• по
Более 57000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 18 января 2011 года Дело N 22-8481/330
 

18 января 2011 года г.Красногорск

Московской области

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда

в составе председательствующего Полухова Н.М.,

судей Колпаковой Е.А., Коваленко Т.П.

рассмотрела в судебном заседании от 18 января 2011 года кассационные жалобы осужденного Дроздова А.В. и адвоката Кочеткова И.А. в его защиту

на приговор Подольского городского суда Московской области от 29 ноября 2010 года, которым Дроздов Александр Викторович, ... , уроженец ... , ранее не судимый; осужден по ст.264 ч.2 УК РФ (в ред.Федерального Закона №162-ФЗ от 08.12.2003г.) к 1 (одному) году 10 (десяти) месяцам лишения свободы, с отбыванием наказания в колонии-поселении, с лишением права управления транспортными средствами на 2 (два) года 6 (шесть) месяцев.

Взыскано с Дроздова А.В. в пользу А процессуальные издержки в сумме 10 тысяч рублей, выплаченные представителю за оказание юридической помощи. За гражданским истцом А признано право на удовлетворение гражданских исков о возмещении имущественного ущерба и морального вреда в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Колпаковой Е.А.,

объяснения осужденного Дроздова А.В., адвоката Титовой Е.В., подержавшех доводы жалоб,

мнение прокурора Моисеенко С.П. об оставлении приговора суда без изменения,

судебная коллегия

у с т а н о в и л а :

Приговором суда Дроздов А.В. признан виновным в том, что 08.08.2008г., управляя автомобилем, совершил нарушение Правил дорожного движения, что повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью одного человека и смерть другого человека.

В судебном заседании Дроздов А.В. виновным себя не признал.

В кассационных жалобах:

- осужденный Дроздов А.В. считает приговор суда незаконным и необоснованным и просит уголовное дело в отношении него прекратить за отсутствием в его действиях состава преступления, поскольку считает, что ДТП произошло по вине водителя Б

- адвокат Кочетков И.А. в защитуосужденного Дроздова А.В.,не соглашаясь с приговором суда, указывает, что дело рассмотрено незаконным составом суда, поскольку на день вынесения приговора истек и не был восстановлен 3-летний срок полномочий председательствующего судьи Силетских О.А.;

обращает внимание на то, что в отношении Дроздова А.В. не избиралась мера пресечения в виде подписки о невыезде, вследствие чего указание в приговоре об оставлении прежней меры пресечения в виде подписки о невыезде необоснованно;

указывает, что приговор суда не содержит решения по гражданским искам потерпевших Б. и В

обращает внимание на то, что органами следствия Дроздов А.В. обвинялся в совершении преступления, предусмотренного ст.264 УК РФ, в редакции двух законов от 25.06.98г. и от 08.12.2003г., в приговоре же редакция закона от 25.06.98г. не упоминается;

при назначении наказания Дроздову А.В. суд не учел влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осужденного, лишив семью средств к существованию;

указывает, что судом не выполнены требования закона об оценке всех представленных доказательств и приведении мотивов, по которым одни доказательства приняты, а другие отвергнуты, в частности, не нашли отражения в приговоре данные на предварительном следствии и оглашенные в судебном заседании показания свидетелей З кроме того, в приговоре упоминается постановление о назначении исследования трупа, тогда как исследованы два варианта постановления о назначении судебно-медицинской экспертизы трупа;

указывает, что суд, согласившись с доводами защиты о проведении по делу двух экспертиз (одна из которых - до возбуждения уголовного дела) одним и тем же экспертом, ошибочно пришел к выводу о несущественности допущенных нарушений;

считает, что суд должен был провести судебно-психиатрические экспертизы потерпевшим Б и В в связи и с наличием сомнений в их способности правильно воспринимать обстоятельства по делу и давать показания в силу малолетнего возраста В и с учетом перенесенных потерпевшими травм; считает преждевременным вывод суда о достоверности показаний потерпевших;

оспаривает допустимость в качестве доказательства протокола осмотра места происшествия и фототаблицы к нему, при этом ссылается на то, что понятой Ж не участвовал в каких-либо измерениях и не мог участвовать в осмотре поврежденных автомашин и составлении план-схемы, а показания свидетеля Э по мнению защиты, оглашены судом в нарушение закона, поскольку сторона защиты против этого возражала; показания свидетеля Ю и Т изложены неполно и надлежащей оценки не получили; лицо, производившее замеры на месте ДТП, не установлено; указывает, что фотографирование места ДТП произведено до начала составление протокола; кроме того, в протоколе не указано, куда направлен труп;

