• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 06 марта 2012 года Дело N 33-5981/2012
 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе: председательствующего судьи Ракуновой Л.И.,

судей Колесник Н.А., Цуркан Л.С.,

при секретаре Анцифирове В.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании 06 марта 2012 года кассационную жалобу ГУ УПФ РФ № 34 по Москве и Московской области на решение Можайского городского суда Московской области от 28 декабря 2011 года по делу по иску Абуевой Зурии Гаджиевны к ГУ Управлению Пенсионного Фонда РФ № 34 по Москве и Московской области о признании права на досрочную трудовую пенсию по старости,

заслушав доклад судьи Колесник Н.А., объяснения представителя истца,

УСТАНОВИЛА:

Абуева 3.Г. обратилась в суд с данным иском, в обоснование которого указала, что решением комиссии ответчика ей неправомерно отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости по п.п. 19 ч. 1 ст. 27 ФЗ от 17.12.2001г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», при этом ответчиком необоснованно не был зачтен весь период ее нахождения в отпуске по уходу за ребенком в специальный стаж.

Просила суд обязать ответчика включить в специальный стаж период нахождения в отпуске по уходу за ребенком до достижения им возраста 3 лет с 06.10.1992г. по 05.09.1993г и назначить ей досрочную трудовую пенсию по старости пенсию с 18 августа 2011 года.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Решением Можайского городского суда Московской области от 28 декабря 2011 года иск удовлетворен.

В кассационной жалобе ГУ УПФ РФ № 34 по Москве и Московской области просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, выслушав объяснения явившихся лиц, обсудив доводы кассационной жалобы судебная коллегия не находит оснований для отмены решения, как постановленного в соответствии с нормами материального и процессуального права.

В соответствии с п.п. 19 ч. 1 ст. 27 ФЗ от 17.12.2001г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Из материалов дела следует, что решением комиссии ответчика от 28.09.2011г. истице отказано в назначении досрочной трудовой пенсии по старости по п.п. 19 ч. 1 ст. 27 ФЗ от 17.12.2001г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», ответчиком зачтен период нахождения Абуевой З.Г. в отпуске по уходу за ребенком только до 06 октября 1992 г.

Статьей 167 КЗоТ РСФСР в редакции, действовавшей до 06 октября 1992 года предусматривалось, что дополнительный отпуск матерям, имеющим детей в возрасте до полутора лет, засчитывается в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Усматривается, что до введения в действие Закона РФ от 25.09.1992 года №3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР» ст. 167 КЗоТ РСФСР предусматривала включение периода нахождения в отпуске по уходу за ребенком в стаж работы по специальности для назначения пенсии по выслуге лет.

Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 22.01.1981 года «О мерах по усилению государственной помощи семьям, имеющим детей» были установлены частично оплачиваемый отпуск по уходу за ребенком до достижения им возраста одного года и дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет.

В соответствии с п. 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС от 22.08.1989 года № 677 «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей» с 01.12.1989 года повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста 3-х лет. Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Исходя из Закона СССР от 22.05.1990 года № 1501-1 «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты СССР по вопросам, касающимся женщин, семьи и детства», которым были внесены изменения в Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о труде, утвержденные Законом СССР от 15.0.71970 года, ст. 71 Основ была изложена в новой редакции и предусматривала предоставление женщине частично оплачиваемого отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста 1,5 лет и дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет.

В соответствии с п. 2 Постановления Совета Министров СССР и ВЦСПС № 677 от 22.08.1989 г. «Об увеличении продолжительности отпусков женщинам, имеющим малолетних детей», с 1 декабря 1989 г. повсеместно продолжительность дополнительного отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком была увеличена до достижения им возраста трех лет.

Указанный дополнительный отпуск подлежал зачету в общий и непрерывный стаж, а также в стаж работы по специальности.

Согласно п. 7 совместного Постановления Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС от 29.10.1989 года 375X24-11, время отпуска по уходу за ребенком до достижения им возраста полутора лет, засчитывается также в стаж, дающий право на пенсию на льготных условиях и в льготных размерах. Во всех случаях исчисления общего, непрерывного стажа работы и стажа работы по специальности, время частично оплачиваемого отпуска без сохранения заработной платы по уходу за ребенком до достижения им возраста трех лет учитывается в том же порядке, как и работа, в период которой предоставлены указанные отпуска.

Согласно Письма Минтруда РФ от 21 июля 2003 г. № 717-АП по ранее действовавшему законодательству период нахождения женщин в отпуске по уходу за ребенком до 6 октября 1992 года включался стаж, с учетом которого досрочно назначалась трудовая пенсия по старости (пункт 21 разъяснения Минтруда России от 22.05.1996г. № 5).

Данные нормы согласуются с правовой позицией, выраженной в п. 15 Постановления Пленума ВС РФ от 20.12.2005 года № 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии».

Разрешая спор, суд первой инстанции правомерно исходил из того, что право истицы на включение спорного периода предусматривалось действовавшим на момент начала отпуска трудовым законодательством.

В силу ст. 7 Конституции РФ в Российской Федерации обеспечивается государственная поддержка материнства, развивается система социальных служб, устанавливаются государственные пенсии, пособия и иные гарантии социальной защиты.

Конституционный Суд РФ неоднократно, в частности в Постановлении №11-П от 03.06.2004 г., Определении № 320-О от 05.11.2002 г., указывал, что принципы равенства и справедливости, на которых основано осуществление прав и свобод человека и гражданина в РФ как правовом и социальном государстве, включая право на пенсионное обеспечение, предполагают по смыслу ст. 1, 2, 6 (ч. 2), 15 (ч. 4), 17 (ч. 1), 18, 19 и 55 (ч. 1) Конституции РФ, правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано, т.е. в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты.

Законодатель, внося изменения в действующее правовое регулирование, оказывающее неблагоприятное воздействие на правовое положение граждан, должен при этом обеспечить соблюдение конституционных требований, в частности, вытекающих из принципа поддержания доверия граждан к закону и действиям государства.

Поскольку отпуск по уходу за ребенком истице был предоставлен в период действия ст. 167 КЗоТ РСФСР, до внесения вышеуказанных изменений, суд обоснованно возложил на Пенсионный фонд обязанность включить в специальный стаж истицы спорный период ее нахождения в отпуске.

Иное толкование и применение пенсионного и трудового законодательства, регулирующего спорные правоотношения, повлекло бы ущемление конституционных прав заявительницы на социальное обеспечение.

Выводы суда первой инстанции в части назначения истцу досрочной трудовой пенсии по старости судебная коллегия также находит обоснованными и произведенными в соответствии со ст.19 Федерального закона от 17.12.2001 г. № 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации».

Доводы кассационной жалобы были предметом рассмотрения суда, им дана надлежащая правовая оценка, а потому эти доводы не могут быть приняты во внимание судебной коллегией в качестве оснований к отмене обжалуемого решения.

Поскольку суд первой инстанции правильно установил все необходимые для разрешения спора обстоятельства и правильно применил нормы материального и процессуального права, у судебной коллегии отсутствуют предусмотренные ст.ст. 362-364 ГПК РФ основания для отмены принятого судом решения.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

решение Можайского городского суда Московской области от 28 декабря 2011 года оставить без изменения, кассационную жалобу ГУ УПФ РФ № 34 по Москве и Московской области - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-5981/2012
Принявший орган: Московский областной суд
Дата принятия: 06 марта 2012

Поиск в тексте