• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ МОСКОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 15 марта 2012 года Дело N 33-6739
 

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда

в составе председательствующего Мертехина М.В.,

судей Красновой Н.В., Цуркан Л.С.,

при секретаре Головой Е.А.,

рассмотрела в открытом судебном заседании 15 марта 2012 г. кассационную жалобу ОАО «Ногинский хлебокомбинат» и кассационное представление помощника Ногинского городского прокурора на решение Ногинского городского суда Московской области от 15 декабря 2011 г. по гражданскому делу по иску Евсеевой Марии Федоровны и Кожариновой Юлии Евгеньевны к ОАО «Ногинский хлебокомбинат» о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда и расходов по оплате услуг представителя.

Заслушав доклад судьи Красновой Н.В.,

объяснения представителя ОАО «Ногинский хлебокомбинат» по доверенности Зонтова Н.Н., представителей Евсеевой М.Ф. и Кожариновой Ю.Е. по доверенности Смирновой Т.В. и Агафоновой Т.А., заключение помощника Московского областного прокурора Коханка К.В., судебная коллегия

у с т а н о в и л а:

Истцы Евсеева М.Ф. и Кожаринова Ю.Е. обратились в суд с иском к ОАО «Ногинский хлебокомбинат» о восстановлении на работе, оплате время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и взыскании судебных расходов.

В обоснование своих требований Евсеева М.Ф. ссылалась на то, что она работала у ответчика с 26.04.2010 г. укладчицей-упаковщией. Уволена была приказом № 1686-к от 28.09.2011 г. за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (прогул) по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Считает увольнение незаконным, так как отсутствие на работе 21.09.2011 г. имело место по уважительной причине - по состояния здоровья ввиду высокого давления. Кроме того, она заранее об этом поставила в известность свое непосредственное руководство (бригадира) через других работниц по телефону. По сложившейся на заводе практике невыход на работу допускался с устного разрешения бригадира смены, а в случае возражений заявление о предоставлении отпуска за свой счет от имени работника писали либо сам бригадир, либо напарницы по смене.

28.09.2011 г. начальник производства попросил ее написать объяснения по поводу отсутствия на работе, затем в этот же день ей сообщили об увольнении. Она расписалась в приказе, получила трудовую книжку и окончательный расчет.

Кожаринова Ю.Е., которая работала у ответчика с 23.10.2011 г., также была уволена была приказом № 1687-к от 28.09.2011 г. за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей (прогул) по подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Считала свое увольнение незаконным, пояснив, что она отсутствовала на работе в течение трех рабочих смен - 20, 21, 24.09.2011 г. - по уважительной причине: ее избил муж. Она об этом сообщила бригадиру по телефону 19.09.2011 г. и получила от нее разрешение. Также бригадир ей сказала, что она сама оформит от ее, истицы, имени заявление на предоставление отпуска без сохранения зарплаты. Однако 28.09.2011 г. ее вызвал начальник производства и попросил написать объяснения по поводу отсутствия на работе. В этот же день ей сообщили об увольнении. Она расписалась в приказе, получила трудовую книжку и окончательный расчет.

Истцы Евсеева М.Ф. и Кожаринова Ю.Е. и их представители в судебном заседании свои исковые требования поддержали, просили иски удовлетворить в полном объеме.

Представитель ответчика в судебном заседании иск не признал, пояснив, что увольнение является законным, так как прогулы истцом имели место без уважительных причин. Бригадир не подтвердила, что с ее разрешения истцы не выходили на работу. Она и не уполномочена никем разрешать такие просьбы. Не согласен с утверждениями истцов о сложившейся практике устного разрешения невыхода на работу. Хлебокомбинат является предприятием непрерывного процесса, поэтому невыход на работу может повлечь срыв заказов и поставки хлебо-булочных изделий, штрафных санкций за непоставку продукции. В случае отсутствия работников необходимо принимать срочные меры по его замене. В данном случае отсутствуют доказательства уважительности причин отсутствия истцов на работе.

Решением суда исковые требования удовлетворены, истцы восстановлены на прежней работы, в их пользу с ответчика взыскана зарплата за время вынужденного прогула, компенсация морального вреда и судебные расходы.

Не согласившись с постановленным решением, ответчик обжалует его в кассационном порядке, в своей жалобе просит решение суда отменить.

В соответствии со статьей 2 Федерального закона от 09.12.2010 г. № 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации" настоящая жалоба рассматривается по правилам, действовавшим на день ее подачи.

Основания для отмены или изменения решения суда в кассационном порядке предусмотрены статьей 362 ГПК РФ в редакции, действовавшей до 01.01.2012 г.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит обжалуемое решение незаконным и подлежащим отмене.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению, или основано на применении в необходимых случаях аналогии закона или аналогии права (часть 1 статьи 1, часть 3 статьи 11 ГПК РФ). Решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59-61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Указанным требованиям решение суда не соответствует исходя из следующего.

