• по
Более 47000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 июля 2012 года Дело N 22-2460
 

26 июля 2012 года город Чебоксары

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе:

председательствующего Савинкина А.В.,

судей Городничевой Е.А. и Сумина О.С.,

при ведении протокола помощником судьи Алексеевой Н.Ф.

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных их защитников адвокатов Максимова С.Н. и Большовой В.В., кассационное представление заместителя прокурора на приговор Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 8 июня 2012 года, которым

Архипов И.П., ... , не судимый,

осужден по ч.1 ст.293 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года №26-ФЗ) к штрафу в размере 35000 рублей,

и

Дмитриев В.С., ... , не судимый,

осужден по ч.1 ст.293 Уголовного кодекса Российской Федерации (в редакции Федерального закона от 7 марта 2011 года № 26-ФЗ) к штрафу в размере 30000 рублей.

Заслушав доклад судьи Сумина О.С., доводы осужденных Архипова И.П. и Дмитриева В.С., а также их защитников адвокатов Максимова С.Н. и Большовой В.В. об отмене приговора, мнение прокурора отдела прокуратуры Чувашской Республики Федорова И.В. об отмене приговора по доводам кассационного представления, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Архипов И.П. и Дмитриев В.С. осуждены за халатность, выразившуюся в ненадлежащем исполнении ими своих обязанностей вследствие недобросовестного и небрежного отношения к службе, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов ФИО1., охраняемых законом интересов общества и государства, при следующих обстоятельствах.

Так, Архипов И.П. являясь оперуполномоченным отделения уголовного розыска ОВД по ... , а Дмитриев В.С. старшим участковым уполномоченным милиции отдела участковых уполномоченных милиции ОВД по ... , находясь в составе следственно - оперативной группе в ОВД по ... , после получения информации о правонарушении со стороны ФИО2. в доме ФИО3., прибыв по адресу и будучи обязанными в силу Федерального закона «О милиции» и иных специальных нормативных актов, принять, проверить сообщение о любом совершенном правонарушении, принять и проверить всю информацию, в том числе, угрожающую личной или общественной безопасности, а в последующем надлежащем образом оформить ее и доложить по инстанции, в том числе, в случае выявления оказывать медицинскую и иную помощь гражданам, пострадавшим от преступлений лицам, находящимся в беспомощном или ином состоянии, опасном для жизни и здоровья, не приняли в установленном порядке должных мер по принятию от ФИО1 сообщения о причинении ей телесного повреждения ФИО2., не предприняли мер по раскрытию данного преступления и задержания ФИО2, совершившего преступление против личности и представляющего опасность для окружающих.

Кроме того, они, достоверно зная о наличие у ФИО1. телесного повреждения в виде раны, не предприняли мер по оказанию ей медицинской помощи, не составили рапорта об обнаружении признаков преступления и не передали сообщение об обнаружении признаков преступления в дежурную часть для дальнейшего возбуждения уголовного дела и привлечения виновного к уголовной ответственности.

В результате причиненного ФИО2 телесного повреждения ФИО1 скончалась.

Преступление совершено ими вечером 17 января 2011 года в ... при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Архипов И.П. и Дмитриев В.С. вину не признали.

В кассационной жалобе осужденный Архипов И.П. просит приговор отменить, дело производством прекратить. Указывает, что выводы суда о ненадлежащим исполнении им своих обязанностей вследствие недобросовестного и небрежного отношения к службе, повлекшее существенное нарушение прав и законных интересов ФИО1., объективными доказательствами не подтверждаются и основаны лишь на предположениях.

В кассационной жалобе осужденного Дмитриева В.С. изложена просьба об отмене обвинительного приговора и оправдании его за отсутствием состава преступления. Считает, что поскольку виновное в смерти ФИО1. лицо было осуждено, то в его действиях отсутствует состав преступления. Полагает, что из приговора подлежит исключению выражение « не оказание своевременной медицинской помощи ФИО1, так как ими были предприняты все необходимые меры к оказанию ей медицинской помощи, от которой она сама отказалась. Также не подтверждаются выводы суда, что ими от ФИО1. надлежащим образом заявление о преступление не было принято. Их действиями не причинены существенные нарушения прав и законных интересов ФИО1 и потому они подлежат оправданию.

