• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 июня 2011 года Дело N 22-1038
 

г. Ижевск 14 июня 2011 года

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Удмуртской Республики в составе:

председательствующего Мельникова А.И.,

судей Ившиной О.Г. и Баймакова Н.И.,

прокурора Исмагиловой А.М.,

адвоката Белоковыльской В.И.,

потерпевших Б.А.В. и К.Л.В.,

при секретаре Шутовой Е.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным представлениям государственного обвинителя и кассационным жалобам осужденного Б.А.А. и адвоката Белоковыльской В.И.

на приговор Киясовского районного суда УР от 17 марта 2011 года, которым

Б.А.А., ... года рождения, уроженец ... , ранее не судимый

признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ, в соответствии с п. 3 ч. 1 ст. 24, ч. 8 ст. 302 УПК РФ освобожден от уголовной ответственности ввиду истечения сроков давности уголовного преследования;

осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

заслушав доклад судьи Ившиной О.Г., адвоката Белоковыльскую В.И., и потерпевших Б.А.В. и К.Л.В., поддержавших доводы кассационной жалобы, и мнение прокурора Исмагиловой А.М., поддержавшей доводы кассационных представлений, судебная коллегия

УС Т А Н О В И Л А:

Б.А.А. судом признан виновным

в покушении на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества, принадлежащего В.В.К. с незаконным проникновением в жилище потерпевшего.

в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью В.В.К., опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть человека.

Преступления совершены Б.А.А. 4 апреля 1999 года в ... .

В кассационных жалобах осужденный Б.А.А. и адвокат Белоковыльская В.И. выражают свое несогласие с приговором ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, нарушения уголовно-процессуального закона и несправедливости приговора.

Указывают, что версия обвинения строится исключительно на самооговоре Б.А.А. Считают, что должны быть признаны недопустимыми доказательствами протокол явки с повинной Б.А.А., протокол его допроса в качестве подозреваемого, протокол следственного эксперимента, протокол проверки показаний на месте, показания свидетелей Г., Г1., К.Н.В., Д.И.А., Г2., Л.Н.М., Ш.О.М., Б., Б.С.Н., Б.С.Н., А., С., Г3., Я., Т., К., потерпевших К.Л.В. и Б.А.А., данных ими в ходе предварительного расследования вследствие нарушения норм уголовно-процессуального закона.

В протоколе явки с повинной не указано время составления документа. Б.А.А. обманным путем вызвали в милицию. Задержание было произведено с нарушением требований ст. ст. 91-92 УПК РФ. Бочкарев подвергался физическому и психическому воздействию, о чем он дал показания в суде. Его жалоба в адрес прокурора от 13 марта 2010 года до сих пор оставлена без ответа. Свидетели, которых незаконно захватывали и доставляли к следователю, затем с применением физического и психического насилия допрашивались.

Право на защиту Б.А.А. было нарушено. Дежурный адвокат Салахов с Б.А.А. перед следственными действиями не беседовал. На момент его допроса подозреваемый Б.А.А. заключил соглашение в адвокатом Балтиной, которой был внесен гонорар 15 000 руб. Однако Б.А.А. принудили составить заявление на согласие по его защите адвоката Салахова.

При выполнении всех следственных действий в следственном комитете участвовали оперативные работники. Однако в протоколы следственных действий их не включили. И они в указанных протоколах не расписывались. Перед следственным экспериментом Б.А.А. прошел репетицию по сценарию. Показания Б.А.А. при проверке показаний на месте отличаются от его предыдущих показаний в ходе следствия.

Часть свидетелей при их допросе на следствии была подвергнута физическому и психическому воздействию. Другая часть свидетелей подписывала протоколы их допроса, не глядя.

Уголовное дело расследовано поверхностно. Не исследована причастность к данному делу иных лиц. Каких-либо доказательств, которые могли бы свидетельствовать о причастности Б.А.А. к убийству В.В.К., по делу не установлено. Вопрос о пропаже каких-либо ценных вещей из дома на следствии не выяснялся.

