• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 22 мая 2012 года Дело N 22-3606
 

22 мая 2012 года г. Красногорск

Московской области

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе

председательствующего Полухова Н.М.

судей Коваленко Т.П., Веселовой О.Ю.

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осуждённого Грекова К.И., адвоката Иванова Н.А. и защитника Грекова И.К. в защиту осуждённого на приговор Луховицкого районного суда Московской области от 26 декабря 2011 года, которым Греков Константин Ильич, ... , ранее не судимый, осуждён по ст. 228_1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 9 (девяти) годам лишения свободы без штрафа и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью, по ст. ст. 30 ч. 3, 228_1 ч. 3 п. «г» УК РФ к 8 (восьми) годам лишения свободы без штрафа и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путём частичного сложения наказаний окончательно Грекову К.И. назначено 10 (десять) лет лишения свободы без штрафа и лишения права занимать определённые должности или заниматься определённой деятельностью с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Коваленко Т.П., объяснения осуждённого Грекова К.И., адвоката Иванова Н.А. и защитника Грекова И.К., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Козлова М.С., считавшего приговор суда законным и обоснованным, судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Греков К.И. осуждён за незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере и за умышленные действия, непосредственно направленные на незаконный сбыт наркотических средств группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам.

Преступления совершены 24 и 28 июня 2010 года на территории Луховицкого района Московской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда.

В судебном заседании Греков К.И. свою вину в инкриминируемых ему преступлениях не признал, пояснив, что никакого отношения к незаконному обороту наркотических средств он не имеет.

В кассационной жалобе осуждённый Греков К.И. считает приговор суда незаконным и необоснованным. По его мнению, в основу приговора положены недопустимые и недостоверные доказательства. Судом дана неверная оценка показаниям А, который его оговорил. По мнению осуждённого, в судебном заседании не была опровергнута его версия о непричастности к совершению преступлений. Судом не дана надлежащая оценка детализации телефонных соединений, которая, с его точки зрения, опровергает причастность к совершению преступления от 24.06.2010 года, а также свидетельствует о допущенных нарушениях сотрудниками Луховицкого ОВД при проведении ОРМ «проверочная закупка» 28.06.2010 года. Кроме этого, судом было нарушено право на защиту, не было предоставлено время для подготовки к прениям сторон.

2

В дополнительной кассационной жалобе осуждённый Греков К.И. также ссылается на отсутствие доказательств его вины. Обращает внимание на то обстоятельство, что в судебном заседании сторона защиты ходатайствовала об исключении из числа доказательств показаний Б, против чего государственный обвинитель возражал, ссылаясь на определение судебной коллегии, которым указанное доказательство уже было признано недопустимым. Судом в удовлетворении заявленного ходатайства было отклонено по тем же мотивам. Но, вопреки всему, показания Б судом были положены в основу приговора в качестве доказательства его вины. Считает незаконной ссылку суда в приговоре на результаты прослушивания записи телефонных переговоров, поскольку прослушивание и запись разговоров были осуществлены без судебного разрешения. Акты осмотра распечаток телефонных соединений от 24 и 28.06.2010 года являются недопустимыми доказательствами, поскольку данные акты не отражают адресов базовых станций, с которых производились звонки. В удовлетворении заявленных ходатайств о предоставлении оригиналов данных распечаток для изучения и оценки судом стороне защиты необоснованно было отказано, хотя они были осмотрены и оглашены в ходе осмотра вещественных доказательств, и у суда не было никаких препятствий их распечатать и предоставить стороне защиты. Кроме этого, согласно данных распечаток, 28.06.2010 года Б с 15 до 17 часов находился в 15 километрах от Луховицкого ОВД в д.Головачёво Луховицкого района, однако все оперативные сотрудники утверждали, что он с начала ОРМ, то есть с 13 часов находился под их контролем в здании Луховицкого ОВД. Данное обстоятельство свидетельствует о том, что показания оперативных сотрудников имеют явные противоречия, и они не могут служить доказательствами его вины. Данному обстоятельству суд в приговоре оценки не дал. Протокол предъявления лица для опознания от 24.10.2010 года, также не может служить доказательством его вины. Показания свидетелей В, Г, Д, Ж и З не могут служить доказательствами его вины, поскольку данные ими показания основаны на показаниях наркозависимого Б, который в свою очередь отказался от ранее данных показаний и определением судебной коллегии от 18.10.2011 года они были признаны недопустимыми доказательствами.