В кассационной жалобе адвоката Большовой В.В. изложена просьба об отмене приговора в отношении Дмитриева В.С. и прекращении уголовного дела за отсутствием в его действиях состава преступления. Считает, что приговор подлежит отмене по основаниям пп. 1,2 ст.379, пп.1,2 ст.380 УПК Российской Федерации. Выводы суда о ненадлежащем исполнении осужденными своих обязанностей, объективными доказательствами не подтверждаются. Полагает, что имеющиеся в деле доказательства напротив свидетельствуют о том, что и Архипов И.П. и Дмитриев В.С. добросовестно исполняли свои должностные обязанности, полно и подробно желали выяснить картину происшедшего. Не согласна с выводами, в нарушении должностных инструкций, ими не было принято мер по принятию от ФИО1 сообщения о преступлении. Анализируя показания допрошенных в суде лиц, считает, что отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что Дмитриев В.С. достоверно знал о наличие у ФИО1 телесных повреждений. Полагает, что у осужденных не было повода и оснований для принятия мер для оказания ФИО1 медицинской помощи. Осужденные не знали, и не могли знать, насколько было опасно для потерпевшей телесное повреждение. Судом не конкретизировано, какие деяния совершены недобросовестно, а какие в форме преступной небрежности. Считает, что действия либо бездействия осужденных не повлекли существенных нарушений прав и законных интересов ФИО1 Считает, что существенно нарушены нормы УПК Российской Федерации, в том числе при возбуждении уголовного дела, которые влекут отмену приговора.

В кассационной жалобе адвоката Максимова С.Н. изложена просьба об отмене обвинительного приговора и оправдании обоих осужденных. Считает, что объективных доказательств, свидетельствующих о наличие в их действиях общественно-опасных последствий в виде затруднения доступа граждан к правосудию, следствие суду не представило. Следовательно, подлежит исключению из приговора «нарушение прав граждан, как своевременное возбуждение уголовного дела и привлечение виновного к уголовной ответственности». Также подлежит исключению из приговора «несвоевременное оказание ФИО1 медицинской помощи». Считает, что телефонное сообщение о факте правонарушения не было зарегистрировано только по вине оперативного дежурного ОВД по ... ФИО8 Полагает, что оба подлежат оправданию.

В кассационной представление заместителя прокурора района изложена просьба об отмене приговора ввиду неправильной квалификации действий осужденных. Автор представления считает, что в случае надлежащего исполнения осужденными их обязанностей и своевременного оказания ей медицинской помощи и в случае ее спасения, действия ФИО2 были бы квалифицированы лишь по ч.3 ст.105 ч.1 Уголовного кодекса Российской Федерации. В связи с чем считает, что действия осужденных должны квалифицироваться по ч.2 ст.293 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и представления, судебная коллегия считает, что выводы суда о совершении Архиповым И.П. и Дмитриевым В.С. преступления основаны на имеющихся и приведенных в приговоре суда доказательствах, проверенных и исследованных в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

В судебном заседании Архипов И.П. утверждал, что совместно с Дмитриевым В.С. и следователем ФИО5., по указанию дежурного выехали на семейный скандал в доме ФИО3 Поскольку звонившая была пьяна, уточнить обстоятельства происшедшего не представилось возможным. Дежурным автомобилем управлял ФИО6 Вдвоем с Дмитриевым В.С. они сходили к дому ФИО3, но им никто не открыл. Тогда они решили сходить к ФИО1 - дочери ФИО3 и выяснить, что произошло. Дверь открыл сын ФИО1. Они хотели пройти в дом для сбора материала, но во дворе лаяла большая собака. По их просьбе сын ФИО1 вызвал мать на улицу. ФИО1 стала объяснять, что вмешательство милиции ни к чему. При этом, ФИО1 передала им паспорт сожителя матери ФИО2, и отказалась давать какие - либо объяснения. Выяснив в разговоре, что ФИО1 участвовала в скандале, они поехали к ФИО3. В доме у ФИО3 находился ФИО2, который был сильно пьян, и ни на что не реагировал. ФИО3 сказала, что ФИО1 поругалась с ними и нанесла удары ей и ФИО2. У ФИО1 рядом с левым ухом видел небольшую, как ему показалось царапину. Учитывая отказ ФИО1 объяснить произошедшее, а также состояние ФИО3 и ФИО2, они не смогли собрать материал. Ни о каком ноже в его присутствии никто не говорил. По прибытию в ОВД составили рапорт о семейном скандале, и его в дежурной части должен был оставить Дмитриев. О том, что у ФИО1 была не просто царапина, а ножевое ранение узнал позже. Считает, что ни в чем не виноват. Их действия не были вопреки интересам службы, права и законные интересы ФИО1 они не нарушали. Считает, что между их действиями и смерти ФИО1 отсутствует прямая причинная связь. Считает, что органом следствия показания ФИО7 и ФИО6 были искажены. В его действиях отсутствует состав какого-либо преступления.

