• по
Более 48000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


ФЕДЕРАЛЬНЫЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД МОСКОВСКОГО ОКРУГА
 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 26 августа 2013 года Дело N А40-129033/2012

Резолютивная часть постановления объявлена 26 августа 2013 г.

Полный текст постановления изготовлен 26 августа 2013 г.

Федеральный арбитражный суд Московского округа

в составе:

председательствующего-судьи Шуршаловой Н.А.,

судей Антоновой М.К., Коротыгиной Н.В.,

при участии в заседании:

от ответчика ИФНС России N 19 по г. Москве: Алехина Е.Н. (дов.от 03.09.12 N128-И)

рассмотрев 26 августа 2013 г. всудебномзаседаниикассационную жалобу ИФНС России N 19 по г. Москве

на решение Арбитражного суда города Москвы от 31 января 2013 г.,

принятое судьей Паршуковой О.Ю.,

на постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06 мая 2013г.,

принятое судьями Крекотневым С.Н., Порывкиным П.А., Солоповой Е.А.,

по заявлению ООО "КВЕСТА С" (ОГРН:1027739855747)

к ИФНС России N 19 по г. Москве (ОГРН: 1047719056483)

о признании недействительным решения от 21 августа 2012 г. N 162,

установил: 29 июня 2012 г. в ходе выездной налоговой проверки общества с ограниченной ответственностью "КВЕСТА С" (далее - общество, заявитель) Инспекцией Федеральной налоговой службы России N 19 по г. Москве (далее - инспекция, налоговый орган) в адрес ООО "КВЕСТА С" выставлено требование о предоставлении документов N 34100, которым у общества были запрошены документы в количестве 1505 наименований (государственные контракты с подразделениями Минобороны России, ФСБ России и СВР России на строительные работы, акты КС-2, справки КС-3 и счета-фактуры).

12 июля 2012 г. общество представило письмо о невозможности предоставления истребуемых документов по причине того, что данные документы составляют государственную тайну, находятся в органах, уполномоченных на хранение и обращение с документами, составляющими государственную тайну, и могут быть предоставлены только представителям органов, имеющих соответствующий допуск к сведениям, составляющим государственную тайну и по официальному запросу контрольного ведомства, имеющего разрешение на проведение работ со сведениями соответствующей степени секретности.

24 июля 2012 г. инспекцией принято решение N 162, которым общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной пунктом 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации за непредставление налогоплательщиком в установленный срок в налоговый орган документов, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации в виде штрафа в размере 200 рублей за каждый непредставленный документ. Всего 301000 рублей (1505 x 200 рублей).

решение вынесено на основании акта от 24 июля 2012 г. об обнаружении фактов, свидетельствующих о предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации налоговых правонарушениях (за исключением налоговых правонарушений, предусмотренных статьями 120, 122, 123).

Посчитав свои права нарушенными, а решение не соответствующим закону, ООО "КВЕСТА С" обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения ИФНС России N 19 по г. Москве.

решением Арбитражного суда города Москвы от 31 января 2013 г., оставленным без изменения постановлением Девятого арбитражного апелляционного суда от 06 мая 2013 г., требования удовлетворены по заявленным основаниям.

В кассационной жалобе ИФНС России N 19 по г. Москве просит об отмене принятых по делу судебных актов, полагая, что суды неправильно применили нормы материального права о привлечении к налоговой ответственности по пункту 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации, выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам и материалам дела.

В отзыве на кассационную жалобу ООО "КвестаС" считает принятые по делу судебные акты законными, просит кассационную жалобу отклонить.

В заседании кассационной инстанции представитель ИФНС России N 19 по г. Москве поддержал доводы кассационной жалобы.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, выслушав представителя налогового органа, суд кассационной инстанции считает судебные акты подлежащими отмене по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 93 Налогового кодекса Российской Федерации должностное лицо налогового органа, проводящее налоговую проверку, вправе истребовать у проверяемого налогоплательщика необходимые для проверки документы.