В силу положений п.п. 4 п. 1 ст. 77 ТК РФ одним из оснований прекращения трудового договора является расторжение трудового договора по инициативе работодателя.

В соответствии с подп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81. ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей: прогула, то есть отсутствия на рабочем месте без уважительным причин в течение всего рабочего дня ( смены) независимо от его (ее) продолжительности, а также в случае отсутствия на рабочем месте без уважительным причин более четырех часов подряд в течение рабочего дня ( смены).

На основании п.п. 3 п. 1 ст. 192 ТК РФ за совершение дисциплинарного проступка, то есть неисполнение или ненадлежащее исполнение работником по его вине возложенных на него трудовых обязанностей, работодатель имеет право применить следующие дисциплинарные взыскания: увольнение по соответствующим основаниям.

Из материалов дела усматривается, что истцы Евсеева М.Ф. и Кожаринова Ю.Е. работали в должности укладчиков-упаковщиков в ОАО «Ногинский хлебокомбинат», причем Евсеева М.Ф. - с 26.04.2010 г., Кожаринова Ю.Е. - с 23.10.2010 г. Приказами соответственно № 1686-к и № 1687-к от 28.09.2011 г. они обе уволены с работы за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей - прогул (подп. «а» пункт 6 части 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ).

При разрешении настоящего спора суд первой инстанции исходил из того, что невыход на работу истцов произошел по уважительным причинам по состоянию здоровья и стал возможным в результате сложившейся на предприятии и в этой бригаде практики неявки на работу и порядка оформления отпусков без сохранения заработной платы с устного разрешения непосредственного руководителя работников - бригадира бригады.

При этом суд критически оценил показания свидетелей ФИО23 и ФИО24 счел их заинтересованными в исходе дела, а в основу своих выводов положил показания свидетелей ФИО25., ФИО26, ФИО27, ФИО28., которые подтвердили, что многие работники в случае невыхода на работу по телефону сообщают об этом бригадиру, который от имени неявившихся оформлял документы и заявления на отпуск без сохранения заработной платы. Истцы им также звонили, и бригадир Грошева Н.Е. согласилась, что они будут отсутствовать. Суд сослался и на детализацию звонков, полагая, что она подтверждает содержание разговоров между истцами с одной стороны, и их напарницами по работе и бригадиром.

Удовлетворяя исковые требования, суд также счел установленным, что истцы, хотя действительно и допустили нарушение трудовой дисциплины, не оформив свой невыход оправдательными документами, но ответчик при разрешении вопроса об их увольнении не учитывал тяжесть проступка, обстоятельства, при которых прогулы были совершены, и отсутствие ранее наложенных на истцов дисциплинарных взысканий. Какие именно обстоятельства не учел ответчик, и какова тяжесть совершенного проступка суд первой инстанции не конкретизировал.

Судебная коллегия не может согласиться с выводами суда первой инстанции, поскольку они не соответствуют установленным по делу обстоятельствам, а те обстоятельства, которые судом установлены, не подтверждены соответствующими доказательствами.

В соответствии с п. 1 ст. 189 ТК РФ дисциплина труда - обязательное для всех работников подчинение правилам поведения, определенным в соответствии с настоящим Кодексом, иными федеральными законами, коллективным договором, соглашениями, локальными нормативными актами, трудовым договором.

Таким образом, работник, состоящий в трудовых отношениях, обязан прежде всего добросовестно исполнять свои трудовые обязанности; соблюдать правила внутреннего трудового распорядка организации, трудовую дисциплину, выполнять установленные нормы труда; выполнять требования по охране труда и обеспечению его безопасности, бережно относиться к имуществу работодателя и других работников (ст. 21 Кодекса).

В соответствии с разъяснениями, изложенными в п. 38 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 "О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации", при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, уволенного по п. 6 ст. 81 Кодекса, работодатель обязан представить доказательства, свидетельствующие о том, что работник совершил одно из грубых нарушений трудовых обязанностей, указанных в этом пункте.

По делу является бесспорно установленным, что Евсеева М.Ф. отсутствовала на рабочем месте 21.09.2011 г., а Кожаринова Ю.Е. - 20, 21 и 24.09.2011 г.