Дмитриев В.С. дал аналогичные показания, утверждая, что ими были приняты все меры по сбору материалов и выяснения происшедшего. В доме ФИО3, как сама хозяйка, так и ее сожитель ФИО2 были сильно пьяны. Со слов ФИО3, дочь устроила скандал, в ходе которого та ударила ее кружкой, а сожителя скалкой. Разговора о каком-либо ноже при нем не было. Так как ФИО3 и ФИО2 были в сильной степени алкогольного опьянения, взять с них объяснения не представилось возможным. По прибытию в ОВД рапорт о выезде по месту жительства ФИО3 и обстоятельств происшедшего, никому не сдал. О том, что у ФИО1 на самом деле имелось ножевое ранение в область головы, узнал после смерти последней. Виновным себя в совершении преступления не считает.

Не отрицал, что видел у ФИО1 кровоточащую рану в области левого уха еще в автомобиле, перед тем как ехать в дом ФИО3. При этом, на его вопрос о причине имевшейся царапине, ФИО1 сказала, что поругалась в доме матери.

Несмотря на отрицание своей вины осужденными, их вина в совершении инкриминируемого им деяния подтверждается совокупностью доказательств.

Так, свидетель ФИО7 утверждал, получив по телефону сообщение от ФИО3 о семейном скандале с сожителем, он сделал соответствующую запись и направил по адресу следственно-оперативную группу, в которую входили следователь ФИО5, оперативный уполномоченный Архипов И.П. и участковый уполномоченный Дмитриев В.С. По прибытию дежурного доложил о телефонном сообщение о семейном скандале, и выезде на место группы. По прибытию с места, группа какие-либо документы не сдавала и ни о чем не докладывала. Куда делось составленное им телефонное сообщение ему не известно.

При этом, кто именно сделал звонок о скандале в дежурную часть ФИО3 или ФИО1, точно сказать не может.

Из показаний свидетеля ФИО6 данных суду следует, что он работает в милиции водителем дежурного автомобиля. Вечером 17 января совместно с ФИО5, Дмитриевым В.С. и Архиповым И.П. выехал в ... . Видел, как Архипов и Дмитриев стучались в ворота дома. Им открыл мальчик, затем появилась женщина. Мальчик тоже хотел с ними ехать, но его отправили домой. В салоне автомобиля ФИО1 отказывалась давать какие-либо объяснения. Он видел рядом с левым ухом женщины кровоточащую рану. Откуда рана, женщина не объясняла. Затем они поехали к дому ФИО3. Через 10-15 минут Архипов и Дмитриев вышли из дома ФИО3 и сели в автомобиль. Из их разговора он понял, что никакого скандала в доме не было.

Однако, из его показаний данных на предварительном следствии видно, что в салоне автомобиля ФИО1 жаловалась на сильные боли в голове, придерживая у раны окровавленный ватный тампон. Из ее пояснений, которые та давала в присутствии Архипова и Дмитриева, он понял, что в доме ее матери ФИО3 произошел скандал из-за употребления последней спиртными напитками. В ходе скандала, сожитель матери ФИО2 ударил ее в область головы слева каким-то острым предметом. Увидев кровь, испугалась дальнейшего насилия со стороны ФИО2, убежала домой. Члены оперативно-следственной группы, осмотрев рану, сказали, что ничего серьезного, и она сама заживет.

При этом, ФИО6 утверждал, что Архипов, еще в автомобиле осмотрев рану ФИО1 сказал, что ничего серьезного нет.

В судебном заседании свидетель ФИО6 подтвердил показания данные на предварительном следствии, объяснив причину противоречий в своих показаний прошедшим временем.