Статьей 126 Налогового кодекса Российской Федерации предусмотрено привлечение к налоговой ответственности за непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных названным Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах.

В силу пункта 1 статьи 126 Налогового кодекса Российской Федерации непредставление в установленный срок налогоплательщиком в налоговые органы документов и (или) иных сведений, предусмотренных Кодексом и иными актами законодательства о налогах и сборах, влечет взыскание штрафа в размере двухсот рублей за каждый непредставленный документ.

Согласно статье 106 Налогового кодекса Российской Федерации налоговым правонарушением признается виновно совершенное противоправное (в нарушение законодательства о налогах и сборах) деяние налогоплательщика, за которое Налоговым кодексом Российской Федерации установлена ответственность.

Удовлетворяя заявленные требования, судебные инстанции исходили из правомерности непредставления заявителем запрашиваемых налоговым органом документов в связи с содержанием в них государственной тайны с присвоением грифа "секретно" и их фактическим отсутствием у заявителя, в связи с нахождением в учреждении, специально уполномоченном на хранение документов, содержащих государственную тайну.

При этом суды со ссылкой на законодательство о государственной тайне пришли к выводу о том, что непредставление обществом документов, запрошенных инспекцией требованием N 34100, произошло непосредственно по вине самого налогового органа, поскольку должностными лицами инспекции не соблюдены предусмотренные законодательством Российской Федерации требования, обязательные для предоставления доступа к документам, содержащим сведения, составляющие государственную тайну.

Кассационная инстанции не может согласиться с такими выводами судов по следующим основаниям.

Перечень сведений, составляющих государственную тайну, содержится в статье 5 Российской Федерации от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" и включает в себя, в том числе следующие сведения:

- в военной области - сведения о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности режимных и особо важных объектов, об их проектировании, строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов;

- в области разведывательной, контрразведывательной и оперативно-розыскной деятельности - об организации, о силах, средствах и методах обеспечения безопасности объектов государственной охраны, а также данные о финансировании этой деятельности, если эти данные раскрывают перечисленные сведения.

Порядок отнесения сведений о государственной тайне определен статьей 9 названного Федерального закона, согласно которому отнесение сведений к государственной тайне осуществляется в соответствии с их отраслевой, ведомственной или программно-целевой принадлежностью, а также в соответствии с указанным Законом.

Статьей 12 Закона предусмотрено, что на носители сведений, составляющих государственную тайну, наносятся реквизиты, включающие следующие данные: 1) о степени секретности содержащихся в носителе сведений со ссылкой на соответствующий пункт действующего в данном органе государственной власти, на данном предприятии, в данных учреждении и организации перечня сведений, подлежащих засекречиванию; 2) об органе государственной власти, о предприятии, об учреждении, организации, осуществивших засекречивание носителя; 3) о регистрационном номере; 4) о дате или условии рассекречивания сведений либо о событии, после наступления которого сведения будут рассекречены.

При невозможности нанесения таких реквизитов на носитель сведений, составляющих государственную тайну, эти данные указываются в сопроводительной документации на этот носитель.

Отсутствие на документах грифа секретности, а также обязательных реквизитов предусмотренных статьей 12 Закона, свидетельствует о том, что данные документы и содержащиеся в них сведения не отнесены органами государственной власти и их руководителями, входящими в Перечень сведений, отнесенных в государственной тайне, утвержденный Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. N 1203, к государственной тайне.

Судами данные обстоятельства не выяснялись, вопрос о наличии в истребуемых документах необходимых реквизитов, свидетельствующих об отнесении данных сведений к государственной тайне, не исследовался, подлинные документы заявителем не представлялись и судами не обозревались, в то время, как в материалах настоящего дела отсутствуют доказательства, с достоверностью подтверждающие, что характер сведений, запрошенных инспекций, отнесен к сведениям, составляющим государственную тайну, с учетом положений вышеуказанных норм.

Суды в качестве признаков относимости сведений, содержащихся в истребуемых документах (государственных контрактах, счетах-фактурах, актах выполненных работ и др.), сослались на переписку с заказчиками - территориальными подразделениями Минобороны России и ФСБ России, в которых они утверждали, что документы относятся к государственной тайне.

