• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА ЧУВАШСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 26 марта 2012 года Дело N 33-850/2012
 

26 марта 2012 года г.Чебоксары

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Чувашской Республики в составе председательствующего Семенова Н.В., судей Ярадаева А.В., Карачкиной Ю.Г., при секретаре Сапожниковой Н.В. рассмотрела в открытом судебном заседании в помещении Верховного Суда Чувашской Республики гражданское дело по иску Макарова С.В. к Димитриевой В.И., Гаязовой Г.К. о признании недействительными доверенности, договора дарения квартиры, прекращении записи о государственной регистрации права, применении последствия недействительной сделки, встречному иску Димитриевой В.И. к Макарову С.В. о признании недействительным завещания, поступившее по апелляционной жалобе Димитриевой В.И. на решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 23 января 2012 г., которым постановлено:

признать доверенность от 1 сентября 2003 года, выданную М. на имя Гаязовой Г.К., недействительной;

признать договор дарения квартиры ... от 9 сентября 2003 года, заключенный между Гаязовой Г.К., действующей в интересах М., и Димитриевой В.И., недействительным;

прекратить в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним запись о праве собственности Димитриевой В.И. на квартиру ..., произведенную на основании договора дарения от 9 сентября 2003 года;

включить квартиру ... в состав наследства, оставшегося после смерти М., умершего 21 ноября 2007 года;

в удовлетворении встречных исковых требований Димитриевой В.И. к Макарову С.В. о признании завещания М., составленного 5 октября 2002 года, недействительным отказать;

в удовлетворении требования Димитриевой В.И. о взыскании с Макарова С.В. судебных расходов на оплату услуг представителя в размере ... рублей отказать.

Заслушав доклад судьи Ярадаева А.В., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Макаров С.В.обратился в суд с иском к Димитриевой В.И. о признании недействительной сделки по дарению ..., применении последствий недействительности сделки в виде включения указанной квартиры в состав наследственного имущества М.., умершего 21 ноября 2007 г.

Исковые требования Макаров С.В. мотивировал тем, что ..., согласно завещанию от 5 октября 2002 г., была завещана ему М.., который умер 21 ноября 2007 г., но обратившись после смерти М. к нотариусу по вопросу оформления наследственных прав, он узнал, что в сентябре 2003 г., когда М. по состоянию здоровья не понимал значения своих действий и не мог руководить ими, квартира была подарена Димитриевой В.И., чем нарушены его наследственные права.

Впоследствии Макаров С.В. предъявил по делу к Димитриевой В.И. и Гаязовой Г.К. дополнительный иск о признании недействительной выданной М. доверенности от 1 сентября 2003 г., удостоверенной главным врачом МУЗ «...» Д.., прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи №21-01/01-64/2003-49 о регистрации права собственности Димитриевой В.И. на ..., а также уточнил первоначальные требования: просил признать недействительным договор дарения ..., заключенный 9 сентября 2003 г., и применить последствия недействительности сделки в виде включения указанной квартиры в состав наследственного имущества М.., умершего 21 ноября 2007 г.

В обоснование уточненных и дополненных исковых требований Макаров С.В. дополнительно указал, что ... (далее - спорная квартира) по договору дарения от 9 сентября 2003 г. была отчуждена Гаязовой Г.К., действовавшей от имени М. по доверенности от 1 сентября 2003 г., удостоверенной главным врачом МУЗ «...» Д.. При этом на момент выдачи доверенности М. по состоянию здоровья также не понимал значения своих действий и не мог руководить ими. О том, что ко дню смерти М. спорная квартира ему уже не принадлежала, он узнал 21 января 2008 г., когда получил выписку на квартиру из Единого государственного реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

В порядке судебной защиты Димитриева В.И. предъявила по делу к Макарову С.В. встречный иск о признании недействительным завещания М. от 5 октября 2002 г., удостоверенного нотариусом г. Чебоксары Ларевой Н.Е., как следки, совершенной лицом, не способным понимать значения своих действий или руководить ими.

Встречный иск Димитриева В.И. мотивировала тем, что об указанном завещании М. ей стало известно в ходе производства по делу, завещание было сделано М. тогда, когда он не понимал значения своих действий и не мог руководить ими, о чем ей стало известно после ознакомления с заключением экспертизы о психическом состоянии М.., завещание нарушает ее право на наследство, ....