Оценив показания свидетеля ФИО6 в совокупности с другими доказательствами, суд первой инстанции обоснованно положил в основу приговора показания данного свидетеля, которые тот давал на предварительном следствии, поскольку они полностью подтверждаются другими доказательствами.

Свидетель ФИО8 утверждал, что телефонного сообщения оформленного его помощником ФИО7, не видел. Тот доложил ему, что с оперативной обстановкой все хорошо. О выезде оперативно-следственной группы на место ему должны сообщать. Никакого рапорта ему не оставляли. О выезде группы на место происшествия ему стало известно лишь на следующий день.

Свидетель ФИО3 утверждала, что между дочерью ФИО1 и сожителем ФИО2 произошла ссора. Услышав крик дочери, забежала в комнату и увидела, что дочь стоит на коленях и держится руками за голову. При этом, ФИО2 стоял рядом с ножом в руке. Затем тот положил нож на стол. Из раны на голове дочери текла кровь. Со слов дочери, сожитель ударил ее ножом в голову. При ней дочь позвонила сыну, чтобы тот забрал ее и еще куда-то. Внук забрал мать и они ушли. Через час приехали сотрудники милиции. Она рассказала им, что сожитель ударил дочь ножом. При ней дочь сама показала сотрудникам милиции на нож, которым ее ударил ФИО2. У последнего объяснений брать не стали, так как он был сильно пьян.

Свидетель ФИО9 утверждал, что ему позвонила мать и сказала, чтобы он забрал ее от бабушки, так как ФИО2 ударил ее ножом. Он видел на голове и лице матери кровь, когда вел ее домой. При нем мать дозвонилась до милиции. Мать прикладывала к небольшой ране в области левого уха ватный тампон, так как из раны текла кровь. Через некоторое время приехали сотрудники милиции, и мать уехала с ними к бабушке. Утром мать умерла. О том, что произошло с матерью он рассказал отцу.

Согласно показаниям свидетеля ФИО10 следует, что со слов сына ему известно, что удар ножом в область головы супруги нанес ФИО2. Он же рассказал, что мать вызвала милицию, а после их приезда поехала вместе с ними к ФИО3.

Свидетель ФИО11 подтвердила, что вечером 17 января видела сноху державшую ватный тампон у левого уха еще до приезда сотрудников милиции.

Свидетель ФИО5 суду показал, что пока они находились в ... , он из автомобиля не выходил. ФИО1 сидела на заднем сиденье автомобиля за водителем. Она находилась в возбужденном состоянии и постоянно пыталась выбежать из автомобиля. Со слов последней он понял, что скандал произошел с матерью и ее сожителем. ФИО1 настаивала, что не желает никого привлекать к уголовной ответственности. Каких-либо повреждений он у ФИО1 не видел, и та при нем ни на что не жаловалась и ни о каких ранах не говорила. По приезду в ОВД он ничего не писал и никому ничего не докладывал.

Вместе с тем, из его показаний данных органу предварительного расследования следует, что в его присутствии ФИО1 рассказывала о конфликте произошедшем в доме матери, и о драке между ней и сожителем последней.

Оценив показания ФИО5 в совокупности с другими доказательствами, суд первой инстанции обоснованно признал более правдивыми показания данные на предварительном следствии.

Из показаний свидетеля ФИО12 следует, что утром 18 января она констатировала смерть ФИО1, видела в области левого уха рану длиной 1.5-2 см с запекшейся кровью.

Свидетель ФИО13 утверждал, утром 18 января заступил на дежурство. Старый дежурный по ОВД ФИО8 ему по поводу выезда в ... ничего не рассказывал. Около 10 часов им было получено телефонное сообщение о смерти ФИО1 Спустя некоторое время, кто-то из членов следственно-оперативной группы выехавшей на место происшествия сообщил, что накануне по данному адресу уже выезжала следственно-оперативная группа. Осмотрев книгу учета сообщений о преступлениях, ничего в ней не нашел. На его вопрос по этому поводу, ФИО8 сказал, что никакого сообщения от ФИО1 не получал и следственно-оперативную группу по ее адресу не направлял.