В кассационных жалобах адвокат Иванов Н.А. ставит вопрос об отмене приговора суда и прекращении уголовного дела за непричастностью Грекова К.И. к совершению преступлений. В обоснование адвокат приводит доводы о нарушении требований ст. 243 УПК РФ, поскольку, по его мнению, в судебном разбирательстве не были обеспечены состязательность и равноправие сторон. Суд удовлетворял ходатайства, заявленные только государственным обвинителем. Защитник Греков И.К. необоснованно многократно удалялся из зала судебного заседания, хотя мог без ущерба для осуществления им функций защитника быть подвергнут денежному взысканию. В нарушение требований ст. 271 УПК РФ суд не опрашивал стороны, имеются ли у них ходатайства об исключении полученных с нарушением УПК РФ доказательств.

Приводя в приговоре показания А, суд умышленно указал на количество наркотического средства не в граммах, а в дозах, тем самым, по мнению адвоката, подгоняя количество наркотического средства, привезённого А из г.Санкт-Петербурга и указанного в обвинительном заключении. В нарушение требований закона суд отказал в предоставлении подсудимому и защиты времени на подготовку к прениям сторон, сославшись на то, что у них было достаточно для этого времени, тем самым суд нарушил права подсудимого на защиту. Кроме того, адвокат считает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства. В частности, акт прослушивания разговора между Б и неизвестным гражданином по имени Константин является недопустимым доказательством, поскольку в силу ст. 186 п. 7 УПК РФ прослушивание фонограмм оформляется протоколом, который составляет следователь, а не оперуполномоченный, и в присутствии понятых, при необходимости специалиста и лиц, чьи телефонные переговоры записаны.

3

В нарушение закона запись телефонного разговора между Грековым К.И. и Б была произведена без судебного разрешения. Суд необоснованно отказал в удовлетворении ходатайства защиты о проведении фонетической экспертизы. Другим недопустимым доказательством, положенным в основу приговора, адвокат считает протокол предъявления голоса для опознания, поскольку указанный процессуальный документ не отвечает требованиям ст.ст. 161, 193 УПК РФ. Кроме этого, при повторном рассмотрении дела судом были проигнорированы указания судебной коллегии, изложенные в определении от 18.10.2011 года, о том, что в силу ст. 75 ч. 2 п. 1 УПК РФ показания Б не могут служить доказательством вины Грекова К.И. и должны быть признаны недопустимым доказательством, поскольку данные показания Б давал в отсутствие адвоката, а в судебном заседании он отказался от этих показаний. Также необоснованной, по мнению адвоката, является ссылка в приговоре на преюдицию доказательств, изложенных в приговорах в отношении К и Б, поскольку произвольное толкование понятия преюдиции по существу ликвидирует ст. 14 УПК РФ о презумпции невиновности.

В кассационной жалобе защитник Греков И.К. также считает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства, которые суд необоснованно не признал таковыми, а именно, показания Б в стадии предварительного следствия, который отказался от этих показаний в судебном заседании; акты осмотра распечаток телефонных соединений от 24 и 28.06.2010 года, не отражающие адресов базовых станций, с которых производились звонки, результаты прослушивания записи телефонных переговоров, полученные без судебного разрешения, протокол предъявления лица для опознания от 24.10.2010 года.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель считает изложенные в жалобах доводы не подлежащими удовлетворению. Вина Грекова К.И. полностью подтверждена совокупностью собранных и исследованных в судебном заседании доказательств. В ходе судебного следствия судом были рассмотрены ходатайства стороны защиты об исключении доказательств, однако, обоснованно были отклонены. Суд правильно сослался на преюдициальное значение приговора в отношении Б, показания которого были оглашены в судебном заседании, поскольку в ходе судебного следствия по настоящему уголовному делу Б свои показания изменил. Суд дал надлежащую оценку показаниям всех свидетелей, допрошенных в ходе судебного следствия, в том числе и сотрудников Луховицкого ОВД и понятых, которые дали последовательные показания, а несущественные противоречия были устранены их допросами и оглашениями их показаний, данными на предварительном следствии. Считает приговор суда законным и обоснованным.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, возражения государственного обвинителя на них, судебная коллегия считает приговор суда законным и обоснованным.

