• по
Более 51000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 14 сентября 2011 года Дело N 33-9322
 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе председательствующего Титовца А. А.,

судей Треногиной Н. Г., Веретновой О. А.

рассмотрела в открытом судебном заседании в городе Перми 14 сентября 2011 года дело по кассационной жалобе Гарбузовского В. Т. на решение Ленинского районного суда города Перми от 28 июля 2011 года, которым ему отказано в удовлетворении иска в ООО «***», ОАО «Коммерческий банк «**» о признании ничтожным договора уступки права требования № 26\5 от 29.12.2009 года.

Заслушав доклад судьи Веретновой О. А., судебная коллегия

Установила:

Гарбузовский В. Т. предъявил иск ООО «***», ОАО «Коммерческий Банк «**» о признании ничтожной сделки по уступке права требования, вытекающего из кредитного договора, заключенного между Гарбузовским В. Т. и ОАО «Коммерческий Банк «**», о применении последствий недействительности ничтожной сделки.

В обоснование заявленных требований истец указывал, что 21 января 2009 года между ним и ОАО «Коммерческий Банк «**» был заключен договор, по условиям которого Банк принял на себя обязательство открыть кредитную линию с лимитом задолженности, не превышающей 5 800 000 руб. на срок до 21 июля 2009 года с оплатой за пользование кредитом процентов из расчета 22 % годовых.

29 декабря 2009 года по договору уступки прав (цессии), заключенному между ОАО«Коммерческий Банк «**» и ОАО «***», последнему было передано право требования исполнения обязательства по возврату кредита Гарбузовским В. Т.

Заявляя требования о признании оспариваемого договора цессии ничтожной сделкой и применении последствий ее недействительности, истец ссылался на то, что ОАО «Коммерческий Банк «**» нарушил банковскую тайну в отношении любых операций с его (истца) счетом.

Истец участия в судебном заседании не принимал.

Его представитель просил иск удовлетворить.

Представитель ответчика ОАО «Коммерческий Банк «**» иск не признал.

Ответчик ООО «***» участия в судебном заседании не принимал.

Судом постановлено приведенное выше решение.

В кассационной жалобе Гарбузовский В. Т. ставит вопрос об отмене решения суда, считая его постановленным с нарушением норм материального и процессуального права.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе, проверив законность и обоснованность решения в пределах доводов, изложенных в ней ( пункт 1 статьи 347 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судебная коллегия приходит к следующему:

Отказывая Гарбузовскому В. Т. в удовлетворении исковых требований о признании оспариваемого договора ничтожной сделкой и о применении последствий его недействительности, суд обоснованно исходил из того, что вступившим в законную силу решением Ленинского районного суда Перми от 16 марта 2011 года, состоявшимся с участием сторон по данному делу, было установлено наличие задолженности Гарбузовского В. Т. перед ОАО «Коммерческий Банк «**» по договору 21 января 2009 года № Ф-01541-КЛЗ-01-Н на сумму 7 803 113,36 руб., указанный кредитный договор не содержал запрета Банку на передачу права требования третьим лицам.

По договору цессии Банк уступил право требования возврата задолженности ООО «***».

Установив эти обстоятельства, суд пришел к выводу о том, что договор цессии от 29 декабря 2009 года соответствует требованиям статей 382, 384, 388, 389 Гражданского кодекса Российской Федерации, каких-либо доказательств, подтверждающих ничтожность оспариваемого договора цессии, истцом, в нарушение требований статьи 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не представлено, на основании чего у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания к применению последствий недействительности ничтожной сделки, предусмотренных статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Как следует из материалов дела и состоявшегося судебного постановления основным доводом Гарбузовского В. Т. о недействительности переданного ОАО КБ «**» ООО «***» требования по договору от 21 января 2009 года на сумму 7 803 113 рублей является то, что, по его мнению, российское законодательство исключает возможность уступки права требования возврата кредита и уплаты процентов субъектам не банковской сферы, а поскольку ОАО КБ «**» передало ООО «***», не являющемуся банковским учреждением, информацию, составляющую банковскую тайну, указанный договор ничтожен.

Суд первой инстанции, установив обстоятельства дела, проанализировав положения действующего гражданского законодательства, обоснованно пришел к выводу об отсутствии оснований для признания договора цессии недействительной (ничтожной) сделкой.

Судебная коллегия считает вывод суда правильным.

Так, статьей 166 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). Требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено лицами, указанными в настоящем Кодексе. Требование о применении последствий недействительности ничтожной сделки может быть предъявлено только заинтересованным лицом.

В пункте 32 Постановления Пленумов Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01 июля 1996 года N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъяснено, что, учитывая, что Гражданский кодекс Российской Федерации не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица (пункт 2 статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В соответствии со статьей 167 Гражданского кодекса Российской Федерации недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения. При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке.

В силу пункта 1 статьи 382 Гражданского кодекса Российской Федерации право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона. Для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласие должника, если иное не предусмотрено законом или договором.

Если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права (статья 384 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору (пункт 1 статьи 388 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В силу положений статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 3 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации защите подлежит только нарушенное право.

Поскольку истец не является стороной договора цессии, в результате его совершения ничего не лишился и не приобрел, кроме того, истец не является стороной, что-либо получающей при условии применения последствий недействительности сделки, а также не представил доказательств, подтверждающих, что личность кредитора имеет в данном случае для должника существенное значение, не имеется оснований полагать, что какие-либо права и законные интересы, принадлежащие истцу, были нарушены, совершенной между сторонами сделкой - договором цессии.

Доводы кассационной жалобы о нарушении Банком положений статей 26, 33,34 Федерального Закона «О банках и банковской деятельности» при заключении договора цессии повторяют доводы истца, изложенные в обоснование заявленных требований. Эти доводы судом первой инстанции проверены и им дана оценка. Оснований для повторной проверки и оценке этих доводов судебная коллегия не усматривает. Суд первой инстанции правильно указал на отсутствие оснований для признания договора цессии недействительной (ничтожной ) сделкой, поскольку в силу положений статей 1 и 5 Федерального Закона «О банках и банковской деятельности» банку принадлежит исключительное право осуществлять в совокупности операции по привлечению денежных средств физических и юридических лиц во вклады и размещению указанных средств от своего имени на условиях возвратности, платности, срочности. При этом исключительность указанного права не допускает передачу банком прав по кредитному договору другому лицу, не являющемуся банком и не имеющем лицензии Центрального банка России, на осуществление банковских операций. В данном случае, банк не передал ООО «***» права на осуществление банковских операций по счету Гарбузовского В. Т. не обеспечил доступ к этому счету, а уступил право требования возврата конкретной денежной суммы, что не нарушает баланс участников кредитного обязательства.

Таким образом, доводы кассационной жалобы не могут повлиять на содержание постановленного судом решения, правильность определенных судом прав и обязанностей сторон в рамках спорных правоотношений, не свидетельствуют о наличии предусмотренных статьей 362 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации оснований к отмене состоявшегося судебного решения.

Учитывая изложенное, руководствуясь статьей 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия

Определила:

Решение Ленинского районного суда города Перми от 28 июля 2011 года по доводам, изложенным в кассационной жалобе Гарбузовского В.Т., оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Председательствующий:

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-9322
Принявший орган: Пермский краевой суд
Дата принятия: 14 сентября 2011

Поиск в тексте