По своим моральным качествам Б.А.А. не способен на убийство. Он имеет постоянное место жительства, положительно характеризуется.

Просят уголовное дело прекратить и Б.А.А. из-под стражи освободить.

В кассационных представлениях гос. обвинитель указывает, что приговор подлежит отмене ввиду несоответствия выводов суда фактическим обстоятельствам дела, неправильного применения уголовного закона, нарушения уголовно-процессуального закона, несправедливости приговора.

По мнению гос. обвинителя, суд недостаточно полно мотивировал свои выводы о допустимости доказательств, положенных в основу приговора и не опроверг с достаточной полнотой все доводы стороны защиты о невиновности Б.А.А. Считает, что суд, изложив в приговоре противоречивые и взаимоисключающие показания ряда свидетелей, не указал, какие показания признает достоверными и по каким основаниям.

По мнению гос. обвинителя, доводы осужденного Б.А.А. и его защитника Белоковыльской В.И. о том, что показания свидетелями на предварительном следствии давались под давлением сотрудников милиции, судом в приговоре не опровергнуты.

Полагает, что Б.А.А. необоснованно оправдан по п. «в» ч. 3 ст. 162 УК РФ.

Считает также, что указание суда о том, что оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется, подлежит исключению из приговора.

Отмечает, что в описательно-мотивировочной части приговора суд признал Б.А.А. виновным по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции ФЗ от 13 июня 1996 года, а также сослался на закон № 26 от 25 феврлая 2011 года, несмотря на то, что 7 марта 2011 года были внесены изменения в санкцию ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе суда.

В возражениях на кассационные жалобы и кассационное представление потерпевший Б.А.А. указывает, что приговор является законным, обоснованным и справедливым и просит оставить его без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.

В возражениях на кассационное представление осужденный Б.А.А. указывает, что в суде была полностью доказана его невиновность и приговор должен быть отменен не по доводам представления, а по доводам его жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационных представлений и возражений на них, судебная коллегия оснований для отмены или изменения приговора не усматривает.

Виновность Б.А.А. в совершении действий, изложенных в описательно-мотивировочной части приговора, установлена совокупностью доказательств по делу.

Судом правильно установлены все обстоятельства совершенного Б.А.А. общественно-опасного деяния, и ему дана соответствующая оценка.

Оценив доказательства в совокупности, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины осужденного в совершенных преступлениях.

Анализ доказательств подробно приведен в приговоре.

Выводы суда о виновности осужденного, квалификации его действий и назначении наказания мотивированы.

Доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката, в том числе, относительно обстоятельств дела и недоказанности вины осужденного, и кассационных представлений о неправильной квалификации содеянного не могут быть приняты во внимание, поскольку все они были предметом тщательного исследования суда первой инстанции и обоснованно опровергнуты исследованными судом доказательствами.

Действия Б.А.А. квалифицированы правильно по ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 2 ст. 158 УК РФ как покушение на кражу, то есть тайное хищение чужого имущества с незаконным проникновением в жилище, и по ч. 4 ст. 111 УК РФ как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Судом обоснованно в основу приговора положены показания Б.А.А., данные им в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого и обвиняемого, протокол следственного эксперимента с участием Б.А.А., протокол проверки показаний на месте с участием обвиняемого и его явка с повинной.

Все указанные следственные действия проведены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона. При проведении данных следственных действий Б.А.А. подробно рассказывал об обстоятельствах совершенных им преступлений, а также в ходе проверки показаний на месте и в ходе следственного эксперимента показывал, как он совершал преступления.

Право на защиту Б.А.А. при проведении следственных действий нарушено не было. Все необходимые следственные действия проведены с участием адвоката.

Доказательства, полученные в ходе указанных следственных действий, являются допустимыми доказательствами.

Доводы жалоб осужденного и адвоката о недозволенных методах ведения следствия в отношении Б.А.А. проверялись.

