• по
Более 52000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус

 
СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ПЕРМСКОГО КРАЕВОГО СУДА
 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
 

от 08 февраля 2011 года Дело N 33-1129/2011
 

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда в составе:

председательствующего Железчиковой А.В.

судей Истоминой Т.А. и Мальцевой М.Е.,

рассмотрела в открытом судебном заседании от 8 февраля 2011 года в г. Кудымкар Пермского края дело по кассационной жалобе Коми-Пермяцкое отделение №** - филиала открытого акционерного общества «Сбербанк России» на решение Юрлинского районного суда Пермского края от 27 декабря 2010 года, которым постановлено:

исковые требования Кониной Л.Д. удовлетворить полностью;

признать недействительным п. 2.1 кредитного договора №** от 31 мая 2007 года, заключенного между открытым акционерным обществом «Сбербанк России» в лице филиала - Коми-Пермяцкого отделения ** и Кониной Л.Д., по установлению платы за обслуживание ссудного счета;

взыскать с открытого акционерного общества «Сбербанк России» в лице Коми-Пермяцкого отделения ** в пользу Кониной Л.Д. 3600 рублей, уплаченных за обслуживание ссудного счета по данному договору; проценты по кредиту, уплаченные с данной денежной суммы за обслуживание ссудного счета в сумме 2142 рублей, а также проценты за пользование чужими денежными средствами в сумме 976,5 рублей, всего 6718,5 рублей;

взыскать с открытого акционерного общества «Сбербанк России» в лице Коми-Пермяцкого отделения ** государственную пошлину в доход бюджета Юрлинского муниципального района в сумме 400 рублей.

Заслушав доклад судьи Мальцевой М.Е., судебная коллегия

УСТАНОВИЛА:

Конина Л.Д. обратилась в суд с иском к филиалу ОАО «Сбербанк России» - Коми-Пермяцкому отделению ** (далее по тексту - банк) о признании ничтожным условия кредитного договора об уплате единовременного платежа за открытие и обслуживание ссудного счета, о взыскании суммы единовременного платежа - 3600 рублей, процентов начисленных на сумму единовременного платежа в размере 2142 рубля, а также процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 976,50 рублей. Требования мотивированы тем, что условие кредитного договора о взимании единовременных платежей за обслуживание ссудного счета банком противоречит гражданскому законодательству и Закону РФ «О защите прав потребителей», ущемляет ее права как потребителя.

В судебном заседании Конина Л.Д. требования поддержала по изложенным выше основаниям.

Представитель ответчика С. иск не признал по основаниям, изложенным в письменных возражениях на иск, из которых следует, что заключенные с истцом кредитные договоры являются смешанными и содержат элементы и кредитного договора, и договора банковского счета, что соответствует положениям ст. 421 ГК РФ. К заключению оспариваемого договора истца никто не принуждал, условия договора ему были известны. Включая в договор условие о взимании платы, банк действовал в соответствии с законом «О банках и банковской деятельности» и банковскими нормативными актами. Условия кредитного договора не нарушают требований закона. Заявляет о пропуске истицей срока давности, который, по мнению ответчика, составляет три года.

Судом постановлено вышеуказанное решение.

В кассационной жалобе представитель ответчика ОАО « Сберегательный банк РФ» в лице Коми-Пермяцкого отделения ** Б. с решением суда не согласна. Указывает на неправильное определение судом юридически значимых обстоятельств, неправильное применение норм материального права. Считает, что возникшие правоотношения регулируются нормами банковского законодательства, которые имеют приоритет перед другими ввиду того, что являются специальными применительно к данному делу. Полагает, что императивных норм, запрещающих взимание комиссии за ведение ссудного счета, федеральные законы не содержат. Банк с соблюдением общих принципов гражданского законодательства: равенства сторон, свободы договора, соответствия условий договора обязательным для сторон правилам, заключил договор с истцом, в котором отсутствуют условия, ущемляющие права потребителя. Указывает на необоснованность взыскания убытков в виде процентов на сумму единовременного платежа. Полагает, что судом неверно исчислен срок исковой давности, указывая, что истец оспаривает конкретное условие кредитного договора, и течение срока должно исчисляться с момента исполнения этого условия, то есть с 1 июня 2007 года. Просит отменить решение суда.

В возражениях на кассационную жалобу истец с доводами жалобы не согласна, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы и возражений, судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела и неверным применением норм материального права.

Из материалов дела следует, что сторонами 31 мая 2007 года заключен кредитный договор №**, по условиям которого банк обязался предоставить истице кредит на неотложные нужды в сумме 120 т.р. под 17 % годовых на срок по 31 мая 2012 года, истец же обязался вернуть кредит и уплатить проценты за его пользование в размере и сроки, предусмотренные условиями договора.

