экспертизы. Поскольку назначение в отношении Комиссарова дополнительной судебной психолого-психиатрической экспертизы, о чем заявляла сторона защиты, не вызывалось необходимостью, суд вправе был вынести определение, совещаясь на месте.

Таким образом, доводы авторов кассационных жалоб не влекут отмену приговора.

Во вводной части приговора допущены описки, выразившиеся в неправильном указании даты рождения Комиссарова и даты его судимости по ст.ст.158 ч.1, 161 ч.2 п. «г», 74 ч.5, 70 УК РФ Цивильским районным судом Чувашской Республики. По паспортным данным он родился ... , а не ... , по вышеуказанным статьям УК РФ приговор постановлен 23 мая 2006 года, а не 7 июля 2009 года.

Судебная коллегия в этой части вносит соответствующие уточнения.

Руководствуясь ст.ст.373, 378, 379, 388 УПК Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Цивильского районного суда Чувашской Республики от 7 июня 2012 года в отношении Комиссарова Р.В. изменить, уточнив во вводной части дату его рождения - ... вместо ... , а также об осуждении Цивильским районным судом Чувашской Республики по ст.ст.158 ч.1, 161 ч.2 п. «г», 74 ч.5, 70 УК РФ 23 мая 2006 года вместо 7 июля 2009 года.

В остальном этот же приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2403
Принявший орган: Верховный Суд Чувашской Республики
Дата принятия: 19 июля 2012

Поиск в тексте