считает недопустимыми доказательствами протоколы осмотра транспортных средств, считает, что они фальсифицированы инспекторами ДПС;

считает, что из числа доказательств подлежит исключению и заключение экспертов-автотехников Одинцовой К.В. и Васина П.В., поскольку для проведения экспертизы взяты исходные данные из составленных в отсутствие понятых протокола осмотра места происшествия и план-схемы; обращает внимание на разногласия относительно даты следственного эксперимента, результаты которого использованы экспертом, указывает на то, что следственный эксперимент с участием водителей Дроздова А.А. и Б проведен некорректно, поскольку вместо автомашины «Ауди А6» использована автомашина «БМВ-528» меньшего размера, вследствие чего полученные результаты имеют приблизительный характер;

ссылаясь на показания потерпевшего В указывает, что автомашина Б осуществляла разворот, а не поворот налево, как указано в постановлении о назначении автотехнической экспертизы;

указывает, что согласно протоколу следственного эксперимента, автомашину, «исполняющую роль «Ауди» видно на расстоянии 237 метров, однако в качестве исходных данных экспертам сообщено расстояние 212,4 метра;

считает, что в действиях водителя Дроздова А.В. отсутствует состав преступления, поскольку он имел преимущественное право проезда через нерегулируемый перекресток даже в случае превышения им скорости, тогда как водитель Б был невнимателен к изменениям дорожной ситуации, по неустановленной причине не видел автотранспорт, движущийся во встречном и попутном направлении, перед началом разворота не убедился в безопасности маневра и выехал на полосу встречного движения, не уступив дорогу встречному транспортному средству, чего не мог предвидеть водитель Дроздов А.В.;

свидетелем происшедшего ДТП был водитель У показания которого, по мнению защиты, суд оценил ненадлежащим образом;

ставит вопрос об отмене приговора суда и прекращении уголовного дела в отношении Дроздова А.В.

В возражении на кассационные жалобы гос.обвинитель Титов А.П. просит приговор суда оставить без изменения.

Судебная коллегия, проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, оснований для отмены либо изменения приговора суда не находит.

Суд принял предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

Приговор соответствует требованиям ст.304, 307-308 УПК РФ, содержит описание обстоятельств, установленных судом, анализ доказательств, обосновывающих вывод суда о виновности Дроздова А.В. в содеянном, мотивированные выводы относительно квалификации преступления.

Доказательства, положенные в основу обвинительного приговора собраны с соблюдением требований ст.ст.74, 86 УПК РФ и сомнений в их достоверности не имеется. Все представленные сторонами доказательства судом исследованы и им дана надлежащая оценка; фактов фальсификации доказательств по делу не установлено.

Доводы защиты о том, что приговор суда основан на недопустимых доказательствах, безосновательны, поскольку все имеющиеся в материалах дела доказательства судом проверены, проанализированы и оценены с точки зрения их относимости, допустимости, достоверности и достаточности для разрешения уголовного дела. Следственные действия по делу проведены в соответствии с требованиями УПК РФ, протоколы следственных действий не признавались судом недопустимыми доказательствами, и оснований к этому не было.

Протоколы осмотра места происшествия и транспортных средств, план-схема осмотра места ДТП, допустимость которых оспаривается стороной защиты, отвечают требованиям ст.166 УПК РФ. Они подписаны всеми присутствующими на тот период лицами, в том числе осужденным Дроздовым А.В., у которого не было никаких претензий по поводу проведения следственных действий. Свидетель Ж хотя и утверждал, что не присутствовал при производстве замеров, фактически подтвердил изложенную в протоколах информацию, которая соответствовала увиденной им действительной обстановке после ДТП. Поскольку положения ч.3 ст.170 УПК РФ в определенных случаях допускают производство следственных действий в отсутствие понятых, и, учитывая, что осмотр места происшествия сотрудниками милиции производился вне населенных пунктов, для фиксации хода и результатов следственных действий применялись технические средства, а прибывшие на место происшествия понятые удостоверили правильность зафиксированной в протоколах информации, суд правомерно признал протоколы осмотра места происшествия и транспортных средств, схему осмотра места ДТП допустимыми доказательствами, и сослался на них в приговоре.

