• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 19 июля 2012 года Дело N 22-2417
 

19 июля 2012 года г. Чебоксары

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Чувашской Республики в составе председательствующего Городничевой Е.А., судей Сорокина С.А. и Сумина О.С. при ведении протокола помощником судьи Лаврентьевой И.М. рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Дмитриева Н.Н. и адвоката Рыжовой Н.В. на приговор Калининского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 7 июня 2012 года, которым

Дмитриев Н.Н., ... , не судимый

осужден по ч.1 ст. 111 УК Российской Федерации к лишению свободы на срок 3 года 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать с Дмитриева Н.Н. в пользу ФИО1 в счет компенсации морального вреда 90000 рублей.

Заслушав доклад судьи Городничевой Е.А., доводы осужденного Дмитриева Н.Н. и его защитника - адвоката Рыжовой Н.В., поддержавших кассационные жалобы, выступление прокурора Гавриловой М.А., полагавшей приговор подлежащим оставлению без изменения, судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Дмитриев Н.Н. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью ФИО1. Преступление совершено 31 марта 2012 года в г. Чебоксары Чувашской Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде осужденный вину не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Дмитриев Н.Н. указывает на неправильную квалификацию его действий судом. Считает, что в его действиях усматриваются составы преступлений, предусмотренных ч.1 ст. 213 УК Российской Федерации и ч.1 ст. 112 УК Российской Федерации, и приводит доводы об отсутствии неприязненных отношений с потерпевшим, которого до 31 марта 2012 года не знал. Также, указывает, что потерпевший на стационарном лечении находился не более 14 дней, что, по его мнению, свидетельствует о причинении здоровью последнего вреда средней тяжести. Кроме того, просит учесть аморальное поведение потерпевшего и отрицательно характеризующие потерпевшего данные, признав указанные обстоятельства смягчающими наказание. Просит приговор изменить, переквалифицировав его действия на ч.1 ст. 213 и ч.1 ст. 112 УК РФ и назначив наказание, не связанное с лишением свободы, либо условное наказание с применением ст. 73 УК РФ;

- адвокат Рыжова Н.В. (в защиту осужденного) просит приговор отменить и производство по делу прекратить за отсутствием в действиях Дмитриева Н.Н. состава преступления. Считает, что вывод о виновности Дмитриева Н.Н. основан на предположениях и не подтверждается объективными доказательствами. Полагает, что показания потерпевшего ФИО1 следовало оценить критически, поскольку последний находился в состоянии сильного алкогольного опьянения, что подтверждается показаниями свидетеля ФИО2; показания свидетеля ФИО3 являются недопустимым доказательством, так как для оглашения их никаких правовых оснований не имелось, а в ходе опознания ФИО3 давал предположительные данные об участии Дмитриева Н.Н. в совершении преступления. Считает необходимым учесть показания свидетеля ФИО2, которая не могла сказать, что Дмитриев Н.Н. находился на месте преступления. Приводит доводы об отсутствии данных о том, что удар потерпевшему нанес именно Дмитриев Н.Н., о том, что нож обнаружен не был, а одежда осужденного на предмет выявления следов крови потерпевшего экспертному исследованию не подвергалась.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия приходит к следующему.

Вывод суда о совершении Дмитриевым Н.Н. преступления, предусмотренного ч.1 ст. 111 УК Российской Федерации, является правильным и подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании надлежащим образом: показаниями потерпевшего, свидетелей, данными заключений судебно-медицинской и трассологической экспертиз и другими.

Так потерпевший ФИО1 как в ходе предварительного расследования, так и на судебном заседании последовательно показывал, что вечером 31 марта 2012 года около магазина ... он подошел к группе парней, среди которых был и Дмитриев Н.Н., чтобы спросить по поводу вызова такси. Поскольку и он, и парни находились в состоянии алкогольного опьянения, последние его слова восприняли неадекватно, в связи с чем начался словесный конфликт. В ходе конфликта Дмитриев Н.Н. подошел к нему вплотную, и он почувствовал жжение в области живота. После этого парни ушли, а он понял, что получил ножевое ранение. ФИО3 вызвал для него Скорую помощь.

Показания потерпевшего обоснованно положены в основу приговора, поскольку объективно подтверждаются и иными доказательствами.

Как правильно указал в приговоре суд первой инстанции, о наличии конфликта показали и свидетели ФИО2, ФИО4, указанное следует и из показаний свидетелей ФИО3 и ФИО5.

При таких обстоятельствах выводы суда об отсутствии хулиганских мотивов при совершении преступления являются правильными, а доводы кассационной жалобы осужденного об обратном - несостоятельными.

