• по
Более 59000000 судебных актов
  • Текст документа
  • Статус


АРБИТРАЖНЫЙ СУД САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ
 

РЕШЕНИЕ

от 25 марта 2013 года Дело N А55-35408/2012

Резолютивная часть решения оглашена 19 марта 2013 года

Полный текст решения изготовлен 25 марта 2013 года

Арбитражный суд Самарской области

в составе

судьи Сафаевой Н.Р.

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Смирнягиной С.А.

рассмотрев в судебном заседании 19.03.2013 дело по иску

Государственного бюджетного учреждения культуры «Самарская областная универсальная научная библиотека», г. Самара

от 27 декабря 2012 года

к Индивидуальному предпринимателю Втулкиной Татьяне Васильевне, Самарская область, г. Отрадный

о взыскании 564289 рублей 62 копеек

при участии в заседании

от истца - представитель Харитонов В.Г. (паспорт, доверенность от 24.01.2013)

от ответчика - представитель Втулкин Д.А. (паспорт, доверенность от 06.09.2012)

Установил:

Государственное бюджетное учреждение культуры «Самарская областная универсальная научная библиотека» обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к Индивидуальному предпринимателю Втулкиной Татьяне Васильевне о взыскании 132545 рублей 23 копеек, из которых 104735 рублей 10 копеек - неосвоенный аванс по государственному контракту № 59 от 14.11.2011г., 9192 рубля 69 копеек - проценты за пользование чужими денежными средствами, 25 281 рубль 94 копейки - пени за нарушение сроков исполнения обязательств по контракту.

До завершения рассмотрения дела истец письменно заявил об уточнении исковых требований, в связи с чем просил признать государственный контракт № 59 от 14.11.2011, срок действия которого истек 30.12.2011, расторгнутым, и взыскать с ответчика 564289 рублей 62 копеек, из которых 104735 рублей 10 копеек - неосвоенный аванс по государственному контракту № 59 от 14.11.2011г., 9192 рубля 69 копеек - проценты за пользование чужими денежными средствами, 450361 рубль 83 копейки - пени за нарушение сроков исполнения обязательств по контракту.

В заседании 19.03.2013 представитель истца устно уточнил неимущественное требование и просил расторгнуть заключенный между сторонами контракт № 59 от 14.11.2011.

Рассмотрев подобное уточнение заявленного иска, суд принял его лишь в части увеличения исковых требований по взысканию пени за нарушение сроков исполнения обязательств по контракту до 450361 рубль 83 копейки. В принятии уточнения исковых требований путем включения в предмет иска нового (дополнительного) требования о расторжении контракта судом было отказано, поскольку такое требование истцом первоначально не предъявлялось, более того истцом не было представлено доказательств соблюдения досудебного порядка урегулирования спора в этой части, тогда как нормы ч.2 ст. 452 Гражданского кодекса Российской Федерации устанавливают, что требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом либо договором, а при его отсутствии - в тридцатидневный срок.

Таким образом, судом были рассмотрены лишь имущественные требования истца к ответчику о взыскании 564289 рублей 62 копеек.

Ответчик против удовлетворения заявленного иска возражал по основаниям, изложенным в письменном отзыве на иск, ссылаясь на освоение полученных от истца денежных средств и исполнение принятых на себя по контракту обязательств в полном объеме.

Исследовав имеющиеся в деле доказательства, проверив обоснованность доводов, изложенных в исковом заявлении, письменном отзыве на иск, заслушав объяснения представителей сторон, суд считает исковые требования подлежащими частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Спорные взаимоотношения сторон по настоящему иску обусловлены заключенным между ними государственным контрактом № 59 от 14.11.2011, на условиях которого истец, будучи заказчиком, поручил, а ответчик, именуясь подрядчиком, принял на себя обязательства выполнить работы по оцифровке самарских краеведческих изданий согласно списку, являющемуся приложением № 1 к контракту.

В качестве приложения № 1 к контракту было утверждено техническое задание на оцифровку самарских краеведческих изданий, согласно которому целью выполнения работ по контракту являлось создание массива файлов, содержащих графические образы страниц издания в формате JPG для организации расширенного доступа пользователей библиотеки к полнотекстовым базам данных краеведческих изданий.

В техническом задании стороны предусмотрели, что перед началом работ по сканированию всего массива подрядчик проводит сканирование и обработку тестовой части массива в количестве не менее 100 страниц, выбранных заказчиком, и передачу графических образов заказчику для подтверждения качества выполняемых работ. Передача тестовых графических образов должна была осуществляться посредством электронной почты или записи на СD. Результаты тестового задания должны быть оформлены актом. При наличии замечаний тестовое задание выполняется заново. Работы по выполнению тестового задания и подписанию акта должны быть завершены не позднее трех рабочих дней с начала выполнения работ.