Вина осуждённого Грекова К.И. в совершении преступлений объективно подтверждается собранными и исследованными в судебном заседании доказательствами.

В частности, вина Грекова К.И. установлена показаниями свидетелей Д, Г, З, В, Ж, Л, М, данными ими в ходе предварительного следствия и в судебном заседании об обстоятельствах проведения оперативно-розыскного мероприятия «проверочная закупка», и пояснявших, что в проведении операции добровольно принимал участие Б, который лишь после звонка Константина, как потом выяснилось его фамилия Греков, сказал, что можно ехать к условленному месту, забрать наркотическое средство и положить выданные ему для проведения операции деньги под камень. Кроме того, указанные свидетели подробно пояснили об обстоятельствах задержания А

А

А, у которого при досмотре были изъяты деньги, выданные ранее Б для проведения «проверочной закупки».

Допрошенный в стадии предварительного следствия с участием адвоката А подробно и последовательно рассказывал об обстоятельствах совершения преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, о роли Грекова К.И. и мужчины по кличке «Седой» (Б). В частности, он пояснил, что наркотическое средство купил в Санкт-Петербурге и хотел продать оптом. Но кому предложить наркотики - он не знал. Поэтому А был вынужден обратиться к ранее знакомому Грекову К.И., спросив его, нет ли у него знакомых, нуждающихся в наркотиках. Сначала Греков К.И. ответил, что нет, а спустя дней 5 он позвонил и сообщил, что есть желающие приобрести наркотическое средство, уточнив, что это «Седой», т.е. Б. Поскольку А хорошо не знал Б, не доверял ему, было принято решение, что Греков К.И. будет сообщать, когда нужен будет амфетамин, время закладки под камень, время получения денег тоже путём закладки. Удалось один раз удачно продать наркотическое средство, за что он по своей инициативе дал Грекову К.И. 1000 рублей. При получении денег за вторую партию наркотиков А был задержан.

На очной ставке с Грековым К.И., проведённой с участием адвокатов Угурееева Н.В. и Платонова А.А., А подтвердил свои показания.

Изменению показаний в судебном заседании при рассмотрении дела в отношении Грекова К.И., где А давал показания в качестве свидетеля, суд дал надлежащую оценку, обоснованно признав данные в стадии следствия показания достоверными, относимыми и допустимыми, поскольку допрос производился с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Кроме того, суд обоснованно признал достоверными показания свидетеля Н- супруги А, об оказании давления на её мужа, вплоть до физической расправы, в случае подтверждения ранее данных показаний против Грекова К.И., и принял их во внимание, давая оценку показаниям А, данных в судебном заседании при рассмотрении уголовного дела в отношении Грекова К.И.

Судом также были верно оценены показания Б, данные им в стадии следствия в качестве свидетеля, в том числе и на очной ставке с Грековым К.И., где он изобличал Грекова К.И. в совершении преступлений, которые подробно изложены в приговоре и проанализированы судом.

Оснований для оговора указанным свидетелем осуждённого Грекова К.И. судом, равно, как и судебной коллегией, не установлено.

Ссылка в жалобах на то, что показания Б необоснованно положены в основу приговора, поскольку ранее они были признаны недопустимыми доказательствами, не основаны на материалах дела. Согласно кассационному определению от 18 октября 2011 года судебной коллегией были признаны недопустимыми доказательствами показания Б в качестве подозреваемого и обвиняемого.

