• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ ОРЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 11 декабря 2012 года Дело N 22-2715/2012
 

г. Орел 11 декабря 2012 г.

Судебная коллегия по уголовным делам Орловского областного суда в составе

председательствующего Орловской Ю.В.,

судей Артамонова С.А., Языкеева С.Н.

при секретаре Шкодине П.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя Крючкиной И.В. на приговор Советского районного суда г.Орла от 18 октября 2012 г., по которому

ФИО31, <...>, ранее не судимый,

осужден:

- по ч.1 ст.115 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2012 №26-ФЗ) к 220 часам обязательных работ;

- по ч.2 ст.330 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2012 №26-ФЗ) к 2 годам 6 месяцам лишения свободы;

На основании ч.2 ст.69 УК РФ, путем поглощения менее строгого наказания более строгим, окончательно назначено ФИО32 наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы, с применением ст.73 УК РФ, условно с испытательным сроком 2 года 6 месяцев.

На основании ч.5 ст.73 УК РФ возложено на ФИО33 исполнение в период испытательного срока следующих обязанностей:

не менять постоянного места жительства, работы и учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего контроль за поведением условно осужденного, куда осужденному необходимо являться для регистрации один раз в месяц, трудиться.

ФИО34, <...> ранее не судимый,

осужден:

- по ч.1 ст.115 УК РФ (в редакции ФЗ РФ от 07.03.2012 №26-ФЗ) к 220 часам обязательных работ.

Зачтено ФИО86 в срок отбывания наказания время задержания в порядке ст.91 УПК РФ с 04.10.2011 по 06.10.2011 включительно и с учетом положений ч.3 ст.72 УК РФ окончательно назначено ФИО87 наказание в виде 196 часов обязательных работ.

Заслушав доклад судьи Артамонова С.А. по материалам уголовного дела, выслушав выступление прокурора Черниковой Е.Н., поддержавшей доводы кассационного представления об отмене приговора, объяснения осужденных ФИО35 а также в их защиту адвокатов Потапова И.И. и Бельского В.А., полагавших приговор оставить без изменения, судебная коллегия

установила:

ФИО36. органами предварительного расследования обвинялись в том, что ... в период времени с 00 часов до 3 часов 10 минут, находясь около лавочки во дворе ... , используя малозначительный повод - ранее услышанный звук удара по автомобилю <...> не зная достоверно, кем именно наносились удары по автомобилю, нанесли удары ногами и кулаками ФИО9, применив к нему насилие, опасное для жизни и здоровья. Затем, продолжая осуществлять общий преступный умысел, под мнимым предлогом возмещения ущерба за нанесение механических повреждений автомобилю ФИО37 потребовал от ФИО9 передать принадлежащий ему мобильный телефон. Услышав отказ, в то время, пока ФИО88 стоял и наблюдал за окружающей обстановкой, чтобы их действиям никто не препятствовал, и исключая тем самым возможность потерпевшему обратиться за помощью, ФИО38 нанес удар в область головы ФИО9, тем самым подавляя волю потерпевшего подчиниться, после чего ФИО9 передал ему свой сотовый телефон «<...>. Завладев телефоном, ФИО39 распорядились им по своему усмотрению. Действия ФИО40 были квалифицированы по ч.2 ст.162 УК РФ, как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору.

В ходе судебного заседания государственный обвинитель просил переквалифицировать действия ФИО41 на ч.1 ст.115, пп. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ; ФИО42 - на ч.1 ст.115 ч.1, п. «а» ч.2 ст.161УК РФ.

По приговору суда ФИО43. признаны виновными и осуждены за то, что они ... в период времени с 00 часов до 3 часов 10 минут, услышав звук удара по автомобилю <...><...>, принадлежащему на праве собственности ФИО11 и припаркованного во дворе ... , подошли к указанному автомобилю, где увидели ранее незнакомого им ФИО9 В ходе словесного конфликта с последним, вследствие возникшей у ФИО44 неприязни к ФИО9, действуя умышленно, применили к нему насилие, опасное для жизни и здоровья, тем самым причинили потерпевшему ФИО9 телесные повреждения, которые повлекли легкий вред здоровью по признаку кратковременного расстройства здоровья на срок менее 21 дня (1 эпизод).