В судебном заседании Макаров С.В., его представители Дмитриева А.И., Петров В.Г. исковые требования поддержали, встречный иск Димитриевой В.И. не признали и заявили о пропуске ответчиком срока исковой давности.

Димитриева В.И. иск Макарова С.В. не признала и заявила о пропуске им срока исковой давности, встречный иск поддержала.

Ответчик Гаязова Г.К., третье лицо Дмитриев Н.А., третьи лица - нотариусы Смышляева Л.И., Ларева Н.Е., представитель третьего лица- Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Чувашской Республики в судебном заседании не присутствовали.

Судом по делу постановлено приведенное выше решение.

В апелляционной жалобе Димитриева В.И. просит отменить решение и направить дело на новое рассмотрение, указывая, что выводы суда о том, что Макаров С.В. не пропустил срок исковой давности, противоречат имеющимся в деле показаниям свидетелей и не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Кроме того, полагает, что в свою очередь она при предъявлении встречного иска срок исковой давности не пропустила.

Изучив материалы дела, заслушав объяснения Димитриевой В.И., поддержавшей апелляционную жалобу, представителя Макарова С.В. - Петрова В.Г., возражавшего против удовлетворения апелляционной жалобы, проверив решение суда исходя из доводов апелляционной жалобы и обсудив эти доводы, судебная коллегия полагает, что в части удовлетворения исковых требований Макарова С.В. решение суда первой инстанции подлежит отмене.

В силу п.2 ст.199 ГК РФ истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

Разрешая заявление Димитриевой В.И. о пропуске Макаровым С.В. срока исковой давности суд исходил из того, что начало течения указанного срока по заявленным Макаровым С.В. требованиям, в том числе также по требованиям о признании недействительной доверенности от 1 сентября 2003 г., прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности Димитриевой В.И. на спорную квартиру, следует исчислять с 21 января 2008 г., когда Макаров С.В. получил из Единого государственного реестра прав на недвижимое имущество и сделок с ним выписку в отношении спорной квартиры и узнал, что она принадлежит Димитриевой В.И., а поскольку Макаров С.В. обратился в суд 29 августа 2008 г., то срок исковой давности, установленный п.2 ст.181 ГК РФ, им не пропущен.

Между тем с такими выводами суда согласиться нельзя по следующим основаниям.

Согласно материалам делам Макаров С.В., обратившись в суд 29 августа 2008 г., первоначально не оспаривал выданную М. доверенность от 1 сентября 2003 г. на право дарения квартиры и не ставил вопрос о прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности Димитриевой В.И. на спорную квартиру. С дополнительным иском с указанными требованиями он обратился в суд только 8 декабря 2008 г.

Следовательно, вывод суда о том, что Макаров С.В. обратился в суд 29 августа 2008 г., относящийся к дополнительному иску о признании недействительной доверенности от 1 сентября 2003 г. и прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности Димитриевой В.И. на спорную квартиру, не основан на материалах дела.

В соответствии со ст.195 ГК РФ исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.

По смыслу п.1 ст.177, п.1 ст.1110, ст.1112 ГК РФ с иском о признании недействительной сделки, совершенной гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, могут обратиться, в частности, наследники данного гражданина.

После смерти гражданина все права и обязанности по сделке, носителем которых он являлся, в полном объеме переходят к его наследникам. В связи с этим для наследников правопреемство не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления.

Суд установил, и стороны не оспаривают, что на момент выдачи доверенности от 1 сентября 2003 г. М. в силу своего психического состояния не понимал значения своих действий и не мог руководить ими.

Таким образом, заключением договора дарения спорной квартиры на основании вышеуказанной доверенности были нарушены имущественные права М. как собственника квартиры.

Из ч.1 ст.177 ГК РФ следует, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, является оспоримой.

В соответствии с п.2 ст.181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка, либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно разъяснениям, данным в п.9 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 12, 15 ноября 2001 г. N 15/18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности», к требованиям о признании недействительной оспоримой сделки не применяются общие правила, установленные ст. 200 ГК РФ о начале течения срока исковой давности.

Макаров С.В. обратился в суд не самостоятельно, а как наследник М.., поэтому вывод суда о том, что течение срока исковой давности следует исчислять с 21 января 2008 г., когда Макарову С.В. стало известно об отчуждении спорной квартиры, является ошибочным.