Кроме свидетельских показаний, которые признаны судом относимыми, допустимыми и достоверными, вина Грекова К.И. подтверждена письменными материалами, содержащимися в уголовном деле и исследованными в судебном заседании, а именно: заявлением Б о добровольном оказании помощи правоохранительным органам в проведении проверочной закупки наркотических средств у неизвестного мужчины от 27.06.2010 года; протоколом досмотра Б, протоколом вручения ему денежных купюр; протоколом досмотра А и изъятия денежных средств в сумме 4 000 рублей, выданные ранее Б для проведения проверочной закупки, заключениями физико-химических экспертиз, протоколами выемки и осмотра предметов, в том числе - детализации телефонных звонков с абонентских номеров, которыми пользовались Греков К.И. и Б,

5

согласно которому соединения производились между Грековым и Б, между Грековым и А, протоколами предъявления голоса для опознания, согласно которому при прослушивании по телефону голосов трёх мужчин Б опознал голос Грекова К.И., протоколом предъявления лица для опознания, согласно которому Б опознал Грекова К.И. как лицо, с которым он договаривался о приобретении амфетамина, иными доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Вышеприведённые письменные доказательства, в том числе результаты ОРМ, положенные в основу приговора, судом были проверены на предмет законности их получения, оценка которых приведена в описательно-мотивировочной части приговоре. С изложенной в приговоре оценкой соглашается судебная коллегия. Оперативно-розыскные мероприятия проведены в строгом соответствии с требованиями закона. Для проведения ОРМ не требуется разрешения суда, поэтому все доказательства, полученные в результате ОРМ, являются относимыми и допустимыми.

Совокупность собранных и исследованных в судебном заседании доказательств позволила суду сделать правильный вывод о доказанности вины Грекова К.И. в совершении преступлений, предусмотренных ст. 228_1 ч. 3 п. «г», ст. 30 ч. 3, ст. 228_1 ч. 3

УК РФ.

Его действиям дана надлежащая правовая оценка.

Данных, свидетельствующих о фальсификации доказательств, материалы уголовного дела не содержат.

Версия осуждённого и его защитников о непричастности к инкриминируемым ему преступлениям, не нашла своего объективного подтверждения. Его вина в ходе судебного следствия была установлена в полном объёме.

Доводы жалобы осуждённого Грекова К.И. о ненадлежащей оценки показаний свидетелей В, Г, Д, Ж, З в связи с тем, что они основаны на показаниях свидетеля Б, которые были признаны недопустимыми доказательствами, неубедительны. Указанные свидетели являлись участниками оперативно-розыскных мероприятий. Содержание их показаний свидетельствует о том, что их информация основана на фактах, участниками которых они были сами.

Что касается доводом адвоката Иванова о нарушении судом требований ст. 243 УПК РФ, то они не заслуживают внимания, поскольку из протоколов судебных заседаний видно, что все ходатайства судом рассмотрены в соответствии с требованиями закона, адвокат активно принимал участие в исследовании доказательств по делу.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами жалоб о нарушении права на защиту, поскольку, якобы судом не было предоставлено время для подготовки к прениям.

Из протокола судебного заседания видно, что 21 декабря 2011 года судом был объявлен перерыв для подготовки сторон к прениям. Судебное заседание было продолжено 22 декабря 2011 года в 14 часов. От участников процесса не поступало ходатайств о предоставлении дополнительного времени для подготовки к выступлению в прениях.

Каких-либо существенных нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих безусловную отмену приговора, судом допущено не было.

Меры процессуально принуждения в отношении защитника Грекова И.К. применялись судом в установленном законом порядке.

При назначении наказания суд учел характер, степень общественной опасности совершенных преступлений, данные о личности осужденного, наличие смягчающих и отсутствие отягчающих наказание обстоятельств и назначил справедливое наказание.

Исключительных обстоятельств, которые послужили бы основанием для назначения наказания ниже низшего предела, чем предусмотрено законом за преступления, за которые осуждён Греков К.И., судом, равно как и судебной коллегией, не установлено.

6

С учётом изложенного и, руководствуясь ст. ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

Приговор Луховицкого городского суда Московской области от 26 декабря 2011 года в отношении Грекова Константина Ильича оставить без изменения, кассационные жалобы осуждённого, адвоката и защитника - без удовлетворения.

Председательствующий Н.М.Полухов

Судьи Т.П. Коваленко, О.Ю. Веселова




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-3606
Принявший орган: Московский областной суд
Дата принятия: 22 мая 2012

Поиск в тексте