При этом судебная коллегия признает несостоятельными и доводы кассационной жалобы защитника об отсутствии процессуальных оснований для оглашения показаний свидетеля ФИО3, приславшего суду письменное заявление о невозможности принять участие на судебном заседании в связи с нахождением на работе в Московской области. Передача такого заявления посредством факсимильной связи, о чем также указывается в жалобе защитника, уголовно-процессуальным законом не запрещена.

Как потерпевший ФИО1, так и свидетель ФИО3 в ходе проведения опознания прямо указали на Дмитриева Н.Н. как на человека, принимавшего участие в конфликте и ближе всех подходившего к ФИО1.

Доводы кассационной жалобы защитника о недопустимости протоколов опознания состоятельными также не являются.

По поводу процедуры опознания никем из принимавших в ней участие лиц заявлений, в то числе, о полной несхожести статистов и Дмитриева Н.Н., не поступало. При этом из протоколов указанных следственных действий следует, что опознаваемые лица большой разницы в возрасте не имели.

Более того, протоколы опознания не являются единственным доказательством и подлежат оценке в совокупности с иными данными.

О том, что Дмитриев Н.Н. находился среди участников конфликта и ближе всех подходил к потерпевшему, помимо свидетеля ФИО3 и потерпевшего ФИО1, показали свидетели ФИО4 и ФИО5. При таких обстоятельствах ссылка кассационной жалобы адвоката, как на доказательство невиновности осужденного, на показания свидетеля ФИО2, которая не смогла пояснить, что именно Дмитриев был на месте конфликта, состоятельной не является.

Согласно заключениям судебных экспертиз (медицинской и трассологической) у ФИО1 имелось повреждение в виде раны передней стенки живота, проникающей в брюшную полость, со сквозным ранением тонкой кишки, причинившее тяжкий вред здоровью. На кофте и футболке потерпевшего обнаружены колото-резаные повреждения (на передней стороне), образованные одномоментно в результате удара колюще-режущим предметом (ножом).

При этом тяжесть полученного телесного повреждения определена экспертом не по продолжительности нахождения потерпевшего на лечении, а по признаку опасности такого повреждения для жизни и здоровья в момент его причинения. При таких обстоятельствах доводы жалобы осужденного о причинении здоровью потерпевшего вреда средней тяжести состоятельными также не являются.

При назначении и проведении указанных выше экспертиз нарушений требований уголовно-процессуального закона не допущено, в связи с чем оснований сомневаться в обоснованности экспертных заключений не имеется.

Подробный анализ всех доказательств, равно как и их оценка, приведены в приговоре.

Таким образом, судом правильно установлено, что удар колюще-режущим предметом потерпевшему нанес именно Дмитриев Н.Н., действиям осужденного дана правильная юридическая оценка и оснований для отмены приговора либо его изменения по доводам жалоб не имеется.

Доводы жалобы адвоката о том, что орудие преступления не обнаружено и не исследованы личные вещи осужденного, не влияет на выводы суда о виновности Дмитриева Н.Н. в совершении преступления, поскольку такой вывод сделан на основе оценки иных достаточных и объективных доказательств.

При этом доводы осужденного о противоправности поведения потерпевшего вследствие нахождения в состоянии алкогольного опьянения нельзя признать состоятельными.

В судебном заседании установлено, что в состоянии алкогольного опьянения находились все участники указанных в приговоре событий, а осужденный в результате большого количества выпитого не помнил происходящего. Более того, установленные судом обстоятельства совершения преступления, приведенные выше, не дают оснований утверждать, что потерпевший своим поведением спровоцировал осужденного на нанесение удара колюще-режущим предметом.

Не допущено по делу и нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора.

Наказание осужденному в виде лишения свободы назначено с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, данных о его личности и других обстоятельств, в том числе, указанных в кассационных жалобах. Судом приведены подробные доводы о невозможности применения в отношении осужденного положений ст. ст. 64 и 73 УК Российской Федерации.

Наказание соответствует требованиям ст. 60 УК Российской Федерации, является справедливым и оснований для признания его несправедливым вследствие чрезмерной суровости не имеется.

Правильно решен и вопрос о взыскании с осужденного компенсации морального вреда. При определении размера такой компенсации судом в полной мере учтены положения ст. 151 ГК Российской Федерации о степени вины Дмитриева Н.Н., характере причиненного потерпевшему физического вреда и другие.

Таким образом, оснований для отмены или изменения приговора по доводам кассационных жалоб не имеется.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК Российской Федерации, судебная коллегия

о п р е д е л и л а :

Приговор Калининского районного суда г. Чебоксары Чувашской Республики от 7 июня 2012 года в отношении Дмитриева Н.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника - без удовлетворения.

Председательствующий:

судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2417
Принявший орган: Верховный Суд Чувашской Республики
Дата принятия: 19 июля 2012

Поиск в тексте