Евсеева М.Ф. объясняла невыход на работу плохим самочувствием, что она сочла подтвержденным показаниями своей соседки свидетеля ФИО29., а суд сделал вывод об уважительности причины прогула. Однако из показаний названного свидетеля объективно невозможно установить обстоятельства, послужившие причиной прогула Евсеевой М.В., так как она смогла пояснить лишь то, что Евсеева М.В. не вставала в постели, плохо себя чувствовала. Сама свидетель не утверждала, что она обладает медицинскими познаниями, чтобы объективно оценить состояние здоровья Евсеевой М.Ф., не поясняла она и о показателях якобы высокого давления истца, следовательно, о ее состоянии здоровья свидетель могла сообщать только со слов самой Евсеевой М.Ф.

Поскольку истец, не соглашаясь с увольнением, ссылалась на то обстоятельство, что она плохо себя чувствовала, то именно она и обязана доказать, что ее состояние здоровья в указанный рабочий день препятствовало исполнять трудовые обязанности, однако бесспорных доказательств этому она не представила. Более того, сама она поясняла, что и не желала вызывать скорую помощь, надеясь, что на работе все будет улажено только посредством ее телефонного звонка, либо от ее имени будет записано заявление о предоставлении ей отпуска без сохранения заработной платы.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований считать доказанным, что прогул Евсеевой М.Ф. имел место по уважительной причине.

Кожаринова Ю.Е. также объясняла свой невыход на работу в течение трех рабочий дней уважительной, на ее взгляд, причиной, а именно: ее избил муж, и следы побоев были заметны, что подтвердила свидетель ФИО30. Однако, в установленном порядке истица побои не зафиксировала, в травмпункт и правоохранительные органы не обращалась, скорую помощь не вызывала, надеясь также, что отсутствие на работе будет ей разрешено после телефонного звонка своим напарницам.

Судебная коллегия полагает, что изложенные обстоятельства не могут свидетельствовать о наличии уважительной причины отсутствия на работе, так как Кожариновой Ю.Е. не представлено никаких доказательств тому, что она по состоянию здоровья была лишена возможности исполнять свои трудовые обязанности, равно как и была лишена возможности в установленном порядке оформить в связи со сложившимися семейными обстоятельствами краткосрочный отпуск без сохранения заработной платы, если бы на это имелось также согласие и работодателя. При этом следует отметить, что Кожаринова Ю.Е. и не ссылалась на плохое состояние здоровья в дни прогулов, а лишь считала, что она не могла появиться на работе, поскольку видны были следы кровоподтеков.

Таким образом, истцы допустили нарушение трудовой дисциплины, не оформив свой невыход на работу оправдательными документами, а представленные ими доказательства нельзя признать допустимыми как надлежащее подтверждение уважительности причин.

Нельзя согласиться с выводами суда первой инстанции и в той части, что невыход истцов на работу также стал возможным в результате сложившейся на предприятии практики порядка оформления отпусков без сохранения заработной платы и с устного разрешения бригадира.

Во-первых, даже если бы такая практика действительно имела место, то суд первой инстанции как правоприменительный орган не вправе был на это ссылаться как на оправдание допущенного со стороны работников дисциплинарного проступка. Ни бригадир, ни другие должностные лица, которые не наделены правом приема на работу и увольнения, т.е. кроме руководителя предприятия, не уполномочены разрешать вопросы, связанные с освобождением работников от исполнения трудовых обязанностей, в том числе и при отсутствии законных для этого оснований.

Во-вторых, допрошенная в качестве свидетеля бригадир ФИО31, не отрицая, что 19.09.2011 г. ей звонила Кожаринова Ю.Е., а позже с просьбой от имени Евсеевой М.В. подходила ФИО32., но она им пояснила, что с вопросами относительно невыхода на работу необходимо обращаться к начальнику производства. Разрешать неявку на работу - это не в ее компетенции.

Допрошенный в качестве свидетеля начальник производства ФИО33 пояснил, что о невыходе истцов на работу ему сообщила бригадир ФИО34., он вынужден был искать замены, так как предприятие работает непрерывно и круглосуточно, а каждый невыход на работу является чрезвычайным происшествием. После выхода на работу истцы оправдательных документов не представили, поэтому он составил служебную записку и сообщил о прогулах генеральному директору.

К показаниям данных свидетелей у суда не было оснований относится критически, признавая свидетелей лицами, заинтересованными в исходе дела. Свидетели являются работниками ответчика, они не принимают решений ни о наложении дисциплинарных взысканий, ни об увольнении, предупреждались об уголовной ответственности. Наличие у этих свидетелей какой-либо личной заинтересованности в увольнении истцов по делу не установлено.

Генеральный директор хлебокомбината, который давал пояснения в суде в качестве ответчика, заявлял, что дисциплинарные проступки расследуются в установленном порядке, при необходимости создается комиссия. Но если работник прогулял или пришел на работу в нетрезвом состоянии, то он принципиально избирает дисциплинарное взыскание в виде увольнения лишь потому, что предприятие выпускает социально значимый продукт - хлеб.

