• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ОРЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 24 июля 2012 года Дело N 33-1338
 

24 июля 2012 года Судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда в составе:

председательствующего Забелиной О.А.,

судей Майоровой Л.В., Сафроновой Л.И.,

при секретаре Щербиной И.С.,

в открытом судебном заседании в г. Орле рассматривала гражданское дело по иску Войнова Т.В. к ФКУ ИЗ 57/1 УФСИН России по Орловской области о компенсации морального вреда,

по апелляционной жалобе Войнова Т.В. на решение Советского районного суда г. Орла от 21 мая 2012 года, которым постановлено:

«Исковые требования Войнова Т.В. к ФКУ ИЗ-57/1 УФСИН России по Орловской области о компенсации морального вреда оставить без удовлетворения».

Заслушав доклад судьи Орловского областного суда Майоровой Л.В., судебная коллегия по гражданским делам Орловского областного суда

установила:

Войнов Т.В. обратился в суд с иском к ФКУ ИЗ-57/1 УФСИН России по Орловской области о компенсации морального вреда в связи с ненадлежащими условиями содержания.

В обоснование заявленных требований указывал, что ... он содержался в ФКУ ИЗ-57/1 УФСИН России по Орловской области в качестве подозреваемого в совершении преступления.

Площади камер №№, где он находился, были меньше установленных норм на человека (4 кв. м.), не отвечали санитарно-бытовым нормам содержания подозреваемых и обвиняемых, поскольку отсутствовали санитарные узлы с соблюдением необходимых требований приватности, отсутствовала горячая вода, в камерах не обеспечивался температурный режим (было холодно), здоровые осужденные содержались в одних камерах с больными гепатитом.

Также указывал, что в период содержания ему не предоставляли длительные свидания с родственниками, часто и без достаточных оснований производился обыск в камерах, личный досмотр обвиняемых производился в помещениях, оснащенных камерами видеонаблюдения, что в совокупности причиняло ему моральные и нравственные страдания.

По этим основаниям, просил суд признать незаконным бездействие ответчика, не создавшего ему надлежащих условий содержания под стражей, и взыскать денежную компенсацию морального вреда в размере <...> рублей.

Судом постановлено указанное выше решение.

В апелляционной жалобе Войнов Т.В. ставит вопрос об отмене решения суда, как незаконного и необоснованного.

Приводит доводы о том, что суд нарушил принципы состязательности и равноправия сторон, поскольку не рассмотрел заявленные им письменные ходатайства об истребовании доказательств, о вызове в судебное заседание его представителя, а также исказил приведенный им довод о непредставлении длительных свиданий, односторонне рассмотрел его доводы об обеспечении горячей водой и видеофиксации личных досмотров администрацией изолятора, о частых безосновательных обысках, о соблюдении условий приватности.

Также указывает, что суд не уведомил о дате и времени судебного заседания его представителя Селищеву Е.В., чем воспрепятствовал реализации его права на ведение дела в суде через представителя.

Полагает, что суд необоснованно принял во внимание недостоверную информацию ответчика о размерах камер №№, 39, 58 и 151, а также количестве содержащихся в них лиц.

В судебное заседание судебной коллегии Войнов Т.В. не явился в связи с нахождением в <...>, о слушании дела извещен надлежащим образом.

Представитель ФКУ СИЗО № 1 УФСИН России по Орловской области, извещенный надлежащим образом о времени и месте рассмотрения жалобы, не явился, о причинах неявки не сообщил.

В связи с чем, судебная коллегия на основании ч. 3 ст. 167 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации рассматривала гражданское дело в отсутствие сторон.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия не находит оснований для отмены решения суда.

Согласно статье 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Согласно статье 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания не соответствующего закону или иному правовому акту акта государственного органа или органа местного самоуправления, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования.

В соответствии со статьей 4 Федерального закона от 15.07.1995 г. №103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (далее - Федеральный закон № 103-ФЗ) содержание под стражей осуществляется в соответствии с принципами законности, справедливости, презумпции невиновности, равенства всех граждан перед законом, гуманизма, уважения человеческого достоинства, в соответствии с Конституцией Российской Федерации, принципами и нормами международного права, а также международными договорами Российской Федерации и не должно сопровождаться пытками, иными действиями, имеющими целью причинение физических или нравственных страданий подозреваемым и обвиняемым в совершении преступлений, содержащимся под стражей.

В силу статьи 15 Федерального Закона № 103-ФЗ в местах содержания под стражей устанавливается режим, обеспечивающий соблюдение прав подозреваемых и обвиняемых, исполнение ими своих обязанностей, их изоляцию, а также выполнение задач, предусмотренных Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации.

Обеспечение режима возлагается на администрацию, а также на сотрудников мест содержания под стражей, которые несут установленную законом ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение служебных обязанностей.