То, что фотографирование места ДТП произведено до начала составления протокола осмотра места происшествия, на что ссылается защита, не может служить основанием для признания указанных выше доказательств недопустимыми. Судом на основании показаний свидетелей К. и М установлено, что фототаблица изготовлена экспертом-криминалистом, принимавшим участие в осмотре места происшествия, при этом обстановка на месте ДТП, отображенная на указанных фотографиях, защитой не оспаривается. Не являются безусловным основанием для признания данных доказательств недопустимыми и иные приведенные защитой доводы.

Кроме указанных выше доказательств, выводы суда о виновности Дроздова А.В., управлявшего автомобилем, в нарушении правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью Б и смерть Х подтверждаются показаниями потерпевших Ъ и В о гибели в ДТП их матери С

показаниями потерпевшего Б. о том, что маневр левого поворота он начал выполнять, убедившись в отсутствии на встречной полосе движущихся автомобилей, после чего почувствовал сильный удар в область передней пассажирской двери своего автомобиля;

показаниями свидетелей Ч Ь., Н Ц., О о выезде на место ДТП, где столкнулись автомашины «ВАЗ-2107» и «Ауди А6»; наличии следов торможения и юза на месте ДТП, присутствии понятых при оформлении документов; фиксации обстановки и производстве замеров на месте ДТП в соответствии с действительными обстоятельствами;

показаниями свидетеля Ж о том, что им были удостоверены протоколы осмотра места происшествия и автотранспортных средств и план-схема ДТП, замечания на которые ни от кого не поступали;

заключениями судебно-медицинских экспертиз об имевшихся у потерпевших В. и Х. телесных повреждениях, степени их тяжести, механизме причинения и причине смерти Х.;

протоколами следственных экспериментов, произведенных с участием Б. и Дроздова А.В. с целью воспроизведения обстановки и иных обстоятельств ДТП, проверки и уточнения данных, имеющих значение для уголовного дела;

заключениями автотехнических экспертиз, из выводов которых следует, что в момент начала выполнения водителем автомашины «ВАЗ-2107» маневра «поворот налево», автомобиль «Ауди А6» находился на изгибе дороги, вне поля зрения водителя автомашины «ВАЗ-2107»; скорость автомобиля «Ауди А6» под управлением водителя Дроздова А.В. значительно превышала установленные на данном участке дороги ограничения; превышение водителем автомобиля «Ауди А6» разрешенной в условиях места происшествия скорости с технической точки зрения, находится в причинной связи с фактом ДТП - столкновения с автомашиной «ВАЗ-2107»; столкновение автомобилей «Ауди А6» и «ВАЗ-2107» исключалось, если бы автомобиль «Ауди А6» двигался со скоростью не более 90 км/ч, разрешенной в условиях места происшествия.

Суд, вопреки утверждению защиты, привел в приговоре всесторонний анализ доказательств, на которых основал свои выводы, при этом получили оценку все рассмотренные в судебном заседании доказательства, как уличающие, так и оправдывающие Дроздова А.В.

Показания потерпевших Б. и В об обстоятельствах дорожно-транспортного происшествия и обстоятельствах ему предшествовавших, обоснованно признаны судом достоверными и положены в основу обвинительного приговора, поскольку они последовательны, непротиворечивы и подтверждаются как показаниями свидетелей, так и объективными доказательствами, исследованными судом. Не доверять их показаниям о существенных обстоятельствах происшедшего у суда оснований не было. Также не было у суда и сомнений в способности потерпевших правильно воспринимать обстоятельства по делу и давать показания, в связи с чем приводимые защитой доводы о необходимости проведения судебно-психиатрической экспертизы в отношении потерпевших нельзя признать обоснованными.

Что касается ссылки защиты на показания потерпевшего В. об осуществлении автомашиной под управлением его отца разворота, а не «поворота налево», то судебная коллегия находит, что данные показания адвокатом неправильно интерпретированы, поскольку далее В показывал, что они «остановились, чтобы повернуть налево, развернуться и поехать в обратном направлении». Данных о том, что разворот намеревались осуществить непосредственно на проезжей части автодороги, из показаний потерпевшего не следует.