Согласно разделу 7 технического задания весь комплекс работ должен был быть выполнен подрядчиком в течение 20 календарных дней с момента заключения государственного контракта.

Согласованная сторонами цена подлежащих выполнению работ составила 349117 рублей 70 копеек, из которых 30% должны были авансироваться заказчиком в течение 7 дней после подписания контракта, а оставшиеся 70% заказчику следовало оплатить по факту выполнения подрядчиком работ, после подписания сторонами акта о приемке выполненных работ и выставления подрядчиком соответствующего счета на оплату.

Исполняя принятые на себя обязательства по контракту, истец перечислил ответчику аванс в сумме 104735 рублей 10 копеек, однако подрядчик, по утверждению истца, должным образом работы по контракту не выполнил и не передал заказчику результат работ надлежащего качества. Нарушение подрядчиком принятых на себя по контракту обязательств, по мнению истца, подтверждено вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Самарской области от 27.04.2012 по делу №А55-1250/2012.

В рамках указанного дела был рассмотрен иск Государственного бюджетного учреждения культуры «Самарская областная универсальная научная библиотека» к Индивидуальному предпринимателю Втулкиной Татьяне Васильевне о расторжении заключенного между ними государственного контракта № 59 от 14.11.2011 и встречный иск предпринимателя к учреждению о взыскании 477127 рублей 70 копеек, составляющих задолженность за выполненные работы по указанному контракту.

По результатам рассмотрения данного дела Арбитражный суд Самарской области принял решение от 27.04.2012, которым оставил без рассмотрение первоначальный иск в связи с несоблюдением досудебного порядка урегулирования спора и отказал в удовлетворении встречных исковых требований, придя к выводу о том, что подрядчик существенно нарушил условия контракта о сроках производства работ и требования к качеству работ, а также не представил доказательств сдачи результата выполненных работ заказчику по акту приема-передачи.

Указанные выше обстоятельства, по мнению истца, позволяют ему в настоящее время требовать от ответчика возврата выплаченного по контракту аванса, а также начисленных на него процентов за пользование чужими денежными средствами.

Положения о действии договора во времени урегулированы нормами ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации, в которой указано, что договор вступает в силу и становится обязательным для сторон с момента его заключения. Стороны вправе установить, что условия заключенного ими договора применяются к их отношениям, возникшим до заключения договора. Законом или договором может быть предусмотрено, что окончание срока действия договора влечет прекращение обязательств сторон по договору. Договор, в котором отсутствует такое условие, признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

Поскольку заключенный сторонами контракт не содержит определенного условия о прекращении обязательств сторон по окончанию срока его действия, суд приходит к выводу, что такой контракт признается действующим до определенного в нем момента окончания исполнения сторонами обязательства.

Анализ условий контракта №59 от 14.11.2011 позволяет признать, что обязательства подрядчика считаются выполненным после завершения всего объема предусмотренных работ, устранения выявленных недостатков и подписания сторонами акта о сдаче-приемке выполненных работ (п. 3.2.1, 3.2.2 контракта).

Как следует из материалов дела, подрядчик выполнение работ по контракту не завершил; результат работ, выполненных с надлежащим качеством, заказчику не передал; акт о приемке выполненных работ сторонами подписан не был; каких-либо соглашений о расторжении контракта между сторонами не подписывалось.

Также заказчик не использовал свое право на отказ от исполнения контракта, предусмотренное ч.2 ст. 715 Гражданского кодекса Российской Федерации. В частности данной нормой права установлено, что если подрядчик не приступает своевременно к исполнению договора подряда или выполняет работу настолько медленно, что окончание ее к сроку становится явно невозможным, заказчик вправе отказаться от исполнения договора и потребовать возмещения убытков.

В представленных в материалы дела досудебных претензиях истца к ответчику не содержится отказа заказчика от исполнения контракта либо предложения заказчика расторгнуть контракт в добровольном порядке.

По смыслу норм ст. 425 Гражданского кодекса Российской Федерации истечение срока выполнения работ, а также срока действия контракта, установленного в пункте 8.1 до 30.12.2011, на что ссылался заказчик, само по себе не прекращает обязательства подрядчика выполнить такие работы даже с просрочкой.

Следовательно, на момент предъявления настоящего иска и его рассмотрения в суде заключенный между сторонами контракт являлся действующим, несмотря на фактическое прекращение подрядчиком исполнения обязательств по нему.