Статьей 15 Федерального закона № 103-ФЗ предусматривается, что Правилами внутреннего распорядка устанавливается, в том числе, порядок:

приема и размещения подозреваемых и обвиняемых по камерам (п. 1);

проведения личного обыска, дактилоскопирования, фотографирования, а также досмотра вещей подозреваемых и обвиняемых (п. 2);

материально-бытового обеспечения подозреваемых и обвиняемых (п. 4);

проведения свиданий подозреваемых и обвиняемых с лицами, перечисленными в статье 18 настоящего Федерального закона, за исключением свиданий с защитником (п. 15).

Статьей 23 Федерального закона № 103-ФЗ норма санитарной площади в камере на одного человека установлена в размере четырех квадратных метров.

Как предусмотрено пунктом 42 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, утвержденных приказом Минюста № 189 от 14.10.2005 г. (в ред. от 27.12.2010 г.), камеры СИЗО оборудуются:

- одноярусными или двухъярусными кроватями (камеры для содержания беременных женщин и женщин, имеющих при себе детей, - только одноярусными кроватями);

- столом и скамейками с числом посадочных мест по количеству лиц, содержащихся в камере;

- шкафом для продуктов;

- вешалкой для верхней одежды;

- полкой для туалетных принадлежностей;

- зеркалом, вмонтированным в стену;

- бачком с питьевой водой;

- подставкой под бачок для питьевой воды;

- радиодинамиком для вещания общегосударственной программы;

- урной для мусора;

- тазами для гигиенических целей и стирки одежды;

- светильниками дневного и ночного освещения;

- телевизором, холодильником, вентиляционным оборудованием (при наличии возможности);

- тумбочкой под телевизор или кронштейном для крепления телевизора;

- напольной чашей (унитазом), умывальником;

- нагревательными приборами (радиаторами) системы водяного отопления;

- штепсельными розетками для подключения бытовых приборов;

- вызывной сигнализацией.

При отсутствии в камере водонагревательных приборов либо горячей водопроводной воды горячая вода для стирки и гигиенических целей и кипяченая вода для питья выдаются ежедневно в установленное время с учетом потребности (п. 43).

Из материалов дела видно, что Войнов Т.В. содержался под стражей в ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Орловской области с ... до ... (л.д. 26).

В указанный период истец содержался в камерах №№ ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Орловской области.

Проверяя доводы истца о несоблюдении в СИЗО норм санитарной площади в камерах, суд установил, что камера № имеет площадь <...> кв.м. и рассчитана на <...> человека, то есть на одного человека приходится по 4,9 кв.м.; камеры № и № площадью <...> кв.м. рассчитаны на <...> человека, то есть на одного человека приходится по 4,8 кв.м.; камера № площадью <...> кв.м. рассчитана на <...> человека, то есть на одного человека приходится по 3,7 кв.м.; камера № имеет площадь <...> кв.м. рассчитана на <...> человека, то есть на одного человека приходится по 4,8 кв.м.

Данные обстоятельства подтверждены представленными суду апелляционной инстанции копией технического паспорта камер СИЗО и книги количественной проверки лиц, содержащихся в СИЗО, за период с ... до ... , согласно которым в период содержания истца в вышеуказанных камерах СИЗО превышения количества лиц, содержащихся под стражей, не установлено, нарушений норм санитарной площади в камере в размере 4 кв.м. на одного человека допущено не было.

Судом также установлено, что в соответствии с Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы все перечисленные выше камеры, в которых содержался Войнов Т.В. в период его пребывания в СИЗО, были оборудованы санузлом, который находился в углу камеры и был отгорожен от спального места и места для приема пищи кирпичной перегородкой высотой 1 метр 40 сантиметров с дополнительными шторами. Также в камере имелась металлическая нержавеющая раковина (через перегородку от санузла).

Поскольку горячее водоснабжение в камерах СИЗО отсутствует, горячая вода для стирки и гигиенических целей, а также кипяченая вода для питья выдавались лицам, содержащимся в СИЗО, с учетом их потребности, при наличии соответствующего обращения.

Истцом не представлено суду доказательств, подтверждающих невыдачу ему горячей воды по потребности, а также соответствующие обращения к администрации в СИЗО по данному вопросу.

Камеры СИЗО оборудованы чугунными 5-ти, 7-ми секционными радиаторами, присоединенных к городской системе отопления, наряду с другими учреждениями. В зимний период температурный режим в камерах поддерживался в размере 19-21 градусов С.

Перечисленные обстоятельства подтверждены справкой начальника ОИХО СИЗО-1 ФИО10 (л.д. 22-24), справкой заместителя начальника отдела режима ФКУ СИЗО-1 УФСИН России по Орловской области ФИО8 (л.д. 25), а также показаниями допрошенных в суде свидетелей ФИО11. и ФИО8 (л.д. 29-30).