Доводы защиты о том, что в приговоре неполно изложены и не получили оценки показания ряда свидетелей, безосновательны, поскольку подробное изложение показаний всех допрошенных по делу лиц содержится в протоколе судебного заседания, в приговоре раскрыто содержание этих показаний, при этом каждое доказательство проверено и оценено судом в соответствии с требованиями ст.ст.87, 88 УПК РФ. Дана оценка в приговоре и показаниям свидетелей З Ь., на которые адвокат ссылается в жалобе. Не согласиться с ней у судебной коллегии оснований не имеется.

Судом не установлено оснований для признания каких-либо доказательств, при собирании которых, как утверждает защита, допущены нарушения, недопустимыми.

Не соглашаясь с доводами защиты, суд обоснованно указал, что нет оснований для признания недопустимым заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Х в связи с производством данной экспертизы экспертом, проводившим по делу аналогичную первичную экспертизу и не допустившим каких-либо нарушений при ее производстве, в отличие от назначившего ее проведение следователя. При этом суд правильно акцентировал внимание на то, что обоснованность выводов эксперта стороной защиты не оспаривалась.

Также неубедительны доводы защиты о недостоверности результатов проведенных по делу следственных экспериментов и недопустимости в качестве доказательства вины Дроздова А.В. заключений экспертов-автотехников Одинцовой К.В. и Васина П.В., использовавших, как утверждает ажвокат, недостоверные и полученные с нарушением УПК РФ исходные данные.

Заключение автотехнической экспертизы, проведенной указанными экспертами, отвечает требованиям ст.200, 207 УПК РФ, в них содержатся необходимые сведения, изложены результаты исследований с указанием примененных методик, выводы экспертов надлежащим образом мотивированы. Сомневаться в компетенции экспертов и в правильности выбранных ими методик при производстве экспертиз у суда оснований не было.

Давая заключение, эксперты исходили из зафиксированной на схеме и в протоколе осмотра места происшествия дорожной обстановки, данных осмотра автомашин Б и Дроздова А.В., результатов проведенных по делу следственных экспериментов и представленных на исследование данных, содержащихся в материалах уголовного дела.

Ссылки защиты на «некорректное» проведение следственных экспериментов и приблизительность полученных результатов судом были рассмотрены и отвергнуты с приведением в приговоре убедительных доводов. Устранены судом и противоречия, касающиеся даты проведения следственного эксперимента. Оснований для признания указанных доказательств недопустимыми судом не установлено, поскольку данные процессуальные действия произведены с соблюдением норм УПК РФ, их ход и результаты по окончании следственных действий лицами, участвовавшими в следственных эксперимента, не оспаривались.

Также неубедительны доводы жалоб о том, что экспертам были представлены неправильные исходные данные о расстоянии, с какого водитель Б мог увидеть движущуюся со стороны Каширского шоссе автомашину.

Как следует из протокола следственного эксперимента, указанное расстояние составляет 212,4 метра, о чем и указано в постановлении следователя. На расстоянии 237 метров видно только крышу движущегося автомобиля. Но, даже исходя из указанного защитой расстояния (237 метров), выводы экспертов принципиально не меняются, поскольку ими установлено, что удаление автомобиля «Ауди А6» от места столкновения к началу выполнения водителем автомашины «ВАЗ-2107» маневра поворота составляло более 247,5 метра, то есть в любом случае к моменту начала маневра водителем автомашины «ВАЗ-2107» автомобиль «Ауди А6» находился вне поля его зрения.

Ссылки защиты на то, что водитель Дроздов А.В. имел преимущественное право проезда через нерегулируемый перекресток даже в случае превышения им скорости, тогда как водитель Б. был невнимателен к изменениям дорожной ситуации, по неустановленной причине не видел автотранспорт, движущийся во встречном направлении, перед началом разворота не убедился в безопасности маневра и выехал на полосу встречного движения, не уступив дорогу встречному транспортному средству, чего не мог предвидеть водитель Дроздов А.В., безосновательны.

Водитель Б. в соответствии с п.п.8.1, 13.12 ПДД, прежде чем начать маневр «поворота налево» должен был уступить дорогу двигавшемуся во встречном направлении автотранспорту, однако судом достоверно установлено, что в момент начала выполнения водителем автомашины «ВАЗ-2107» указанного маневра, автомобиль «Ауди А6» под управлением Дроздова А.В. находился вне поля его зрения в связи с тем, что участок автодороги, где двигался Дроздов А.В., имеет изгиб, ограничивающий видимость. По этой причине оснований усматривать в действиях водителя Б какие-либо несоответствия требованиям ПДД, которые находились бы в причинной связи с данным ДТП, не имеется.