Кроме того, ФИО45 осужден за то, что он ... в период времени с 00 часов до 3 часов 10 минут, подойдя к автомобилю <...>, принадлежащему на праве собственности ФИО11 и припаркованного во дворе ... , где находился лежащий на земле ФИО9, имея умысел на самоуправство, действуя умышленно, самовольно, вопреки установленному законом или иным нормативно-правовым актам порядку совершения каких-либо действий, правомерность которых оспаривается гражданином, с применением насилия, реализуя преступный умысел, направленный на самовольное, вопреки установленному законом и иным нормативным актам порядку, возмещение, по его убеждению, ущерба за нанесение механических повреждений автомобилю <...>, вопреки ст. 18 Конституции РФ, чч. 1,2 ФЗ РФ «О полиции», не обратился с заявлением в правоохранительные органы, заведомо зная, что действует незаконно, потребовал от ФИО9 мобильный телефон, с целью компенсации причиненного интересам собственника транспортного средства ФИО11 ущерба, на что последний пояснил, что телефона у него нет. В ответ на отказ ФИО9, реализуя преступный умысел, направленный на самоуправство, применяя насилие, нанес удар ногой в область головы ФИО9, вынуждая потерпевшего подчиниться, после чего ФИО9 передал ему свой сотовый телефон <...>. Таким образом, своими самоуправными действиями ФИО46 причинил потерпевшему ФИО9 существенный вред в виде нанесенного морального вреда.

В судебном заседании ФИО47 вину в разбойном нападении не признали.

В кассационном представлении государственный обвинитель ФИО12 просит приговор отменить, а уголовное дело направить на новое судебное рассмотрение. В обоснование приводит доводы о том, что ФИО48 органами предварительного расследования обвинялись в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст.162 УК РФ. В ходе судебного заседания государственный обвинитель изменил юридическую квалификацию деяния подсудимых, предложив квалифицировать действия ФИО49 по ч.1 ст.115; пп. «а, г» ч.2 ст.161 УК РФ; ФИО50 - по ч.1 ст.115 ч.1, п. «а» ч.2 ст.161 УК РФ. Полагает, что представленные в материалах уголовного дела доказательства и показания лиц, допрошенных в судебном заседании, свидетельствуют о том, что первоначально в действиях подсудимых отсутствовал умысел на совершение хищения чужого имущества. Применение к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, явилось следствием конфликта и не служило средством завладения его имуществом. Умысел на хищение имущества потерпевшего возник у ФИО51 через небольшой временной промежуток после его избиения. Так, отойдя от лежавшего на земле потерпевшего, они вернулись к последнему после указания ФИО52 произнесенного в форме фразы: «Пойдем его обшмонаем!», которая послужила сигналом к преступным действиям. В результате ФИО53 высказал требования потерпевшему о передаче ему имущества, а после отказа применил насилие и забрал его телефон. Считает, что все признаки корыстной цели имели место в действиях ФИО54, когда они вдвоем подошли к потерпевшему, чтобы обыскать его на предмет наличия у последнего материальных ценностей. Кроме того, после изъятия телефона они распорядились им по своему усмотрению. Обстоятельства в части призыва к действиям со стороны ФИО55 его роли при изъятии имущества потерпевшего исследовались в судебном заседании и подтверждаются, в частности, показаниями ФИО56 на предварительном следствии (т.1 л. д. 184-187). Однако суд данным обстоятельствам не дал соответствующую оценку, что существенно повлияло на выводы суда при решении вопроса о виновности осужденных, на правильность применения уголовного закона и определение меры наказания. Считает, что согласованность действий виновных свидетельствует о том, что на совершение преступных действий по изъятию имущества потерпевшего ФИО9 имел место предварительный сговор, однако насильственные действия по изъятию имущества были совершены только ФИО57 Таким образом, фактические обстоятельства совершенного преступления позволяют сделать вывод о виновности подсудимого ФИО58 в умышленном причинении потерпевшему легкого вреда здоровью, а также в открытом хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья; о виновности подсудимого ФИО59 в умышленном причинении потерпевшему легкого вреда здоровью, а также в открытом хищении чужого имущества группой лиц по предварительному сговору. Совокупность представленных стороной обвинения доказательств является достаточной для признания ФИО60 виновными в совершении указанных преступных действий. Суд неправильно квалифицировал действия ФИО61 по ч.2 ст.330 УК РФ как самоуправство, приняв несостоятельные доводы стороны защиты, поскольку при изъятии телефона у потерпевшего в действиях виновных усматривается корыстная цель. При этом предполагаемое право на чужой телефон исключается, а цель временного его использования опровергается фактом распоряжения похищенным. Представленный стороной защиты отчет о стоимости по повреждениям транспортного средства, которым ФИО62 управлял по доверенности, составляет сумму в несколько тысяч рублей, превышающую стоимость похищенного у потерпевшего телефона. Вместе с тем, в судебном заседании ФИО63 пояснил, что изъятого телефона ему было достаточно для возмещения ущерба, причиненного его автомобилю. Данные утверждения абсолютно не логичны и противоречат друг другу. Кроме того, выемка автотранспортного средства была произведена только 8 октября 2011 г., тогда как ФИО64 в сентябре 2011 г. 4 раза привлекался к административной ответственности за нарушения правил дорожного движения.

