• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 17 ноября 2011 года Дело N 22-7955
 

17 ноября 2011 года город Красногорск

Судебная коллегия по уголовным делам Московского областного суда в составе

председательствующего судьи Бобкова Д.В.,

судей Киселёва И.И. и Логиновой Г.Ю.,

c участием прокурора отдела прокуратуры Московской области Пирогова М.В.,

рассмотрела в открытом заседании дело по кассационным жалобам осужденного Седова А.Н. и его защитника адвоката Ефременкова А.И. на приговор Раменского городского суда Московской области от 08 сентября 2011 года, которым

Седов Александр Николаевич, ... года рождения, уроженец ... , судимый 26 июля 2005 года по ст. 161 ч.2 п. «а, г» УК РФ к лишению свободы сроком на три года шесть месяцев (освобождён 12 февраля 2009 года по отбытии срока), осужден: по ст. 162 ч. 2 УК РФ на три года шесть месяцев, по ст. 325 ч. 2 УК РФ к исправительным работам сроком на восемь месяцев с удержанием десяти процентов заработка в доход государства и, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путём частичного сложения наказаний, окончательно, на три года восемь месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Киселёва И.И., мнение прокурора, полагавшего приговор оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения, выслушав объяснения адвоката Благовещенской А.Г., поддержавшей доводы поданных жалоб, судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Приговором суда Седов признан виновным в разбое, совершённом с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, с применением предметов, используемых в качестве оружия, и похищении паспорта у гражданина, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный частично признал свою вину.

Заявляя о незаконности приговора, осужденный Седов в кассационной жалобе просит его отменить. Описывая происшедшее, убеждает, что невиновен в содеянном, а потерпевшие и свидетели обвинения его оговорили. Требуя затем признать в качестве недопустимых доказательств показания ряда свидетелей, настаивает, что правдивы именно те показания, которые давал он и свидетель Б.. Оспаривая потом достоверность показания свидетелей обвинения, перечисляет процессуальные нарушения, допущенные, по его мнению, следствием и судом, и доказывает, что паспорт потерпевшему С. отдал именно он, а не свидетель П.. Утверждая далее о том, что изъятый утюг не является вещественным доказательством, выдвигает собственную версию происшедшего, и настаивает, что вывод суда о его виновности в разбое, необоснован. Сообщая в заключение о том, первичные показания Б. даны под психологическим воздействием сотрудников правоохраны, утверждает, что потерпевшим не угрожал. По изложенным основаниям просит вернуть дело на новое разбирательство.

Дополняя аргументы Седова о незаконности приговора, его адвокат Ефременков в кассационной жалобе также настаивает на его отмене. Излагая версию осужденного о происшедшем, доказывает, что разбоя и хищения паспорта Седов не совершал, бил потерпевшего из-за неприязни, утюг на его живот не ставил, а паспорт С. ему подложил свидетель П.. Утверждая далее о том, что в результате отклонения ходатайств о проведении ряда процессуальных действий, следствием нарушено право Седова на защиту, убеждает, что доказательств, собранных по делу, недостаточно для его обвинения в инкриминированном деянии. По изложенным основаниям также просит вернуть дело на новое рассмотрение.

Расценивая, в свою очередь, постановленный приговор, как законный и обоснованный, наказание, назначенное осужденному, как справедливое и соразмерное содеянному, а доводы Седова и его защитника о невиновности, приведённые в жалобах, как надуманные и несостоятельные, в возражениях на них, государственный обвинитель Ворожейкина просит оставить приговор без изменения, а поданные кассационные жалобы, без удовлетворения.

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Вопреки доводам о невиновности, вина Седова в разбойном нападении и хищении паспорта установлена совокупностью исследованных судом доказательств, в том числе, показаниями потерпевших, свидетелей, заключениями судебных экспертиз, протоколом осмотра места происшествия, изъятыми вещественными доказательствами, другими материалами дела.

А из него видно, что, тщательно проверив представленные доказательства, суд правильно установил фактические обстоятельства происшедшего 23 февраля 2011 года.

Из заявлений С. и В. в милицию (л.д. 8, 9) следует, что 23 февраля, именно Седов и Б., подвергли их избиению, требуя от С. передать им имеющиеся денежные средства. Будучи предупреждёнными об ответственности за ложный донос, С. и В. просили привлечь обоих нападавших к уголовной ответственности.

Уточняя обстоятельства разбойного нападения и хищения паспорта, потерпевший С. сообщил, что именно Седов, требуя у него деньги за квартиру, ударил его сначала ногой в живот, а затем рукой в лицо, от чего он потерял сознание. Подтвердил потерпевший и тот факт, что очнувшись от боли, увидел стоявшего над ним Седова с утюгом в руке. Рассказал С. и о том, что 24 февраля Седов извинялся и отдал паспорт, который хранился в шкафу.

Детализируя происшедшее, потерпевшая В. подтвердила, что именно Седов требовал деньги у С., а после попытки вмешаться, ударил её кулаком в лицо, а затем, пинал ногами по телу. Уточнила потерпевшая и тот факт, что очнувшись, видела, как Седов тащил С. в коридор, угрожая, что они отдадут все имеющиеся деньги. Рассказала В. и о том, как П. вытолкал из квартиры Седова и Б., а затем сообщил, что у Седова остался паспорт С.. Подтвердила пострадавшая и то обстоятельство, что поднимая С. с пола, обнаружила у того ожог на животе, а рядом утюг, хранившийся в спальне.