Аналогичного содержания ответы, свидетельствующие об отсутствии нарушений условий приватности, норм санитарной площади и нарушения температурного режима направлялись на обращения Войнова Т.В. УФСИН России по Орловской области и прокуратурой Орловской области (л.д. 2-10).

Как следует из пункта 139 Правил внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, подозреваемым и обвиняемым на основании письменного разрешения лица или органа, в производстве которых находится уголовное дело, может быть предоставлено не более двух свиданий в месяц с родственниками и иными лицами продолжительностью до трех часов каждое.

Таким образом, предоставление длительных свиданий с родственниками указанными Правилами не предусмотрено.

Как установлено судом, Войнову Т.В. предоставлялись свидания с родственниками, при этом в журнале учета посещений каких-либо жалоб на их продолжительность истец не заявлял.

Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов уголовно-исполнительной системы, предусмотрено, что подозреваемые и обвиняемые, поступившие в СИЗО, подвергаются полному личному обыску, дактилоскопированию и фотографированию, а их личные вещи - досмотру (п. 23).

Личный обыск подозреваемых и обвиняемых и досмотр вещей производятся с целью обнаружения и изъятия у них предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию либо не принадлежащих данному лицу (п. 24).

Личный обыск может быть полным и неполным. Полному обыску подвергаются подозреваемые и обвиняемые при поступлении в СИЗО, перед отправкой за его пределы, при водворении в карцер, а также при наличии оснований полагать, что эти лица имеют предметы или вещества, запрещенные к хранению и использованию. В последнем случае обыск проводится по указанию начальника СИЗО либо лица, его замещающего, при их отсутствии - дежурного помощника (п. 26).

При проведении личного обыска или досмотра вещей подозреваемых и обвиняемых могут применяться технические средства обнаружения запрещенных предметов, веществ и продуктов питания. Рентгеновскую аппаратуру разрешается применять только для обыска одежды или досмотра вещей подозреваемых и обвиняемых (п. 32).

Таким образом, названными Правилами, с целью обнаружения и изъятия предметов, веществ и продуктов питания, запрещенных к хранению и использованию, соблюдения режима содержания в СИЗО, предусмотрена возможность и определен порядок производства обыска обвиняемых и досмотра их вещей. При этом, кратность или периодичность проведения таких мероприятий Правилами не установлена, поэтому ссылку истца на частные проведения обысков и личных досмотров суд правильно признал необоснованной.

Обоснованным является также вывод суда о том, что истцом не представлено доказательств содержания с ним в одной камере лиц, больных гепатитом, так как Войнов Т.В. с жалобами по данному вопросу к администрации СИЗО не обращался, сведений о том, с какими именно лицами, больными гепатитом он содержался, суду не указал.

Установив изложенные обстоятельства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что истцом в нарушение ст. 56 ГПК РФ не представлено каких-либо доказательств, подтверждающих, имели место незаконные действия ответчика, в результате которых допущено ненадлежащее содержание истца в СИЗО, поэтому обоснованно отказал Войнову Т.В. в удовлетворении исковых требований о возмещении морального вреда.

Данные выводы суда основаны на всестороннем, полном и объективном исследовании имеющихся в деле доказательств, правовая оценка которым дана судом по правилам ст. 67 ГПК РФ, и соответствует нормам материального права, регулирующим спорные правоотношения.

Ссылка в жалобе на то, что суд не рассмотрел заявленные истцом письменные ходатайства об истребовании доказательств, о вызове в судебное заседание его представителя является необоснованной, поскольку судом направлялся запрос в адрес СИЗО-1 по обстоятельствам, указанным истцом (л.д. 17) и вызывал его представителя Селищеву Е.В., что следует из уведомления (л.д. 20), направлял ей копию решения суда (л.д. 36, 51-54).

Однако, в суд первой и апелляционной инстанции представитель истца Селищева Е.В. не явилась, о причинах неявки суд не уведомила.

Остальные доводы, указанные в апелляционной жалобе, не опровергают выводов суда, необоснованность их отражена в судебном решении с изложением соответствующих мотивов, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке.

С учетом изложенного, принятое по делу решение суда первой инстанции следует признать законным и обоснованным, оснований для его отмены по доводам жалобы не имеется.

Руководствуясь статьями 328, 329 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

определила:

решение Советского районного суда г. Орла от 21 мая 2012 года оставить без изменения, апелляционную жалобу Войнова Т.В. - без удовлетворения.

Председательствующий

Судьи

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>

<...>




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1338
Принявший орган: Орловский областной суд
Дата принятия: 24 июля 2012

Поиск в тексте