Также всеми материалами дела подтверждено, что при наложении дисциплинарного взыскания ответчиком соблюдены все требования действующего законодательства.

Издав приказ об увольнении истцов 28.09.2011 г., ответчик также не нарушил установленный ст. 193 ТК РФ срок для наложения дисциплинарного взыскания.

Судебная коллегия также считает необходимым указать и на следующее.

Действительно, согласно ч. 5 ст. 192 ТК РФ при наложении дисциплинарного взыскания должны учитываться тяжесть совершенного проступка и обстоятельства, при которых он был совершен.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 г. № 2 (п. 53) также разъясняло, что работодателю необходимо представить доказательства, свидетельствующие не только о том, что работник совершил дисциплинарный проступок, но и о том, что при наложении взыскания учитывались тяжесть этого проступка, обстоятельства, при которых он был совершен, предшествующее поведение работника, его отношение к труду.

Суд первой инстанции счел, что работодатель нарушил указание закона, предусмотренное названной выше нормой, поскольку не представил суду бесспорных и достоверных доказательств нарушений истцами трудовой дисциплины.

Однако отсутствие ранее наложенных дисциплинарных взысканий само по себе не препятствует работодателю в зависимости от тяжести проступка избрать сразу в качестве меры взыскания увольнение. Кроме того, бригадир ФИО35. поясняла, что, хотя истцы и не привлекались к дисциплинарной ответственности, но Кожаринова Ю.Е. плохой работник, очень медлительная, а Евсеева М.Ф. также плохо работала, «на троечку».

Судебная коллегия считает, что в данном случае такой дисциплинарный проступок как прогул уже сам по себе является наиболее тяжким из возможных, при том, что достаточных уважительных причин для его совершения истцами не было представлено.

Суду первой инстанции при разрешении данного спора следовало учесть это, равно как и учесть то обстоятельство, что истица Евсеева М.Ф. до его совершения работала у ответчика более года, а Кожаринова Ю.Е. - чуть более 10 месяцев. Отработав такое непродолжительное время, они позволили себе невыход на работу, не позаботившись о надлежащем его оформлении, а лишь сославшись на сложившуюся практику. Увольнение работника за прогул без уважительной причины допускается независимо от того, применялись ли к работнику в прошлом меры дисциплинарного взыскания. Прогул является грубым нарушением трудовой дисциплины, и расторжение трудового договора по инициативе работодателя в соответствии с требованиями ст. 81 ТК РФ может следовать уже за однократный прогул.

Не учел надлежащим образом суд первой инстанции и то обстоятельство, что ответчик является непрерывно действующим предприятием с многосменной работой, выпускающим социально значимую продукцию - хлеб и хлебо-булочные изделия. В заседании судебной коллегии представитель ответчика пояснял, что задержка выпуска и поставки такой продукции может, в том числе, привести к срыву госзаказа, так как потребителями их продукции являются в большей степени школы, больницы, войсковые части и т.п.

Из пояснений представителей ответчика и допрошенных свидетелей следует, что в результате неявки работника на работу кого-либо из работников возможен срыв производства, поэтому администрация вынуждена принимать срочные меры для замены неявившегося другими работниками.

С учетом всего изложенного судебная коллегия считает, что суд первой инстанции, установив все обстоятельства, дал им неправильную оценку, не оценил все доказательства в их совокупности в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ, что и привело к постановлению незаконного решения, которое подлежит отмене.

Поскольку все обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены полностью, судебная коллегия, отменяя решение, считает возможным не направлять дело на новое рассмотрение, а разрешить спор по существу и на основании всего вышеизложенного отказать истцам в удовлетворении заявленных требований. Поскольку судебная коллегия отказывает в удовлетворении основного требований о признании увольнения незаконным и восстановлении на работе, то нет оснований для удовлетворения и требований о взыскании зарплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и судебных расходов.

Руководствуясь ст. 2 Федерального закона от 9 декабря 2010 г. № 353-ФЗ "О внесении изменений в Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации", ст.ст. 199, 361 ГПК РФ (в редакции, действовавшей до 1 января 2012 г.), судебная коллегия

о п р е д е л и л а:

Решение Ногинского городского суда Московской области от 15 декабря 2011 г. отменить, постановить по делу новое решение, которым Евсеевой Марии Федоровны и Кожариновой Юлии Евгеньевны в удовлетворении иска к ОАО «Ногинский хлебокомбинат» о восстановлении на работе, оплате времени вынужденного прогула, компенсации морального вреда и расходов по оплате услуг представителя отказать.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-6739
Принявший орган: Московский областной суд
Дата принятия: 15 марта 2012

Поиск в тексте