Как следует из заключения экспертизы, в результате воздействия твёрдого предмета по голове, С. причинена черепно-мозговая травма. Видно из заключения и то, что ожог, обнаруженный на животе С., вероятнее всего причинён потерпевшему нагретым утюгом.

Из показаний свидетеля П. усматривается, что услышав крики, именно он первым увидел, как Седов и Б. избивают лежащего на полу С.. Рассказал П. и о том, как сообщив присутствующим, что вызовет милицию, вышел из квартиры. Подтвердил свидетель и тот факт, что забирал ключи от квартиры С. у вышедшего за ним Седова, и видел у того паспорт С.. Уточнил свидетель и то обстоятельство, как возвратившись в квартиру С., видел последнего и В. избитыми, а на животе С. ожог.

Выводы экспертизы, показания потерпевших и свидетелей, таким образом, неопровержимо свидетельствуют о том, что именно Седов 23 февраля 2011 года совершил разбойное нападение и похитил паспорт гражданина при обстоятельствах, описанных в приговоре. Вопреки утверждениям Седова и его адвоката о непричастности осужденного к инкриминированным деяниям, доказательства, приведённые судом в приговоре, носят последовательный и убедительный характер. Они логичны, беспристрастны, дополняют и конкретизируют друг друга и, опровергая доводы жалоб, позволяют в полном объёме воссоздать картину происшедшего.

Не являются основанием для отмены приговора и заявления защиты о том, что вина Седова объективно не подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании, поскольку ни одно из доказательств, юридическая сила которого бы вызывала у коллегии сомнение, не было положено судом в обоснование сделанных выводов.

Надлежаще проверены судом и мотивированно отвергнуты, как ничтожные, и доводы жалоб о систематических нарушениях права Седова на защиту. Выводы об этом подробно изложены в приговоре. Они соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Совершенно обоснованно, считает коллегия, суд в процессе слушания дела, подверг критической оценке и изменённые показания свидетеля Б., направленные на облегчение участи Седова. Коллегия соглашается с выводом суда о том, что именно те факты, которые изначально излагались Б. в ходе предварительного следствия, позволяют однозначно определить роль подсудимого именно так, как это сделано судом в приговоре.

Не находит оснований коллегия и подтверждениям тому, что в ходе предварительного следствия Б. давала изобличающие Седова показания под какими-либо угрозами следователя и сотрудников правоохраны. Как видно из дела, показания Б. (л.д. 77-79) о происшедшем, согласуются с показаниями других очевидцев, конкретизируют показания С. о том, каким образом Седов пытал его раскалённым утюгом и, с учётом присутствия при проведении очной ставки адвоката Катышева, полностью исключали применение к свидетелю недозволенных мер со стороны названных должностных лиц. Более того, показания Б. на следствии не имели никакого преимущества перед другими исследованными доказательствами и были оценены судом в совокупности со всеми сведениями, добытыми по делу.

Несостоятельны заявления адвоката и о том, что судом в ходе рассмотрения дела незаконно оглашены показания потерпевшей В.. Из материалов видно, что судом в процессе предпринимались все необходимые и максимально возможные меры для обеспечения её явки в судебное заседание. Несмотря на это, потерпевшая, выехавшая после угроз Седова в её адрес, за пределы Московского региона, так и не сумела возвратиться к месту постоянного жительства, до конца заседания. В такой чрезвычайной ситуации, по ходатайству обвинения, судом в полном соответствии со ст. 281 УПК РФ, было принято законное и обоснованное решение об оглашении показаний отсутствующей В., данных на предварительном следствии.

Не видит оснований коллегия исключать из числа доказательств и утюг, которым Седов пытал потерпевшего. Тот факт, что на утюге не обнаружено потожировых следов подсудимого, не имеет определяющего значения. Как видно из материалов, осмотр места происшествия в квартире С. проводился в рамках ст. 176 УПК РФ в полном соответствии с установленными процедурами. Согласно ст. 81 УПК РФ, вещественными доказательствами по делу могут быть признаны любые предметы, которые служили орудиями преступления. А с учётом того, что утюг использовался Седовым как средство устрашения потерпевшего для эффективного изъятия денежных средств, в совокупности с другими доказательствами по делу, судом обоснованно сделан вывод о том, что этот предмет не может быть исключён из числа доказательств.

На основании проверенных доказательств суд обоснованно признал Седова виновным по ст. 162 ч. 2, ст. 325 ч. 2 УК РФ и постановил в отношении него обвинительный приговор. К аналогичному выводу в силу тех же причин приходит и судебная коллегия.

Нарушений закона, влекущих за собою отмену приговора, по делу не выявлено. Содеянное осужденным квалифицировано верно. Все обстоятельства, смягчающие наказание Седову, судом учтены. Исключительных обстоятельств, дающих возможность для применения в данном деле положений ст. 64 УК РФ, коллегия не усматривает. Не находит она и оснований для применения к осужденному положений ст. 73 УК РФ. Принимая во внимание обстоятельства дела и тяжесть содеянного, коллегия соглашается с выводом суда о том, что исправление и перевоспитание Седова в настоящее время невозможны без изоляции от общества.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Приговор Раменского городского суда Московской области от 08 сентября 2011 года в отношении Седова Александра Николаевича оставить без изменения, кассационные жалобы без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-7955
Принявший орган: Московский областной суд
Дата принятия: 17 ноября 2011

Поиск в тексте