Согласно показаниям свидетеля ФИО14 следует, что сообщения о происшествиях обязаны принимать любые сотрудники органов внутренних дел. При этом, сотрудник обязан фиксировать сведения о заявителе, передавать их в дежурную часть, где они незамедлительно регистрируются.

В книге учета сообщений о преступления ОВД по ... следует, что в ней каких-либо сообщений 16-17 января 2011 года из ... не зарегистрировано.

Из протокола осмотра предметов- детализации телефонных соединений принадлежащих ФИО1 следует, что в нем имеется запись «Милиция», и звонок сделан в 18 часов 15 минут 17.01.2011 года и исходящий звонок на экстренный номер «112», сделанный в 18 часов 30 минут.

Приговором Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 26 апреля 2011 года ФИО2 осужден за умышленное убийство ФИО1 имевшим место в период с 17 до 18 часов 20 минут 17 января 2011 года. Смерть ФИО1 наступила от ножевого ранения в область левой височной области головы с повреждением левой височной доли головного мозга.

Из заключения эксперта следует, что с момента получения травмы до развития коматозного состояния, обусловленного отеком и дислокацией головного мозга ФИО1 прошло не более 6-8 часов. При своевременном, в течение 6-8 часов с момента причинения колото-резанной раны головы, оказании медицинской помощи- проведении экстренного нейрохирургического вмешательства, ФИО1 могла остаться в живых.

В суде первой инстанции достоверно установлено, зная о наличие у ФИО1 телесного повреждения, кто именно ей его причинил, Архипов И.П. и Дмитриев В.С. в нарушении федеральных законов, нормативных актов и должностных инструкций, не выяснив причин получения потерпевшей телесного повреждения, не собрали необходимый материал, не предприняли мер к задержанию виновного лица и оказанию самой потерпевшей медицинской помощи, ненадлежащее исполнили свои обязанности вследствие недобросовестного или небрежного отношения к службе, что повлекло существенное нарушение прав и законных интересов ФИО1, охраняемых законом интересов общества и государства.

Таким образом, судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, оценив собранные и исследованные в судебном заседании доказательства в их совокупности, обоснованно признал Архипова И.П. и Дмитриева В.С. виновными в совершении преступления, предусмотренного ч.1 ст.293 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что действия Архипова И.П. и Дмитриева В.С. не могут быть квалифицированы по ч.2 ст.293 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку доказательств их вины в смерти ФИО1 следствие суду не представило.

Более того, установлено, что смерть ФИО1 наступила от умышленных действий ФИО2, а не в результате ненадлежащего исполнения Архиповым И.П. и Дмитриевым В.С. своих должностных обязанностей.

В связи с вышеизложенным оснований для отмены приговора по доводам кассационного представления, судебная коллегия не находит.

Доводы кассационных жалоб о необоснованности осуждения, судебная коллегия находит несостоятельными, так как все эти доводы опровергаются совокупностью доказательств, обоснованно положенных судом в основу обвинительного приговора.

Обсуждая вопрос о наказании, назначенном осужденному, судебная коллегия считает, что оно соразмерно содеянному, назначено в соответствии с требованиями ст.60 УК Российской Федерации, в том числе с учетом конкретных действий осужденного, характера и степени общественной опасности содеянного им, данных о его личности и других обстоятельств, перечисленных в приговоре суда.

Назначенное Архипову И.П. и Дмитриеву В.С. наказание, судебная коллегия считает соразмерным и справедливым.

Выводы суда, изложенные в приговоре, как в части доказанности вины, так и квалификации содеянного осужденными достаточно мотивированы.

Нарушений норм УПК Российской Федерации, влекущих обязательную отмену либо изменение приговора, допущенных органом предварительного следствия в ходе предварительного расследования дела, и судом первой инстанции в судебном разбирательстве дела, судебной коллегией не установлено.

Учитывая вышеизложенное, оснований для изменения приговора по доводам кассационных жалоб и представления, судебная коллегия не находит.

Руководствуясь ст.ст. 373, 377, 378, 388 УПК Российской Федерации, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Приговор Вурнарского районного суда Чувашской Республики от 8 июня 2012 года в отношении Архипова И.П. и Дмитриева В.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы и представление - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2460
Принявший орган: Верховный Суд Чувашской Республики
Дата принятия: 26 июля 2012

Поиск в тексте