В свою очередь, водитель Дроздов А.В. двигался со значительным превышением установленной на данном участке автодороги скорости (более 138 км/ч), его показания о том, что перед началом торможения расстояние до автомашины «ВАЗ-2107» составляло 25-30 метров и скорость «Ауди А6» составляла не более 70 км/ч, не соответствуют фактическим обстоятельствам происшествия. Именно превышение водителем автомобиля «Ауди А6» разрешенной в условиях места происшествия скорости (90 км/ч) и невыполнение им требований ПДД по выбору скорости движения, с технической точки зрения, находится в причинной связи с фактом дорожно-транспортного происшествия - столкновения с автомашиной «ВАЗ-2107».

Судебная коллегия считает, что суд, опровергая версию Дроздова А.В. об отсутствии его вины в происшедшем ДТП, обоснованно указал на то, что с учетом соблюдения водителем Дроздовым А.В. требований п.п.10.1, 10.3 ПДД, он имел возможность избежать столкновения с автомашиной «ВАЗ-2107». При этом суд исходил не только из выводов экспертов-автотехников, но и из совокупности исследованных и приведенных выше доказательств.

Судебная коллегия соглашается с выводом суда о наличии прямой причинно-следственной связи между нарушением водителем Дроздовым А.В. Правил дорожного движения и наступившими последствиями в виде неосторожного причинения тяжкого вреда здоровью одного человека и смерти другого человека. Действия водителя Б в прямой причинно-следственной связи с ДТП не состоят.

Анализ исследованных судом и приведенных выше доказательств свидетельствует о том, что при соблюдении Дроздовым А.В. всех требований Правил дорожного движения, и, в частности, тех, нарушение которых ему вменяется, он имел возможность предотвратить столкновение с автомашиной под управлением Б Указанные доказательства в своей совокупности опровергают доводы защиты о невиновности Дроздова А.В. в ДТП.

Судебная коллегия считает, что судом, вопреки доводам защиты, учтены все обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, собранные доказательства в совокупности достаточны для разрешения уголовного дела, каких-либо противоречий выводы суда не содержат.

Квалификацию действий Дроздова А.В. по ст.264 ч.2 УК РФ (в редакции Федерального Закона №162-ФЗ от 08.12.2003г.) судебная коллегия считает правильной.

Ссылка защиты на то, что обвинение Дроздову А.В. предъявлялось по ст.264 ч.2 УК РФ в редакции двух законов от 25.06.98г. и от 08.12.2003г., безосновательна, поскольку указанные редакции ч.2 ст.264 УК РФ идентичны.

Наказание осужденному Дроздову А.В. назначено в пределах санкции ст.264 ч.2 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, положительных данных о личности виновного. Суд учел в качестве смягчающего наказание обстоятельства наличие на иждивении Дроздова А.В. малолетнего ребенка, в связи с чем доводы защиты о том, что суд не учел влияние назначенного наказания на условия жизни семьи осужденного, нельзя признать убедительными.

Судебная коллегия считает, что назначенное Дроздову А.В. наказание по своему виду и размеру чрезмерно суровым не является.

Поскольку суд в приговоре обязан решить вопрос о мере пресечения в отношении подсудимого до вступления приговора суда в законную силу, указание суда об оставлении Дроздову А.В. меры пресечения в виде подписки о невыезде до вступления приговора в законную силу, даже при том, что в отношении него действовало обязательство о явке, существенным нарушением не является.

Отсутствие в приговоре решения по гражданским искам потерпевших Б и В также основанием к отмене приговора суда не является, поскольку не лишает потерпевших права обратиться с иском в порядке гражданского судопроизводства.

Данных о том, что уголовное дело рассмотрено незаконным составом суда, на что ссылается защита, материалы дела не содержат.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Подольского городского суда Московской области от 29 ноября 2010 года в отношении Дроздова Александра Викторовича оставить без изменения, поданные по делу кассационные жалобы - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-8481/330
Принявший орган: Московский областной суд
Дата принятия: 18 января 2011

Поиск в тексте