Вместе с тем, судами не учтено, что наличие писем от организаций и органов государственной власти, касающихся относимости или не относимости документов и сведений к содержащим государственную тайну при отсутствии на документах или самих письмах грифа секретности и установленных в статье 12 Закона обязательных реквизитов не меняет общий режим доступа к таким документам, поскольку адресное письмо определенному лицу (в том числе ответ на запрос) не может в силу Закона, без надлежаще проведенной процедуры, повлечь изменение режима доступа к документам и сведениям, а также их отнесение к государственной тайне.

При этом налоговый орган в опровержение доводов о содержании государственной тайны в документах заказчиков представил сопроводительные письма, с которыми те же самые документы без какого-либо установленного Законом режима секретности были переданы инспекции заказчиками заявителя в рамках встречных проверок после отказа заявителя представить копии по требованию.

Кроме того, ни во время процедуры рассмотрения возражений на акт проверки, ни в рамках судебных заседаний заявителем не представлено доказательств, свидетельствующих о том, что документы находились на ответственном хранении у ФГУП "Акустический институт им. Академика Н.Н. Андреева". В частности, акт приема-передачи с наличием описи документов, переданных на хранение с указанием формы допуска по каждому документу на основании Перечня сведений, составляющих государственную тайну, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 30 ноября 1995 г. N 1203, представлен не был.

В материалах дела отсутствует подлинник либо заверенная копия договора об оказании услуг в области защиты государственной тайны от 07 ноября 2007 г. N 1011У, заключенного с ФГУП "Акустический институт им. Академика Н.Н. Андреева", через который осуществляется передача секретных документов. Сведений о том, что договор обозревался судом в заседании, также не имеется.

Таким образом, вывод судов о нахождении истребуемых инспекцией документов на хранении не подтвержден доказательствами.

На основании вышеизложенного, суд кассационной инстанции считает, что выводы судов не соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в материалах дела доказательствам и основаны на неправильном применении норм материального права, в связи с чем в силу пункта 3 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации состоявшиеся по делу судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в арбитражный суд первой инстанции.

Обращает на себя внимание тот факт, что в рамках рассмотрения дела N А40-255700/13-107-87 по заявлению ООО "КВЕСТА С" к ИФНС России N 19 по г. Москве о признании недействительным решения от 28 сентября 2012 г. N 796 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения, вынесенного по результатам выездной налоговой проверки, обществом было заявлено ходатайство о рассмотрении дела в закрытом судебном заседании. В обоснование заявленного ходатайства заявитель указывал на необходимость предоставления документов, составляющих государственную тайну (государственные контракты с подразделениями Минобороны России, ФСБ России и СВР России на строительные работы, акты КС-2, справки КС-3 и счета-фактуры).

Оценив ходатайство и приложенные к нему документы, а также обозрев оригиналы документов, суд установил, что документы не содержат сведений о государственной тайне, поскольку на них отсутствует гриф секретности, а также обязательные реквизиты, перечисленные в статье 12 Закона, вследствие чего определением от 16 мая 2013 г. в удовлетворении заявленного ходатайства отказал.

При таком положении принятые по делу судебные акты не могут быть признаны правильными и подлежат отмене.

При новом рассмотрении суду необходимо учесть изложенное, проверить обоснованность привлечения налогоплательщика к налоговой ответственности, возражения общества о невозможности представления документов и, в зависимости от собранных доказательств, в соответствии с законом разрешить спор по существу.

Руководствуясь статьями 284-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда города Москвы от 31 января 2013 г., постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 06 мая 2013 г. по делу N А40-129033/12-140-860 отменить. Дело направить на новое рассмотрение в Арбитражный суд города Москвы.

     Председательствующий
    Н.А.Шуршалова

     Судьи     М.К.Антонова

     Н.В.Коротыгина

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: Ф05-10156/2013
А40-129033/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Московского округа
Дата принятия: 26 августа 2013

Поиск в тексте