Исходя из содержания п.1 ст.177, п.2 ст.181 ГК РФ течение срока исковой давности по требованию о признании недействительной сделки, совершенной гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной, независимо от того, кто обратился за судебной защитой: само лицо, право которого нарушено, в его интересах другие лица в случаях, когда закон предоставляет им право на такое обращение (ст.45,46 ГПК РФ, п.2 ст.177 ГК РФ), или правопреемник лица, права которого были нарушены.

Согласно исковому заявлению Макарова С.В. и его объяснениям, данным по делу, с начала 2003 г. ему уже было известно о психическом состоянии М.., лишавшим последнего способности понимать значение своих действий и руководить ими.

Следовательно, обстоятельства, на которые Макаров С.В. сослался в обоснование иска, ему были известны, в том числе и на момент выдачи Макаровым В.А. доверенности от 1 сентября 2003 г. и заключения договора дарения спорной квартиры от 9 сентября 2003 г.

С учетом положений п.2 ст.181 ГК РФ для Макарова С.В., как правопреемника М.., срок исковой давности по требованиям о признании указанных доверенности и договора дарения спорной квартиры недействительными, применении последствий недействительности договора дарения начал течь, соответственно, с 1 сентября 2003 г. и 9 сентября 2003 г.

Таким образом, на момент обращения в суд 29 августа 2008 г. с иском о признании недействительным договора дарения спорной квартиры от 9 сентября 2008 г. и применении последствий его недействительности срок исковой давности Макаровым С.В.был пропущен.

Также и дополнительный иск о признании недействительной доверенности от 1 сентября 2003 г., прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о государственной регистрации права собственности Димитриевой В.И. на спорную квартиру Макаровым С.В.был подан с пропуском срока исковой давности.

Кроме того, судебная коллегия считает необходимым отметить, что указанный дополнительный иск, в том числе с требованием о признании недействительной выданной М. доверенности от 1 сентября 2003 г., был предъявлен Макаровым С.В. по прошествии уже более одного года со дня смерти М.., что также не может быть оправданным с точки зрения срока, установленного законодательством для постановки вопроса о признании недействительной оспариваемой сделки.

На какие-либо обстоятельства, свидетельствующие об уважительности пропуска срока исковой давности, при рассмотрении дела Макаров С.В. не ссылался и в порядке ст.205 ГК РФ с заявлением о восстановлении срока исковой давности в суд не обращался, так как считал, что срок исковой давности им не пропущен.

При таком положении, с учетом сделанного Димитриевой В.И. при рассмотрении дела заявления о пропуске Макаровым С.В. срока исковой давности, в силу п.2 ст.199 ГК РФ в удовлетворении исковых требований Макарова С.В. суду следовало отказать.

Поскольку судом первой инстанции к правоотношениям сторон не применена подлежавшая применения указанная норма закона, судебная коллегия отменяет решение в части удовлетворения исковых требований Макарова С.В. и принимает по этим требованиям новое решение об отказе в иске.

Довод апелляционной жалобы о том, что срок исковой давности по встречному иску не был пропущен, ответчиком приводился также при рассмотрении дела, и судом ему уже была дана должная правовая оценка. Выводы суда в данной части соответствуют установленным обстоятельствам дела и действующему законодательству, оснований считать их неправильными у судебной коллегии не имеется.

В связи с этим в остальной части апелляционная жалоба Димитриевой В.И. подлежит оставлению без удовлетворения.

На основании изложенного, руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

отменить решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 23 января 2012 года в части удовлетворения исковых требований Макарова С.В. о признании недействительными доверенности и договора дарения, прекращении записи о государственной регистрации права, включении квартиры в состав наследственного имущества и принять по этим требованиям новое решение, которым отказать Макарову С.В. в иске к Димитриевой В.И., Гаязовой Г.К. о признании недействительной доверенности от 1 сентября 2003 года, выданной М. на имя Гаязовой Г.К., признании недействительным договора дарения ... от 9 сентября 2003 года, заключенного между Гаязовой Г.К., действующей от имени М., и Димитриевой В.И., прекращении в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним записи о праве собственности Димитриевой В.И. на ..., произведенной на основании договора дарения от 9 сентября 2003 года, включении ... в состав наследственного имущества М., умершего 21 ноября 2007 года; в остальной части апелляционную жалобу Димитриевой В.И. на решение Ленинского районного суда г. Чебоксары от 23 января 20012 года оставить без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-850/2012
Принявший орган: Верховный Суд Чувашской Республики
Дата принятия: 26 марта 2012

Поиск в тексте