В возражениях на кассационное представление адвокат Бельский В.А. в интересах осужденного ФИО65 выражает своё несогласие с данным представлением, просит оставить его без удовлетворения, а приговор в отношении ФИО66 - без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, возражениях, судебная коллегия считает приговор в отношении ФИО67 подлежащим отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство по основаниям, предусмотренным пп. 1, 2 ч. 1 ст. 379, п. 3 ст. 380, ч. 1 ст. 381 УПК РФ.

Согласно положениям ч. 1 ст. 297 УПК РФ приговор суда должен быть законным, обоснованным и справедливым.

Постановленный судом приговор не отвечает этим требованиям.

Из ст. 307 УПК РФ следует, что описательно-мотивировочная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного судом доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения, формы вины, мотивов, целей и последствий преступления. Суд в том числе обязан изложить доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым он отверг другие доказательства.

В соответствии с законом приговор постановляется в ясных и понятных формулировках. Это относится и к изложению мотивов, в силу которых одни доказательства суд принимает, а другие отвергает, соблюдая при этом принцип объективности, что отсутствует в обжалуемом приговоре.

Достаточный анализ исследованных в суде и приведенных в приговоре доказательств отсутствует. Выводы суда носят противоречивый характер.

Выводы о виновности ФИО68 в умышленном причинении легкого вреда здоровью ФИО9, вызвавшего кратковременное расстройство его здоровья, а также о виновности ФИО89 в самоуправстве суд обосновал со ссылкой на показания осужденных ФИО69, данные ими как в ходе предварительного расследования, так и в судебном заседании, показания потерпевшего ФИО14; свидетелей ФИО15, ФИО16, сотрудников ОВД ФИО17, ФИО18, которым о случившемся стало известно со слов потерпевшего; показания свидетеля ФИО19 - очевидца происшедшего, свидетелей ФИО20, ФИО21, ФИО22, которым стало известно о произошедшем конфликте от ФИО70 показания свидетелей ФИО23, ФИО24, которые слышали изначально звук удара по автомобилю, свидетеля ФИО25, у которой был изъят телефон потерпевшего, свидетеля ФИО26, подтвердившей соблюдение требований закона при производстве допроса ФИО71 в качестве подозреваемого; заключение судебно-медицинской экспертизы № о степени тяжести и механизме получения ФИО9 телесных повреждений (т.1, л.д. 149); заключение судебно-медицинской экспертизы №д, показания эксперта ФИО27, подтвердившего выводы экспертного заключения о характере причиненного потерпевшему вреда здоровью.