По смыслу норм главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанность подрядчика возвратить неосвоенные им авансовые платежи заказчика, перечисленные по договору подряда, возникает лишь при прекращении договорных отношений сторон, поскольку с момента прекращения таких отношений у подрядчика утрачиваются основания для удержания денежных средств заказчика.

Учитывая, что в настоящее время контракт между сторонами не прекращен, основания для взыскания с ответчика перечисленных в рамках этого контракта денежных средств в качестве неосновательного обогащения у суда отсутствуют.

Более того судом учтено, что подрядчиком до заключения контракта платежным поручением № 259 от 07.11.2011 на лицевой счет заказчика в обеспечение исполнения контракта было перечислено 232745 рублей 10 копеек, за счет которых заказчик вправе удовлетворить свои имущественные притязания к ответчику.

При указанных обстоятельствах суд полагает, что истцом избран ненадлежащий способ защиты права, не позволяющий восстановить нарушенные права. Нарушенному праву заказчика будет соответствовать способ защиты, связанный с расторжением контракта либо отказом заказчика от его исполнения в порядке норм ч.2 ст. 715 Гражданского кодекса Российской Федерации и с предъявлением имущественных требований к подрядчику после прекращения контрактных отношений сторон.

Поскольку суд не усмотрел оснований для взыскания неосновательного обогащения, не имеется оснований и для взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами, начисленных в порядке норм ст. 395 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Помимо неосновательного обогащения и начисленных на него процентов истцом к взысканию с ответчика также были предъявлены пени в сумме 450 361 рубль 83 копейки, начисленные за просрочку выполнения работ по контракту в период с 22.11.2011 по 30.12.2011. Подобная мера ответственности просрочившего выполнение работ подрядчика была предусмотрена пунктом 5.3 договора, в котором указано, что поставщик в случае просрочки исполнения обязательств, предусмотренных контрактом, уплачивает заказчику пени в размере 3% от общей суммы контракта, за каждый день просрочки исполнения обязательства, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства.

Начисление истцом пени за нарушение ответчиком сроков завершения работ по контракту суд считает правомерным, поскольку материалами дела подтвержден факт ненадлежащего исполнения ответчиком принятых на себя контрактных обязательств, тогда как действующим законодательством пени отнесены к мере ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, в частности за просрочку исполнения (ст. 330 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Однако, проверив расчет пени, суд пришел к выводу о том, что арифметически он произведен неверно, поскольку период просрочки определен истцом без учета условий заключенного сторонами контракта.

Контрактом предусмотрено, что подрядчик обязан приступить к выполнению работ в течение трех рабочих дней с момента заключения контракта, то есть до 18.11.2011, и завершить их в течение 20 календарных дней с момента заключения контракта, то есть к 04.12.2011. Следовательно, просрочка в завершении выполнения работ началась с 05.12.2011 и по состоянию на 30.12.2011 составила 25 дней.

Утверждения ответчика о том, что работы к установленному сроку были им завершены, а результат работ передан заказчику в полном объеме, не нашли своего документального подтверждения в ходе судебного разбирательства. Представленная истцом квитанция экспресс-почты от 03.12.2011 о принятии к отправке от ответчика истцу дисков, документов и акта выполненных работ не может сама по себе являться надлежащим доказательством, подтверждающим факт выполнения работ в полном объеме и сдаче их в установленном порядке заказчику. В частности опись вложения в почтовое отправление не позволяет сделать достоверного вывода о содержании направленных документов, электронного носителя информации, а также установить их относимость к результату работ, выполненных по контракту № 59 от 14.11.2011.

Кроме того, из материалов дела следует, что в отношении выполненного объема работ у заказчика имелись претензии по качеству, в связи с чем соответствующие замечания с требованиями устранить недостатки выполненных работ направлялись им подрядчику. Доказательств их устранения ответчиком в материалы дела не представлено.

Таким образом, суд приходит к выводу об имевшей место просрочке подрядчика в производстве работ по контракту, которая по состоянию на 30.12.2011 составила 25 дней, следовательно, сумма пени должна была быть начислена заказчиком следующим образом: 349117 рублей х 3% х 25 дней = 261837 рублей 75 копеек. В остальной части пени начислены истцом неправомерно.

В ходе рассмотрения дела ответчик заявил о несоразмерности начисленных истцом санкций последствиям нарушения подрядчиком обязательства. Суд считает возможным согласиться с утверждениями ответчика относительно того, что начисленные истцом по контракту имущественные санкции являются явно и очевидно несоразмерными последствиям нарушения обязательства.

Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 21.12.2000 N 263-О разъяснил, что предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, на реализацию требования статьи 17 Конституции Российской Федерации, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации речь идет о необходимости установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения.