Факты применения правоохранительными органами насилия в отношении Б.А.А. своего подтверждения не нашли.

25 марта 2010 года и 21 июля 2010 года вынесены постановления об отказе в возбуждении уголовных дел по фактам применения насилия в отношении Б.А.А. (т. 3 л.д. 65-66, 67-70).

Суд также обоснованно положил в основу приговора показания потерпевшего Б.А.А. и свидетелей, данные ими в ходе предварительного расследования.

Так, потерпевший Б.А.В. пояснил, что через год после смерти В.В.К. к нему приходили К.Л.В. и ее дочь и поясняли ему, что Б.А.А. сам говорил им, что убил деда. Он спросил, подтвердят ли они эти показания в суде, на что они ответили, что боятся Б.А.А.. Также К.Л.В. подтвердила ему данный факт еще раз недавно.

Оглашенными и исследованными в ходе судебного заседания показаниями свидетеля Б.Н.А. установлено, что к ней приходила Б.А.В. и просила, чтобы она говорила, что к смерти В.В.К. причастны Ш.О.М. и Санникова. За это она им обещала спирт.

Оглашенными и исследованными в судебном заседании показаниями свидетеля Ш.О.М. установлено, что Григорьев рассказал ей, что Б.А.А. убил своего деда. Рассказал, что он с Б.А.А. в тот день употреблял спиртное в доме Б.А.А. Когда спиртное закончилось, Б.А.А. ушел, сказав, что пойдет за деньгами к деду В.В.К. Григорьев рассказывал ей об этом неоднократно.

Оглашенными и исследованными в судебном заседании показаниями свидетеля Д.И.А. установлено, что от сожителя она узнала, что В.В.К. умер, а ночью Б.А.А. стучался в дом деда и требовал открыть двери.

Оглашенными и исследованными в ходе судебного заседания показаниями свидетеля К.Н.В. установлено, что 4 апреля около половины двенадцатого, находясь у себя дома, он услышал громкий крик Б.А.А., чтобы В.В.К. открыл дверь, иначе он грозил применением в отношении него физической силы.

Из показаний свидетеля Л.Н.М. следует, что со слов Г1. ей известно о том, что он слышал в ту ночь крики из дома В.В.К. о помощи, и то, что Б.А.А. пировал в тот день рядом и приходил к деду несколько раз.

Доказательств того, что на свидетелей оказывалось какое-либо воздействие со стороны правоохранительных органов стороной защиты суду не представлено.

Все доказательства, положенные судом в основу приговора, являются относимыми, допустимыми, достоверными и достаточными.

Судом верно назначено Б.А.А. наказание с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и личности осужденного, наличия смягчающих и отсутствия отягчающих наказание обстоятельств, а также влияния назначенного наказания на исправление осужденного.

Все доводы жалоб являются необоснованными и не подлежащими удовлетворению.

Постановленный судом приговор является законным, обоснованным и справедливым.

Указание суда в резолютивной части приговора на квалификацию действий осужденного по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона № 26 от 25 февраля 2011 года является технической ошибкой, поскольку закон № 26 был принят не 25 февраля 2011 года, а 7 марта 2011 года.

Указание суда о том, что оснований для применения ст. 64 УК РФ не имеется, исключению из приговора не подлежит.

Согласно ч. 1 ст. 64 УК РФ при наличии оснований, изложенных в данной норме закона, наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применять дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного.

В данном случае суд обоснованно назначил наказание в пределах санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ в новой редакции закона и не применил более мягкий вид наказания, не предусмотренный данной статьей.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, судом не допущено.

Руководствуясь ст. ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А:

приговор Киясовского районного суда Удмуртской Республики от 17 марта 2011 года в отношении Б.А.А. изменить.

Считать Б.А.А. осужденным по ч. 4 ст. 111 УК РФ в редакции Федерального закона от ... № 26-ФЗ.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и адвоката и кассационные представления - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-1038
Принявший орган: Верховный Суд Удмуртской Республики
Дата принятия: 14 июня 2011

Поиск в тексте