Кроме того, судом в качестве доказательств были приведены: протокол принятия устного заявления от потерпевшего ФИО9; протокол выемки, согласно которому у ФИО25 был изъят телефон потерпевшего; протокол осмотра автомобиля <...> с механическими повреждениями (т.1, л.д. 155-158); протокол осмотра сотового телефона потерпевшего (т.1, л.д. 165); протокол явки с повинной ФИО73, в которой он сообщил о нанесении им и ФИО72 телесных повреждений ФИО9 и о том, что забрал у ФИО9 сотовый телефон (т.1, л.д. 172); протоколы допросов осужденных и свидетеля ФИО19 на очных ставках.

Вместе с тем, вывод суда о том, что у осужденных отсутствовал умысел на открытое хищение имущества, а применение к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья, явилось следствием конфликта и не служило средством завладения его имуществом, является преждевременным.

Так, судом не дано надлежащей оценки показаниям ФИО74 в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемого от 4.10.2011 (т.1, л.д. 184-187) о том, что, отойдя от лежавшего на земле потерпевшего, они вернулись к последнему после указания ФИО77., произнесенного в форме фразы: «Давай его обшманаем!», после чего подошли к нему и с применением насилия забрали телефон у потерпевшего, которым распорядились по своему усмотрению; показаниям свидетеля ФИО19 на предварительном следствии (т.1, л.д.66-69), который показал, что, отойдя от лежавшего на земле потерпевшего, ФИО75 сказал ФИО76 «Пойдем обратно к мужчине, которого ранее избивали, поскольку, может быть, найдем у него телефон и денежные средства».

Приходя к выводу, что, изымая сотовый телефон у потерпевшего, ФИО78 лишь самовольно, вопреки установленному законом или иными нормативно-правовыми актами порядку, лишь реализовал свое право на возмещение причиненного, по его убеждению, ущерба имуществу, суд не проверил само наличие реального либо предполагаемого права.

Так, судом фактически не дано никакой оценки показаниям потерпевшего ФИО9, который как в ходе предварительного расследования, так и в суде отрицал сам факт повреждения в какой-либо форме имущества ФИО79 пояснял о беспричинности его избиения, которое затем закончилось хищением сотового телефона, и в тот же день опознал лиц, избивших его и завладевших телефоном.

Суд не проверил, исходя их показаний осужденных, потерпевшего, свидетелей, возможность образования механических повреждений на автомобиле ФИО80, отмеченных в протоколе осмотра автомобиля (т.1, л.д. 149), от действий потерпевшего, мог ли быть причинен его действиями материальный ущерб.

Принимая решение о квалификации действий осужденного ФИО81 как самоуправство, суд не дал оценку действиям ФИО82 по завладению телефоном потерпевшего, не обосновал надлежащим образом отсутствие у осужденных корыстного мотива; не дал оценку тем обстоятельствам, что после завладения телефоном ФИО83 сломал и выбросил сим-карту, а ФИО84 подарил телефон потерпевшего своей девушке ФИО25

При таких обстоятельствах приговор суда подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства.

При новом рассмотрении дела суду надлежит устранить указанные нарушения и принять решение в строгом соответствии с нормами уголовного и уголовно-процессуального закона.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия

О П Р Е Д Е Л И Л А :

приговор Советского районного суда г. Орла от 18 октября 2012 года в отношении ФИО85 отменить, уголовное дело направить на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд иным составом.

Председательствующий

Судьи




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 22-2715/2012
Принявший орган: Орловский областной суд
Дата принятия: 11 декабря 2012

Поиск в тексте