При таких обстоятельствах задача суда состоит в устранении явной несоразмерности штрафных санкций, следовательно, суд может лишь уменьшить размер неустойки до пределов, при которых она перестает быть явно несоразмерной, причем указанные пределы суд определяет в силу обстоятельств конкретного дела и по своему внутреннему убеждению.

Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего арбитражного суда Российской Федерации N 6/8 от 01.07.96 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" разъяснено, что критериями для установления несоразмерности в каждом конкретном случае могут быть: чрезвычайно высокий процент неустойки; значительное превышение суммы неустойки над размером возможных убытков, вызванных нарушением обязательства; длительность неисполнения обязательств и другие.

Суд, исходя из анализа всех обстоятельств дела и оценки соразмерности заявленных сумм пени последствиям нарушения обязательства, учитывая компенсационную природу пени и возможные финансовые потери для каждой из сторон, признал подлежащие начислению по контракту пени в размере 261837 рублей 75 копеек явно и очевидно несоразмерными виду следующего.

Контрактом установлена крайне высокая ставка пени, равная 3% от общей цены контракта за каждый день просрочки исполнения обязательства, применение которой даже за незначительный 25-дневный срок просрочки исполнения обязательств позволяет начислить заказчику санкции на сумму, превышающую половину цены контракта.

Также из материалов дела не усматривается понесение истцом значительных убытков, вызванных нарушением ответчиком контрактных обязательств по своевременной оплате выполненных работ.

Руководствуясь рекомендациями, изложенными в Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации», суд полагает возможным снизить размер пени, подлежащих взысканию с ответчика в пользу истца за допущенные 25 дней просрочки завершения работ по контракту, до 20000 рублей, что может быть расценено в качестве соразмерной ответственности должника за нарушение принятого на себя обязательства перед кредитором.

На основании вышеизложенного заявленный иск подлежит частичному удовлетворению.

В связи с частичным удовлетворением иска расходы по госпошлине относятся на стороны пропорционально удовлетворенным требованиям. Так в соответствии со ст. 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 333.21 Налогового кодекса Российской Федерации и п. 9 Постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.12.2011 № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» на истца подлежит отнесению госпошлина в сумме 7 657 рублей 01 копейка, а на ответчика - 6 628 рублей 78 копеек.

В процессе рассмотрения дела представитель ответчика заявлял о наличии у Втулкиной Т.В. льгот на оплату госпошлины по делам, рассматриваемым арбитражным судом, поскольку она является инвалидом второй группы. Приняв во внимание данный довод ответчика, исходя из его имущественного положения, суд полагает возможным уменьшить сумму госпошлины, относящейся на ответчика до 500 рублей, не освобождая при этом ответчика от уплаты госпошлины полностью, поскольку в силу норм ч.2 ст. 333.37 Налогового кодекса Российской Федерации от уплаты государственной пошлины по делам, рассматриваемым в арбитражных судах, освобождаются инвалиды второй группы, выступающие в качестве истцов по арбитражным делам, тогда как ИП Втулкина Т.В. в рамках настоящего иска является ответчиком.

Так как истцом в федеральный бюджет излишне оплачена госпошлина, денежные средства в сумме 1 319 рублей 35 копеек, перечисленные на основании платежного поручения № 124 от 04.03.2013, подлежат возврату из бюджета их плательщику на основании норм ст. 333.40 Налогового кодекса Российской Федерации.

Руководствуясь ст.ст. 110, 167-171, 176 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации,

Р Е Ш И Л:

Исковые требования удовлетворить частично.

Взыскать с Индивидуального предпринимателя Втулкиной Татьяны Васильевны, Самарская область, г. Отрадный в пользу Государственного бюджетного учреждения культуры "Самарская областная универсальная научная библиотека", г. Самара пени по государственному контракту № 59 от 14.11.2011 в сумме 20000 (двадцать тысяч) рублей, а также 500 (пятьсот) рублей в возмещение расходов по оплате госпошлины.

В остальной части иска отказать.

Возвратить Государственному бюджетному учреждению культуры "Самарская областная универсальная научная библиотека", г. Самара из федерального бюджета госпошлину в сумме 1 319 (одна тысяча триста девятнадцать) рублей 35 копеек, оплаченную при предъявлении иска на основании платежного поручения № 124 от 04.03.2013.

Решение может быть обжаловано в течение месяца с даты его принятия в Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд, г.Самара снаправлением апелляционной жалобы через Арбитражный суд Самарской области.

Судья

/

Н.Р. Сафаева

Электронный текст документа

подготовлен ЗАО "Кодекс" и сверен по:

файл-рассылка

Номер документа: А55-35408/2012
Принявший орган: Арбитражный суд Самарской области
Дата принятия: 25 марта 2013

Поиск в тексте