В разделе кредитного договора об условиях предоставления кредита предусмотрен пункт 2.1, согласно которому банк открывает заемщику Кониной Л.Д. ссудный счет, за обслуживание которого она обязалась уплатить банку единовременный платеж (тариф) в размере 3600 рублей, не позднее даты выдачи кредита.

Согласно приходно-кассовому ордеру, 31 мая 2007 года Кониной Л.Д. 3600 рублей уплачены, в материалах дела имеется копия сберегательной книжки, согласно которой 31 мая 2007 года на счет истицы поступила сумма 116410 рублей. То есть сумма единовременного платежа за обслуживание ссудного счета фактически была удержана из суммы кредита.

Истица свои требования обосновывает тем, что данное условие кредитного договора о взимании единовременного платежа ничтожно.

Ответчик в суде первой инстанции утверждал, что истица обратилась в суд за пропуском срока давности, вследствие чего просил в иске отказать. В этой связи ответчик указал, что трехлетний срок давности необходимо исчислять с 1 июня 2007 года, поскольку условие кредитного договора, которое оспаривает истица, реализовано 31 мая 2007 года.

Суд данную позицию ответчика не принял по тем мотивам, что в кредитном договоре обозначен срок его исполнения - до 31 мая 2012 года, исходя из чего суд, ссылаясь на ч,2 ст.200 ГК РФ, пришел к выводу, что срок исковой давности истцом не пропущен и что он начнет исчисляться после исполнения самого кредитного договора, то есть с 31 мая 2012 года.

Судебная коллегия не может согласиться с данными выводами суда.

Согласно ч. 1 ст. 181 ГК РФ, срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Ст. 180 ГК РФ предусматривает, что недействительность части сделки не влечетнедействительности прочих ее частей, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части.

В соответствии с частью 2 ст. 200 ГК РФ по обязательствам с определенным сроком исполнения течение исковой давности начинается по окончании срока исполнения.

Согласно ч. 2 ст. 199 ГК РФ, исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения.

Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

П. 2.1 кредитного договора, который судом обоснованно квалифицирован как ничтожный, содержит условие, определяющее момент его исполнения. В данном пункте указано, что плата за обслуживание ссудного счета должна быть внесена не позднее даты выдачи кредита, то есть момент исполнения обязанности по уплате единовременного платежа за обслуживание ссудного счета сторонами был согласован - не позднее дня выдачи кредита.

Более того, данная часть сделки сторонами исполнена, платеж в сумме 3600 рублей Кониной Л.Д. внесен 31 мая 2007 года. Следовательно, начало течения трехлетнего срока давности в соответствии с требованиями ст. 181 ч.1 ГК РФ необходимо исчислять с указанной даты, что означает, что срок давности истек 1 июня 2010 года.

Истица обратилась в суд с заявлением о применении последствий ничтожной сделки 1 декабря 2010 года, то есть тогда когда срок давности истек, о чем было заявлено ответчиком в судебном заседании.

Доказательств уважительности причин пропуска срока давности истец не представил.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным и оно подлежит отмене.

Учитывая, что имеющимися в деле доказательствами подтверждаются факты, изложенные в кассационной жалобе о пропуске истицей срока давности, судебная коллегия считает необходимым принять новое решение об отказе в удовлетворении иска на основании ч. 2 ст. 199ГКРФ.

Доводы суда о необходимости применения в данном случае положений ст.200 ГК РФ судебная коллегия находит неверными. Как уже указывалось выше, в данном случае истцом оспаривается условие договора. Для предъявления же требований об оспаривания недействительных договоров полностью или в части или применения последствий недействительности ничтожных договоров установлены специальные правила исчисления сроков давности, сформулированные в ст. 181 ГК РФ, которая в данном случае и подлежит применению. Правила же ст. 200 ГК РФ судом первой инстанции были применены необоснованно, поскольку спорные правоотношения не регулируют.

Руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Юрлинского районного суда Пермского края от 27 декабря 2010 года по иску Кониной Л.Д. к Открытому акционерному обществу «Сберегательный банк РФ» в лице Коми-Пермяцкого отделения ** о признании кредитного договора в части условия о взимании платы за ведение ссудного счета ничтожным, применении последствий недействительности ничтожной, сделки отменить.

Постановить новое решение, которым Кониной Л.Д. в иске отказать.

Председательствующий

Судьи:




Электронный текст документа
подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:
файл-рассылка

Номер документа: 33-1129/2011
Принявший орган: Пермский краевой суд
Дата принятия: 08 февраля 2011

Поиск в тексте